НОВОСТИ
Замначальника УМВД Самары много лет работал на бандитов
sovsekretnoru

При Путине не произносить

Автор: Галина СИДОРОВА
01.09.2009
   
Премьер-министр Владимир Путин на разрушенной Саяно-Шушенской ГЭС через пять дней после катастрофы  
   

«Он и праведный и лукавый,
И всех месяцев он страшней:
В каждом августе, Боже правый,
Столько праздников и смертей»

Анна АХМАТОВА, 27 августа 1957 года, Комарово
 

Почему-то именно в этом году, во время августовских питерских каникул у родных, захотелось побывать на могиле Ахматовой в Комарово. Скромная такая могила. Даже какая-то заброшенная. Полевые цветы на потертом, облупившемся камне и одинокая белая роза в молочной бутылке. Ни даты рождения, ни даты смерти. Может быть потому, что сама Ахматова всегда принадлежала вечности. Как и ее поэзия. Удивительная женщина, пропустившая через себя трагизм минувшего века и сумевшая сохранить в душе радость бытия… «Столько праздников и смертей…»
Август 2009-го. Первый юбилей пребывания во власти отметил Владимир Путин. Ровно десять лет назад Борис Ельцин представил соотечественникам этого выходца с берегов Невы, как человека, способного «консолидировать общество... сплотить вокруг себя тех, кому в ХХI веке предстоит обновлять великую Россию». В августе 1998-го Секретарь Совета безопасности РФ, директор ФСБ Владимир Путин, начал свой звездный путь – возглавил правительство, отпрезидентствовал два срока и вновь – в кресло премьера – но уже в звании национального лидера.
Владимир Владимирович, в свою очередь, любит общаться с молодыми обновителями России, особенно с однопартийцами. И чтобы душа у него отдыхала, молодежи велено подпитывать руководителя позитивом. На форуме «Селигер-2009», как утверждают очевидцы, участники перед встречей с премьер-министром получили специальные инструкции. Глава Федерального агентства по делам молодежи Василий Якеменко озвучил список слов, которые нельзя употреблять, дабы не расстраивать вождя: «Медведев, деньги, президент, госзаказ, разваливающийся, упадочный, плохой, дайте, хочу, помогите».
Проверенная молодежь с заданием справилась. Премьера «накачали» позитивом. Но его величество Август остался верен себе: взрыв в Назрани, авария на Саяно-Шушенской ГЭС, два погибших «Витязя», пожар на нефтехранилище в Ханты-Мансийском автономном округе…
Сколько их уже было, злополучных? Только за последнее десятилетие – война с Грузией, гибель подлодки «Курск», пожар на Останкинской башне, а до этого– путч 1991 года, дефолт 98-го. Ахматовская мистика или что-то другое, предопределенное нашими собственными ошибками и нежеланием делать выводы из этих самых ошибок?


Гидростатический удар
…Утро 17 августа 2009 года для жителей Черемушек обернулось кошмарным сном. Что-то случилось на втором гидроагрегате Саяно-Шушенской ГЭС. Взрыв? Во время ремонта взорвался трансформатор – по горячим следам сообщил официальный представитель Следственного комитета при прокуратуре РФ. В компании ОАО «РусГидро», которой принадлежит Саяно-Шушенская ГЭС, немедленно эту информацию опровергли. Выдвинули другую версию: гидростатический удар, причина не установлена.
Через несколько дней о причастности к катастрофе заявили чеченские боевики. В конце концов тот же представитель следственного комитета опроверг и боевиков и в какой-то степени себя самого: версия теракта полностью отработана и не подтвердилась.
Строительство знаменитой ГЭС на Енисее в поселке Черемушки началось в 1968 году. Первый гидроузел введен в 1978-м, последний – в 85-м. На сегодня это самая мощная ГЭС в России и шестая в мире. За годы ее существования это уже третье ЧП: первый агрегат и здание станции подверглись затоплению в мае 1979 года; в 1985 году мощное половодье разрушило дно водобойного колодца; три года спустя паводок снес отремонтированный колодец.
Люди в этих местах хорошо знают, что такое затопление и как порой запаздывает официальная информация. Поэтому паника в первые часы после аварии объяснима. Жители Черемушек, Минусинска, Шушенского и Саяногорска, предполагая увеличение сброса воды, ринулись из городов и поселков, толпы карабкались на гору Любви – есть в окрестностях такое романтическое место. На дорогах километровые пробки. Почти полностью отсутствовала сотовая связь. В Саяногорске закрылись магазины. Тем не менее, глава Хакасии Виктор Зимин стоически призывал сограждан вернуться к нормальной жизни. Понятно, что людей, у многих из которых на ГЭС работали близкие, эти увещевания не успокоили.
Позже, встречаясь с родственниками погибших на ГЭС – к моменту подписания номера их уже было 71 (четверо все еще числились пропавшими без вести), Зимин заявил: «У меня нет ответа, почему в машинном зале ГЭС не сработала система оповещения населения и была ли она там вообще, – над этим работает комиссия…»
Еще не были найдены тела всех погибших, а действующие лица этой истории уже начали валить друг на друга вину. «РусГидро» кивала на питерские «Силовые машины», где была сделана 30 лет назад пострадавшая турбина, мол, всему виной заводской брак, и вообще конструкция неудачная. У представителей завода другая версия. Мария Алиева, начальник управления службы информации ОАО «Силовые машины» пояснила: заводские инженеры регулярно проверяли турбину в течение трех лет со дня ее установки. Но по окончании срока гарантии руководство ГЭС продлевать обслуживание отказалось. За последние 15 лет представителей завода ни разу на ГЭС не вызывали. А срок работы турбины как раз 30 лет. Специалисты самой ГЭС в документах последнего времени отмечали на рабочих колесах трещины, однако ремонт планировалось начать лишь в 2011 году. Сэкономили, одним словом. И это притом, что ОАО «РусГидро» – не просто большая частная компания. Это, как я почерпнула на ее официальном сайте, крупнейшая генерирующая компания в России и вторая в мире по установленной мощности; причем 61,93 процента акций холдинга (данные на 1 июля) принадлежит государству.
Во время аварии произошел выброс масла в Енисей. Сейчас масляное пятно ликвидировано. Но оказалось, что собранную на Саяно-Шушенской ГЭС масляную жидкость – без малого 100 тонн – утилизовать негде: в Хакасии нет для этого ни одного полигона, а станция была не готова к выбросу нефтепродуктов.
Премьер Путин, хорошо запомнивший, как была воспринята в обществе его реакция на катастрофу подводной лодки «Курск», прибыл на место трагедии. На пятый день. Ему пришлось выслушать именно те слова, которые его советники так настоятельно рекомендовали молодежи при нем не употреблять: «разваливающийся, упадочный, плохой, дайте, хочу, помогите». Не в первый раз за последние месяцы.
Эксперты подсчитали: ликвидация аварии может занять до трех лет и обойдется в 40 миллиардов рублей. Руководители госкомпании «РусГидро» пообещали родственникам погибших и пострадавшим по одному миллиону рублей компенсации и социальные льготы – премьер это подтвердил и пообещал добавить от себя, в смысле от государства. Но в Черемушки к родственникам погибших Путин все-таки не поехал, хотя там его очень ждали – видимо, сыграли роль неприятные воспоминания от встречи с родными погибших на «Курске».

Первый «виноватый»
Экспертная комиссия изучает причины и обстоятельства трагедии. А первый «виноватый» уже найден. Это журналист Михаил Афанасьев, главный редактор интернет-журнала «Новый фокус». Против него заведено уголовное дело о клевете. Как считает Абаканская прокуратура, Афанасьев, «обладая достоверной информацией о том, что на СШ ГЭС идут непрерывные работы по ликвидации… чрезвычайной ситуации и принимаются меры к поиску без вести пропавших людей… распространил заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство и подрывающие репутацию должностных лиц, руководства Республики Хакасии и ГЭС…»
В чем же состоит «преступление» известного в республике оппозиционного журналиста, лауреата премии имени Андрея Сахарова, а для местных властей – записного скандалиста?
В вызвавшей столько шума публикации речь шла о необходимости ускорить ход спасательной операции. Афанасьев попытался донести до властей информацию, полученную от родственников пропавших без вести, отчаявшихся достучаться до начальственных кабинетов. По их утверждениям, из затопленного машинного отделения доносились стуки: в воздушных карманах под водой на глубине четырех метров могли находиться живые люди. Позже родственники именно об этом говорили на встрече с руководством «РусГидро». Они уверены: администрация станции и спасатели слишком долго решали, как откачивать воду из затопленного машинного зала, – откачка воды началась лишь на третьи сутки с момента аварии. А ведь даже спустя 15 часов после трагедии в практически затопленном помещении нашли живого человека – он выжил по горло в ледяной воде. Ничего удивительного в том, что отчаявшиеся спасти или хотя бы найти своих близких люди искали для этого любые пути. Афанасьев описал условия, в которых пришлось работать водолазам,– под обломками и с практически нулевой видимостью из-за разлившегося в результате аварии технического масла. И предложил метод откачки воды, которым с ним поделился кто-то из специалистов ГЭС, – закрыть водосброс СШ ГЭС и полностью открыть затворы на Майнской ГЭС, ниже по течению Енисея. По горячим следам этот способ был назван дилетантским бредом. Позже Сергей Шойгу упоминал о нем как об одном из обсуждавшихся, но не принятых вариантов.

Без брехни
«Авария уникальная, – заявил министр Сергей Шойгу. – Ничего подобного в мировой практике не наблюдалось». Остается только восхищаться спасателями, работавшими наощупь в ледяной воде и в полной темноте.
Авария, может, и уникальна. И проблема с откачкой воды была без сомнения уникальна. Но положение, в котором оказалась крупнейшая ГЭС, где десятилетиями не ремонтировались жизненно важные агрегаты, уникальным не назовешь. Как не подходят под определение «брехни» падающие самолеты, не летающие «Булавы» и отказывающиеся продаваться автомобили. Экономика, жиревшая в последнее десятилетие на «нефтяном масле», не просто буксует – сыплется. Да поймет меня правильно президент Медведев, назвавший «брехней» утверждения, что «авария на Саяно-Шушенской ГЭС станет началом технологического конца России».
Кстати, в Черемушках Медведева тоже ждали. Как говорят в его окружении, президент с самого начала размышлял: ехать, не ехать. Решил не ехать, так как точной информации о причинах аварии не было, и значит, не получилось бы озвучить план восстановления станции.
И когда наши руководители поймут: люди в таких ситуациях ждут от них не каких-то немыслимых планов, а простого человеческого сочувствия, сопереживания, выслушивания их горя. Может быть, тогда прервется цепь августовских несчастий и легче будет найти силы и возможности для перестройки технологически отсталой российской экономики? 



 Галина СИДОРОВА

Авторы:  Галина СИДОРОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку