НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Приватизированный карась и озеро в придачу

01.09.2001

 
Сергей ГОНЧАРОВ,
обозреватель «Совершенно секретно»

Пока народные избранники с треском ломают копья по поводу возможности приватизации земли, предприимчивые люди начали активно приватизировать... воду – глади и глубины прудов, водохранилищ, карьеров, – повсеместно прихватывая при этом куски берегов. И параллельно вплотную занялись эксплуатацией одного из самых любимых видов отдыха наших мужчин – рыбалки.

Диалог о рыбалке

– Когда на рыбалку поедем? – полушутя-полусерьезно поинтересовался я у старого приятеля – фаната рыбной ловли с тридцатилетним стажем.

– Да в любое время! А на какую хочешь – дикую или цивильную?

– Это как?

– Дикая – это собираемся человек шесть, с ночевкой, с палаткой. До того как стемнеет – сидим с удочками. Потом ставим сети, пьем водку и ложимся спать. Утром, часиков в шесть, снимаем сеть, варим уху, коптим, поправляемся и едем домой с чистым сердцем.

– А нельзя просто на денек в тихое место, с удочкой...

– Можно, только не поймаешь ничего. С палец, для кошки, да и та есть не станет. Местные весь крупняк сетями, бреднями да «телевизорами» вылавливают. Можно, конечно, выбрать местечко, дня два прикармливать, но сейчас рыбаков развелось как грязи. Твою прикормленную рыбу раньше тебя выловят. Вообще рыбаки стали... Каждый шарит в одиночку или только своей компанией.

– А разве все эти бредни да «телевизоры» не запрещены?

– Запрещены. Но продаются на каждом рынке в Подмосковье.

– А цивильно – это как?

– Вот это я люблю. Только, знаешь, я сейчас на мели, займешь рублей пятьсот? Сейчас везде, где есть рыба, – платят. Можно, конечно, подешевле. Например, в Алмазове, за Загорском, там пятьдесят рублей за полдня. Карп, карась. Мы, правда, хитрим, приезжаем вечером, когда «сборщики» уже уходят, ловим всю ночь, а утром говорим, что только приехали, снасти разворачиваем. В Полубарском, по дороге на Переяславль-Залесский, берут по десять рублей с крючка. Но не советую. Белоомут на Оке – триста рублей за день. В прошлые выходные ездили. На самой Оке три часа проторчали. И с лодки пробовали, и с берега – ничего. Поехали на Белоомут. А там рыбаков!.. Но рыба есть. Правда, ловить можно только с берега. С несколькими удочками не очень-то и место найдешь.

Советую в Бисерово в Балашихинском районе. Там рыбхоз, садки, несколько прудов. Правда, лучшие места – «виповские». Туда не пускают. Тоже триста рублей за день. Есть еще Медвежьи озера по Щелковскому. Но там цена каждый день разная, а в сезон, наверное, рублей пятьсот. Если хочешь уж совсем круто – есть пруд на территории санатория «Софрино» по Ярославке, там можно осетра поймать, форель, карпа, все, что хочешь. Правда, нужно платить еще и за выловленную рыбу. Это встанет где-то в тысячу двести, только время и рыба. Плюс накладные расходы. Вот и считай: триста за рыбалку, выпить-закусить, потом бензин оплачиваем в складчину, ехать все-таки далеко. Так что по пятьсот на круг с человека.

Честно говоря, от этого перечисления я слегка обалдел. Я знал, что еще с 70-х годов на водоемах, которые были переданы в ведение добровольных обществ рыболовов-спортсменов, за рыбалку брали плату. В 70-х – пять копеек, в 80-х – пятьдесят. Теперь, значит, триста-пятьсот. И при этом без особой гарантии, что будет улов. Плюс накладные расходы. Ничего себе тихий отдых. Кроме того, я представил себе чувства местного жителя, который всю жизнь ходил на соседний пруд ловить рыбу и вдруг в один прекрасный день перед ним – забор...

Диалог о бизнесе

В один из известных подмосковных санаториев я поехал не потому, что из всех перечисленных адресов там самая дорогая рыбалка. Просто я был там года два назад и помнил этот пруд – мелководный, наполовину заболоченный. Рассказ о том, что сегодня в нем можно выловить осетра, вызвал у меня вполне понятное недоверие.

И вот сижу я на берегу этого заметно почищенного, «помолодевшего» прудика с Александром – человеком, наладившим на санаторском водоеме так называемую «элитную» рыбалку. Время предзакатное, когда рыба обычно «играет». Не проходит и минуты, чтобы не раздавался громкий всплеск. Двое или трое рыбаков с длинными удочками терпеливо сидят на берегу. Рядом маленький киоск с напитками – вода, пиво, крепких нет.

– Ну что, – рассказывает Александр, – начали мы в прошлом году. Подписали договор с дирекцией, получили лицензию на организацию комфортного рыбного лова. Прошлый год ушел в основном на подготовку. Почистили пруд. Заключили договор с местной лабораторией. Еженедельно возим туда воду на анализ, поскольку сами заинтересованы – в «плохой» воде рыба не живет. Поэтому говорить, что это быстрый бизнес – сегодня запустил рыбу, завтра получил за нее втрое, – нельзя. Все-таки это работа на «длинных» деньгах.

– Вы разводите здесь рыбу?

– Нет, сразу берем крупную в рыбхозах. Их в Подмосковье довольно много. Берем осетра, форель, карпа, леща. День рыбалки стоит триста рублей. Пойманную рыбу взвешиваем. Осетр – триста двадцать рублей за килограмм, форель – двести пятьдесят. Предоставляем для рыбалки все, что нужно: удочки, донки, верши, лодки, мангалы, коптильни, шампуры...

– Но ведь на рынке свежая рыба значительно дешевле.

– А удовольствие? Да и едут люди не бедные. Знают, зачем едут и сколько это стоит.

– Говорят, этот бизнес получил большое распространение в Подмосковье. Вы как-то связаны с коллегами, есть какие-то общие направления работы?

– Нет, каждый сам за себя, и уже складывается довольно жесткая конкуренция.

– Но ведь санаторских прудов или карьеров не так уж много. Остальные – на территориях совхозов, колхозов – принадлежат Мосводоканалу...

– Правильно, поэтому каждый в каждом конкретном случае ищет свои пути, ноу-хау, если хотите.

– Берут в аренду?

– Брать в аренду очень дорого. Воду сдают по цене земли, это около девяноста копеек за квадратный метр, а аренда «съест» большую часть прибыли. Поэтому ищут другие пути.

– Если все так несложно – аренда, договоренности, – то можно и кусок Волги взять в аренду, допустим, в дельте, где есть что-то вроде небольших озер и запруд.

– Думаю, если есть деньги, то можно.

– А вообще бизнес-то прибыльный?

– Не настолько, как кажется. Я, например, в июле закупил четыреста килограммов форели. Но стояла страшная жара, а эта рыба любит прохладу. Она вся и сдохла. Лежит на дне, заражает воду. Если заражение превысит норму, придется чистить пруд. Или осетры. Четырех из завезенных до сих пор не могут поймать. По моим расчетам, они уже доросли килограммов до пятнадцати. Вот и посчитайте: шестьдесят килограммов осетра по триста двадцать рублей. Не всякий рыбак сможет такое осилить.

– А почем берете в рыбхозе?

– Это коммерческая тайна.

Александр, работающий «по-белому», нарисовал почти идеальную картинку происходящего. То, что реально происходит, и как «договариваются» об «аренде», я выяснил из других источников.

В Зарайском районе Московской области некое ООО «Ордалие» «договорилось» с местными властями и получило лицензию на организацию культурной формы лова (именно так это называется) на нескольких местных прудах. Сразу появились шлагбаумы, загородки, охрана. Между делом прихватили и пару прудов, не вошедших в лицензию. Местным жителям доходчиво объяснили, что теперь это – «частная собственность» и проход к воде запрещен. К прудам потянулись из столицы колонны джипов. Интересно, что население сейчас настолько заморочено, что никто особенно не возмущался. Тревогу забили местные правоохранительные органы, когда ночью на прудах началась автоматная перестрелка и появились оперативные данные, что на дне одного из водоемов находится труп. «Разбираться» туда поехал московский ОМОН.

К популярным среди москвичей и жителей Подмосковья Медвежьим озерам теперь нельзя подъехать на машине, нельзя даже искупаться – все забрала платная рыбалка.

В Пушкинском районе Подмосковья на ручьевых прудах реки Ветлянка некое ООО «Экспосервис», получив лицензию, сразу поставило шлагбаумы, закрыв доступ простым смертным.

Из Тверской области сообщают, что огромное Иваньковское водохранилище, на котором ведется даже промысловый лов, практически поделено между фирмами (читай: полукриминальными группировками). Когда пытается выйти для лова государственное судно, капитану издали показывают автомат.

Примеров таких уже не счесть.

Диалог о праве

Для того чтобы выяснить, как относится государство к происходящему, я обратился в пресс-службу Комитета по рыболовству Российской Федерации. Там сочли, что наиболее полно на мои вопросы смогут ответить в Мосрыбводе. Так мы встретились с заместителем начальника управления Андреем Ляшенко

– Платная рыбалка существует давно. И даже регламентирована государственными документами: «Положением по охране рыбных запасов» – вы будете смеяться – от 1958 года и «Положением о спортивном и любительском рыболовстве» от 1978 года. С тех пор ничего нового не принималось. В этих документах записано, что общественным организациям, таким, как «Общество любителей охоты и рыболовства», могут передаваться водоемы для «организации управляемых форм культурного рыболовства». Поскольку сегодня организации всех форм собственности приравнены друг к другу, следовательно, эти положения распространяются на них в полной мере.

В соответствии с этими документами, Мосрыбвод до недавнего времени выдавал бесплатно лицензии организациям, которые реально собираются заниматься данным видом деятельности. В первую очередь тем, что остались от бывших добровольных обществ, им мы доверяем. Нам в данном случае важно, чтобы водоемы Подмосковья не были бесхозными, чтобы велся контроль за качеством воды, чтобы в них сохранялись и культивировались типичные для данного региона виды рыб.

В последнее время появились и новые фирмы, которые сумели заключить договоры с местными органами власти на такую эксплуатацию водоемов. Лицензия подразумевает достаточно большой ряд требований. Контроль жесткий. Ежегодно мы отзываем по десять-двенадцать лицензий.

Сейчас в Московской области около двадцати тысяч гектаров непроточных водоемов (пруды, карьеры, водохранилища). Из них закреплено, то есть находится под нашим контролем, около четырнадцати с половиной тысяч. Остальные – водоемы общего пользования. Все лицензиаты имеют право организовывать платную рыбалку. Насколько я знаю, средняя цена – пятьдесят рублей в день.

Есть еще и так называемая «элитная» рыбалка, где цена намного выше. Она ведется, по нашим данным, на семидесяти небольших водоемах общей площадью от полутора до двух гектаров. По сути, это большие аквариумы. Мы такое положение приветствуем: пруды под присмотром, рыба разводится.

Правда, в нашу компетенцию не входят водохранилища (это прерогатива Мосводоканала), садки и пруды рыбхозов, а также водоемы, образовавшиеся после строительства плотин, – ими ведают местные власти. Что там делается, мы не знаем.

– А если некий предприниматель договорится с председателем колхоза, откроет на местном пруду платную рыбалку, а вас не поставит в известность?

– Это дело правоохранительных органов и рыбнадзора.

– Вы знаете, что, получив вашу лицензию и «договорившись» с местными властями, фирмы ставят заборы и шлагбаумы и перестают пускать к водоемам местных жителей?

– Это вопрос местных властей. Возможно, фирма берет в аренду и часть берега. Дайте конкретный адрес, и мы инициируем общую проверку.

– Вы знаете, что воду берут в аренду, как землю, – девяносто копеек за квадратный метр?

– Нет. Повторяю, мы предоставляем водоемы под разведение рыбы и коммерческую рыбалку бесплатно. Что же касается земли, то и на нее арендная плата определена еще далеко не везде.

– Вы сказали, что выдавали лицензии до недавнего времени. А сейчас?

– В июле вышло постановление губернатора Московской области о том, что вся лицензионная деятельность передается в соответствующий комитет. Мы передали. Сейчас идет проверка, к нам претензий пока нет.

– Один предприниматель сказал мне, что сегодня при желании можно взять в аренду часть Волги.

– Ерунда. Вокруг любой реки или озера существует природная рыбоохранная зона, в которой запрещена всякая коммерческая деятельность.

Андрей Георгиевич как мог сохранял честь мундира. И все же, поговорив с сотрудниками Мосрыбвода «без протокола», я понял: они прекрасно знают, какой беспредел творится на водоемах России. Знают, что «культурное рыболовство» повсеместно превращается в «коммерческое использование» без какой-либо выгоды для государства, и не за пятьдесят рублей в день; знают, что туда, где ставят шлагбаумы и заборы, инспекторов Мосрыбвода – в основном немолодых женщин – зачастую просто не пускают; знают, что в отраслевой законодательной базе такие дыры, в которые пролезет все, что угодно. Словом, Мосрыбвод следит за воспроизводством рыбы, но не замечает, что большую часть населения от этой рыбы потихоньку оттирают; рыбоохрана охраняет, но не замечает, что вся рыба в водоемах общего пользования вылавливается сетями и бреднями, лицензионному комитету сейчас не до этого – он проверяет правильность оформления лицензий... Все при деле.

И все же закончить я хочу тем, с чего начал, – землей. Прозвучала цифра – девяносто копеек за квадратный метр, – судя по всему, это цена «черной» аренды земли (и воды), о которой ничего не знают «наверху», но прекрасно осведомлены предприниматели и местные властные структуры. Еще я понял: пока земля и вода государственные, то есть ничьи, как говорил герой известного фильма «Зеленый фургон» рецидивист Федька Бык, она фактически принадлежит председателям колхозов и главам местных самоуправлений. Делать они со всем этим по «серым» схемам (часть по договору, часть наличными) могут все, что угодно. И за сохранение такого положения биться будут насмерть.



Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку