НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

Приморский кризис: Кто виноват?

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.03.2001

 
Николай СЕРГЕЕВ

Начиная с середины декабря 2000 года в Приморье был направлен 1 миллиард 200 миллионов рублей. Из них 700 миллионов потрачены на закупку топлива.

Виктор ИШАЕВ, губернатор Хабаровского края:

«Во всем виноват Чубайс»

Если бы РАО «ЕЭС России» полностью выполнило свои обязательства по подготовке к зиме местных ТЭЦ (принадлежащих РАО «ЕЭС»), а Минтопэнерго выполнило свои функции по обеспечению топливных запасов краевой энергетики и в крае после этого мерзли бы люди – тогда виноват был бы Евгений Наздратенко.

Вина за то, что сегодня в Приморье останавливаются электростанции, по мнению Ишаева, лежит полностью на руководителе РАО «ЕЭС России» и членах правительства, ответственных за то, что на Дальнем Востоке образовался угольный дефицит. Не сумев организовать нормальную добычу топлива, правительство в кризисный момент стало «затыкать» образовавшиеся дыры за счет срыва поставок угля в соседние с Приморьем регионы. Правительство просто не справляется с возложенными на него обязанностями по управлению страной.

Сергей ЖЕКОВ, председатель Думы Приморского края:

«Возникает вопрос об эффективности РАО «ЕЭС»...»

В качестве основных причин нынешнего кризиса называют изношенность основных фондов, коммуникаций и, главное, отсутствие оборотных средств на закупку топлива. В то же время 80–85 процентов населения исправно оплачивают потребляемые тепло и электричество, а деньги теряются на пути между потребителем и производителем.

То есть возникает вопрос о прозрачности и эффективности денежных потоков РАО «ЕЭС России», поскольку региональные, в том числе приморские, компании являются его структурными подразделениями.

Владимир МАЕВСКИЙ, академик РАН, руководитель Центра макроэкономической стратегии:

«МЧС скоро станет министерством № 1»

- Когда Москва обратила внимание на Приморье, было уже поздно что-то просчитывать, искать оптимальные пути разрешения кризиса. Вот и пришлось везти самолетами со всей страны сантехников и трубы с радиаторами. Опасаюсь, что по любому поводу будут звать ведомство Шойгу. А МЧС – спасатели, им главное – помочь как можно быстрее как можно большему количеству людей. И это правильно. А затраты считаются во вторую-третью очередь. Вот и получилось, что самое простое решение – везти трубы и рабочих самолетами. Быстро, но какой ценой?

Мне кажется, решением проблемы может стать создание независимой экспертизы при правительстве, которая могла бы давать рекомендации. Привлекать в нее нужно научные кадры из Академии наук. Только я боюсь, что как только от этой комиссии будет хоть что-то зависеть, тут же в лучшем случае им начнут совать деньги в карман, а в худшем – с женой что-то случится.

Какой выход? Ведь взять то же Приморье. Города стоят без тепла, а мимо замерзающих людей идут составы с мазутом в Японию или Китай. И никто не заинтересован в позитивном решении проблемы. Правительство – потому что это валюта в бюджет, для компаний это живые деньги, а Центробанк пополняет золотовалютные резервы. Простые люди, конечно, заинтересованы, но им уж в совсем крайнем случае поможет МЧС.

Кризиса, конечно, можно избежать. Вот Путин сказал, что контролировать создание топливных запасов на Дальнем Востоке надо с весны. Только может получиться так, как говорил Примаков. Будучи премьером, он вместе с Маслюковым отслеживал чуть ли не каждый вагон с углем, идущий в Приморье. А приморские угольные шахты закрыты как нерентабельные. Восстанавливать нужно угледобычу в Приморье. Только так можно изменить ситуацию. Вообще, на мой взгляд, надо определить какие-то приоритеты. Что важнее – политика расширения экспорта любой ценой или вначале разумно распределять ресурсы внутри страны. У нас ведь почти половина энергетических ресурсов идет на обогрев. Такого нигде больше нет.

Борис НЕМЦОВ, лидер фракции СПС в Госдуме:

«За все нужно платить»

- Весь вопрос в коммунальной реформе. Эта отрасль хронически недофинансировалась в течение последних двадцати лет. Уровень амортизации в среднем по стране составляет 60 процентов. С инженерной точки зрения это означает, что число аварий на сетях превышает критическую отметку. По оценкам специалистов, в Приморье в следующем году могут превратиться одиннадцать российских регионов. Сейчас власть стоит перед выбором: либо ничего не предпринимать и тогда страна замерзнет, либо приступить к крайне болезненной коммунальной реформе. Когда замерзло Приморье, можно было сказать, что в этом виноват Наздратенко. Когда замерзнут еще три региона, можно будет найти еще трех негодяев. Но когда замерзнут двадцать регионов, обвинить губернаторов уже будет нельзя.

На мой взгляд, суть решения проблемы в следующем: заплати, а то замерзнешь. Первое и самое главное в нашей программе – реформы ЖКХ: малообеспеченные не должны платить больше 20–25 процентов своего совокупного дохода. Необходимо отказаться от практики дотирования квадратных метров. Третий принцип: имеющие достаточные доходы должны платить за все.

Поскольку платить придется дорого, люди наконец-то станут беречь тепло, будут вынуждены устанавливать счетчики тепла и горячей воды. Прекратятся неплатежи в энергетике. Появятся деньги в местных бюджетах. Будут сокращены налоги, потому что сейчас 5 процентов налога на прибыль идут исключительно на дотации в ЖКХ. Улучшится содержание коммунальной сферы вообще, потому что как только она перестанет быть дотационной, туда устремится частный капитал и возникнет конкуренция. Конечно, это удар по карманам всех граждан России. Увеличится госаппарат, потому что будут укрепляться службы жилищных субсидий и социальные организации. Кроме того, на первом этапе не исключено воровство. Оно минимизируется, как только будут установлены счетчики, а жильцы сами заключат договоры с котельными и теплосетями.

Самый важный момент – управление реформой. Сейчас за нее отвечает глава Госстроя Анвар Шамузафаров, но он не может командовать губернаторами. Поэтому единственный инструмент, который сейчас может использовать президент, это институт своих полпредов.

Особый способ управления

В Приморье соединились сразу несколько факторов, из-за совокупного действия которых и произошла нынешняя катастрофа: неграмотные действия местной администрации, недостаточное и несвоевременное внимание федеральных властей и руководства РАО «ЕЭС» к проблемам края. И, наконец, банальная угроза комплексного развала жилищно-коммунального хозяйства, получившая в Приморье реальное воплощение.

Эксперты одной из главных причин кризиса в Приморье называют плохо организованные межбюджетные отношения между краем и местными администрациями. Проще говоря, до конкретных населенных пунктов просто не доходят деньги, выделяемые из федерального бюджета, и причина кроется в «особом способе управления краем».

Фото из журнала «Итоги»

Не секрет, что уголь – стратегически важное сырье для Приморья. В прошедшую зиму дефицит угля в крае составлял около миллиона тонн в месяц.

А вот как складывалась ситуация с этим стратегически важным сырьем. Всего пара примеров.

1995 год. В крае работает выездная межведомственная комиссия правительства РФ под председательством П.А. Карпова. В справке по итогам ее работы – «О некоторых нарушениях и злоупотреблениях среди высших должностных лиц администрации Приморского края» – нас сейчас интересует пункт 3 – АО «Транзит» (закупки китайского угля). Участок заместителя главы администрации Савченко М.Л.

В июле 1994 года в Москве регистрируется АО «Транзит» с уставным капиталом 10 тысяч рублей. Учредитель – единственное физическое лицо. В сентябре 1994 года АО открывает расчетный счет и текущий валютный счет в банке «Российский кредит».

5 октября подписывает контракт с китайской фирмой «Пэнчен» на покупку 250 тысяч тонн угля по цене 12 долларов США за тонну. На контракте подпись замглавы администрации Приморья М.Л. Савченко в качестве гаранта российской стороны.

Через два дня во Владивостоке подписывается контракт между администрацией Приморского края (М.Л. Савченко) и АО «Транзит» на покупку тех же 250 тысяч тонн, но уже по цене 16 долларов 49 центов за тонну. Разрыв в цене, как сказано в справке, труднообъясним. Разница цен по контрактам в пользу АО «Транзит» составила более 37 процентов. Кроме того, поставки угля по этому контракту были полностью освобождены от таможенных пошлин под предлогом ликвидации последствий от стихийных бедствий (наводнения).

И далее. Цитируем справку: «Есть информация, что на момент заключения контракта администрация имела более дешевые предложения по отечественным углям, а качество китайского угля оказалось низким

Есть также информация, что по состоянию на 10.09.94 г. стоимость китайского угля на условиях ФОБ Дуннин составляла 10 долларов США».

Вывод высокой комиссии: необходимо более жестко регулировать и контролировать контракты, освобождаемые от таможенных пошлин в ущерб федеральному бюджету.

Могли подобные операции проводиться без ведома губернатора Наздратенко? А если наказания никто не понес, отказались ли в крае от таких сделок?

Еще один пример. Это цитата из газеты «Вечерний Нью-Йорк».

«– Я родом из Владивостока, – пишет автор, Ник Ленских. – Прожил там большую часть жизни. Поэтому я где-то испытываю чувство законной гордости за своего земляка Женю Наздратенко, сумевшего худо-бедно добиться почти всемирной славы.

Пусть славы этой он добился деяниями, которые богоугодными никак не назовешь, но ведь важен результат. А результат прекрасный: сначала мировая пресса рассказывала, как Наздратенко заморозил Приморье, и рассуждала – он ли виноват в замораживании или ему Кремль подлянку подстроил. Потом гадали, прогонят его совсем или не прогонят. Короче, простой парень из глухого сибирского угла, а весь мир о нем говорит...

Мне кажется, и я имею право сказать пару слов о том, что я думаю о Приморье, об угольке, которым топят, и о Жене Наздратенко.

Знаете, почему в Приморье проблемы с углем для отопления при наличии собственных угольных месторождений? Потому, что при коммунистах деньги вкладывали не в шахты Сучана-Партизанска, дающие нормальный уголь, а в Реттиховский и другие разрезы. Это выдавалось за великий прогресс: дешево, быстро, удобно! Но уголь в разрезах – дрянь, плохой уголь, к тому же наполовину перемешанный с землей и камнями. Затем, разрез – это попросту большая яма... А в Приморье каждое лето проходят два-три тайфуна с бешеными ветрами и проливными дождями. Они налетают внезапно. Вы представляете, что происходит в яме, когда идет проливной дождь и дует ураганный ветер? Экскаваторы, рельсы, тепловозы, самосвалы списывались «на стихию» несчетное количество раз, начиная с того самого тысяча девятьсот шестьдесят какого-то года, когда с великой помпой был заложен первый разрез. Туда же списывались и «восстановительные» деньги, и все прочее, что хоть как-то могло касаться до угля. Прикиньте масштабы воровства. И за треть века никого не то что не посадили – даже «фу» никому не сказали.

Женя Наздратенко... Без его санкции там не то что уголь добывать или икрой торговать – пукнуть громко опасно... Приморье, если уж вы хотите подробностей, лет двадцать отапливается углем, который добывается в Хабаровском крае и считается приморским только Наздрат-номинально».

Когда коррумпирована вся система, демонтажем отдельных ее частей ничего не добьешься. Правда, положительная тенденция есть: вслед за Евгением Ивановичем в отставку ушел одиозный генпрокурор края Василенко, а полномочный представитель президента Константин Пуликовский продолжает зачистку местности от команды Наздратенко. Только не окажутся ли труды тщетными? Пуликовский сейчас выступает как раз в роли одного против мафии. А Москва далеко...


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку