Профсоюзный передел

Профсоюзный передел

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СОВЕТА ПРОФСОЮЗОВ УЛЬЯНА МИХАЙЛОВА

Автор: Сергей НЕКРАСОВ
12.12.2019

Первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов убежден, что для решения экономических проблем России необходима новая волна приватизации. Причем, такая же радикальная, как в 90-е годы прошлого века: чем больше продашь – тем мощнее будет экономический эффект. Когда следует ждать очередное приватизационное цунами? – неизвестно. Однако, первые «ласточки» грядущего передела собственности, по всей видимости, уже «прилетели» в региональные отделения Федерации независимых профсоюзов.

Как сообщила главная газета российских тред-юнионов «Солидарность», 1 ноября группа сотрудников следственного аппарата Главного управления МВД по Северо-Кавказскому федеральному округу проникла в здание ставропольского облсовпрофа, объяснив свое появление там необходимостью проведения оперативно-розыскных мероприятий. При этом силовики сослались на решение Пятигорского городского суда. Первым делом полиция затребовала внутриорганизационные документы с 2005 года (!) по настоящий момент. Причем, в большей степени ее интересовали материалы, связанные с хозяйственной деятельностью здравниц края. Нечто подобное происходит сейчас и в Пскове – речь идет об уголовном преследовании председателя регионального совета профсоюзов Ульяны Михайловой. При этом сама подозреваемая убеждена: конечной целью этой «операции кооперация» является не что иное, как передел профсоюзной собственности. Напомним, что наша газета уже писала об этом в статье «Кошмаре на улице Профсоюзов» (№ 14 (430), август 2019 года). Тогда же было высказано предположение, что «ноги» у этого наезда «растут» из штаб-квартиры Федерации независимых профсоюзов России. Однако то, что произошло в Ставрополе 1 ноября, заставляет по-иному взглянуть на эту ситуацию. В высшем руководстве этой общественной организации убеждены: обыски связаны с профсоюзным имуществом и, в частности, с санаторными объектами, которыми владеет ФНПР. Об этом говорит как характер документов, интересующих следователей, так и то, что в Северо-Кавказском регионе до 85% всех здравниц принадлежат профсоюзам. Есть основание предполагать, что этот фактор и не дает спокойно спать тем, кто направляет действия силовиков. Такое предположение было высказано в ходе последней пресс-конференции председателя Псковского облсовпрофа Ульяны Михайловой по случаю очередного (уже второго по счету!) уголовного дела. По первому ее обвинили в присвоении и растрате достояния общественной организации (ст. 160 УК РФ), а по второму – в злоупотреблении служебными полномочиями (ст. 201 УК РФ). Если следователи также оперативно будут работать в «северокавказском направлении», то в аналогичной ситуации, как и г-жа Михайлова, могут оказаться ее коллеги из Ставропольского края. С одним только различием: против них пока никаких уголовных дел не инициировано. Однако, судя по тому рвению, с каким была начата проверка, персональные обвинения – это лишь вопрос времени. Тем более что на кону стоит по-настоящему жирный кусок собственности, которая дразнит обоняние новых рейдеров, которые используют госструктуры для достижения своих целей, но… сначала немного истории.

«ВСЕ, ЧТО НАЖИТО НЕПОСИЛЬНЫМ ТРУДОМ….»

После благополучной кончины «Союза нерушимого республик свободных», нам в наследство достались не только ленинский Мавзолей, долги по европейским облигациям, но и профсоюзное движение, или, говоря на языке вождя мирового пролетариата – «школы коммунизма». Но так ли это было на самом деле? Во всем мире работники объединялись для того, чтобы отстаивать свои права перед всемогущим бизнесом, на стороне которого была и правоохранительная и судебная системы. Только сплочение и готовность идти до конца, помогли кардинально улучшить положение наемных работников. Вся история борьбы труда и капитала лишь подтверждает сказанное: устойчивая занятость и постоянные трудовые договора, 8-часовой рабочий день, «больничные», ежегодные оплачиваемые отпуска, пособия по уходу за ребенком, включая т.н. «декретные», надбавки за сверхурочную работу, охрана труда, пенсии, правовая и социальная защита – эти права отвоевывались в жестокой коллективной борьбе. В СССР, где народу было много, а обещанных социалистических благ – мало, были свои особенности: профсоюзы страны развитого социализма по большей части играли роль дополнительного спецраспределителя. Здесь можно было получить трехдневную туристическую поездку в столицы братских республик. Там же выдавали бесплатные путевки в пионерские лагеря. Помимо этого за профсоюзными комитетами были закреплены вопросы техники безопасности, они следили (ну… как получалось) за тем, чтобы нормы выработки были обоснованными, а система оплаты труда – справедливая. При этом лукавить не будем: с мнением профкома всегда считались, когда начальство намеревалось уволить того или иного работника. После развала СССР вслед за банкротством заводов и предприятий, профкомы тоже начали постепенно «схлопываться» – новым хозяевам не нужны возмутители спокойствия. Впрочем, этой печальной участи избежала верхушка ВЦСПС. В 1992 году все его имущество было объявлено собственностью новой организации – Федерации независимых профсоюзов (ФНПР). Как заявил тогда Михаил Шмаков, выступая с трибуны Колонного зала Дома союзов, «это здание наше, потому что нам его передал Ленин». В ответ делегаты с мест дружно зааплодировали, видимо, рассчитывая на то, что им тоже что-нибудь перепадет. И не ошиблись, потому что «ленинское наследие» включало в себя 678 санаториев (в т.ч. сочинские – имени Мориса Тереза, «Лазаревское»), более половины здравниц и домов отдыха Кавказских Минеральных Вод. Плюс – 131 гостиница, 568 стадионов и спорткомплексов, полтысячи пионерских лагерей, Дворец профсоюзов в Москве, автобазы, магазины и т. д. Всего – 2582 объекта, которое было оценено независимыми экспертами на сумму порядка $7 млрд в ценах того времени. Конечно, не все удалось сохранить. Например, здание Института повышения квалификации профсоюзных кадров было продано банку «Столичный», пансионат «Пестово» – Центробанку, компания «ЛУКОЙЛ» выкупила дом отдыха «Воронцовский парк», а санаторий «Родина» – Служба внешней разведки (СВР). В конечном счете от «ленинского наследия» осталось порядка 30%, тем не менее, с учетом нынешних реалий профсоюзная недвижимость на сегодня «весит» не менее $100 млрд, принося немалые дивиденды тем, кто крепко держит руку на пульсе этой собственности. Активисты некоторых, скажем так, не системных профсоюзных организаций, не входящих в ФНПР, не раз предлагали Михаилу Шмакову придать огласке свои декларации о собственных доходах – «молчание им ответом было». При этом есть основания считать, что личное состояние Михаила Викторовича вполне сопоставимо с капиталами таких российских олигархов, как Потанина и Абрамовича. Будем справедливы, имущество профсоюзов было поделено с территориальными профобъединениями в соотношении 30% к 70% – во всяком случае, такая пропорция соблюдается в Псковской области. Однако столичные боссы, если выпадал случай, не прочь были откусить у провинциалов куски пожирнее и послаще – иначе чем объяснить гневную отповедь того же г-на Шмакова в адрес коллеги Михайловой, когда последняя не захотела передавать в управление москвичам турбазу «Пушкиногорье» и санаторий «Голубые озера» (Невельский район). В ответ региональный лидер была немедленно уличена в сомнительной «предпринимательской деятельности, направленной по извлечению прибыли». Смеем предположить, что сейчас подобные «косяки» ищут следователи в деятельности профсоюзных здравниц Северного Кавказа. При этом успешная предпринимательская деятельность по извлечению прибыли самой ФНПР гарантировалась соглашательской позицией с действиями правительства, которое в последние годы проводит целенаправленную политику по ликвидации социальных завоеваний трудящих. Самый свежий и многозначительный пример сказанному – поддержка того же Михаила Шмакова пенсионной реформы, что вполне определенно дало понять, на чьей они стороне. Тем громче прозвучало недоумение, озвученное на недавнем заседании Генерального совета, когда верхушка ФНПР поняла: компромиссы с их стороны не дают гарантии неприкосновенности, что может привести к тому, что профсоюзная собственность в один прекрасный день из одного кармана перекочует в другой. Как это происходит, наглядно показывает пример лидера Псковского облсовпрофа Ульяны Михайловой, которой сейчас приходится выступать ответчиком по сразу двум уголовным делам. Как невесело шутит профлидер, видимо, далеко не последним…

«СЛЕДСТВИЕ ВЕДУТ ЗНАТОКИ….»

Если говорить о «присвоении и растрате (ст. 160 УК РФ – само дело было возбуждено 29.09.2019 г. – Прим. ред.), то по версии следствия, г-жа Михайлова в 2018-19 годы во время частных (?) визитов в Санкт-Петербург четыре раза останавливалась в отеле, оформляя пребывание за счет средств Псковского облсовпрофа. Таким образом, организации был нанесен ущерб на сумму – почти 200 тыс. рублей. Комментируя выводы следствия, Ульяна Михайлова тогда заявила, что во время т.н. «частных визитов» она принимала участие в работе Ассоциации территориальных объединений организаций профсоюзов. Помимо этого Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов приглашал ее выступить с докладом на научно-практической конференции и т.д.

 Фото_15_17.JPG

ТЕРРИТОРИЯ САНАТОРИЯ «ХИЛОВО»

«В этих и других мероприятиях принимало участие десятки людей – коллег по профсоюзному движению. Теперь их участие в подобного рода мероприятиях может быть расценено, как частный визит ?» – задается риторическим вопросом профлидер. Однако следствие, видимо, пропустило этот довод мимо ушей, потому что 1 ноября было возбуждено еще одно дело. На этот раз оно касалось «злоупотребления полномочиями» (ст. 201 УК РФ), а именно – нарушение положения об оплате труда. В данном случае речь идет о неоднократном премировании директора профсоюзного санатория «Хилово» (Александра Михайлова, супруга Ульяны Александровны. – Прим. ред.) на общую сумму около 7,5 млн рублей. При этом следствие сослалось на Положение об оплате труда, где допускается «однократное премирование руководителей в размере до 3 окладов по итогам работы за год по решению совета учредителей». Между тем, подозреваемая в хищениях денежных средств у граждан России (кажется, так формулируется вина г-жи Михайловой) обращает внимание на то, что выплаты премиальных по итогам года проводились не только директору санатория, но и главному врачу, главному бухгалтеру, работникам здравницы, однако эти персоны не заинтересовали силовиков.

«Следствие не берет в расчет тот факт, что речь идет о частном предприятии, каковым является Хилово. В его благоустройство не было вложено ни одной государственной копейки, – комментирует ситуацию исполняющий обязанности председателя Псковского облсовпрофа Андрей Хришкевич. – А что касается большой премии г-на Михайлова, с таким же успехом можно привлекать к уголовной ответственности руководство многочисленных госкорпораций, которые выписывают себе заоблачные премиальные. Например, того же г-на Сечина, который, как пишут в социальных сетях, ‟зарабатываетˮ чуть не по миллиону в день».

СНИМАЯ РОЗОВЫЕ ОЧКИ

Между тем ряд руководителей псковских отраслевых профсоюзов подвергли критике деятельность Ульяны Михайловой. С их стороны даже прозвучали предложения о том, чтобы она добровольно сложила свои полномочия, не дожидаясь решения суда. Своеобразный ответ своим коллегам и работникам следствия прозвучал на пресс-конференции 5 ноября 2019 года, во время которой профлидер обратила внимание на «опасные» и «недостоверные» тезисы, «которые псковичам пытаются навязать» в контексте возбужденных в отношении нее уголовных дел. В частности, не достоверны утверждения о том, что зарплата директора санатория «Хилово» сравнялась с доходами санатория, а непомерно высокие премии его руководства – это деньги членов профсоюзов и профсоюзные взносы. По словам г-жи Михайловой, на самом деле «это средства от приносящей доход деятельности, и они зарабатываются санаторием и конкретно – его руководством». По итогам 2018 года доход санатория «Хилово» составил порядка 500 млн рублей. Также лидер псковских профсоюзов раскритиковала утверждение, что для директора санатория созданы привилегированные условия по выплате премий. По ее словам, руководители других профсоюзных санитарно-курортных учреждений премируются по тем же принципам. В заключение Ульяна Михайлова добавила, что «пора снять розовые очки и смотреть на ситуацию с возбуждением уголовных дел так, как надо на нее смотреть».

«Это опасные действия, которые в итоге могут привести к захвату профсоюзной собственности», – убеждена г-жа Михайлова, добавив, что нечто подобное имеет место быть на Северном Кавказе.

Как считает Андрей Хришкевич, исполняющий обязанности председателя Псковского облсовпрофа, «исходя из контекста последних событий, есть основания полагать, что объектом особого внимания является именно профсоюзная собственность, и желание определенных сил «прихватизировать» ее в свою пользу.

«Именно с этой точки зрения мы рассматриваем уголовные дела, которые возбуждены в отношении г-жи Михайловой, – продолжает собеседник специального корреспондента «Совершенно секретно». – Полагаю, что к худшему следует готовиться и руководству ФНПР. Как показывает нынче правоохранительная практика, силовиков не волнуют интересы рядовых членов профсоюза, когда речь заходит о конкретных материальных объектах в том же Ставрополье. Будем называть вещи своими именами: в преддверии серьезных политических событий (выборы в Госдуму, президента) мы видим очередное наступление реакции (читай, исполнительной власти) на свободы и социальные завоевания трудящихся. Контролировать и подчинить их своей воле, можно только одним путем: лишив собственности и средств. Профсоюзы при всех издержках – единственные, кто располагает серьезными финансовыми возможностями, которые могут реально «качнуть» нашу общественную лодку. В тоже время нельзя говорить, что Псковский облсовпроф является приверженцем радикальных методов. Мы – далеко не радикалы, но готовы твердо отстаивать наши завоевания, а также контролировать исполнение обещаний, на которые порой не скупится власть. Поэтому силовой наезд на руководство ФНПР, нашего областного совета, коллег из других регионов – это наскок с далеко идущей перспективой. Дело не в персонах, а в опасной тенденции, которая нас серьезно беспокоит».

И последнее… В заключении пресс-конференции был задан и вопрос относительно взаимоотношений Ульяны Михайловой с лидером ФНПР Михаилом Шмаковым, на что последовал недвусмысленный ответ:

«Лично я придерживаюсь принципа, что кто старое помянет – тому глаз вон. Не так давно мы встречались с Михаилом Викторовичем, обменялись мнениями по сложившейся ситуации и от лица псковских профсоюзов мы пообещали оказать ФНПР всяческую поддержку, приняв участие в мирных протестных действиях, если до них дойдет дело».

Фото из архива автора


Авторы:  Сергей НЕКРАСОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку