НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Преемник неудачника

Автор: Иосиф ГАЛЬПЕРИН
03.04.2009
   
 Губернатор Ставрополья Валерий Гаевский  
   
Вид на курортный город Железноводск в Ставропольском крае  
   
Проект курорта «Горное море» Железноводска был представлен на VII Международном инвестиционном форуме «Сочи 2008»  
   
Один из лечебных павильонов Железноводска (открытка XIX века)  

Ставропольский край никак не может выбраться из скандалов

Скоро исполняется год с тех пор, как Валерий Гаевский сменил Александра Черногорова в кресле ставропольского губернатора. На первый взгляд, все там по-прежнему. Как была богатейшая житница России дотационным регионом, так и остается. Черногоров плавно дрейфовал от КПРФ к «Единой России», и Гаевский прославился чехардой среди краевых партийно-государственных чиновников. Черногоров, у которого Гаевский был заместителем, выступил инициатором проекта рукотворного минерального моря, и Гаевский поддерживает эту авантюру.

Минеральная линия
С нее и начнем. По описанию знающих местных людей, зачин выглядел так: Гаевскому сообщают о предстоящем в Сочи экономическом форуме, встает вопрос – с чем выставляться? Краевые власти вспоминают, что одна турецкая фирма предлагала сделать в Железноводске сеть спа-отелей. Макет ее проекта привозят в Сочи. Макет выглядит красиво. После этого начинают говорить о его выгодах, продолжается это и при новом губернаторе. А кто делал расчеты? Неважно! Сверху одобрено.
Турецкие инвесторы предлагают, как когда-то сын турецкоподданого, сделать из Железноводска Нью-Васюки. Будут, мол, к вам, как к нам в Анталью, приезжать богатые люди и оставлять часть своего богатства для ваших нужд. Кататься на яхтах по искусственному озеру, принимать ванны из минеральной воды и ходить по ресторанам.
Проект предусматривает создание озера с зеркалом в 10 (а по некоторым данным и в 18) гектаров глубиной до трех метров. Но у горы Развалки тянется ниточкой единственный наземный источник, его не хватит заполнить озеро, на дождевую воду тоже не приходится рассчитывать. Остается вода подземная, минеральная: у подножья горы два законсервированных каптажа (источника, заключенных в трубы), которые охраняются государством. Значит, их надо будет открыть, чтобы плавали лебеди и яхты.
Но сторонники проекта забывают, что если Анталья – просто курорт, то Железноводск – курорт лечебный. А его вода – единственная в России, позволяющая лечить – и вылечивать – урологические заболевания. Она похожа на воду Карловых Вар, но несколько мягче (меньше 4 г минералов на литр, в Чехии – 6), менее агрессивна и поэтому способна излечивать больший спектр заболеваний.
При нормальном хозяйствовании запасы железноводской воды неисчерпаемы. Геологические пласты процеживают осадки со скоростью 40 метров в год, то есть сейчас из подземных источников люди получают воду, которая выпала дождем около тысячи лет назад. При расходе 1250 кубометров в сутки такой круговорот вечен. Сейчас расходуют около тысячи в день. Если же начнут заполнять озеро, то произойдет разрыв в восполнении воды.
У горы Развалки мне показали свалку. Лет пятьдесят сюда свозили мусор, лежит он многометровым слоем и закрывает видимость почти половины горы. Убирать свалку никто не собирается, ее хотят просто разровнять бульдозерами и засыпать – и на этом месте налить озеро. Представляете, какой ядовитой будет в нем вода! Никто не посчитал, как масса озера будет давить на пласты под ним и к чему это приведет, да и сама гора Развалка, получившая имя из-за рыхлости слагающих ее пород, может «поплыть». Нынешний губернатор Валерий Гаевский, когда-то начинавший буровым мастером гидрогеологической экспедиции в Железноводске, мог бы об этом подумать и прийти к обоснованному выводу. Что мешает ему сделать это? Возможно, два немаловажных обстоятельства: первое – такой «инновационный» проект позволит долгие годы в глазах московского начальства выглядеть крупномасштабным хозяйственником; второе (и это мнение профессионалов в области строительства) – от строителей «минерального моря» к власть предержащим может вернуться до 20% стоимости проекта. А это миллиарды.
Как рассказал Сергей Прокопов, бывший главный редактор «Российского курортного журнала», железноводские источники связаны единым пластом воды, который залегает на глубинах от 700 метров до километра. Когда в 70-х годах в западной части города пробурили скважину и плохо ее забетонировали, случился выброс и вода в источниках исчезла: упало давление. Так что новый проект может подорвать гидро-минералогическую базу курорта. В Железноводске сейчас и так только два источника работают, а ведь совсем недавно их были десятки.
Мало того что Развалка – уникальный памятник природы с не тающей до конца лета мерзлотой в трещинах, мало того что по правилам так называемой Второй охранной зоны ничего нельзя строить ближе 200 метров от источника, так рядом еще и стоянка первобытного человека. В таких условиях, если действовать по правилам, проект должен пройти согласования во многих комитетах краевой думы – и все равно никто не должен разрешить смену собственности на эту землю. А государство не может брать на себя ничего, кроме создания инфрастуктуры, то есть спа-деревня и санаторий у озера – не его дело.
Все вышесказанное не отменяет развития региона вообще. В том же Железноводске строятся корпуса санаториев, можно было бы, по примеру Карловых Вар, развивать и сеть отелей. Но почему обязательно надо озеро заливать? В другой части особой экономической зоны, которая по Кавминводам разбросана на сотнях гектаров, успешно строятся у горы Юца 12 спа-отелей, там проект прошел все согласования и утвержден по правилам, нет никаких претензий и у экологов.
А в Железноводске надо развивать его собственную специфику. Из 14 существующих в мире стандартов минеральной воды в Железноводске имеются три, в Пятигорске – пять, а в Кисловодске только нарзан. Тысячелетняя вода в течение первых трех часов после выхода на поверхность сохраняет уникальное свойство: ее молекулярная структура напоминает структуру человеческой ДНК. Поэтому во время войны тяжелораненым ее вводили вместо физраствора прямо в кровь, и до 40 процентов раненых возвращались в строй. Уничтожать такую воду – преступление.
Местные специалисты считают, что не в озеро надо вкладывать деньги, а в уникальный, ныне закрытый баталинский источник. В 1856 году в железноводском пригороде Иноземцево Федор Баталин открыл горько-соленый источник, вода которого давала стойкий слабительный эффект. Перед революцией до 1,5 миллиона так называемых полубутылок баталинской воды шло в Европу, и каждая стоила рубль золотом. Но в 1974 году, после того как опрыскали близлежащий парк, в воде появились ядохимикаты. С тех пор источник давно очистился, но его каптаж официально был закрыт, хотя спецборта все равно доставляли в кремлевскую больницу целительную воду, которую раз в месяц разливали вручную.
Баталинский источник и сейчас способен давать 12 кубометров воды в сутки. Пусть не смущает малая «производительность» источника: норма приема этой воды, аналог которой в Европе есть лишь в Венгрии, – 120 граммов в день. Притом что у 40 процентов населения России колиты, дисбактериоз и прочие отклонения желудочно-кишечного тракта, баталинский источник до сих пор не возвращен в строй. Другой вопрос, что на его возрождении чиновники много не заработают. Не те масштабы.
Хотя федеральное правительство дважды принимало постановления о развитии особой экономической зоны Кавминвод, прежний губернатор Черногоров не сумел использовать предоставленные возможности. Ему и поставили-то в вину неэффективное развитие края, об этом говорили открытым текстом его партийные коллеги Борис Грызлов и Сергей Шойгу. Он ушел, а попытки «приватизировать» уникальные возможности в ущерб их развитию остались.
В Думе Ставропольского края с трудом отбились от законопроекта, проведенного лоббистами через администрацию, который предполагал ввести технический регламент на воду по «мировым образцам». Тем, кто монополизировал основные источники вод, показалась выгодной такая паспортизация, под которую подходила бы вода только определенных типов. К этим требованиям из всего разнообразия кавказских минеральных вод подходило бы только пять марок. А крупнейшее месторождение Нагутское, где недавно пустили новые линии розлива, оказалось бы вне закона. Потому что там вода смешанного природным путем вида.
Некоторое время назад прокуратура Ставропольского края возбудила 8 уголовных дел по факту преднамеренного банкротства ЗАО «Статур», основной акционер которого – региональная организация Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) в Ставропольском крае. Мошенники заключали липовые сделки с фирмами-фантомами.
Кроме того, та же прокуратура расследовала, каким образом часть знаменитых здравниц Кавказских Минеральных Вод вдруг «испарилась» из реестра государственной собственности. Виновником оказался министр имущественных отношений Ставрополья Владимир Рыжинков. Именно он подписал два соглашения с той же ФНПР и передал ей право собственности на пять спальных корпусов двух санаториев в Ессентуках на общую сумму 84 млн рублей.
Со сменой губернатора ничего не изменилось. Его верные соратники, такие, как министр природных ресурсов края Анатолий Батурин, успешно продолжают гнуть ту же линию. Но не надо думать, что они это делают по своей пламенной инициативе. По отзывам знающих людей, у Гаевского особо не забалуешь. Выгоды от подобных проектов губернатор просчитывает куда быстрее соратников. Они лишь исполняют его прямые указания.

Свинство с урожаем
При вхождении во власть Валерий Вениаминович Гаевский назвал минеральные воды и производство зерна базой, на которой можно поднять экономику края, уйти от обидного ярлыка дотационного региона. Как обстоит дело с минеральной водой, понятно по вышеописанному. Стоит только добавить, что и возможности здравниц используются не лучшим образом, и доход от курортников меньше, чем мог бы быть.
С сельским хозяйством тоже дело плохо. Несмотря на то, что в прошлом году в крае собрали рекордный урожай в 8 млн тонн зерна, крестьяне опять в убытке, фермеры и коллективные хозяйства под угрозой банкротства. Они еще до общемировых финансовых неурядиц брали кредиты под будущий урожай и могли бы расплатиться с банками, начав сразу по окончании уборки продавать пшеницу. Но краевой Минсельхоз не рекомендовал им в августе продавать зерно, обещая, что вскоре цены на него повысятся. Однако цены, не считаясь с прогнозами, начали падать, финансовый кризис заставил банки пересмотреть условия залога и ставки перекредитования. Сельское хозяйство из мотора экономики края превратилось в его хомут – плотно садится на шею.
Но дело не в кризисе. Хотя Гаевский и создал антикризисные штабы в каждом районе, ситуация стремительно превращается из благоприятной в пиковую. Сначала рекомендовали не продавать зерно, потом у потенциальных покупателей «не было денег», а вывозить хлеб за пределы России запрещал федеральный Минсельхоз, не выделяя краю квоты на экспорт. А когда квоты появились, грянул «свинский» карантин.
Речь идет о постоянно возникающей в Ставропольском крае «африканской чуме» свиней. 15 октября зафиксирована вспышка в селе Горькая Балка Советского района, 29 октября – еще в двух районах края. На следующий день объявили карантин по всему региону, запретив вывозить из него не только мясо, но и зерно. Очевидцы говорят, что именно в этот момент проявились так называемые «черные трейдеры», которые по минимальной цене скупили урожай. Через неделю карантин сняли – а зерна уже нет, ушло за границу через Новороссийск или по маршруту Дагестан-Баку.
В январе африканская зараза посетила село Ростовановское Курского района, где содержалось 2,5 тыс. голов свиней. В марте вспышку эпизоотии отметили еще на одном свинокомплексе. В январе жители Советского района перекрывали федеральную трассу – боялись, что введенный властями карантин уничтожит последнюю надежду свести концы с концами. Кстати, в окружающих регионах, откуда могла придти болезнь, никаких карантинов не было. А на Ставрополье уничтожено около 12 тысяч голов скота.
При этом некоторые высказывают версию, что карантин, обогативший «черных трейдеров», не случайно совпал с их появлением в крае. На первое января 2009 года килограмм отличного ставропольского зерна стоил перекупщикам 3 рубля, год назад – 11. По подсчетам правоохранительных органов, на разнице цен те, кто задумал и провел операцию «закупка урожая», заработали 30 млрд рублей.
Была ли вся эта операция кем-то срежиссирована – неизвестно. Однако любой местный фермер, любой председатель колхоза, да и просто рядовой труженик могут рассказать массу интересного о работе монстра под названием Министерство сельского хозяйства Ставропольского края. Чем занимаются почти две тысячи (!) сотрудников и во что бюджету края обходится их деятельность – тема, заслуживающая отдельного расследования. Но все, с кем удалось об этом поговорить, в один голос уверяют: рейдерские операции, скупка зерна по бросовым ценам «черными трейдерами», карантины – все это не могло произойти без ведома чиновников из министерства.
История с «африканской чумой» указывает на другую проблему: зерно и мясо – это первичное сырье, а на рынок выгоднее выходить с готовой продукцией. Но нет на Ставрополье макаронных фабрик, которые могли бы выпускать из твердой местной пшеницы элитную продукцию, сравнимую с той, что из сицилийского зерна производят в Италии. А местные хлебопеки после набега «черных трейдеров» берут в банках кредиты, чтобы закупать канадское или бразильское зерно. Поэтому и буханка в Ставрополе дороже, чем в соседнем благополучном Краснодаре и даже в Омске или Иркутске.Хотя хлебушек из местной пшеницы простоял у меня дома неделю, не черствея. И сало – вкуснейшее. Но притом, что уровень зарплат в Ставрополе не сравним с московским, цены на рынке – такие же, хотя продукцию далеко везти не надо. Да к тому же и бензин дороже московского.
Все это дает повод говорить в лучшем случае об управленческих просчетах. А в худшем – о пренебрежении порученным государственным делом в сочетании с поисками личной выгоды. На прилавках аграрного края – сочинская колбаса, белгородское и воронежское молоко. Карачаево-черкесская фирма «Сатурн» наводнила местный рынок своей молочной продукцией, краснодарский ритейлер «Магнит» открывает свои магазины чуть ли не в каждом ставропольском селе. Но продаются там не ставропольские продукты.
А ведь на Ставрополье есть все природно-климатические и человеческие ресурсы для того, чтобы кормить не только себя, но еще и с десяток промышленных гигантов. В Георгиевске концерн «Хайнц» построил фабрику детского питания, ее продукция фурами уходит в Германию, а для России ничего похожего не производится. Захирело овцеводство несмотря на то, что здесь живет академик ВАСХНИЛ Василий Андреевич Мороз – патриарх научного подхода к отрасли.
Да и с многострадальной минералкой – похожая история.
При этом поступление налогов в казну в последнее время так сократилось, что пренебрегать производствами, которые могут поддерживать налоговый ручеек, – слишком накладно. В январе этого года собираемость местных налогов (в основном, на прибыль) упала на 40 процентов по сравнению с предыдущим январем, а в феврале –
на 30. Хотя еще в октябре правительство края обещало рост налоговых поступлений на те же 30 процентов. Но, похоже, население края уже поняло истинную цену обещаниям новой администрации края. Люди решили: выживать надо самим, помощи от такого губернатора ждать – пустое дело.
Положение объясняется тем, что краевым чиновникам некогда заниматься прямым делом – следить за процветанием подданных. Они заняты клановой борьбой. Битва за посты в Государственной думе Ставропольского края имеет не только символическое значение: речь идет об утверждении статей бюджета.

Партийная дезорганизация
В марте 2007 года на выборах в краевую Думу список «Единой России» возглавил Черногоров. Его рейтинг среди земляков не слишком превышал статистическую погрешность, и победила «Справедливая Россия». Начались поиски виноватых и избирательных прегрешений. Краевой избирком пытался обвинить «Справедливую Россию» в подкупе избирателей и на этом основании признать итоги выборов недействительными через суд. Но, поразмыслив, отозвал свой иск.
Но и у «эсеров» не было абсолютного большинства в думе, чтобы провести своего кандидата на пост председателя. Помог перебежчик: «единоросс» Виталий Коваленко проголосовал за Андрея Уткина – вождя «Справедливой России» в регионе.
«Единая Россия» посчитала себя задетой, и на федеральные выборы прошлого года прислала десант из центра. Кроме выправления имиджа с помощью Сергея Шойгу «единороссы» занялись закулисной стороной деятельности конкурентов.В результате на Андрея Уткина было заведено уголовное дело по его работе на посту ставропольского мэра, затем сменивший его на этой должности Дмитрий Кузьмин, тоже «эсер», был объявлен в международный розыск, но получил статус политического беженца в Испании. (Видел я особняк этого беженца в центре Ставрополя, потянет минимум на миллион долларов. Неплохо для чиновника.)
После Уткина Думу возглавил Михаил Кузьмин, но депутатам он не понравился. Они пришли к своему коллеге, молодому доктору медицинских наук Дмитрию Еделеву и попросили его стать их вождем. Еделев обещал им «защищать и отстаивать интересы каждого депутата» – и за него проголосовали единогласно. Его первым замом стал Коваленко (тот самый «единоросс», который в свое время голосовал за Уткина, после чего был исключен из партии). Все это произошло еще при прежнем губернаторе, Черногорове, который лишь развел руками от удивления. Он таких перемен не инициировал.
В мае 2008 года Черногорова сменил Гаевский и начал «чистить поле». Первым был смещен лидер «единороссов» края депутат Государственной думы В.Зиновьев, затем руководитель администрации Кавминвод В.Михайленко, потом пришел черед Дмитрия Еделева. «Бунт» против того, за кого только что голосовали единогласно, объясняется прежде всего влиянием на депутатов губернатора и его ближайших сподвижников. В ход были пущены невразумительные обвинения и прочие подобные инструменты политической борьбы. Еделев поспешил за помощью в Москву, но столица решила не вмешиваться в бурную деятельность своего назначенца.
Хотя столица могла бы поинтересоваться, зачем губернатору в разгар кризиса, когда на вверенной ему территории серьезные задержки заработной платы, да и других проблем хватает, покупать себе БМВ за
7,5 млн рублей? Да еще и трем замам по машине? Кстати, Валерию Вениаминовичу достался от Александра Леонидовича совсем не плохой автопарк.
После Еделева председателем Думы стал Виталий Коваленко, а во фракции «Единой России» начались очередные дрязги. Теперь в нее вместе с одномандатниками входит 28 депутатов из 50. Казалось бы, вот опора губернатору, поставленному по инициативе той же партии. Но выяснилось, что у Гаевского своя «партия», куда он, из тактических соображений, включил остатки влиятельных сил, ранее стоявших и за Черногоровым, и за Уткиным. И «единороссы» начали с губернатором борьбу. Депутаты инициировали законопроект, желая обеспечить себе право вызывать губернатора, как главу краевого правительства, «на ковер» и требовать у него ответа на вопросы. Или даже самим ставить вопрос перед президентом о соответствии губернатора должности.
Законопроект поступил в профильные комитеты. Правда, некоторые депутаты опасаются, что с ними в демократию играть не будут. Разгонит Гаевский строптивую Думу, да и вся недолга.

Минеральные Воды – Железноводск – Ставрополь


Иосиф Гальперин



Авторы:  Иосиф ГАЛЬПЕРИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку