НОВОСТИ
Украина утверждает, что расстрел группы мигрантов на границе с Белоруссией — фейк (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Прейскурант на безопасность

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.05.2003

 
Лариса КИСЛИНСКАЯ
Обозреватель «Совершенно секретно»

 

Есть такое понятие у криминологов – профессиональная деформация. К своей собственной профессиональной деформации я отношу специфичность ассоциаций, возникающих во время походов и поездок по Москве.

Когда-то я жила на улице Герцена (теперь Большая Никитская) и долгое время была уверена, что нет на Земле места безопаснее. Не боялась за полночь возвращаться домой, да еще забежать по дороге к подруге на Большую Бронную и если не заставала ее дома, то чаще всего находила в тихом дворике напротив, где она резалась в домино с приятельницами из окрестных домов.

Пришли иные времена. В Мерзляковском переулке, рядом с моим домом, стреляли в президента Спортивного фонда Бориса Федорова. Из тихого дворика исчезли любительницы домино – здесь были убиты женщина-нотариус и директор турфирмы. В идиллических Патриарших переулках застрелили армянского криминального «авторитета» и нанесли ножевое ранение известному спортивному телекомментатору Василию Уткину. Опасным местом стал перекресток Бронных улиц – Малой и Большой, где находилось любимое кафе аборигенов «Аист». Однажды, изучая ассортимент товаров киоска, что стоял напротив «Аиста», стала невольным свидетелем перестрелки. Дважды в этом несчастном киоске менялся состав продавцов. Невинные люди погибали от шальных пуль: здесь постоянно постреливали. Теперь «Аист», столько раз попадавший в криминальные сводки 90-х, закрыт. Но я вспоминаю: именно здесь был убит известный вор в законе Виктор Никифоров по кличке Калина.

Рядом с кафе – синагога, которую несколько раз пытались взорвать. Недавно под машиной, припаркованной недалеко от нее, обнаружили взрывное устройство. В 1992 году мощный взрыв прозвучал у «Макдональдса» – это уже ближе к Пушкинской плошади. Спустя десять лет тоже у «Макдональдса», но в другом конце города взорвали автомобиль – говорят, пробная акция накануне захвата заложников на Дубровке. С чем теперь ассоциируется сама Дубровка, знаете.

Какие уж тут ночные прогулки, когда утром в Леонтьевском переулке (бывшая улица Станиславского), нашпигованном охраняемыми милицией посольствами, обстреляли машину вице-мэра Москвы Иосифа Орджоникидзе, ранним утром на Новом Арбате расстреляли губернатора Магаданской области Валентина Цветкова и при свете дня на улице Свободы стреляли в депутата Сергея Юшенкова. Теперь название улицы и совершенное здесь преступление станут неразрывны. Так, навсегда Краснопресненские бани будут ассоциироваться с убийством Отари Квантришвили, Котляковское кладбище – со страшным взрывом, воронками и кусками человеческой плоти на деревьях; Фрунзенская набережная – с освобождением заложниц, стрельбой и «бэтээром» с надписью «Московский РУБОП».

Тихий, безопасный центр, патриархальные дворики, ночные прогулки – это город, которого нет. На смену ему пришла Москва бандитская. Криминальная революция породила криминальную географию. И только в начале Тверской-Ямской, где располагался когда-то клуб «Карусель», можно улыбнуться, вспомнив, как весело плескался здесь в джакузи с проститутками бывший министр юстиции Валентин Ковалев.

«За многомиллионные хищения и взятки его осудили условно – на девять лет, – говорит знакомый опер. – А одного нашего сотрудника за десять тысяч долларов посадили на двенадцать. Это разве справедливо? Как вообще можно бороться с преступниками при нашей зарплате?»

Журналисты писали: дешевая милиция слишком дорого обходится государству, со взятками и коррупцией в органах внутренних дел можно будет покончить лишь тогда, когда борцы с преступностью будут получать столько, сколько те, с кем они борются.

Приказ: все – на заработки!

 

И вот совсем недавно информационные агентства сообщили о двух сенсационных приказах начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина. Первый запрещает сотрудникам милиции проверять на улицах документы у прохожих. Позже генерал пояснил, что сделано это как раз в целях борьбы с коррупцией и злоупотреблениями. От проверки документов отстранили всех, кроме паспортно-визовых и иммиграционных служб и участковых. Ну, ясно, представители этих служб не будут проверять документы на улицах у подозрительных лиц – у них другие заботы. Только зачем теперь нужны фотороботы убийц и террористов – кто же их посмеет остановить

Второй приказ еще интереснее: «О системе подработок во вневедомственной охране органов внутренних дел». Теперь любой сотрудник милиции по графику, согласованному с командиром, после основной работы может пойти подработать – с табельным оружием, в форме. Генерал Пронин отметил, что нынешний министр приказ одобрил, так как считает, что и он поможет борьбе с коррупцией.

А ведь все это уже было. И приказ такой же подписывал в свое время министр внутренних дел России Виктор Ерин – именно он и стал толчком к первому мощному валу коррупции в органах внутренних дел.

Вот как прокомментировал «революционный указ» ветеран МУРа: «Пример создания «платной милиции» заразил и испортил весь личный состав. Изменилась психология: если начальник позволяет охранять за деньги – это честный заработок. За деньги буду делать работу хорошо, а за зарплату... ее мне и так дадут. И потом – в городе 50 тысяч сотрудников милиции «платные», а 60 тысяч – «бесплатные», это справедливо? Тогда надо делать все службы милиции платными и составлять прейскурант: выезд на место происшествия – столько-то, выезд с кинологом подороже, с экспертом еще дороже; возбуждение и прекращение уголовного дела – вот такая сумма. То есть все эти моменты надо расписать в прейскуранте, иначе остальные будут чувствовать себя ущемленными и все равно станут стремиться восполнить упущенную выгоду».

Ветеран сравнивал милицию с платной и бесплатной медициной, вспоминая, как они, работая сутками за идею, ругали своих жен: ты – жена сыщика и знала, на что шла. Хотелось бы все-таки возразить. Можно оплатить прикрепление к какой-нибудь престижной поликлинике, но как оплатить «прикрепление» к отделению милиции с гарантией, что кражу в вашей квартире (грабеж, разбой и т.д.) раскроют? Милиция (полиция) во всем мире живет на деньги всех налогоплательщиков. Мы готовы перевести ее на деньги отдельных неналогоплательщиков.

За идею сейчас работают единицы, а все остальные прекрасно понимают, что живут здесь и сейчас – другой жизни не будет ни у них, ни у членов их семей. У нового поколения другая психология. Они уже никогда не поймут, почему покончил с собой участковый, когда его начальству стало известно, что он бесплатно съел булочку с сосиской в киоске на своей территории. Ему стало стыдно.

Безусловно, сотрудники милиции и раньше подрабатывали. Практика «крышевания» получила такое развитие, что обрела статус науки. Есть и другие достойные изобретения, которые помогают преодолеть 10-процентный некомплект в МВД. Предположим, коммерсанты оплачивают работу десяти охранников: пять действительно заняты охраной, остальные патрулируют улицу. Мощные отряды милиции работают у олигархов. По некоторым данным, структуры Михаила Ходорковского охраняют 500 милиционеров (это не считая собственной службы безопасности и охранных предприятий). В свое время охрана Владимира Гусинского составляла две тысячи милиционеров, а служба безопасности представляла собой мини-КГБ.

В среднем, по данным одного из руководителей московских ЧОПов, содержание поста охраны с оружием для защиты здания с одним входом обходится в 3600 долларов, но кроме этого нужно обслуживать технические средства наблюдения. Охрана здания НК «ЛУКОЙЛ» на Чистых прудах стоит тысячи долларов в месяц.

А вот совсем неизвестный пример «вступления» в рынок одного из подразделений ГУВД Москвы. Идея создания «строительной милиции» – для пресечения правонарушений на стройобъектах – возникла еще в 1992 году. В новом управлении был создан и отдел личной охраны, где служили 250 штатных сотрудников. Физические лица охранялись круглосуточно по письменным заданиям прокуратуры России. Кроме того, договоры заключались с подвергавшимися угрозам руководителями строек и просто крупными бизнесменами, например Романом Абрамовичем. Охрану милиционеры несли на автомобилях без опознавательных знаков милиции, в гражданской одежде, вооружены были пистолетами-пулеметами ПП-91 «Кедр» и «АЕК», автоматами АКМ-74У, пистолетами Стечкина и ПМ. Платили охраняемые олигархи смешные деньги – 18 тысяч рублей в месяц (столько стоил и охраняемый стройобъект). «Строительный филиал» бывшего 9-го управления КГБ СССР был ликвидирован в 2000 году.

Олигархи, впрочем, не самое страшное. Бывали случаи, когда сотрудники милиции официально охраняли за деньги воров в законе. А расстрелянного конкурентами рядом с Петровкой, 38, коптевского криминального «авторитета» по кличке Наум вообще охранял отряд спецназа Минюста

МВД против ЧОПов

 

Сейчас у нас официально телохранителей нет, но их все видят: они маячат за спинами поп-звезд, политиков и высших чиновников. Вопрос решается просто: охранник заключает договор на охрану ценностей (машина, колье, часы) клиента, а не на охрану тела. Проблема с телохранителями – один из важных споров частных охранных предприятий и МВД РФ.

Недавно Госдума собралась рассмотреть очередные поправки (вопрос о телохранителях как раз и был включен) к закону «О частной детективной и охранной деятельности», принятому еще в 1992 году. С тех пор многое изменилось и в жизни страны, и в жизни

ЧОПов – пора бы уже и новый закон принимать. Охранники жалуются, что МВД задавило их своими подзаконными актами, но Дума так и не нашла возможности рассмотреть даже поправки. А ведь 325 тысяч вооруженных охранников – это уже серьезная сила. Главные соперники ЧОПов – это управления вневедомственной охраны, то есть структуры МВД. Таким образом, основным конкурентом на рынке охраны для частников является госструктура. Как только в прессе появляются публикации или в пользу ЧОПов, или в пользу вневедомственной охраны, обе стороны начинают обвинять друг друга в лоббировании интересов, а журналистов – в личной заинтересованности.

Чтобы не вызвать упреков в лоббировании, я не стану останавливаться на спорных пунктах поправок к закону. Сначала обратимся к истории.

Кадры из фильма «Крестный отец» напоминали скрытые видеосъемки сыщиков МУРа в московском кафе «Лазания». Три криминальных «авторитета» ОПГ «чеченская община» – Руслан, Хожа и Гена Шрам – заняты разводом рэкетирских бригад. Получив инструкцию, боевики-бандиты отправлялись якобы на охрану многочисленных (дело было в 1989 году) кооперативов.

На самом деле это и был тот самый рэкет, о котором раньше соотечественники знали понаслышке да из западных боевиков. Создавая новый вид собственности, наше государство традиционно не позаботилось не только о правовом ее обеспечении, но и об охране. Пустую нишу заняли бандиты, поделившие сферы влияния. Деньги от их «охраны» шли в воровской «общак», на взятки и создание своего лобби.

Частная охрана и служба безопасности появились лишь в 1992 году, когда Верховным Советом был принят соответствующий указ, который до сих пор называют «хасбулатовским». К 1995 году в Москве было зарегистрировано 804 охранных предприятия и 1200 служб безопасности. Лицензии на вооруженную охрану были выданы 33 тысячам человек – более 70 процентов сотрудников охраны составляли ветераны МВД и КГБ. К началу 2003 года в столице было зарегистрировано 3058 ЧОПов, за ними числится 26,7 тысячи единиц служебного оружия. В России действуют 15 тысяч охранных структур. Вневедомственная охрана МВД РФ – это 350 тысяч сотрудников плюс еще 200 тысяч ведомственных, опять же государственных – они охраняют министерства.

Проблемам взаимоотношений ведомственной охраны и ЧОПов была посвящена вторая всероссийская конференция, состоявшаяся в Москве. «Еще очень многое нужно сделать, прежде чем мы будем готовы серьезно говорить с властью о реформе внутри МВД, о выведении вневедомственной охраны из состава государственной структуры, – сказал депутат Госдумы Геннадий Гудков, председатель подкомитета по законодательству в сфере охранной и сыскной деятельности. – Пока в структуре исполнительной власти государства отсутствует звено, координирующее отраслевые сферы негосударственной безопасности. В противовес этому на рынке широко представлены контролирующие органы – МВД, ФСК, прокуратура,

РУБОП и даже участковые. И в связи с этим возникает вопрос, как может существовать отрасль экономики, в которой работают 500 тысяч человек, если нет государственного органа, который представлял бы ее в структуре исполнительной власти и координировал ведомственные интересы».

«Сейчас ЧОПами охраняется 79 тысяч объектов, а численность персонала охранных структур составляет 380 тысяч человек – это в четыре раза больше, чем численность сухопутных войск Министерства обороны, – говорит Леонид Веденов, заместитель начальника Главного управления охраны общественного порядка и начальник Управления лицензионно-разрешительной работы МВД РФ. – Это уже показывает, что охранно-сыскной бизнес приобрел в России соответствующую значимость. Вместе с тем вызывает озабоченность ряд тенденций. Мы не можем в полной мере подтвердить тезис о законопослушании частных охранно-сыскных структур. Правда, нарушения законодательства характерны именно для малочисленных молодых структур. Для крупных ЧОПов (и их в России менее двух процентов) нарушать закон экономически нецелесообразно. Руководством ЧОПов по-прежнему используются профнепригодные работники: стажеры, контролеры, вахтеры, не имеющие правового статуса, но фактически оказывающие охранные услуги. В целом по России в 2002 году выявлено около 37 тысяч нарушителей законодательства. 9 тысяч работников привлечены к административной ответственности, 77 сотрудников – к уголовной. Прекращено функционирование 1000 охранных и сыскных организаций..

Возможно, в скором времени на законодательном уровне будет решен вопрос о создании института частного вооруженного телохранительства. Позиция нашего министерства долго была отрицательной, но время меняется, позиция тоже. МВД согласилось с необходимостью юридического признания частного телохранительства, и, по нашим оценкам, это может привести к появлению до 10 тысяч и более частных охранников, наделенных правом постоянного ношения оружия».

Вот как прокомментировал спор коллег высокопоставленный сотрудник вневедомственной охраны.

«Безусловно, вневедомственная охрана как структура МВД скоро отомрет. Такой охраны нет нигде в мире: только у нас и в слегка измененном виде в Белоруссии. В Грузии действует усеченный вариант вневедомственной милицейской охраны, сопровождающей грузы.

Милиция, охраняющая за отдельные деньги, – это уже не милиция. Она существует за счет бюджета и налогоплательщиков. То, что вневедомственная охрана борется с квартирными ворами, – это разговоры. Воров ищет уголовный розыск. Мы можем задержать только по горячим следам. Более того, охрана квартир для УВО (управление вневедомственной охраны) экономически невыгодна, убыточна. Люди платят по 120 рублей, а на самом деле это стоит 500–600 рублей.

То, что УВО помогает бороться с преступностью, тоже миф. Если охранник в банке увидит, предположим, как на улице грабят женщину, он не сможет прийти ей на помощь. Милиционер из УВО, спешащий на вызов по сигналу тревоги, тоже не сможет это сделать. Победоносная статистика УВО ГУВД, озвученная на брифингах (по форме 1 ВО), в десятки раз отличается от той, что кладется на стол министру (так называемая форма 19 ЕД).

МВД просто хочет сохранить мешок с деньгами. Зная всевозможные лазейки, эти деньги можно не только расходовать на нужды милиции, но и прятать в свой карман...»

Все разрушить до основания, а затем заново построить, видимо, национальная особенность эпохи перемен. Процесс разрушения разрушенных изнутри за минувшие полтора десятилетия органов правопорядка продолжается: от мощной когда-то структуры МВД остаются осколки, «революционные приказы» о платной милиции развращают оставшихся. В Думе спорят о телохранителях, но у Орджоникидзе, попавшего в засаду в Леонтьевском переулке, у Квантришвили, обстрелянного у Краснопресненских бань, телохранители были.

Все-таки вопрос глобальной безопасности решается по-другому.


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку