НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Проклятие президентов

Автор: Николай ДОЛГОПОЛОВ
01.01.2006

 
Владимир АБАРИНОВ
Специально для «Совершенно секретно»

4 марта 1841 года на инаугурационной церемонии президент
AP

Мировая история исполнена мистических событий – грозных пророчеств, необъяснимых загадок, проклятий и предзнаменований. США – не исключение. Страна, которую мы привыкли считать образцом рационализма и трезвого расчета, верит в мистическую сторону своей истории.

Вашингтоново видение

Зима 1777-1778 годов стала одним из самых трудных для американцев периодов Войны за независимость. Потерпев ряд тяжелых поражений, Континентальная армия под командованием генерала Вашингтона была вынуждена сдать англичанам Филадельфию и встала на зимовку у поселка Вэлли-Фордж в Пенсильвании. Солдаты страдали от голода, холода и инфекционных болезней. Фермеры предпочитали снабжать продовольствием англичан, которые платили звонкой монетой, а на реквизиции отвечали враждебностью. Среди населения колоний царили пораженческие настроения.

В такой обстановке однажды днем Вашингтон сидел в своей палатке за грубо сколоченным столом, составляя донесение Конгрессу. Он писал, что опасается массового дезертирства или даже солдатского бунта. Внезапно он почувствовал какое-то необъяснимое беспокойство. Генерал поднял глаза и, как он сам рассказывал впоследствии, «узрел женщину необычайной красоты», молча стоявшую перед ним.

Воздух как бы сгустился, в нем появилось какое-то свечение, женская фигура приобрела воздушность, невесомость и в то же время стала более отчетливой. Наконец Вашингтон услышал: «Сын Республики, смотри и знай». Фигура простерла руку на восток; там, куда показывала рука, возникло плотное белое клубящееся марево. Когда туман рассеялся, генерал увидел лежащую на одной плоскости карту мира, но карту живую: океаны омывали материки как наяву. В воздухе проступили контуры некой тени. Этот темный ангел погрузил обе ладони в воды Атлантики, а затем плеснул водою на Европу и Америку. Вашингтон увидел мерцание вспышек молнии и услышал отдаленные стоны и крики отчаяния. «Темный ангел» снова омыл океанской водой оба берега Атлантики, и на американской земле показалось множество городов и селений.

Голос повторил свой призыв смотреть и знать, и над Африкой появился «предвещающий беду призрак». Он устремился к Америке, и в тех местах, над которыми он пролетал, люди начинали биться насмерть друг с другом. Вдруг возник другой, «светлый ангел», на челе которого сияла корона, и из ее огней составилось слово «Союз», а в руке его парил американский национальный флаг.

«Темный ангел» поднес к губам трубу, и вострубил трижды, и окропил океанской водой Европу, Азию и Африку, и над каждым континентом воспарило черное облако, и все три соединились в одно. Потрясенный генерал видел при свете тусклых красных проблесков «полчища вооруженных людей», марширующие в направлении Америки и плывущие к ней на кораблях. И снова туча накрыла Америку, но и сквозь тучу Вашингтон видел, как иноземное войско жжет и разоряет ее города. Но вот туча над Америкой рассеялась, и с небес на землю спустились «легионы белых духов». И голос ангела со словом «Союз» на челе произнес: «Пока сияют звезды и небеса орошают землю, до тех пор будет жить Союз».

Видение рассеялось, но женщина осталась, чтобы сказать Вашингтону напоследок: «Сын Республики, то, что ты видел, – три великие опасности, угрожающие Республике. Научи каждое дитя Республики жить ради Господа, своей земли и своего Союза». С этими словами ночная посетительница растворилась в воздухе.

Единственным человеком, которому Вашингтон поведал о своем видении, был юный офицер Энтони Шерман. Шерман видел, как генерал показался из палатки и направился в близлежащие заросли кустарника, где обычно молился в одиночестве. Генерал вернулся к себе в палатку уже в сумерках и спустя некоторое время призвал к себе Шермана – не потому, что юноша был особо доверенным лицом, а потому, что он был в тот день дежурным офицером при командующем. Поговорив с полчаса о разных предметах, Вашингтон вдруг посмотрел на собеседника пристальным взглядом и в деталях рассказал о случившемся. Шерман прилежно записал рассказ от первого лица. Он решился предать его гласности только в 1859 году, когда самому ему было уже 99 лет, опасаясь, что тайна умрет вместе с ним

В том, что Джордж Вашингтон считал себя орудием Промысла Божьего, нет никаких сомнений. В этом его и его армию убеждала схожая с суворовской неуязвимость генерала. Он переболел, кажется, всеми мыслимыми заразными болезнями, но выжил; его ни разу не коснулась вражеская пуля, хотя он не отсиживался во время боя, как подобает полководцу, в тенечке на пригорке.

По поводу трех угроз Америке у толкователей особых разногласий нет: помимо Войны за независимость, это Гражданская и Первая мировая.

Зловещее пророчество Тенскватавы

В начале XIX века наиболее упорное сопротивление экспансии американцев оказывало индейское племя шауни, обосновавшееся в верховьях реки Огайо. Вождь шауни Текумсе пытался создать конфедерацию племен, одержал ряд побед. Но в ноябре 1811 года губернатор Индианы Уильям Генри Гаррисон с отрядом в 1200 человек напал на главный поселок шауни на ручье Типпекано и сжег его. Шауни так и не оправились от разгрома; остатки племени серьезной угрозы уже не представляли. Текумсе ушел в Канаду и во время войны 1812 года воевал на стороне англичан в чине бригадного генерала.

Благодаря вмешательству медиумов Авраам Линкольн в 1862 году подписал Прокламацию об освобождении рабов. Через два с половиной года в ложе Театра Форда его смертельно ранил актер Джон Бут
АР

Его младший брат, Тенскватава, был шаманом и носил прозвище «пророк шауни». Желая подорвать его религиозный авторитет, губернатор Гаррисон не раз называл его самозванцем и требовал делом доказать паранормальные способности. После смерти старшего брата Тенскватава произнес свое самое известное и зловещее пророчество. Он предрек, что Гаррисон попытается стать Большим Вождем, но первая попытка окажется неудачной; он будет, вероятно, избран в следующий раз, но если это случится, Гаррисон умрет на этом посту. Более того: после него будет погибать каждый Большой Вождь американцев, избранный с интервалом в 20 лет.

Военная карьера Гаррисона не заладилась: вскоре после войны 1812 года он вышел в отставку из-за разногласий с военным министром. Он был избран в Палату представителей, потерпел неудачу на выборах губернатора Огайо, стал сенатором, а затем послом в Колумбии. Но на дипломатическом поприще Гаррисон оставался недолго и вернулся восвояси на свою ферму в Огайо. Будучи отцом девятерых детей, он в конце концов в поисках средств к существованию поступил на должность судебного писаря и ни о каком новом взлете не мечтал.

Однако судьба преподнесла ему сюрприз. Не имея сильного кандидата на президентских выборах 1836 года, виги решили взять числом: они выставили против демократа Мартина Ван Бюрена сразу четырех кандидатов, дабы распылить голоса избирателей и не позволить Ван Бюрену набрать необходимое большинство. Одним из четверых стал герой войны с индейцами Уильям Генри Гаррисон. Однако трюк не удался, президентом стал Ван Бюрен. Таким образом, сбылась первая часть предсказания индейского пророка. Четыре года спустя Гаррисон стал единственным соперником Ван Бюрена и был избран. Пророчество шамана продолжало сбываться.

Возможно, в этот период Гаррисона охватило дурное предчувствие. Прощаясь с друзьями перед отъездом в Вашингтон, он вдруг помрачнел и сказал, что они, быть может, видят его последний раз в жизни. До столицы Гаррисон добирался на перекладных: в дилижансе, на пароходе, поездом, повсюду делая остановки и встречаясь с народом; до места своей новой службы он доехал крайне утомленным. День инаугурации 4 марта 1841 года выдался в Вашингтоне холодным, ветреным и дождливым. Но 68-летний Гаррисон, желая предстать перед публикой в эффектном образе, прибыл к месту церемонии верхом на белой лошади, без шляпы и теплой шинели. После приведения к присяге он произнес на пронизывающем ветру самую длинную в истории США инаугурационную речь – она продолжалась один час 45 минут. Позднее в тот же день президент попал еще и под проливной дождь и к вечеру слег с сильнейшей простудой. Он провел на одре болезни ровно месяц и 4 апреля скончался от воспаления легких.

Гаррисон стал первым президентом, который умер во время исполнения обязанностей. Индейского пророка к тому времени уже не было в живых. О его пророчестве помнили немногие.

Под диктовку ясновидящей

Авраама Линкольна христианские проповедники-афроамериканцы любят сравнивать с Иисусом: оба родились в семье плотника, оба рассказывали притчи, обоих убили в Страстную Пятницу. Как и в жизнеописаниях Христа, в рассказах современников о Линкольне много апокрифических деталей. Так или иначе, но в харизме Линкольна сомневаться не приходится. Фаталист, визионер и мистик, он был глубоким знатоком Библии, которую читал с раннего детства, а впоследствии под влиянием жены уверовал и в возможность общения с душами умерших.

Убийца пытался спастись, выпрыгнув на сцену (справа), но в конце концов был убит
АР

В 1858 году Линкольн избирался в Сенат. На съезде республиканцев Иллинойса он произнес знаменитую речь. Она считается образцом американского ораторского искусства и вошла в хрестоматии под заголовком «Дом разделенный». Ее ключевая фраза – цитата из Евангелия от Матфея: «Дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф., 12:25). Линкольн говорил о противостоянии Севера и Юга. В ноябре 1860 года он был избран президентом.

В его доме в Спрингфилде, Иллинойс, незадолго до инаугурации случилось ему видение. После долгого утомительного дня он лег в постель и в полудреме вдруг увидел в зеркале напротив собственное отражение, однако раздвоенное. Линкольн встал, чтобы приглядеться, но двойной образ исчез. Снова лег – он появился снова. На сей раз Линкольн заметил, что одно из двух его лиц гораздо бледнее другого.

Наутро он рассказал о происшествии жене. Она истолковала весть, посланную через зеркало, так: Линкольн будет избран президентом и на второй срок, но не доживет до его конца. Через месяц после приведения Линкольна к президентской присяге началась Гражданская война – страна раскололась надвое. Братоубийственная схватка унесла в конечном счете 600 тысяч жизней.

Событием, непоправимо изменившим внутренний мир Линкольнов, стала в феврале 1862 года смерть от простуды их горячо любимого сына Вилли. Вскоре безутешная первая леди, желая вступить в контакт с душой усопшего, посетила спиритический сеанс в доме известного медиума. Там ей представили 21-летнюю Нетти Колберн. Откровения, изреченные впавшей в транс девушкой, произвели огромное впечатление на Мэри Тодд Линкольн, и Нетти была приглашена в Белый дом. При первой же встрече с президентом она потрясла его. Медиум не слышит и не помнит того, что он говорит во время сеанса, поэтому в своем рассказе об этом эпизоде Нетти Колберн-Мэйнард ссылается на рассказы очевидцев. Дух, вселившийся в нее, дал президенту множество указаний относительно текущих политических вопросов, а затем сказал, что президент не должен затягивать обнародование Прокламации об освобождении рабов до начала следующего, 1863 года. (Документ был готов давно, но ждали удобного момента.) Очнувшись от транса, Нетти обнаружила себя стоящей напротив президента, который сидел, скрестив руки на груди.

Был и другой сеанс, в ходе которого с аналогичным указанием к Линкольну обратился через совсем юную девочку-медиума римский философ Сенека. 22 сентября 1862 года Линкольн внял воле загробного мира и подписал Прокламацию об освобождении. Этот шаг радикально изменил цели и смысл войны, которая прежде велась во имя единства Союза, и позволил призвать под ружье вчерашних рабов. Кроме того, он лишил Англию и Францию, правительства которых симпатизировали Югу, возможности вступить «в войну из-за рабства» – ведь в обеих колониальных державах рабство было объявлено вне закона.

Индейское проклятие сбывается вновь

В 1864 году Линкольна избрали на второй срок. В ночь после инаугурации он подошел со свечой к зеркалу, и былое видение повторилось: ясный, полнокровный образ стоял на переднем плане, а за его спиной виднелась его мертвенно-бледная тень. По признанию Линкольна, это зрелище напрочь лишило его присутствия духа: он знал, что отчетливый образ это его прошлое, а его похожий на покойника двойник – будущее.

Джеймс Гарфилд, избранный в 1880 году, четыре месяца спустя получил пулевое ранение в спину и после мучений скончался
АР

9 апреля 1865 года война закончилась капитуляцией армии конфедератов. Президенту суждено было прожить после победы считанные дни. Однажды он лег спать очень поздно. В Белом доме царила мертвая тишина, однако спустя некоторое время президенту послышался неясный шум, похожий на приглушенные рыдания множества людей. Линкольн встал с постели и спустился по лестнице на первый этаж. Он обходил комнату за комнатой, но нигде не было ни единой живой души. Наконец, он вошел в Восточную гостиную, посреди которой стоял катафалк, а на нем гроб. Вокруг катафалка несли караул солдаты, а помещение было заполнено скорбящими людьми. Лицо покойника было покрыто траурным крепом. «Кто умер в Белом доме?» – спросил Линкольн у солдата. «Президент, – ответил тот. – Он убит при покушении». Линкольн проснулся и больше в ту ночь уже не смог уснуть

14 апреля 1865 года он с женой и друзьями отправился в Театр Форда на спектакль «Наш американский кузен». Убийцу Линкольна, актера Джона Уилкса Бута, рецензенты называли «самым обворожительным мужчиной Америки». Бут в свое время возглавил заговор с целью похищения Линкольна. Заговорщики планировали взять президента Союза в заложники, доставить его в столицу Конфедерации Ричмонд и потребовать освобождения военнопленных конфедератов. После капитуляции похищение лишилось смысла, и Бут решил убить президента. Троим другим конспираторам предстояло прикончить вице-президента Эндрю Джонсона и госсекретаря Уильяма Сьюарда. Все три покушения должны были произойти одновременно.

Вооружение Бута состояло из однозарядного короткоствольного пистолета и охотничьего ножа. Его план удался на славу. Охранявший Линкольна полицейский отлучился со своего поста у президентской ложи – он отправился в бар освежиться. Шел уже третий акт. Президент находился в ложе в обществе своей жены и молодой пары, Клары Харрис и майора Генри Рэтбона. Ровно в условленное время, 22.15, Бут распахнул дверь ложи и в упор выстрелил Линкольну в голову. Майор Рэтбон бросился на Бута, но тот выхватил нож и в завязавшейся схватке ранил противника в руку, после чего выпрыгнул из ложи на сцену и выкрикнул: «Sic semper tyrannis!» («Таков извечный удел тиранов!» – слова, будто бы сказанные Брутом после убийства Цезаря и ставшие девизом штата Вирджиния). Размахивая ножом, Бут проложил себе дорогу за кулисы и, несмотря на сломанную при прыжке ногу, скрылся на глазах у изумленной публики. На улице его дожидалась лошадь. Вскочив в седло, актер, исполнивший свою роль, благодаря которой он вошел в историю, ускакал из города.

Заговорщик, которому было поручено убить вице-президента, так и не предпринял попытки это осуществить. Госсекретарь был ранен, но остался жив, хотя и с изуродованным лицом. Погоня настигла злоумышленников, Бута и Дэвида Харолда, лишь ранним утром 26 апреля на ферме в Вирджинии. Оба укрылись в амбаре. Харолд, не убивавший никого, в конце концов сдался. Бут отказался, и преследователи подожгли амбар, но выкурить Бута не удалось, и он был застрелен. Майор Рэтбон в 1883 году убил свою жену и остаток жизни провел в приюте для умалишенных.

Авраам Линкольн скончался на следующий после покушения день. Индейское проклятие снова сбылось.

Ужасная смерть Джеймса Гарфилда

Через 20 лет после первого избрания Линкольна, в ноябре 1880 года, 20-м президентом США стал Джеймс Гарфилд. Он пробился наверх из социальных низов – был младшим из четырех детей матери-одиночки, с ранних лет трудился на ферме, работал и учился одновременно. В Белый дом Гарфилд пришел с программой реформы государственной службы. Он решил покончить с системой «дележа добычи», при которой члены победившей партии заполняют все вакансии, и заменить ее системой назначения «по заслугам», то есть исходя из личных способностей и профессиональной квалификации кандидата на должность. По этому поводу Гарфилд уже после выборов вступил в острый конфликт с боссами выдвинувшей его Республиканской партии.

АР

Однако Гарфилд не успел реализовать свои планы в полной мере. Более того – именно они и стали причиной его смерти. Утром 2 июля 1881 года президент приехал на железнодорожный вокзал Вашингтона, намереваясь отправиться в поездку по северным штатам и тем спастись от адского пекла, в которое превращается американская столица летом. Однако турне не состоялось: в полупустом зале ожидания Гарфилд был смертельно ранен выстрелом в спину и рухнул наземь. Убийца отнюдь не пытался скрыться. Напротив, он остался возле тела, дабы убедиться, что не промахнулся.

Покушавшимся оказался Чарльз Гито, безуспешный соискатель государственной должности. Он хотел служить по дипломатическому ведомству, желательно в Париже, но получил восемь отказов кряду. Коллекционный револьвер он купил специально с таким расчетом, чтобы орудие мести не стыдно было выставить в музее.

Пуля попала в спину. На место происшествия вскоре прибыло в общей сложности 10 врачей. Они приложили к ступням ног раненого бутылку с горячей водой, открыли, затем закрыли окно, поместили его на матрас и перевезли в Белый дом – это была вся помощь, оказанная на месте. Рана выглядела несерьезно. Гарфилду сделали инъекцию морфия, и его вырвало. Лишь в 17.30 с него сняли пропитавшийся кровью костюм. Президенту дали бокал шампанского, отчего ему, естественно, лучше не стало. Наконец, под утро главный хирург Военно-морских сил США Уэлс погрузил палец в зияющую рану и объявил, что у президента прострелена печень. После него еще 14 докторов ковыряли пальцами рану, пытаясь найти и извлечь пулю. В микробов тогда почти никто не верил, над открытием Пастера и методами антисептики издевались. Вдобавок консилиум разделился на партии аллопатов и гомеопатов. Пациент стал в итоге добычей последних

Тем временем на город навалилась страшная жара. В Вашингтоне, расположенном на болотистом берегу Потомака, малярия была обычным заболеванием. «Вашингтон пост» недаром писала, что Белый дом невозможно больше использовать в качестве резиденции главы государства, ибо он «кишит паразитами с погреба по чердак». Гарфилд страдал от зноя, и окружающие изобретали всевозможные способы облегчить его мучения. В Белый дом спешно доставлялись глыбы льда и различные машины для охлаждения воздуха. Компрессор, доставленный из Нью-Йорка в разобранном виде, был смонтирован, но так и не заработал: у инженеров не оказалось достаточно мощного мотора, чтобы привести его в движение.

Агония продолжалась. Через три недели после покушения, 26 июля, доктора поняли, что потерпели полную неудачу в попытках найти пулю. У одра болезни появился Александр Белл. Желая помочь медикам, он изобрел металлодетектор, состоящий из двух электромагнитов, соединенных с телефонной трубкой. Прибор оказался бесполезным: пуля была совсем не там, где искал ее Белл, к тому же Гарфилд лежал на железной кровати. Совершенно не соответствовала характеру ранения диета Гарфилда: он ел бифштексы, яйца и пил бренди; при этом рвота продолжалась, и он быстро терял вес. В сущности, единственное, чем помогли ему врачи, это дренажные трубки, посредством которых они откачивали гной. Одновременно они делали бодрые заявления для печати, хотя в личных дневниках, как выяснилось впоследствии, предавались самому мрачному пессимизму. В августе страдания Гарфилда стали невыносимы. 19 августа у него закатился правый глаз. Еще через десять дней доктора подвергли его новому испытанию: на лице президента было сделано несколько надрезов, из которых хлынул гной. Придя в сознание, Гарфилд потребовал перевезти его в его родной штат Огайо, куда он и направлялся в день покушения. 19 сентября 1881 года он скончался в Элбероне, Нью-Джерси.

Он управлял страной всего четыре месяца и 80 дней умирал. Гарфилд стал вторым по краткости пребывания в должности после Уильяма Генри Гаррисона. Сменивший Гарфилда на посту президента вице-президент Чарльз Артур, в полной мере вкусивший от коррупционных благ на должности директора нью-йоркской таможни, был диаметральной противоположностью своего предшественника.

Третья жертва индейца шауни

Маккинли (слева) с Теодором Рузвельтом
АР

Уильям Маккинли, избранный главой государства в 1896 году, вошел в историю как сильный президент, при котором США стали мировой державой. Он был сторонником жестких протекционистских мер во внешней торговле и проводил активную внешнюю политику. При нем США выиграли войну с Испанией, аннексировали Гавайи и часть архипелага Самоа и провозгласили доктрину «открытых дверей». В 1900 году он был переизбран на второй срок и таким образом попал под дефиницию индейского шамана.

Маккинли много и охотно общался с журналистами и народом. (У него даже был попугай по кличке Вашингтон Пост.) Эта склонность его в конце концов и погубила. 6 сентября 1901 года в Буффало, штат Нью-Йорк, в него выстрелил анархист Леон Чолгош – выходец из семьи польских иммигрантов из России.

Это произошло на Панамериканской выставке, в павильоне «Храм музыки». Чолгош выстоял многочасовую очередь, прежде чем открылись двери, из гигантского органа донеслись звуки сонаты Баха, и публика заполнила зал. Президент вышел к народу и стал пожимать руки. Будучи левшой, он протянул Чолгошу левую руку. Чолгош поднял правую, которая оказалась забинтованной. Из-под повязки грянули два выстрела. Убийцу едва спасли от суда Линча – толпу остановил сам президент.

При аресте Чолгош заявил, что он анархист и «просто исполнял свой долг». Президент Маккинли умер 14 сентября, но не от огнестрельных ран, а от заражения крови. (Одна из двух пуль вообще не попала в тело – она угодила в пуговицу.) Он считается первым президентом, совершившим поездку на автомобиле, – с места происшествия в больницу его отвезла «самобеглая» карета «скорой помощи»

Суд над Чолгошем продолжался всего 8 часов 25 минут. Его казнили на электрическом стуле спустя 45 дней после смерти Маккинли.

Вояж непонимания

Выдвижению Уоррена Гардинга на съезде республиканцев в 1920 году способствовала группа коррумпированных политиков и промышленников из штата Огайо, известных как «огайская шайка». Он был опытным политиком, к тому же обладал осанистой обаятельной внешностью и отличался жизнелюбием. Гардинг провел свою президентскую кампанию под лозунгом «назад к нормальности» (слова normalcy в английском языке не существовало – его придумали политтехнологи кандидата). После бурных и нелегких военных лет этот призыв возымел действие. Гардинг выиграл с огромным преимуществом.

Президент Уильям Маккинли был ранен анархистом Леоном Чолгошем на Панамериканской выставке и умер от заражения крови
АР

Он был страшно популярным президентом, но в истории остался как едва ли не худший. Президентство Гардинга вошло в анналы главным образом коррупционными скандалами, один из которых, с нефтяным месторождением Типот-Доум в штате Вайоминг, считался до Уотергейта крупнейшим в истории США. Члены кабинета Гардинга содействовали незаконной передаче в частные руки месторождения, находившегося в федеральной собственности, да к тому же бывшим топливным резервом военного флота (министр Военно-морских сил был в доле – он и придумал всю схему). В апреле 1922 году Wall Street Journal опубликовала статью о нефтяной сделке, и Сенат начал расследование. Но дело было спущено на тормозах. Тут-то и разразился взрыв общественного негодования.

Обеспокоенный проникшей в прессу информацией о казнокрадстве в правительстве, но не решаясь открыто выступить против своих былых покровителей, Уоррен Гардинг отправился летом 1923 года в турне по городам Западного побережья и Аляски, посредством которого он надеялся возродить народную любовь к себе, – поездка получила название «Вояж понимания». На обратном пути в Сиэтле Гардинг пожаловался на боли в желудке, и его уложили в постель. Сопровождавший его в поездке врач Чарльз Сойер пришел к выводу, что налицо пищевое отравление – президент еще на Аляске откушал краба. В Сан-Франциско пришлось отменить все мероприятия. Вечером 2 августа жена президента Флоренс читала ему вслух газету, затем оставила его одного в номере отеля, чтобы ненадолго зайти в свой номер напротив. В это время в спальню президента вошла одна из сиделок со стаканом воды и таблетками. Она увидела, что лицо пациента искажено судорогой, а рот открыт в немом крике, и бросилась за первой леди. Когда подоспел доктор, президент был уже мертв. Он скончался на руках у жены. По словам последней, агония была ужасной.

Внезапная кончина цветущего 58-летнего президента-бонвивана, обожавшего публичную политику и неутомимо колесившего по стране, потрясла Америку. Пошли слухи о насильственной смерти. В отравлении президента подозревали «огайскую шайку», в которую задним числом записали и доктора. Появились сообщения, что покойный получал письма угрожающего содержания и незадолго до смерти распорядился усилить свою охрану. Не исключалась и версия самоубийства: выяснилось, что в юности Гардинг страдал расстройством психики, а в последние недели жизни впал в жестокую депрессию. Наконец, в число подозреваемых попала и первая леди Флоренс Гардинг.

Она была на пять лет старше президента и успела овдоветь к тому моменту, когда они познакомились. Общих детей у Гардингов не было. Уоррен был прирожденным ловеласом. Его две любовницы особенно досаждали «графине», как звал свою жену Гардинг. Одна из них, молодая незамужняя дама, родила от президента дочь и, подобно Монике Левински, норовила как можно чаще попадаться публике на глаза вместе с президентом. Флоренс навлекла на себя подозрение категорическим запретом вскрывать тело и не разрешила даже снять посмертную маску. Смерть Уоррена Гардинга по сей день остается одной из загадок американской истории.

Вашингтон

Окончание в следующем номере


Авторы:  Николай ДОЛГОПОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку