НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Приют убогого карельца

Автор: Никита ФАВОРСКИЙ
01.08.2009
   
 Дом в карельском селе Колатсельга  
   
 
Губернатор Карелии Сергей Катанандов. «С момента своего прихода к власти... <он> начал выстраивать систему для обогащения приближенных», – писали депутаты Петросовета еще президенту Путину  
   
 
Предприниматель Вадим Маркелов стал народным героем, когда вступил в противостояние с властями Карелии  
   

Карелия – российский регион, граничащий с Финляндией. Резкий контраст во всем с процветающим соседним государством, тоже когда-то бывшим частью России. Экономическая депрессия, безработица, коррупция, административное давление на бизнес – вот что характеризует сегодня один из самых богатых природными ресурсами краев страны

Я приехал в Петрозаводск накануне выборов мэра, назначенных на
5 июля. Никаких признаков переломного момента в Петрозаводске заметно не было. Чистый губернский город – без суеты, автомобильных пробок и «мерседесов» с открытым верхом. Главная улица – проспект Ленина – сползает от железнодорожного вокзала к Онежскому озеру, и если на ней нет агитаторов и политических плакатов, значит, их нет нигде. Зато стоит купить местные газеты, чтобы понять разногласия их спонсоров. «Глава Карелии Сергей Катанандов встретился с детьми» – главная новость одного рупора. «Go home в Карловы Вары» – другая газета рассказывает о митинге противников губернатора, раcпространяющих слухи, будто у высших карельских чиновников есть в собственности гостиницы в горах Чехии.
Что принесла политическая нестабильность простым людям? При средней зарплате в 6-7 тысяч рублей цены на продукты в Петрозаводске выше петербургских. При 20-процентной безработице в республику не попасть сторонним инвесторам, а собственных бизнесменов обложили рекордными в стране тарифами на электричество – и это провоцирует новые увольнения. На волне народного возмущения возникла было серьезная оппозиция, но кончилось все как обычно: приехал барин и всех купил.

Сделка в интересах народа
За месяц до выборов в гонке лидировал бизнесмен Девлетхан Алиханов, который существенно опережал Николая Левина – руководителя местной «Единой России», спикера Законодательного собрания РК. За месяц до выборов Алиханов вдруг снял свою кандидатуру и вступил в «Единую Россию». А губернатор Катанандов предложил выдвинуть бизнесмена в Совет Федерации. 15 июня Алиханов утвержден сенатором от Карелии.
«Это сделка в интересах народа», – поспешили прокомментировать столь резкий разворот шефа пиарщики Алиханова. А бывшие соратники говорят, что не находят для комментариев печатных слов. Самое мягкое – «всех продал».
Недалеко от правительства республики находится здание Петросовета – парламента Петрозаводска и еще недавно главного центра оппозиции. В сентябре 2007 года депутаты Петросовета обратились к президенту Путину: «С момента своего прихода к власти в 1998 году Сергей Катанандов начал выстраивать систему для обогащения приближенных к нему предпринимателей. Эта система мешает развитию Карелии, не дает республике развивать экономику, вымывает средства из бюджета, не создает класс эффективных собственников».
В обращении подробно рассказывается, какие схемы используются для того, чтобы «свои» коммерческие структуры получали максимум прибыли в лесном и строительном бизнесе, в форелеводстве и разработке недр. Впоследствии депутаты проиграли все суды, вынуждены были отозвать свое обращение, а также заплатить Катанандову около 200 тысяч рублей в качестве компенсации. Но Кремль, похоже, принял информацию к сведению. Во всяком случае, руководители правоохранительных органов стали обращаться с республиканскими чиновниками без всякого пиетета.
Руководство силового блока сменилось еще после событий в Кондопоге 2006 года. Пришли ставленники Кремля, вероятно, имеющие инструкцию «расшевелить» карельский застой – отсюда и уголовные дела против чиновников, и острая полемика с ними в прессе. При этом министр внутренних дел Карелии Игорь Алешин, прокурор республики Олег Дупак и начальник УФСБ Алексей Писанюк – «варяги», которые нигде в своей карьере долго не задерживались. Выполнил задачу – поехал на следующий объект с повышением. Но именно с их появлением начал свою игру бывший мэр Петрозаводска Виктор Масляков, появились серьезные инвесторы из Москвы и Петербурга, а коррупционные скандалы подобрались к ранее священным коровам.

Разработка «недр»
Замминистра природных ресурсов Карелии Валерия Панова брали в Петербурге в июне 2007 года, после того как он получил у Гостиного двора увесистый пакет с деньгами. У чиновника изъяли 11,8 миллиона рублей. По первоначальной версии следствия, общая сумма взятки составила 46 миллионов, но ее не удалось полностью обналичить. Якобы Панов получил деньги за беспрепятственное получение лицензий на право пользования недрами Республики Карелия. Почти два года длилось следствие и суд, в мае 2009 года завершившийся вердиктом присяжных: виновен.
В зале республиканского суда Валерий Панов держался уверенно, иногда улыбался и шутил, но после обвинительного вердикта сник.
До прихода во власть Панов входил в число учредителей фирмы «Геомастер». Следствие считает, что при посредничестве Панова «Геомастер» получал важнейшие лицензии на разработку недр. Кроме того, лицензии выдавались фирмам-невидимкам, не имеющим ничего, кроме юридического лица. Их создавали на продажу – с уже полученными разрешениями и согласованиями. С началом скандала по требованию Министерства природных ресурсов и экологии РФ карельские власти были вынуждены отозвать 150 документов за подписью Панова.
Сегодня в карельском правительстве что ни комитет – то громкое уголовное дело. В мае возбудили дело на бывшего министра сельского, рыбного хозяйства и экологии Владимира Собинского. Оно выглядит как продолжение громкого «форелевого» дела, в котором фигурирует Ванда Патенко, сменившая Владимира Георгиевича на министерском посту. На Карелию приходится 70 процентов российского производства форели – это дает представление о размере крутящихся в этой сфере средств.
В Дорожном комитете – скандал за скандалом, а его бывший руководитель Владимир Корниенко раз за разом оказывается недосягаем для правосудия. Первое уголовное дело в отношении Корниенко было возбуждено в декабре 2007 года. 11 миллионов рублей, выделенных на ремонт автобазы на дороге Петрозаводск – Суоярви, пошли на строительство элитной базы отдыха в местечке Инжунаволок. Второе «дело Корниенко» появилось месяц спустя: чиновник дал незаконное распоряжение директору Петрозаводского лесхоза Игорю Нерушу о выделении 15 соток земли в местечке Ужесельга под коттедж для своей знакомой.
Конечно, нельзя требовать, чтобы, например, Сергей Катанандов отвечал за действия каждого взяточника. Но он руководит республикой одиннадцатый год и лично ответственен за ведение дел в республике. Недавно правительство заключило контракт на дорожные работы с одной белорусской фирмой, которая в прошлом уже себя дискредитировала: асфальт укладывали чуть ли не на землю, и через год дорога развалилась. Таких примеров не счесть.
В пресс-службе Сергея Катанандова уже привыкли отвечать на обвинения их шефа в бесхозяйственности.
– Он же не Господь Бог, – констатировал сотрудник по телефону. – В республике проживает около 700 тысяч людей, а бюджет – всего полмиллиарда долларов. Этих денег не хватит даже дороги сделать. А еще Сергея Леонидовича обвиняют, что он промышленность развалил. Так он пришел на должность в 1998 году, а заводы и так уже несколько лет стояли. И какой смысл производить продукцию, которая никому не нужна?

Сорняки вместо парников
По сравнению с советскими временами объем промышленного производства в Карелии сократился в разы. Мощные целлюлозно-бумажные комбинаты в Кондопоге и Себеже – то немногое, чем может сегодня гордиться республика.
За забором на северной окраине Петрозаводска виднеется что-то, похожее на заводские корпуса. Мертвые глазницы окон, ни малейших признаков жизни. У проходной лениво развалился облезлый пес-бродяга. Так теперь выглядит Онежский тракторный завод, когда-то значивший для Карелии не меньше, чем «КамАЗ» для Татарстана. В начале девяностых годов здесь работали 7200 человек, сегодня осталось 140 – таковы итоги объявленной властями модернизации завода.
В составе учредителей завода чуть ли не каждый год появлялись новые персонажи, продавалось старое оборудование, а покупалось новое, спустя несколько месяцев оно списывалось за копейки. Карельские власти почему-то не возмущались, а в итоге собственником ОТЗ стали структуры, близкие к местному олигарху Леониду Белуге.
– Я лично Катанандову не прощу гибель ОТЗ, – говорит депутат Петросовета Геннадий Сельменский. – Это его правительство привело к управлению заводом людей, которые в 2002-2004 годах вытащили с завода 300-400 миллионов, не гнушаясь ничем. Правительство и сейчас еще владеет 25 процентами акций ОТЗ, но действенных шагов для исправления ситуации не предпринимает.
– Я проработал на заводе 52 года, и, конечно, больно видеть развал некогда процветающего завода, – говорит заместитель председателя Совета ветеранов ОТЗ Николай Логинов. – Мы не раз обращались в правительство за помощью. Катанандов, Чернов и другие обещали остановить развал, но ничего не делали. Станкозавода нет, радиозавода нет, даже зверосовхозов не осталось, хотя когда-то карельская пушнина считалась на аукционе в Ленинграде лучшей. В республике развалено все, что можно развалить.
Строительство Петрозаводского радиозавода завершилось в конце 1980-х годов, для него за границей закупали самое современное оборудование. Здесь трудились 4500 человек, производившие в числе прочего детали для «Черной акулы» – знаменитого боевого вертолета. Сегодня производство остановлено, на территории завода держат офисы оптовые фирмы, торгующие водкой и ширпотребом.
Та же участь постигла силикатный завод, станкостроительный завод, комбинат железобетонных изделий, оптико-механический завод. Даже тепличный совхоз, который кормил свежими овощами половину Карелии, уничтожен: поля зарастают ивняком, а на месте бывших теплиц растут сорняки.

Феномен Маркелова
В начале года в Карелии взлетели тарифы на электроэнергию, хотя, казалось, в связи с кризисом она должна дешеветь. Подвели старые правила, согласно которым республика заранее резервирует за собой определенное количество энергии на год у структур бывшего РАО «ЕЭС». Но в 2009 году оказалось, что электроэнергия в таком количестве не нужна, потому что у крупных комбинатов наметился спад производства.
Власти не придумали ничего умнее, как предоставить льготы крупным фирмам, а все потери переложить на предприятия малого и среднего бизнеса. Для них тарифы возросли в два-три раза. Вскоре случился скандал: на одном из заседаний республиканского правительства бизнесмен Вадим Маркелов возложил ответственность за ситуацию на высших чиновников Карелии.
– Я на том заседании случайно оказался, как член Торгово-промышленной палаты, – рассказывает Вадим. – Чиновники быстро разговор про тарифы свернули и развели дискуссию о том, как освоить 160 миллионов рублей, недавно поступивших из Москвы на переквалификацию рабочей силы. Я посмотрел на этот цирк и завелся: «А где вы людей-то собираетесь переучивать? У вас ведь заводов практически не осталось. Вы что, об этом не знаете?» На меня все сразу стали цыкать. Наш премьер Павел Чернов начал на меня прокурору показывать: мол, объясните товарищу, кто он такой в этом мире и что мы с ним можем сделать. Потом пошли угрозы. Я тоже в карман за словом не полез. «С вашими тарифами на электричество, – говорю, – я каждого третьего работника буду вынужден уволить. Вы им работу найдете?» Чернов позеленел и в крик: «Пошел вон отсюда!» Вот так у нас власть разговаривает с предпринимателями…
На следующий день Маркелов собрал триста своих рабочих и вывел их с плакатами на улицу. Митинг прошел в двух шагах от Дома правительства. Горожане были потрясены, чиновники зашевелились. Вскоре глава республики Катанандов признал, что с тарифами власти «перегнули палку».
Конечно, Маркелова нельзя записывать в оппозицию. Он и сам сторонится политики, а производство для него – трудный и единственно приемлемый вид бизнеса. Но как ему удалось развиться «с нуля» в условиях, где на сотню километров вокруг глохнет любое раскрученное производство? А Маркелов – владелец торговой марки MB Barbell и, по оценке журнала Forbes, ему принадлежит 70 процентов российского рынка спортивного оборудования. Вадим говорит, что вовремя отделился от государства.
– У меня четыре завода в Петрозаводске, – объясняет Маркелов. – Это полный производственный цикл, которого нигде в республике не осталось: литейка, гальваника, металлообработка, сборка. У меня свои подъездные пути, свои подстанции, «снаружи» я беру только электроэнергию и металлолом. Запас сырья у меня – на несколько месяцев.
Четыре маркеловских завода расположены в разных участках города и подключены к независимым друг от друга энергосетям – чтобы хоть одно предприятие всегда работало. Каждое из них – это территория в десятки гектаров, здания в четыре этажа. В литейном цеху – современная английская технология, гальваника, не имеющая аналогов в мире.
– На обычных российских предприятиях рабочий-гальваник через десять лет умирает, – рассказывает Вадим. – У меня применяется борная кислота вместо ядовитой серной, а всем процессом управляет компьютер – трое рабочих только достают детали и сушат.
С половины восьмого утра в цехах кипит работа: для Карелии здесь хорошо получают – от 15 до 25 тысяч рублей. Со всеми своими рабочими Маркелов здоровается за руку, спрашивает «за жизнь» и содержит для них современный спортивный центр, оборудованный тренажерами собственного производства. Станки со всего света – в том числе и с программным управлением. Но официально системного производства здесь не существует.
– Я не бегаю от налогов, плачу их и с оборота, и с прибыли, – признается бизнесмен. – Но если оформлять производство по правилам, меня завтра разорят. Сами чиновники в частных беседах признаются: «Любой завод можно обанкротить за сутки». Поэтому все мои рабочие – индивидуальные предприниматели, с каждым у меня отдельный договор.
Заводы Маркелова производят тысячу наименований товаров, которые расходятся по всему миру. Недавно ему заказали оснастить тренажерами авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов», а на международной выставке его продукцией восхищался Сильвестр Сталлоне. А в школы Петрозаводска поставляются китайские товары – в несколько раз дороже.
Два последних года Министерство спорта, туризма и молодежной политики Российской Федерации проводило открытый конкурс на право заключения государственного контракта на поставку быстровозводимых физкультурно-оздоровительных комплексов. В 2008 году на это благое дело государство выделило 3 миллиарда рублей, в 2009 году – 1 миллиард 700 миллионов. В конкурсе победило Федеральное государственное унитарное предприятие «Спорт-Инжиниринг», которое уже на безальтернативной основе заключило контракты с китайскими производителями.
– Десять комплексов, которые они поставили в Петрозаводск, через год стали металлоломом, – говорит Вадим. – А на моих тренажерах пацаны до сих пор мускулы качают. Может, все дело в откатах?
Маркелов рассказывает, что у него никогда не было «крыши»: ни бандитской, ни чиновничьей. Бандиты всерьез «наезжали» всего один раз: человек двадцать остановили Вадима на трассе, рассказали, что они знают, как найти его близких. Маркелов назначил им встречу и поехал в воинскую часть – тренироваться в стрельбе из пулемета.
– Заготовил двадцать полиэтиленовых мешков, – вспоминает Маркелов. – У меня рядом с заводом есть болото – очень хорошее, без дна совсем. Но никто не приехал – видимо, слух пошел. А что делать? Не в милицию же жаловаться.
А четыре года назад на завод приехал чиновник из регионального правительства, долго нахваливал: мол, здоровый образ жизни – это будущее России! Начальник одного из цехов было поверил, что чиновники тоже стали что-то понимать. А Маркелову на следующий день позвонил знакомый юрист и сказал, что территорию его завода продали.
– Оказалось, что асфальтовые дороги на моем предприятии – объекты общего пользования, – смеется Вадим. – И этот чиновник приезжал, чтобы посмотреть, как лучше меня от них отрезать. Вскоре ко мне приехали новые владельцы дороги и говорят: «За каждый проезд от проходной до цеха будешь отстегивать 10 тысяч долларов. Или бери нас в долю». Посовещались мы в цеху с мужиками и наутро выгнали технику, сняли весь асфальт и свой цех тоже снесли. И всю территорию песочком посыпали. Приезжают рейдеры, а я им говорю: «Пожалуйста, ищите свою дорогу». Судились после этого еще года полтора. Закончилось все тем, что я по сходной цене выкупил у них документы. А тот чиновник, что продал им дорогу, при встрече делает вид, что со мной не знаком.
– У меня 90 процентов усилий уходит на то, чтобы защитить свое дело от властей, – говорит Маркелов – Ведь уничтожение предприятий – это супервыгодный бизнес. Приходишь, ничего не создаешь, а бабки от распродажи имущества гребешь лопатой. А им больше ничего не надо.

Петрозаводск


 Никита Фаворский



Авторы:  Никита ФАВОРСКИЙ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку