НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Предчувствие

Предчувствие
Автор: Владимир ВОРОНОВ
04.11.2012

Джанет не сразу поняла, что она мертва. Мысль вызвала лишь удивление. Страха не было и в помине. Никогда раньше она не чувствовала себя такой свободной. Стоило ей только подумать о свободе, как она со свистом пронеслась по дому, вылетела на улицу и взлетела к ярким звёздам. Внизу поблёскивали огни пригорода, где она родилась, выросла и жила до сегодняшнего вечера.
Она вернулась в холл и посмотрела на свою безжизненную физическую оболочку, которая лежала у основания широкой лестницы.
«А я очень даже недурно выглядела при жизни», – не без удовлетворения подумала Джанет.
Стройное тело, лежавшее около лестницы, было одето в простое, но красивое чёрное платье. Чёрные волнистые волосы веером рассыпались по ковру. На красивом лице застыл покой, как будто она уснула. И только необычный угол, под которым была повёрнута её изящная шейка, выдавал истинную причину «сна».
Только сейчас Джанет вспомнила, что произошло час назад. Всё началось с того, что выходя из машины в загородном клубе, она неловко поставила ногу и почти сломала шпильку на левой туфельке. Она могла отвалиться в любую минуту.
– Я скоро вернусь, – сказала она друзьям: Кэт, Тому и Блейку.
– Мы не сядем без тебя за стол, – успокоил её Блейк.
Джанет вошла в дом и уже начала подниматься по лестнице, когда услышала шорох. Она не запаниковала и не обратилась в бегство, а осторожно двинулась по коридору. Вор – а в том, что в доме был вор, она сейчас не сомневалась – находился на первом этаже.
Джанет с немалым трудом сдержала возглас изумления, когда, осторожно заглянув в слегка приоткрытую дверь, увидела, что вором был… Мурги. Старина Мурги, который целую вечность работал у её родителей, а теперь и у неё. Мургитройд был такой же неотъемлемой частью её жизни, как большой особняк, высокие дубы на лужайке и машина в гараже, над которым располагалось его крошечное жилище.
Но сейчас перед ней был совсем другой Мурги – с холодным лицом и решительно горевшими глаза. Да и двигался он куда проворнее и увереннее того Мурги, которого она знала.
Она догадалась, что он решил украсть её драгоценности. Мурги доставал из сейфа в стене украшения и заменял их подделками. Даже из коридора она видела, что подделки были очень высокого качества. Она могла много лет носить их и не догадываться, что это фальшивки. Как бы дорого они ни стоили, это была сущая безделица по сравнению со стоимостью того, что он сейчас торопливо рассовывал по карманам куртки.
Несколько секунд Мурги сравнивал поддельный алмазный браслет с настоящим, потом с довольным видом спрятал настоящий в карман, а копию положил в сейф. Джанет не выдержала и негромко произнесла его имя. Он отреагировал, как человек, которого ударило током. Мурги догнал её в холле у лестницы и изо всей силы толкнул вниз. Падая с громким криком, она попыталась схватиться руками за перила, но рука только скользнула по ним.
Удар об острый край мраморной ступеньки был очень сильным. В голове вспыхнуло белое пламя. Затем пришла острая боль, и она провалилась в бездонный чёрный колодец.
Мурги внимательно прислушался и, не услышав ни единого звука, удовлетворённо кивнул. Значит, она приехала одна. По морщинистому лицу нетрудно было догадаться, каким будет его следующее действие. Он решил вернуться к себе и предоставить найти труп служанке. Пусть все думают, что её смерть явилась результатом несчастного случая, падения с лестницы...
Джанет отвела взгляд от того, что ещё совсем недавно было её телом.
«Мурги, ты не должен был этого делать, – с неожиданным гневом подумала она. – Вселенная живёт по закону абсолютного равновесия. Ты нарушил этот закон. Восстановить баланс можно только одним способом. Мурги, ты должен заплатить за то, что сделал. К тому же мне не обрести полной свободы, пока я не буду отомщена».
Она почувствовала, что в доме кто-то есть. В холл вошла Кэт. Кэт, Том и Блейк, наверное, удивились, что её так долго нет, и решили проверить, всё ли в порядке.
Кэт, привлекательная блондинка, не отягощённая большим интеллектом, но очень добрая и верная подруга, увидела тело Джанет, лежащее у лестницы, прижала кулаки к вискам и широко раскрыла рот.
Джанет бросилась к подруге. В своём мире абсолютного безмолвия она не могла услышать крика Кэт, но была уверена, что та сейчас кричит, как сирена.
«Бедная Кэт, – хотела сказать Джанет, – не переживай за меня. Мне сейчас совсем не больно. Всё в порядке».
Она попыталась дотронуться до Кэт и успокоить её, но быстро сообразила, что подруга не знает об её присутствии. С тем, что теперь живые не смогут ни видеть, ни слышать её, придётся смириться. Этот тяжёлый крест ей придётся нести целую вечность.
На крик в холл вбежали Том и Блейк. Том повёл девушку к кушетке, а Блейк медленно и осторожно двинулся к мёртвому телу. Он опустился на колени и протянул руку, словно хотел дотронуться до лица трупа, но тут же её отдёрнул.
Джанет ощущала ужас и горе друзей. Ей даже показалось, что горе приняло какие-то осязаемые формы и она может даже до него дотронуться.
Блейк подошёл к столику, на котором стоял телефон. В этот момент в холле появился Мурги. Джанет устремилась к нему и тут же отпрянула, как от чего-то злого и омерзительного.
Мурги что-то говорил. Наверняка услышал крик и пришёл проверить, что случилось.
Мурги медленно подошёл к мёртвому телу, опустился на колени и зарыдал. Блейк помог ему встать и проводил до стула.
Всё шло не так, как было нужно Джанет. Она напряглась и изо всех сил попыталась пробиться к Блейку. Но единственное, чего ей удалось добиться, – это заставить его бросить на Мурги подозрительный взгляд.
Потерпев неудачу с Блейком, Джанет переключилась на Кэт и Тома. Сознание и мозг Тома оказались сильными и полными жизни. Она попыталась вторгнуться в его мозг, но он был сейчас до краёв наполнен другими мыслями. В основном, воспоминаниями. Джанет с трудом разобрала, что эти воспоминания были связаны с ней и добрыми старыми временами, которые они провели вместе.
Голова Кэт была абсолютно пуста. Она сейчас ни о чём не думала. Потрясение прогнало все мысли.
«Послушайте, ребята! – изо всех сил крикнула Джанет. – Он сделал это. Мурги – убийца! Он обязан понести наказание».
Но всё было напрасно. Её не слышали.
Через какое-то время в холл вошёл доктор Робертс. Он быстро переговорил с живыми и направился к мёртвой. На какое-то мгновение застыл над трупом, как бронзовое изваяние. Его, словно чёрная аура, быстро закрывало горе.
Реакция доктора Джанет не удивила. Когда она появилась на свет, он принимал роды; потом он лечил её от кашля и простуд; вправлял руку, которую она сломала, катаясь на норовистой лошади. Она хорошо помнила, как он просидел у её кровати всю ночь, после того как рассказал о гибели в авиакатастрофе её родителей и о том, что теперь ей придётся жить в огромном доме одной.
Джанет устремилась к доктору Робертсу с немым криком: «Доктор, вы должны понять меня! Это Мурги. Он всегда был везунчиком. Ему и сейчас страшно повезло», но тут же в испуге отпрянула. Как будто на большой скорости врезалась в твёрдую чёрную стену, которую он воздвиг вокруг себя.
«Мне никогда не добраться до него, потому что он не верит», – подумала она.
Доктор Робертс закончил осмотр и сейчас беседовал с Блейком. Он повертел в руках сломанный каблук и кивнул. Затем с профессиональным интересом посмотрел на Кэт, достал из саквояжа шприц с каким-то лекарством и сделал ей укол. После этого он сказал несколько слов Тому, и тот вывел белокурую девушку из холла.
Сейчас доктор Робертс что-то настойчиво объяснял Блейку. Наконец юноша кивнул.
«Наверное, они говорят о звонке в полицию», – встрепенулась Джанет.
Она почувствовала, как в Мурги накапливается злая тёмная сила, самодовольная и уверенная в своей неуязвимости.
«Сейчас или никогда, – думала Джанет. – Приезд полиции – мой последний шанс. Равновесие необходимо восстановить. Если этого не сделать, я буду привязана к этому миру до тех пор, пока Мурги не умрёт своей смертью».
Детектив оказался высоким и крепким мужчиной с волосами песочного цвета и серыми глазами. У него был крепкий, словно высеченный из старого дуба подбородок и сломанный в драке нос.
«Обрати внимание на Мурги!» – велела Джанет.
Но полицейский, вместо того чтобы допросить слугу, сразу направился к телу. Он посмотрел на сломанный каблук, потом окинул задумчивым взглядом лестницу. Постояв пару секунд, детектив поднялся на второй этаж. Там он внимательно оглядел ковёр, проверил на прочность перила и уставился на ступеньки.
Затем детектив неторопливо спустился вниз. Он ненадолго задержался на первой ступеньке и посмотрел на прекрасное, но, увы, мёртвое девичье тело. Джанет чувствовала, как из него бурным потоком льётся печаль. В таком состоянии он был особенно уязвим. Она собралась с силами и устремилась в мысленную атаку.
«Это был Мурги! – пыталась внушить стражу порядка Джанет. – Посмотри на Мурги. Он убийца!»
Как будто услышав её, сыщик посмотрел на слугу, но его взгляд задержался на нём лишь на долю секунды. Затем он по очереди оглядел и всех остальных.
Пока полицейский разговаривал с доктором Робертсом, Джанет всё время оставалась рядом.
«Я чувствую, что ты относишься к доктору с уважением, – мысленно похвалила она. – Ещё мне кажется, что ты всякий раз испытываешь отвращение, заговаривая с Мурги. Тёмная сила спрятана в нём глубоко, но ты уловил её присутствие.
К сожалению, одного чувства недостаточно. Ты должен прийти к осознанию того, что он плохой человек. Меня убил Мурги! Баланс должен быть восстановлен любой ценой».
Полицейский закончил беседовать с Мурги. Подъехали криминалисты. Одни фотографировали труп, другие снимали отпечатки пальцев и искали следы. Двое крепких мужчин в белых халатах положили тело Джанет на носилки и вынесли из дома.
Затем все криминалисты, кроме детектива, уехали в управление. Вскоре дом покинули и Блейк с доктором. Мурги несколько минут стоял со слезами в глазах около лестницы. Сыщик осторожно дотронулся до его плеча и что-то ему сказал.
Джанет находилась в дверях, словно надеялась преградить путь своему убийце. Но Мурги легко прошёл через неё и побрёл через лужайку к гаражу, над которым находилась его комната.
Сейчас в доме оставался только полицейский. Он держал в руке шляпу и хмуро смотрел на пол у лестницы. Его глаза были наполнены печалью. При ближайшем рассмотрении сыщик оказался моложе, чем она думала. Его, конечно, сильно старило некрасивое лицо со сломанным носом. И он был очень печален, потому что стал свидетелем смерти красоты.
«Со мной всё в порядке, не переживай! – сообщила она, прижимаясь к нему. – Я не чувствую боли. Здесь всё прекрасно и удивительно. Безупречность нарушает только дисбаланс, который вызвал поступок Мурги. Это был не несчастный случай. Поверь мне! Это сделал Мурги. Знаю, он тебе не нравится. Ты тоже уловил в нём что-то тёмное. Думай о нём! Не отвлекайся, думай только о Мурги!.. Не уходи, я тебя умоляю! Неужели ты можешь так легко сдаться? Неужели тебе не хочется разобраться в этом деле?»
Детектив пригладил рукой волосы. Наверное, её усилия не пропали даром. Похоже, он что-то почувствовал. Сейчас полицейский вновь измерял взглядом лестницу.
 «Да, да! Ты почувствовал, что здесь что-то не так, – обрадовалась Джанет. – Молодец! Конечно, ключ в туфельке. С какой стати девушка, приехавшая домой сменить туфли, поднимется наверх, а потом начнёт спускаться, так и не переобувшись? Вижу, этот вопрос не даёт тебе покоя. Отличный вопрос! Не прогоняй его. Попробуй на него ответить. Думай о нём день и ночь, пока не найдёшь ответ».
Детектив стоял, задумчиво почёсывая подбородок. Он поднялся на второй этаж и пошёл по коридору, заглядывая в комнаты. Найдя комнату Джанет, открыл дверцу просторного гардероба и в явном замешательстве уставился на туфли.
Через несколько минут он с тяжёлым вздохом вернулся к лестнице и снова измерил её длину взглядом. Ещё немного подумав, в конце концов покачал головой и вышел из дома.
«Вернись! – приказала Джанет. – Ты должен вернуться!»
Но она не могла пробиться к нему. Джанет знала, что он не вернётся, что бы она не делала. Пришлось устроиться на крыше его машины и отправиться вместе с ним в город. Детектив оставил «Форд» на парковке, вошёл в полицейское управление и поднялся в свой кабинет.
Там его ждал ещё один полицейский, явно старше по возрасту. Скорее всего, начальник. После короткого разговора с шефом «её» полицейский придвинул лист бумаги и взял ручку.
«Ни в коем случае не пиши в рапорте, что произошёл несчастный случай, – взмолилась Джанет, нависнув над столом. – Меня убил Мурги». Он начал быстро писать. – «Говорю тебе, это было убийство». – Полицейский написал несколько строк и остановился. – «Арестуй Мурги. Кроме него, в доме никого не было. Разве ты не видишь, что все следы ведут к нему?» – Он задумчиво покусывал кончик ручки и смотрел на стену. – «Вспомни о туфельке. Получается, что я поднялась к себе, но почему-то не переобулась». – Детектив почесал пальцем свой кривой нос и вновь начал писать. – «Ничего не выходит! – расстроилась Джанет. – Наверняка, он пишет, что я оступилась, упала с лестницы и сломала шею… Только учти, я не сдамся. Я не оставлю тебя в покое. Я буду твердить его имя до тех пор, пока тебе не покажется, что ты сходишь с ума. Это будет продолжаться бесконечно, мой друг… Готов? Тогда начали. Мурги, Мурги, Мургимургимурги…»
Полицейский поехал домой. Принял душ, лёг в постель и выключил свет. Через какое-то время перевернулся на другой бок и в сердцах ударил кулаком подушку, не в силах заснуть. Ещё через несколько минут он сердито откинул одеяло, включил свет и закурил.
На ночном столике лежал блокнот. Полицейский курил и рисовал в блокноте. Сначала корявые очертания сломанной шпильки, потом дом. Художником он был не ахти каким. Недовольно посмотрев на очертания домика, он написал внизу: «Следов взлома нет. Никого, кроме слуги…»
Потом полицейский нарисовал пару больших круглых глаз и добавил несколько деталей. Получилось лицо человека.
Он вырвал листок из блокнота, скомкал и бросил в корзину для мусора, но не попал. Погасил сигарету, выключил свет и, решительно взбив подушку, лёг спать.
Наконец к нему пришёл сон.
«Мургимургимургимурги!..» – как фурия, набросилась на его мозг Джанет.
Детектив беспокойно заворочался. Сначала он натянул одеяло до подбородка, потом отбросил его, встал и включил свет. Походив по комнате и поняв, что этой ночью ему не уснуть, он быстро оделся и вышел на улицу. Прежде чем завести мотор, полицейский долго сидел в темноте в машине. Пару кварталов он ехал, не зная, куда направиться. В его голове с громким скрежетом, как два мельничных жернова, боролись два вопроса: убийство или несчастный случай? Убийство или несчастный случай?
Детектив остановился около бара. Скоро он сидел в одиночестве за стойкой и пил коньяк. Выпил одну за другой три рюмки, но спиртное не успокоило. Ему так и не удалось избавиться от мучительных вопросов. После двух дополнительных рюмок морщины тревоги на его лице не только не разгладились, но стали ещё глубже.
Джанет сидела на горлышке бутылки и говорила: «Ещё раз хорошенько подумай о Мурги. Попробуй последить за ним. У него сейчас неспокойно на душе, нервы напряжены до предела. Конечно, он захочет скрыться при первых признаках опасности, а для этого ему понадобится побыстрее продать хотя бы часть драгоценностей».
Полицейский поднял голову и рассеянно посмотрел на телевизор, висящий над баром. Он перестал думать о длинной широкой лестнице, сломанной туфельке, Мурги и версиях.
По телевизору печально рассказывали о смерти Джанет Хопкинс. Так как его изображение было двухмерным, Джанет не могла «прощупать», почувствовать его. Репортёр говорил долго. «Наверняка, рассказывает о моём прошлом и семье», – догадалась она. Её догадку подтвердили старые снимки из газетных статей.
Неожиданно в баре что-то произошло. Начался какой-то шум. Джанет, конечно, ничего не слышала, но догадалась по наглой ухмылке, игравшей на красном лице лысого толстяка, что речь идёт о ней.
«Я никогда не была испорченной богачкой, – оправдывалась она. – Вы всё выдумываете, мистер».
Язвительные замечания толстяка не понравились и её полицейскому. Он выбежал из бара и начал переходить улицу, даже не посмотрев по сторонам.
Джанет закричала. Словно услышав её предупреждение, детектив повернул  голову, но было уже поздно. На него неслось такси. Он попытался отпрыгнуть в сторону, но, к сожалению, в баре он слишком много выпил. Замедленная реакция стоила ему жизни.
Его истерзанная и искалеченная пустая оболочка из плоти и крови, которая скоро превратится в прах, лежала на мостовой. Из машины выскочил испуганный водитель, из бара высыпала кучка зевак.
Это поражение, тяжело вздохнула Джанет. Когда-нибудь звёзды будут принадлежать ей, но не сейчас. Придётся подождать. Сколько – она не знала. Пока не умрёт Мурги. Самым трудным и неприятным было даже не ожидание, а осознание того, что дело не завершено, и боль от понимания, что теперь эту космическую несправедливость не исправить.
Через несколько минут, как полагается в таких случаях, появилась патрульная машина. Затем стражи порядка уехали. Следом за ними разошлись и зеваки.
Разочарование придало ей сильное ускорение, и она в мгновенье ока вернулась в свой прежний дом. Просочилась через крышу и повисла в холле.
Пока в ней теплилась надежда, что Мурги будет разоблачён, она не догадывалась, какой страшной может оказаться пытка ожиданием. Только сейчас до неё дошло, через какие страдания ей ещё предстоит пройти.
– Привет, красавица! – окликнул её кто-то.
«Откуда появилась эта мысль?» – удивилась Джанет.
– Не бойся. Я здесь.
Только сейчас она увидела рядом с собой полицейского. Своего полицейского, как она уже привыкла его называть.
– Это ты? – не сдержала удивления девушка.
– Конечно, я. Или ты ждала кого-то ещё? Извини, что не подошёл к тебе сразу, у бара. Я был так удивлён тем, что произошло, что обо всём забыл. Знаешь, ты «чувствуешься» ещё красивее, чем выглядела при жизни.
– Спасибо за комплимент, – поблагодарила Джанет. – Ты тоже красивый парень. Твоя непривлекательность исчезла вместе с плотью… Теперь ты свободен. Обо мне можешь больше не беспокоиться.
– Почему? – спросил он.
– Я застряла в этом мире, потому что ты не поймал Мурги, – объяснила она.
– Так значит, это всё-таки Мурги. У меня было смутное предчувствие, что с ним что-то не так…
– Предчувствие? Ха! Это я изо всех сил пыталась тебе внушить, что меня убил старик.
– Правда? Знаешь, я даже собирался установить за ним слежку.
– И это я тебе внушала. Я вернулась домой, когда он крал из сейфа мои драгоценности. Он увидел меня и убил.
– Да, я виноват, – печально опустил голову полицейский.
– Но ты же не знал, что попадёшь под машину.
– Всё равно виноват. Теперь я буду вечно жить с этой виной… Точно не можешь отправиться со мной?
– Точно. Очень хочу полететь к звёздам, но не могу. Отправляйся побыстрее, пока я не разрыдалась.
Он исчез, и она тут же вновь почувствовала вселенское одиночество. Это самая изощрённая пытка, которую ей теперь предстоит терпеть.
– Послушай, милая. Меня зовут Джо. – Детектив вернулся. – Знаешь, у меня идея. Давай попробуем. Попытка не пытка.
«Вдвоём приятнее и веселее, – обрадовалась Джанет. – Хорошо, что он вернулся».
– Мой начальник, лейтенант Хал Динин, – продолжил Джо, – очень умный и наблюдательный. Мой рапорт наверняка заставит его задуматься. Я написал о сомнениях, которые ты пыталась внушить мне. Я только что побывал в управлении. Моя смерть так огорчила Хала, что его мозг стал уязвим. Он сидит за столом и внимательно читает мой рапорт. Если ты одна смогла сделать так много со мной, представь только, какие горы мы сможем своротить вместе. Давай объединим наши усилия и общей мощью ударим по Динину.
Джанет взлетела на крышу особняка. Джо не отставал.
– Джанет, в отличие от меня Хал Динин верит в предчувствия. Он обязательно проверит их.
– Хорошо, – сдалась она. – Давай попробуем, дорогой…
Лейтенант Динин разговаривал по телефону.
– Не знаю, возможно, это просто одно из моих обычных предчувствий, – хмуро сказал он в трубку. – Конечно, предчувствия есть у всех, но у полицейских их, наверное, особенно много. Думаю, во всём виновата наша профессия. Наш мозг автоматически обращает внимание на информацию, которую пропускают глаза, уши и руки. У меня сейчас сильное предчувствие, что смерть девушки, которую расследовал Джо, окажется не несчастным случаем… Ты же знаешь, как я к отношусь таким ощущениям. Сначала я пытался прогнать это предчувствие, но оно такое сильное, что ничего не выходит. Так что теперь придётся основательно заняться этим слугой…

Перевод с английского Сергея Манукова


Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку