НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Пробный заезд

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.12.2006

 
Иосиф ГАЛЬПЕРИН
Обозреватель «Совершенно секретно»

РИА «НОВОСТИ»

В прошлом номере нашей газеты мы предсказывали, как могут развернуться события вокруг принятия нового законодательства по игорному бизнесу. Предсказания сбываются. Как и все реформы последних лет (административная, судебная, алкогольного рынка), изменения в судьбах игровых автоматов и казино приводят к последствиям, противоположным объявленным намерениям. Но, может быть, они совпадают с намерениями истинными? Массы требуют простых решений, власть под их прикрытием делит рынок, игорный бизнес загоняется в подполье – с еще худшими последствиями для населения.

Впереди на полкорпуса

 

Татарстан с его привычкой все делать, не оглядываясь на Москву, внезапно оказался полигоном, демонстрирующим последствия принимаемого федерального законодательства. Потому что закон, загоняющий игорный бизнес в определенные зоны, Госсовет Республики Татарстан принял в марте 2006 года, а в октябре начались скандалы, связанные с применением спорной нормы.

Пару недель назад, уже в ноябре, в один день два президента, России и Татарстана, сделали взаимоисключающие заявления, наглядно показавшие, какие трудности ожидают новый закон. Отъезжающий на очередной саммит Владимир Путин собрал лидеров «Единой России» и перед дорогой напутствовал собственные законопроекты, направленные в Думу на утверждение. По поводу игорного бизнеса подчеркнул желание сосредоточить всю эту порочную деятельность в четырех зонах на всю страну и призвал «единороссов» не поддаваться лоббированию, ежели кто будет от них добиваться увеличения количества отведенных пороку мест.

В числе собравшихся был и Минтимер Шаймиев, который за несколько часов до этого, конечно же, горячо одобрил будущий пока закон, но заметил, что четыре зоны на всю Россию маловато будет, а где им быть – хорошо бы решали региональные власти.

Чтобы понять, почему президент Татарстана не заметил, как вступил в противоречие с начальством, стоит вернуться к внутритатарстанским скандалам. У Шаймиева накипело! Демонстрации под окнами кабинета министров, суды, статьи в оппозиционных газетах. И все из-за того, что весь игорный бизнес республики – а это не менее полусотни компаний – решили сосредоточить на новом казанском ипподроме и на площадке несостоявшейся Татарской АЭС в поселке Камские Поляны. Это решение должно было быть выполненным в отношении игровых автоматов к 17 октября, а в отношении казино – к 1 января 2007 года.

Игровики оспорили закон в Верховном суде Татарии, который в сентябре легко согласился с действиями остальных ветвей татарстанской власти. Тогда бизнесмены подали апелляцию в Верховный суд России, который до этого 18 подобных процессов по другим регионам решил в пользу обиженных. И тут неожиданно в игру вступает российский президент, внесший 5 октября в Думу законопроект, похожий на шаймиевский. И Верховный суд РФ мудро притормозил, начал переносить заседания…

Галопом по автоматам

 

Власти Татарии задумываться не стали. Видимо, посчитав, что решения собственного суда хватает для окончательного решения игорного вопроса, они с 17 октября стали закрывать залы игровых автоматов. Санитарные специалисты нашли в них превышение радиационного фона (?!), написав по самым разным помещениям одинаковые протоколы. Два городских суда – Вахитовского и Приволжского районов Казани – доводы пожарников и санитаров отвергли, остальные районные суды республики в пререкания вступать не стали. За месяц всяческие контрольные и силовые органы заготовили около 200 протоколов о несоответствии салонов игровых автоматов нормам. Восемь лет претензий не было – и вдруг прозрели.

К запретителям СЭС и МЧС присоединились другие аббревиатуры – УВД, РОВД, УБЭП, налоговые органы. Причем зачастую они противоречили друг другу. Скажем, УБЭП требует оригинала свидетельства о постановке на учет в налоговой, а инспекция отвечает прибежавшему предпринимателю, что не собирается выдавать оригинал. Салон закрывают. Прокуратура, куда жалуется пострадавший, голосом не представившегося сотрудника по телефону отвечает, что этим нарушением заниматься не будет и… короткие гудки

В Нижнекамске просто перерезали провода одного заведения, отрезали, так сказать, от РАО «ЕЭС». Компания купила французский электрогенератор. Оказалось – хороший, поскольку экологическая милиция при всем старании не смогла обнаружить его вредоносного воздействия на посетителей и прочую окружающую среду. Тогда ночью двое облили его соляркой и подожгли. Охрана их поймала, оказалось – коллеги. Действующие сотрудники милиции. Перед объективом видеокамеры сообщили, что их послала администрация.

Там, где кавалерийская атака не помогала, заходили с тылу. Арендодателям стали отключать воду и свет, чтобы они избавлялись от чрезвычайно выгодных, но беспокойных клиентов. Для придания общественного резонанса своему самоуправству вывели на улицы народ с плакатами, протестующими против пагубного влияния игровых автоматов на молодежь и столь же нестойких пенсионеров. Тогда бизнесмены-игровики вывели на площадь перед кабинетом министров своих сторонников, которые призвали придерживаться законов.

На самом деле в требованиях этих групп общественности, если принять за гипотезу тезис, что высказывались они бескорыстно, не так уж мало общего. Когда соблюдаются принятые хорошо обдуманные законы – меньше преступных соблазнов. Соблазнять же слабых действительно нехорошо, это еще моралисты-сентименталисты восемнадцатого века доказали. Но в те заведения, которые зарегистрированы и платят налоги, пускают посетителей не младше 21 года и ходят, кроме прочих, только не подверженные маразму старики, прекрасно осознающие, сколько и на что они собираются потратить… Такие посетители сами кого хочешь соблазнят.

Тех же, кто слаб, принимали в основном организованные прямо на улицах «ромашки» – составленные в кучку вокруг электрического столба несколько аппаратов с кассиршей, не имеющей понятия ни о хозяевах, ни о том, платят ли они налоги и где зарегистрированы. Подобные «летучие обираловки» можно было давно легко позакрывать, не прибегая к нарушениям закона. Но они долго благоденствовали под милицейской «крышей», которая по команде обрушилась на заведения, обладающие законной российской лицензией.

Подзаконные заведения к тому же созрели до понимания необходимости контроля и регламента деятельности и ничего не имели против того, что в Республике Татарстан ими будет заниматься какой-либо госорган. Большинство из них – филиалы сетевых общероссийских игровых компаний, которые лицензии получали в Москве и татарским властям, в случае соблюдения обеими сторонами норм, недоступные.

В стойло!

 

Нормы перестала соблюдать власть. Она обнаружила, что в республике, где все бюджетное и внебюджетное движение денег жестко контролируется определенной группой людей, сложилась целая отрасль бизнеса, выросшая за восемь лет в силу, способную переваривать в год не один миллион долларов. И тогда появился закон от 30 марта, согнавший всех бодрых рысаков этого бизнеса в одно стойло, пусть они и получали лицензии в Москве. В тексте закона упоминались Камские Поляны – поселок из полутора десятков полуразрушенных девятиэтажек в сорока километрах от Набережных Челнов – и Казань. Оказалось, что имеется в виду новый казанский ипподром. Хотя общего между игорным бизнесом и ипподромом – разве что игрушечный жокей на рулетке в игре «Что? Где? Когда?».

Это сокровище мировой конно-архитектурной мысли, построенное на бывшей взлетной полосе старого аэропорта, действительно надо видеть. Но не просто посмотреть на стекло и бетон приводил премьер Рустам Минниханов игровых бизнесменов. Сам он, конечно, любит гонки, но на «КамАЗах» по пустыне, а не на дорогущих рысаках по дорогущей резиновой крошке. Потому и приводил – чтобы хоть часть расходов переложить на их плечи. Однако они энтузиазма не выразили: места под все уже закупленные ими игровые автоматы (а стоит каждый до 15 тысяч долларов) никак не могло хватить. Куда девать остальные – выбрасывать?

Премьер-гонщик и вице-премьер Равиль Муратов вместе с казанской городской администрацией никак не могли добиться от татарских игровиков, чтобы они сами добровольно-принудительно определили, кто из «рысаков» малого бизнеса достоин пробиться в стойла ипподрома. Но не захотела создавать отборочную комиссию местная ассоциация развития игорного бизнеса. Она не нашла полного пакета бумаг, положенных такому объекту и земельному участку, на котором он стоит.

Тогда правительство поручило создать комиссию… ОАО «Татспиртпром». Общее у этого акционерного общества с игорным бизнесом то, что злоупотребление их – такой на первый взгляд разной – продукцией может привести к тяжелым последствиям. Но зато у спиртовиков республики есть общее с конным спортом: они содержат обузу республиканского бюджета – новый ипподром, на котором суверенному Минтимеру Шаймиеву так хорошо изредка принимать глав государств, включая российского президента

«Татспиртпром» разослал желающим компаниям предложение принять участие в закрытом конкурсе. Пришло оно днем в пятницу, а написано было в предложении, что в полдень понедельника надо представить весь пакет документов. Компаний, которые сумели за выходные набрать необходимые справки, оказалось четыре из 17 желающих. Через некоторое время все они получили по странному письму, завизированному генеральным директором ОАО «Татспиртпром» Р.Р. Шайхутдиновым.

Честно говоря, именно уникальная откровенность этого письма соблазнила автора пуститься в казанскую командировку. Жаль только, Р.Р. Шайхутдинов был занят. Пришлось толковать редкий документ без его помощи, обойтись мнениями министра юстиции республики и представителей ассоциации игорного бизнеса.

В письме сообщается, что его получатели прошли квалификационный отбор, поскольку соответствуют требованиям, сформулированным заранее. А для объявления победителя конкурса (двух?) выдвигаются новые неожиданные требования. Претендент на раздел монополии должен выразить готовность:

а) «к организации деятельности казанского ипподрома, организации бегов и скачек»;

б) «к организации деятельности конно-спортивного тотализатора»;

в) к «вложению или привлечению денежных средств на спортивные мероприятия, проводимые на территории ипподрома, в размере не менее 10 миллионов евро в год».

Такой «размер» сломает хребет не только «рысаку» – любому «тяжеловесу». А главное, на каком основании платить? И за что? За «крышу»? За уход от общих правил? Министр юстиции РТ Мидхат Курманов в разговоре со мной назвал это письмо «глупой шуткой». Тем более странно, что отправлено оно было тогда, когда Владимир Путин уже послал свой проект в Думу.

Хотелось бы остановить внимание на примитивном лицемерии. По-своему справедливо говорил мне заведующий управлением кабинета министров РТ Александр Вайда, что нехорошо ждать бешеных налоговых отчислений от денег, которые студенты отрывают от стипендий, а отставники – от пенсий, пусть, мол, люди лучше истратят их на товары в магазинах, а те – заплатят налоги. Но справедливо ли доверенным людям правительства ждать, что автоматы отберут у подмандатного населения столько денег, что их хватит не только на зарплату обслуживающему персоналу и бизнесменам – на бензин, но и на обычные налоги, да еще с суверенной прибавкой 10 миллионов евро в год? Почему частный бизнес должен тратиться на поддержание конных номенклатурных забав? На какие такие спортивные мероприятия – на «прыжки вбок»?

У финишного столба

 

Скорее всего, эти люди просто не думают о правилах движения денег в нормальном бизнесе. Исполнительный директор ассоциации игровиков Ильдар Шабаев рассказывал мне, как некоторым его коллегам предлагали убэповцы: «Давайте делить доход от заведения пятьдесят на пятьдесят – и не беспокойтесь о налогах!» Весьма возможно, что письмо спиртовиков просто рассчитано на то, чтобы отпугнуть любого постороннего желающего и привести в отведенную татарским законом зону одного нужного игровика.

Москвич Олег Бойко, владеющий компанией «Вулкан», приезжал на скачки и, по некоторым сведениям, готов взять на себя ипподром. За строения, которые обошлись республике в 24 миллиарда рублей, с него просят 70 миллионов евро плюс 1 миллион ежемесячно «Татспиртпрому». После того как «вулканические» юристы сочтут, что все бумаги ипподрома в порядке, Бойко вроде бы заплатит за архитектурный шедевр. Скорее, ему важны пять гектаров рядом с ипподромом, на которых можно построить не только гостиницу, но и развлекательный центр.

Впрочем, теперь, после настойчивых указаний Владимира Путина на уникальность в России четырех игровых зон, дело может быть уже не в чьих-то финансовых интересах. А в чисто феодальном понимании управления экономикой и обществом в целом. «Власть мы или не власть?!» – рычит начальство и старается задавить непослушных, не дать им работать хотя бы те полтора месяца, которые остаются до введения общероссийского закона.

И «непослушных» загоняют в неподчинение закону. Ассоциация развития игорного бизнеса РТ обращалась к президенту Шаймиеву с письмом, в котором просила определить те сферы экономики, куда бы ее члены могли вложить деньги, чтобы не остаться без заработка после положенного по российскому закону двухлетнего переходного периода. На письмо ответа не пришло. А на запреты властей созрел асимметричный ответ.

Говорят, в некоем населенном пункте Татарии уже действует подпольное игорное заведение. Те же игровые автоматы, но уже за железной дверью безо всякой вывески. Пропускаются только знакомые персоналу люди. Которые готовы при первых признаках опасности уйти через черный ход, в то время когда персонал опускает рубильник. Приходи, проверка, – у нас тут склад неработающих автоматов…

Кстати, легальные автоматы проверяла метрологическая служба – выдают ли они положенный процент выигрышей. А в нелегальных можно так отверткой поковырять, что они оправдают любые риски. Да и на налоги не надо тратиться – только на «крышу».

Казань–Москва


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку