НОВОСТИ
Москва засекретила, в какие регионы будет вывозить свой мусор
sovsekretnoru

Приговор обжалованию подлежит

Автор: Елена СВЕТЛОВА
01.05.2002

 
Андрей ДМИТРЕВСКИЙ

Два года назад (№05-2000, №12-2000) наша газета опубликовала статьи об исследованиях оппонентов общепринятой гипотезы ВИЧ/СПИДа – профессора клеточной и молекулярной биологии Калифорнийского университета П. Дюсберга и его единомышленников из многих стран. СПИД-диссиденты убеждены: невозможно умереть от того, чего не существует в природе. Ведь непобедимый ВИЧ до сих пор обнаружить не удалось. Вирус так и не выделен.
Полемика сторонников и противников гипотезы вирусного СПИДа продолжается. Поэтому мы решили вернуться к этой теме.

Отсутствие доказательств существования вируса СПИДа вынуждены признать и сами его «первооткрыватели» – доктор Р. Галло (США) и профессор Л. Монтатье (Франция), что, впрочем, не помешало им сколотить миллионные состояния на благодатной ниве борьбы с «непобедимым» ВИЧ.

По мнению СПИД-диссидентов, в случае ВИЧ-положительного диагноза человек неизбежно испытывает сильный стресс от осознания некоей неизбежности преждевременной смерти, что само по себе подавляет иммунитет. Однако заболевают и умирают такие люди не от виртуального вируса, а от последующей лекарственной терапии с использованием высокотоксичного препарата АЗТ и его аналогов, уничтожающих все делящиеся клетки, в том числе – иммунной системы, оставляя организм беззащитным против любой инфекции.

Одним из главных факторов риска заболеть СПИДом является также употребление наркотиков, безжалостно разрушающих иммунитет.

Неподтвержденная гипотеза вирусного СПИДа, родившаяся в недрах американского Центра контроля над заболеваниями, финансирование которого зависит в первую очередь от борьбы с эпидемиями, нашла горячую поддержку и в нашей стране. В 1986 году в СССР было создано первое специализированное отделение для оказания медицинской помощи ВИЧ-положительным иностранцам, после чего они в обязательном порядке депортировались. Новую структуру возглавил В.В. Покровский. В том же году удалось добиться выделения болезни в самостоятельную тему, что позволило увеличить объемы финансирования и приступить к созданию специализированных СПИД-центров в регионах. Сейчас на территории России с ВИЧ/СПИДом борются около восьмидесяти таких учреждений. Каким образом?

Нет человека – нет проблемы

«Наш СПИД-центр посещают очень много людей, в том числе детей. Диагноз «ВИЧ» детям обычно не ставят, а ставят «иммунодефицит» на фоне какой-либо инфекции – цитомегаловируса, герпеса, хламидиоза и др. Хотя существует множество современных эффективных препаратов для лечения этих давно известных болезней, лекарства, которые выписывают иммунологи (инфекционисты), направлены на борьбу именно с ВИЧ.

При выезде за границу необходим сертификат на отсутствие этого вируса. У кого есть деньги, кровь не сдают, покупают документ в том же центре. Все девочки из фирм, занимающихся секс-услугами, обслуживаются врачами с выездом на место за немалое вознаграждение.

Пишу вам, плачу и думаю, что все бессмысленно: у меня СПИД, а у мужа ВИЧ-инфекция. Я не виновата, что болею, а должна умирать за то, что муж мне изменил с проституткой, у которой ВИЧ+. Они оба будут жить, а меня скоро не будет, разве это справедливо?

Я отдала бы все, лишь бы избавиться от этих постоянных, мучительных, изнурительных болей, вызванных воспалениями, не затихающими ни на минуту. И ни одна таблетка не помогает. Я терпеливый человек, но этот ужас (другого слова не нахожу) можно сравнить с пыткой, которая тянется два с лишним года.

Давно бы покончила с собой, но у меня малолетний сынок, которому поставили диагноз «инфекционный иммунодефицит». Я не знаю, что делать. Я ничем не могу ему помочь.

Если за границей больных СПИДом как-то пытаются лечить, то у нас все идет по схеме «нет человека – нет проблемы».

Такие письма редко подписывают настоящим именем. На конверте в графе «обратный адрес» только город – Владивосток.

Из письма жительницы Тюмени, где отмечен один из самых высоких в стране всплесков наркоэпидемии и соответственно – рост количества диагнозов «ВИЧ/СПИД»: «...Первое, что услышал мой ребенок от врача-эпидемиолога: «Смертельно, срок жизни семь лет». И все. Если бы вы знали, каких усилий стоило разубедить сына в неизбежности преждевременной смерти и дать ему хоть какую-то надежду на выздоровление!»

В каждом письме – драма и крик о помощи. Разные адреса, разные судьбы, но общий приговор, вынесенный врачами. Приговор, который обжалованию не подлежит. А так ли это на самом деле?

По свидетельству специалистов, при лабораторной диагностике сам ВИЧ никогда не выделяется, и «смертельный диагноз» может быть поставлен при выявлении тестом антител, которые вырабатывает иммунная система в ответ на инфицирование организма чужеродными антигенами – вирусами, микробами, бациллами. Кроме того, ВИЧ-положительную реакцию могут дать свыше шестидесяти различных заболеваний и клинических состояний, в том числе тридцать заболеваний, произвольно отнесенных некоторыми учеными к так называемым СПИД-ассоциированным болезням, – туберкулез, герпес, грипп, малярия, ревматизм, пневмоцистная пневмония, саркома Капоши, вирусные гепатиты и другие.

Мутные пятна

Рассказывает Ирина Михайловна Сазонова – врач с 25-летним стажем, в том числе в области иммунологии, много лет пропагандирующая идеи, отличающиеся от официальной точки зрения на СПИД:

– Однажды ко мне на прием пришли молодой человек с ВИЧ-положительным диагнозом и его мама. Их состояние было близким к отчаянию. Результаты ВИЧ-теста представляли собой два изменивших цвет неких мутных пятна, нанесенных на бумажную ленточку шириной пять-семь миллиметров и длиной около четырех сантиметров. Что означают эти пятна, юноша не знал. Но врач СПИД-центра ему сказал: «Изменит цвет еще одно пятно – и ты покойник».

Мои попытки убедить этих людей в том, что объективной диагностики на ВИЧ-инфекцию не существует, не дали результатов.

Сами врачи, занимающиеся ВИЧ-диагностикой, как правило, не разъясняют пациенту, что означают эти тесты, и принцип их действия. Хотя во вкладыше к тест-системам фирма-производитель предупреждает, что положительная реакция еще не является доказательством ВИЧ-инфекции.

В чем именно заключается заведомая порочность ВИЧ-диагностики?

Поясняет видный австралийский СПИД-диссидент доктор В. Тюрнер:

– Дело в том, что антитела, которые борются с антигенами, – это белки, вырабатываемые клетками иммунной системы В-лимфоцитами (В-клетками). Для «обороны от пришельцев» они имеют суммарный «боезапас», содержащий около миллиона различных молекул антител.

Если антиген встретился с В-клеткой, которая предназначена именно для этого «врага», клетка делится, вырабатывая антитела, которые химически связываются с антигеном, нейтрализуя его неблагоприятное воздействие на организм. Выявление антител в качестве доказательства ВИЧ-инфекции основано на вере в то, что, поскольку ВИЧ чужероден, он должен заставить В-клетки вырабатывать против него антитела. Считается, что антитело к ВИЧ должно появиться, если В-клетка встретилась с этим вирусом.

Тестирование на ВИЧ-антитела, так называемый серологический диагноз, – общепринятая лабораторная методика для визуальной оценки происходящей реакции. Для этого берется немного крови пациента и удаляются эритроциты. К оставшейся сыворотке, в которой растворены антитела, добавляются некие белки, которые, по утверждениям приверженцев гипотезы ВИЧ/СПИДа, являются уникальными компонентами ВИЧ.

В тесте ELISA используется раствор из смеси всех так называемых ВИЧ-белков. В тесте Western Blot – до десяти белков расположены один за другим вдоль тонкой нитроцеллюлозной полоски. Эти темного цвета прямоугольники. специалисты называют еще полосами. После реакции с образцом крови пациента оператор изучает ленту или раствор и фиксирует результаты. Если антитела реагируют с белками, то происходят заметные изменения в окраске раствора или полос, которые в этом случае называются «засвеченными».

Однако доказано, что конкретное антитело может также взаимодействовать с любыми другими антигенами, которые вовсе не стимулировали его «появление на свет», то есть, как говорят микробиологи, «перекрестно реагировать». Кроме того, антитела могут выступать в роли антигенов и реагировать друг с другом. Таким образом, сама по себе реакция «антитело – антиген» не может служить подтверждением того, что вы инфицированы конкретным вирусом, микробом и т.д.

Капризные полоски

Если бы уникальные ВИЧ-белки существовали в природе, как и сам ВИЧ, то даже одна «засвеченная» полоса подтверждала бы наличие вируса. Но это не тот случай. Полосы в тесте нередко «засвечиваются» из-за огромного количества антител, вырабатываемых иммунной системой в связи с различными заболеваниями, или даже из-за нескольких таких «сородичей», которые могут оказаться и у здоровых людей, если их иммунной системе была дана, к примеру, «ложная тревога» и В-клетки подверглись случайной стимуляции.

Но если одна или две полосы в ВИЧ-тесте могут быть «засвечены» не белками ВИЧ, а перекрестно реагирующими антителами, то почему три, пять или все десять полос не могут быть «засвечены» такими же антителами, вырабатываемыми не к ВИЧ, а к другому антигену?

У 30 процентов людей, которым в ходе клинических экспериментов переливали кровь ВИЧ-отрицательных пациентов, то есть заведомо «не зараженных» этим вирусом, почему-то при таком тестировании также выявлялись антитела к белку p24, который во многих странах считается одним из наиболее специфичных ВИЧ-белков и используется в тесте. У половины из cта сорока четырех обследованных собак в США в 1990 году были найдены антитела к так называемым белкам ВИЧ. Но давно доказано, что собаки априори не могут инфицироваться «вирусом иммунодефицита человека» и у них не бывает СПИДа!

В разных странах варианты комбинации «засветки» полос рассматриваются как доказательство ВИЧ-инфекции. К примеру, в Африке для этого нужно «засветить» всего две полосы. А во Франции или Великобритании такой анализ уже не будет считаться доказательством ВИЧ-инфицирования. В Австралии, чтобы стать ВИЧ-положительным, требуется «засветить» четыре полосы, в США – три и т.п.

СПИД-ученые до внедрения тестов были обязаны выделить и изучить сам гипотетический ВИЧ, а также его белки и другие компоненты (ДНК, РНК), установить способность этого вируса проникать в клетку, размножаться в ней, вызывать точно такое же заболевание при инфицировании другого организма и т.д.

Выводы зарубежных СПИД-диссидентов находят поддержку и у российских ученых. Так, генеральный директор Медицинского гомеопатического центра в Новопеределкине, доцент кафедры традиционных методов лечения Государственного института усовершенствования врачей Министерства обороны РФ кандидат медицинских наук Наталия Радомская в связи с публикациями статей о проблеме СПИДа в «Совершенно секретно» пишет:

«Как врач-биолог, работавшая в Институте вирусологии, я вижу, что до сих пор не разработано ни достоверной ВИЧ/СПИД-диагностики, ни эффективного лечения. О других многочисленных несуразностях этой гипотезы, на мой взгляд, убедительно говорят профессор Дюсберг и его единомышленники.

Основатель учения о гомеопатии немецкий химик и врач Самуил Ганеман еще двести лет назад сделал вывод, что самой надежной врачевательницей человека является сама природа и умение найти и использовать природную регулирующую функцию является основой медицинского искусства. Этот вывод можно применить и к гипотезе, что тот же СПИД вызывается исключительно неким вирусом. А ведь если прислушаться, например, к мнению врачей альтернативной медицины – гомеопатам, фитотерапевтам и другим специалистам, – которые считают, что любой патогенный микроорганизм – это далеко не истинная и не единственная причина болезни, результат лечебной работы по восстановлению той же иммунной системы может быть совсем другим».

Заведующий кафедрой патологической анатомии Иркутского государственного медицинского университета кандидат медицинских наук Владимир Агеев считает, что иммунодефицит, который в свое время стал называться СПИДом, разумеется, существует. Врожденные и приобретенные иммунодефицитные состояния давно известны науке, как и причины их появления – воздействие радиации, лекарственных препаратов, наркотиков, последствия различных заболеваний и многие другие. Но при чем тут ВИЧ?

«Как морфолог, – говорит он, – я могу утверждать следующее: мы верим только тому, что сами видим. Если не видим – не верим. Я еще не встречал специалиста, который бы видел вирус иммунодефицита человека. Любой вирус, например гриппа, оставляет в организме след. Так, можно взять мазочек и обнаружить в клетках колонии вируса и продукты его жизнедеятельности. Вирус СПИДа, по известным мне описаниям, никаких следов почему-то не оставляет. Я могу это утверждать, потому что мне приходилось как патологоанатому неоднократно проводить вскрытия наркоманов, скончавшихся якобы от ВИЧ/СПИДа. Все эти вскрытия показали, что причиной их смерти являлись конкретные заболевания, известные до открытия вируса.

К основной группе риска относят именно этих граждан. Их иммунная система, как правило, не справляется со своими обязанностями, разрушаясь от постоянного употребления высокотоксичных наркотиков, и умирают они от присоединения вторичной инфекции. Но к гипотетическому ВИЧ, который якобы уничтожает иммунные клетки, это никак не относится».

Приговор во имя денег

А пока по-прежнему процветает высокодоходная система СПИД-индустрии – многочисленные фармацевтические и другие причастные к проблеме фирмы, ученые, практикующие врачи, общественные СПИД-организации. Борьба со СПИДом стала для многих замечательной кормушкой, тем более что за последствия своей неутомимой деятельности они ответственности не несут.

По данным Гарвардского университета, за двадцать лет на борьбу со СПИДом в мире было затрачено более пятисот миллиардов долларов. Результат известен: ни одного вылеченного пациента с помощью АЗТ и других «достижений» СПИД-медицины. Есть другие итоги – миллионы людей, которых СПИД-медики приговорили к досрочной смерти, умершие с этим диагнозом, в том числе из-за «лечения» высокотоксичными препаратами, поломанные судьбы, самоубийства после вынесения медицинского вердикта.

В 2001 году еще около сорока тысяч россиян получили ВИЧ-положительный диагноз, в настоящее время их общее число превысило 250 тысяч. Только за два последних года количество «приговоров» возросло почти в десять раз.

Большинство «ВИЧ-положительных» – наркоманы. Однако жертвами СПИД-медицины становятся и люди, далекие от наркозависимости. Академик В.В. Покровский уверяет, что сейчас фактически зараженных в десять раз больше зарегистрированных (такой повышающий коэффициент рекомендован Всемирной организацией здравоохранения), и предрекает смерть от вируса в ближайшие годы как минимум миллиона россиян, в первую очередь молодых.

Реальные перспективы создания эффективного лекарства от СПИДа по-прежнему отсутствуют: непобедимый вирус, как нам объясняют, постоянно «мутирует», приспосабливаясь к новым препаратам. В общем, впереди опять много работы. И для этого нужно, разумеется, много денег.

В 2001 году на борьбу с гипотетическим вирусом было выделено пять миллионов долларов. Однако, по подсчетам СПИД-ученых, этого хватает всего на триста больных. На 250 тысяч пациентов потребуются миллиарды долларов, а с учетом прогнозируемого миллиона ВИЧ-положительных может не хватить госбюджета РФ. СПИД-ортодоксы, и российские в том числе, утверждают, что ВИЧ-положительные пациенты не могут жить более десяти лет. Потом – СПИД и смерть.

Еще в 1993 году были получены подтверждения, что большинство ВИЧ-положительных людей на Западе не заболели СПИДом и продолжали здравствовать и после отпущенного им СПИД-медиками срока. Организация «Международный проект здоровья людей» совместно с Международным фондом развития образования при Организации Объединенных Наций в Женеве потребовали срочного принятия мер в связи с недоказанностью гипотезы неизбежности преждевременной смерти от ВИЧ и последствиями от продолжения ее реализации для здоровья и жизни людей.

Профессор Дюсберг отмечал, что растущее количество ВИЧ-положительных пациентов, которые остаются здоровыми спустя много лет после этого диагноза, СПИД-ортодоксы объясняли неким благотворным воздействием АЗТ и других антивирусных препаратов. По мнению профессора, «долговременно живущие» – это люди, которые не принимали или своевременно отказались от употребления АЗТ и его аналогов.

Мнение доктора Тимоти Хенда из Оджелторпского университета в Атланте, штат Джорджия: «Считается, что ВИЧ-носители, у которых болезнь не прогрессирует, все равно обречены и их слишком мало. На самом деле их может быть намного больше, чем больных и умирающих. Многочисленные научные исследования подтверждают, что большинство таких людей отказались от приема антивирусных препаратов. ВИЧ-положительный диагноз сам по себе, по всей видимости, не влечет особой опасности, если только за ним не последует антивирусная терапия».

В период подготовки своей книги «Выживая при СПИДе» в 1990 году американский писатель Майкл Каллен опросил или изучил истории болезней почти пятидесяти человек, которые прожили много лет не только после признания их ВИЧ-инфицированными, но и после постановки диагноза «СПИД». Выяснилось, что из четверых пациентов, принимавших АЗТ, трое уже умерли, а один как раз умирал от лимфомы, вызванной этим препаратом. Подавляющее большинство остальных не поддались психологическому давлению со стороны врачей, склонявших их к приему этого препарата.

Клинические исследования показали также, что эти пациенты не только отказались от приема антивирусных препаратов, но не употребляли наркотики или своевременно избавились от наркозависимости.

Подавляющее большинство таких ВИЧ-положительных людей живут в течение десяти и более лет. Только у нас этот диагноз считается первым гвоздем в крышке гроба.


Авторы:  Елена СВЕТЛОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку