НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Преступление перед исламом

Автор: Елена СВЕТЛОВА
01.09.2000

 
ВЛАДИМИР, архиепископ Ташкентский и Среднеазиатский

Начало темы в №08-2000

Памяти Артема БОРОВИКА

Недавно в прессе прошло сообщение, что в июне 1999 года в Вашингтоне на конференции Центра стратегических и политических исследований США была открыто признана «роль специальных служб Соединенных Штатов в создании радикального исламского движения Талибан, ныне господствующего в Афганистане». Деятели американской разведки оправдывались: мол, хитроумные талибы обещали им ввести в своей стране демократию и покончить с наркобизнесом – а сделали все наоборот.

В том, что Талибан – «радикальное движение», спору нет, но вот называть его «исламским» могут только сами талибы и их покровители. Для лидеров Талибана «зеленое знамя джихада» – лишь средство для фанатизации армии, а суровая форма шариата, грозящая жестокими карами за малейшее нарушение обрядности, – лишь дубинка для того, чтобы держать народ в страхе и подчинении. Ислам для талибских главарей – только ширма, за которой скрываются их действительные кумиры: власть и корысть.

В свете отношения ислама к наркотикам Талибан представляется преступным сообществом отравителей. На захваченных ими территориях принудительно введена наркотическая монокультура: феллахов заставили повсюду сеять опиумный мак, взимая десятину с урожая. Была создана соответствующая промышленность: все лидеры Талибана имеют собственные предприятия по производству героина. Их оборудованием по новейшим технологиям занимались прибывшие с Запада специалисты. В результате Афганистан за кратчайший срок стал мировым лидером по производству «тяжелых» наркотиков: до 50 процентов поступающего на наркорынок героина имеет афганское происхождение.

Созданием столь мощной наркоиндустрии Талибан прежде всего ведет к деградации собственный народ: известен пример «кокаиновой» Колумбии. Но процессы вырождения могут длиться десятилетиями, а пока Талибан имеет армию, фанатизированную псевдоисламскими лозунгами вкупе с наркотическим «кайфом», и получает от наркобизнеса огромные финансовые средства для ведения войны. Доходы афгано-пакистанской наркомафии достигают 75 миллиардов долларов в год.

Разумеется, наркоиндустрия талибов нацелена не на внутренний рынок, а на масштабный экспорт. Их наркодельцы проникли даже на Малый Афганский Памир и отбирают у кочующих там кыргызов скот, оставляя взамен героин: чтобы избежать голодной смерти, скотоводы вынуждены сбывать наркотик в Ферганской долине. Вслед за самими афганцами жертвами преступного бизнеса становится население «стран транзита»: массовое распространение наркомания уже получила в Пакистане, Таджикистане, Кыргызстане. На границе Туркменистана с Афганистаном имела место настоящая «опиумная война»: в схватках с бандами наркоконтрабандистов гибли десятки туркменских пограничников. И Узбекистану даже жесткими мерами пока не удается остановить провоз наркотиков через свою территорию. И узбекский и туркменский «щиты» не могут в полной мере защитить от афганского героинового потока и Россию, где в борьбе с наркомафией пока ограничиваются полумерами. Вследствие этого наркомания для россиян стала национальным бедствием. Статистика чудовищна: Россия уже вошла в «пятерку» самых наркотизированных стран мира, каждый третий российский школьник употребляет наркотики...

По поводу событий в Чечне глава Российской Федерации Владимир Путин констатировал: «Международный терроризм объявил войну России». Между тем никем еще не отмечено, что афганский Талибан уже давно ведет необъявленную войну с Россией, взимая с нее ежегодную дань в миллиарды наркодолларов и – в десятки тысяч загубленных наркотиками жизней.

Всем памятен скандал с «Бэнк оф Нью-Йорк», где якобы «отмывались грязные деньги» из России: характер происхождения этих денег так и остался невыясненным. А вот финансовые средства Талибана до недавнего времени внимания не привлекали, хотя общеизвестно: «чистых» денег у талибов практически нет – более 90 процентов их доходов, по оценкам экспертов, дает наркобизнес. Однако решение об аресте зарубежных счетов Талибана было принято лишь в конце 1999 года, и отнюдь не из-за мафиозной природы этого движения, а по причине отказа талибов выдать Западу супертеррориста Усаму Бен Ладена, досадившего США взрывом американского посольства в Кении. При этом тот факт, что Бен Ладен ежегодно выделяет 250 миллионов долларов на подрывную деятельность в СНГ, что он финансировал гражданскую бойню в Таджикистане и банды террористов в Чечне, западное сообщество совершенно не волнует

Еще одно преступление против исламской религии, совершаемое Талибаном: спекуляция на пуштунском расизме. Мусульманство еще на заре своего существования преодолело и предало проклятию межнациональную вражду. Талибы же возродили дикарскую резню по национальному признаку. Во многом фальсифицированные известия об «этнических чистках в Косове» вызвали взрыв негодования на Западе. А то, что талибы от имени «господствующего народа пушту» на глазах всего мира проводили «этнические чистки», уничтожая афганцев таджикской, хазарейской и узбекской национальностей, западное сообщество не возмутило.

Афганистан – страна особая. Еще в ХVII веке афганцы приобрели известность своей воинственностью: перед угрозой их набегов трепетала Центральная Азия; афганская гвардия обеспечивала военную мощь Кокандского ханства. В те времена, когда европейские державы стремились к захвату колоний на Востоке, Афганистан остался неприступной твердыней. Британская империя, находясь в зените своего могущества, при попытке покорить Афганистан потерпела позорное поражение. Вторжение атеистического СССР дало афганцам право на объявление джихада, советская военная авантюра оставила в их памяти исторический шрам: неприязнь к «шурави» (русским).

Агрессия против Афганистана, обернувшаяся крахом для военных машин Великобритании и СССР, и сейчас развивается. Пакистан осуществил интервенцию в целях свержения законного афганского правительства – силами афганского же Талибана. На территории Пакистана талибам был обеспечен тыл: созданы базы для подготовки армии, предоставлены оружие и финансовые средства. Среди «наук», преподаваемых боевикам Талибана в пакистанских лагерях, – проведение чудовищных пыток, применяемых и как способ допроса, и при казнях военнопленных и инакомыслящих. В то время когда США с воплями о «защите прав человека» осыпают бомбами любое не нравящееся им государство, Пакистан, взлелеявший людоедское движение талибов с их наркомафией, садистскими пытками, расовой дискриминацией, остается «любимцем западных демократий»: ни о каких политических, экономических, а уж тем более военных санкциях против Пакистана западные «правозащитники» и не помышляют.

ВЛАДИМИР, архиепископ Ташкентский и Среднеазиатский

Талибан отблагодарил своих пакистанских покровителей: делится с ними доходами от наркоторговли. Именно из этого грязного источника черпали свое богатство высокопоставленные пакистанские чиновники, включая глав государства. В Женеве опубликованы материалы, свидетельствующие о перечислении талибской наркомафией процента с прибылей на швейцарские счета бывшего президента Пакистана Беназир Бхутто: сейчас «героиновая королева» Бхутто благоденствует в Великобритании.

В политических интригах талибы оказались способными учениками и использовали «пакистанский сценарий» для разжигания гражданской войны в Таджикистане. Внутритаджикский конфликт не имел никакого отношения к религии: это была клановая борьба за власть. Претензии объединенной таджикской оппозиции (ОТО) на то, чтобы выглядеть «лучшими мусульманами», чем правительство, абсурдны – президент Имомали Рахмонов и его окружение были готовы оказать и действительно оказывали действенную поддержку мусульманству. Не религия ислама виновна в том, что вместо цивилизованного раздела власти была развязана братоубийственная бойня.

Ислам ли выиграл от того, что погибли тысячи таджикских мусульман, десятки тысяч семей ввергнуты в горе и нищету, страна разорена? Нет: преступную выгоду из братоубийства извлекла только афганская наркомафия. По земле Таджикистана проложены «транзиты», по которым до 80 процентов наркопродукции талибов идет в Россию и далее в Европу. Разрушенная войной экономика Таджикистана породила множество бедняков-«рекрутов», ради выживания своих семейств готовых служить наркокурьерами.

Таким образом, Талибан вполне окупил расходы на подготовку боевых групп ОТО на своей территории, на подпитку оружием антиправительственных выступлений в Таджикистане. Гражданская война, ширмой которой было «зеленое знамя» Ислама, на самом деле велась за свободу наркоторговли

Начавшиеся процессы примирения, увы, еще не означают конец трагедии Таджикистана. Многие лидеры ОТО, как видится, искренне отмежевались от бывших союзников и готовы в составе коалиционного правительства работать на благо родного народа. Однако над некоторыми оппозиционерами, хоть и декларирующими патриотизм и стремление к миру, по-прежнему довлеют властные амбиции и «моральный долг» перед поддержавшим их в свое время Талибаном. Они не хотят помнить и понимать, что для Талибана таджики – «нация второго сорта», обрекаемая на участь рабов наркомафии. Еще хуже тот факт, что на своей территории Таджикистан имеет собственную «беззаконную Чечню» – области, не контролируемые правительством, где господствуют талибские банды. Это горные районы на востоке страны: Каратегинский, Гармский, Джиргитальский и другие, захваченные различными «полевыми командирами» и превращенные в базы торговли наркотиками и оружием. На этой территории уже создается собственная наркоиндустрия: открыта героиновая фабрика в Шаркузи, действует ряд лабораторий по производству героина. Эту зону Талибан использует в качестве плацдарма для продолжения скрытой агрессии против Таджикистана и других государств.

«Репетицией» интервенции в августе 1999 года стало вторжение части бандформирований, находящихся в распоряжении узбекского уголовника Джумы Намангани, в Баткенский район Кыргызстана. Цель бандитов – «восстановление Кокандского ханства», то есть захват Ферганской долины – Ошской области Кыргызстана, Андижанской, Наманганской и Ферганской областей Узбекистана. Разумеется, интервенция велась под прикрытием «зеленого знамени джихада». Руководили действиями бандитов из талибских центров – Кабула и Кандагара. Талибская вылазка стала успешной провокацией. Узбекистан (может быть, в слишком жесткой форме) предъявил законные претензии Таджикистану, не сумевшему пресечь проникновение банды со своей территории в соседнюю страну и дальнейшую «подпитку» бандитов с таджикистанских баз, и Кыргызстану, вместо уничтожения бандформирования просто вытеснившему его опять в таджикистанские горы. Следствием этих заявлений стали дипломатические трения.

Между тем перед лицом нависшей над регионом талибской угрозы государствам жизненно необходимы взаимопонимание и единство действий.

Талибан не скрывает своего чудовищного глобального плана: создания «великого Афганистана», простирающегося до границ с Китаем. Дело тут не только в мании величия: наркомафию талибов очень раздражают узбекский и туркменский «щиты», мешающие свободно извлекать сверхприбыли из торговли дьявольским зельем.

Ради власти и наркотической корысти Талибан не остановился бы перед тем, чтобы залить кровью всю Центральную Азию. Сдерживает его лишь то, что в самом Афганистане продолжается сопротивление Северного альянса, поддерживающего законное, избранное народом правительство страны. Однако спекуляциями на межэтнических конфликтах талибам удалось на некоторое время внести раскол в ряды Северного альянса; в разжигании тюркско-таджикских противоречий видят они залог своего успеха в Центральной Азии.

Просвещенный ислам, с отвращением относящийся к расизму, должен помочь мусульманам разных народов сохранить столь необходимое в нынешних условиях единство.

На протяжении четырех столетий Афганистан был краем воинственным и военизированным, а такое состояние не содействует развитию науки и просвещения. Известно: когда говорят пушки, музы должны молчать – за эти века угасла некогда знаменитая далеко за пределами Афганистана школа ханафитов в Герате, пришла в упадок мусульманская ученость. Афганцев можно уподобить жителям древней Спарты, славившимся воинской доблестью, однако оставившим очень незначительный след в науке, философии и искусстве. Но все же хочется надеяться, что у афганцев хватит разума, чтобы понять всю дикость Талибана, попирающего основы мусульманской религии, ввергающего свою страну в омут наркомании, и сбросить с себя иго этого чудовищного режима.

На примере Талибана мы видим, что именно извратители мусульманства громче других кричат о религии, разжигают фанатизм, торопятся объявлять «джихады». Эти по сути своей антиисламские силы дерзают называть себя «лучшими мусульманами, чем другие», и под этим предлогом развязывают в собственных странах братоубийство, как в Афганистане и Таджикистане, осуществляют агрессии против других мусульманских народов, как при вторжении басаевских банд в Дагестан или бандитов в Кыргызстан. Эти кровавые спекуляции – преступление перед исламом, который никогда не делил своих верующих на «лучших» и «худших».


Авторы:  Елена СВЕТЛОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку