Право на жизнь

Право на жизнь
Автор: Светлана СЕЛИВАНОВА
20.04.2020

11 марта 2020 года, в самый разгар всеобщий беды – пандемии COVID-19, США не изменили своей привычке «смотрящего» за глобальным «порядком» и опубликовали очередной доклад «О ситуации с правами человека в мире», точнее, о нарушении этих прав, как американцы их понимают. В госдеповском документе содержатся обвинения в адрес почти 200 стран и регионов мира, но особой атаке, как водится, подвергся Китай. Но тому не привыкать: на ежегодный окрик из Вашингтона у китайцев загодя готов встречный доклад о нарушении прав человека в самих Соединённых Штатах, и кондуит этот с предисловием в 7 частях был обнародован незамедлительно, уже на следующий день после американского, – принцип китайского бумеранга работает безошибочно. Китай не оправдывается, не спорит, не защищается, он просто как достойный соперник тут же наносит ответный удар, прямо в духе известной басни Крылова: «Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» Вывод официального Китая предельно жесткий: «земля свободы» и «маяк демократии», каковыми позиционирует себя Вашингтон, давно стали «зоной опасности», «источником гуманитарных катастроф по всему миру».

И эта история словесной пикировки между двумя геополитическими соперниками повторяется уж не один год и даже стала чем-то напоминать забавную игру на перетягивание каната. Но не в этот раз.

На фоне охватившей мир пандемии традиционный обмен подобного рода «любезностями» высветил непримиримые противоречия двух государственных устройств – КНР и США, и с предельной остротой поставил вопрос о реальном содержании самого понятия «права человека», которым, как дубинкой, привыкли размахивать американцы.

ЭПИДЕМИЯ КАК ТЕСТ

С самого начала распространения нового коронавируса Китай ввел жесткий карантин на всей территории почти 60-миллионной провинции Хубэй, чем вызвал дежурную критику со стороны США в нарушении «прав человека». Как писала в те дни газета New York Times в своем официальном аккаунте на платформе Twitter, закрытие «авторитарным» Китаем городов «принесло огромный ущерб жизни и свободе людей». Тогда я подумала: интересно, а что будет говорить Вашингтон, когда китайские меры сработают. А они сработали! Сегодня Ухань, столица провинции и очаг заражения, – один из самых чистых городов в мире. Но американцы не были бы американцами, если бы не нашли новых обвинений. Принять тот факт, что «недемократический» Китай и его «бесправное население» в борьбе с эпидемией оказались на сто голов выше их, самых «свободных» и «демократичных», противно самой сути американского представления об устройстве человеческой вселенной, где, по их убеждению, существует только один центр и один безальтернативный образец – они сами. Теперь, захлебываясь в вирусе, не желая смириться с очевидным, представители американской правящей элиты с маниакальным упорством твердят: китайцы всех обманули, занизили цифры потерь в 30–40 раз: «Утверждение о том, что в США больше смертей от коронавируса, чем в Китае, является ложным... это очевидно: Коммунистическая партия Китая лгала, лжет и будет продолжать лгать о коронавирусе для защиты режима». И это заявляет не кто-нибудь, а официальное лицо, чиновник высокого ранга сенатор-республиканец из штата Небраски Бен Сасс. Даже бедный Трамп отмахнулся, когда его попросили прокомментировать сенсационную информацию своих разведчиков: «Я ведь не счетовод, чтоб китайские цифры считать». И, правда, что тут комментировать?

Пережила я в Китае, в Пекине, и начало эпидемии, и ее пик, и сейчас, когда вирус уходит, здесь нахожусь. Все своими глазами видела – и как власти действовали, и какие меры принимались, и как люди себя вели, и какую информацию получали. Да была бы в «секретных» данных Белого дома хоть йота правды, здесь, в китайской столице, совсем другой жизненный алгоритм бы наблюдался. Может, и до рефрижераторов с трупами дошло бы, как это происходит сейчас на улицах Нью-Йорка.

Нет, ничего не меняется в этом мире. Даже сейчас, в дни грозной эпидемиологической опасности, когда идея взаимопомощи и всемирного объединения усилий и ресурсов, казалось бы, должна стать приоритетной, западные политики продолжают брызгать вирусной слюной, ставя свои политические амбиции выше заботы о здоровье и благополучии людей.

В этом смысле показательна история с китайской компанией Huawei. Только за недавние две недели она безвозмездно передала миллионы масок для помощи в борьбе с распространением вируса в несколько государств-членов Европейского союза, включая Италию, Ирландию, Чешскую Республику, Польшу, Голландию, Испанию. Однако это не понравилось чиновникам из ЕС, углядевшим в таком бескорыстном жесте исключительно «дешевый пиар» и устами своего верховного представителя по иностранным делам и политике безопасности Жозепа Борреля (Josep Borrell Fontelles) обвинившим Huawei в разыгрывании «карты политической щедрости», дабы ущучить США на фоне «глобальной битвы нарративов»: «Китай настойчиво посылает сигнал о том, что, в отличие от Соединённых Штатов, он является ответственным и надежным партнером». Да, видно, этих американских подголосков даже могила (чужая) уже не исправит.

И что же Huawei? Его официальный представитель сообщил, что после комментариев Борреля компания прекращает свою европейскую программу пожертвований, не желая участвовать в геополитических силовых играх: «Это не та история, с которой мы хотим, чтобы нас связывали». Тем не менее, компания заявила, что она «остается открытой» для контактов с органами здравоохранения в Европе, которые «остро нуждаются» в дополнительном оборудовании.

Сначала Запад обвинял Китай в возникновении эпидемии, теперь бесится от злобы, что он с ней справился. Вот думаю, какой же выдержкой и мудростью надо обладать китайскому руководству, чтобы, несмотря на все эти инсинуации, продолжать оказывать помощь, и немалую, этому самому Западу в борьбе с вирусом, понимая, что игры политиканов – это одно, а жизнь людей – совсем другое.

Как сообщил заместитель начальника Управления гражданской авиации Китая Люй Эрсюэ, китайские авиакомпании на 1 апреля доставили 2653 т гуманитарной помощи 40 странам, включая США, Великобританию, Италию, совершив в сумме 178 вылетов. Одновременно для борьбы с эпидемией за рубеж было направлено более 100 китайских медицинских бригад.

Разительный контраст с тем, как эгоистично в экстремальных условиях эпидемии ведут себя по отношению друг к другу страны Запада, – факты перекупки медицинского оборудования, а то и вообще его незаконного присвоения, хорошо известны. «Каждый за себя!» – вот сегодняшний девиз европейских стран, совсем недавно позиционировавших себя как единый союз.

СВОБОДА «ОТ» ИЛИ СВОБОДА «ДЛЯ»?

Вот тут и возникает очень серьезный вопрос.

Каждый день получаю информацию и фотографии от близких людей из Канады, Великобритании, США. Паника, в мгновение опустошаемые полки магазинов, очереди, дефицит питьевой воды и туалетной бумаги, не говоря уже о масках и дезинфицирующих средствах. Цены на глазах растут, повсеместная спекуляция на беде процветает. Друг из Штатов даже написал: тут и до стрельбы недалеко. В Китае, где я нахожусь с начала эпидемии, ничего этого и в помине не было: ни пустых магазинов, ни истерики. И уверена, быть не могло! Вот ответьте, почему?

Одна небезызвестная особа из российского «высшего света» «рассказывает в Facebook о каких-то спорах в «московских гостиных» о преимуществах «свободы» и «несвободы». Последнее, разумеется, относится к Китаю. Но и особа эта, как и все ее «элитное» окружение, увы, мыслит исключительно штампами и вряд ли способна вникнуть в глубинные смыслы этих двух дефиниций, которые, кстати, не давали покоя выдающимся русским философам. Полнота свободы, считал Бердяев, непременно предполагает два аспекта – «свобода ОТ» и «свобода ДЛЯ». Освободиться «от» внешнего давления, «от» любых обязательств по отношению к обществу и государству – это одно, освободиться «для» осознания своего долга, ответственности перед миром – несравнимо более высокая духовная задача. Теперь, в условиях глобальной беды, разница между этими двумя понятиями становится особенно очевидной. И заставляет еще раз задуматься над извечной дилеммой: общество с приоритетом рынка, свободы как фетиша, индивидуализма как принципа, конкуренции как двигателя прогресса или другая социально-политическая организация – с приоритетом государственного управления, с коллективизмом и солидарностью как гарантией развития? Другими словами, сейчас уже, к сожалению, воспринимаемые как дремучие штампы, – капитализм или социализм?

На дворе XXI век, и, конечно, содержательное наполнение этих понятий меняется. Как, например, назвать строй, который нынче в Китае? Никаких «измов» не подберешь. Но для меня очевидно одно: изучив, освоив, применив все лучшее, что дал советский социалистический опыт строительства (кстати, первый в истории!), отринув все его минусы, все перегибы и просчеты, позаимствовав и некоторые социальные западные технологии, Китай явил миру уникальную государственную систему, сумевшую удержать под своим крылом почти полтора миллиарда человек и обеспечить им вполне достойную жизнь.

Фото_15_7.jpg

И еще один вопрос возникает в связи с этой эпидемией: зависит ли психология отдельного человека и общества в целом от социально-политического устроения страны проживания? Уверена, что да. И хотя система ценностей выстраивается веками, но каждый раз навязываемые новые приоритеты давят на психику, заставляя ее адаптироваться к существующим реалиям. Просто для того, чтобы выжить. Вот, например, антитезы: «один за всех, и все за одного» и «человек человеку волк». В разные времена то одно, то другое всплывает на поверхность в зависимости от идеологических приоритетов государства. Сегодня так называемым «цивилизованным», «первым» миром правят бизнес и деньги, установка на индивидуализм и на личный успех ставятся во главу угла. Другой идеологии просто нет, да и быть не может: любые высокие слова, и заявленные общие высокие цели тут же вступят в противоречие с реальным жизнеустройством.

Не сочтите за парадокс, но теперь, в условиях глобальной беды, вдруг задумалась: а, может, именно «авторитарный» Китай и являет миру образ наиболее нравственно здоровой и ответственной страны? Несмотря на отсутствие в ней Facebook и Twitter и даже на наличие цензуры.

БОГАТЫЕ ТОЖЕ ПЛАТЯТ

С первых дней эпидемии, китайцы, осознав, что их стране угрожает серьезная опасность, проявили небывалую солидарность. Такое народное единение я уже наблюдала в момент Сычуаньского землетрясения в 2008 году, когда буквально каждый человек стремился хоть чем-то облегчить участь пострадавших от страшной стихии – тогда по всему Пекину стояли ящики для пожертвований. Помню и заполненную до предела площадь Тяньаньмэнь, куда стихийно пришло чуть ли не пол-Пекина, чтобы выразить скорбь по погибшим соотечественникам.

Вот и нынешнюю беду китайцы восприняли как общее горе и боролись с ней всем миром.

В Ухань шли пожертвования от всех слоев населения. Но особую ответственность проявили те, кого мы привыкли называть «денежными мешками» и не очень-то чествуем. Но видно, здесь, в Поднебесной, и «новая буржуазия» имеет свою «китайскую специфику». Крупнейшие частные компании, богатые бизнесмены тут же включились в общую работу по борьбе с эпидемией, и их помощь сыграла колоссальную роль в победе над опасным вирусом.

Список их добрых дел, о которых рассказывается на одном из китайских интернет-ресурсов, думаю, на каждого произведет впечатление, а сколько еще осталось за кадром!

Первыми в программу помощи включились китайские интернет-гиганты: счет пожертвований начинался со 100 млн юаней.

Ванъи – 100 млн, Додо – 100 млн, Куайшоу – 100 млн, Группа Мэйтуань – 200 млн, Байду – 300 млн, Байт Данс выделил 391 млн для медицинских работников – по 100 тыс. юаней тем, кто работал на передовой, и по миллиону семьям погибших при исполнении долга, Тэнсюнь в общей сложности в копилку пожертвований внес 1,5 млрд юаней. Корпорация Алибаба создала миллиардный фонд на покупку медицинских материалов, затем вложила еще миллиард на поддержку сельхозпроизводителей и 20 млн пожертвовала коллективу главного эпидемиолога Китая академика Чжун Наньшаня. Основатель корпорации Джек Ма внес в общий фонд помощи также 100 млн своих личных денег. Всего уже к 30 января благотворительную помощь в борьбе с эпидемией оказали 800 китайских предприятий на сумму в 13 млрд юаней.

Фото_16_7.jpg

После вспышки эпидемии помимо денежных взносов в Ухань сразу начали поступать от бизнеса медикаменты и предметы медицинского назначения – всего на сумму в 300 млн юаней. Транспортный гигант Цзиндун открыл для этой цели специальный канал для поставок и сам пожертвовал городу миллион масок и 60 тыс. предметов медицинского назначения.

Алибаба-Интернешнл доставил в зараженный район 6,5 единиц медицинских товаров. Аналогичную помощь на 4,5 млн оказала и компания Тэнсюнь. Это решило вопрос нехватки специального обмундирования для медицинского персонала, которая возникла в первые две недели эпидемии.

К концу первой декады февраля китайскими компаниями было закуплено 335 тыс. масок, 120 тыс. комплектов защитной одежды, 225 тыс. подгузников для взрослых, а также множество перчаток, очков, дезинфицирующих средств, вентиляторов, градусников, спирта, наборов для тестирования и других противоэпидемических материалов.

И эта помощь продолжала поступать на протяжении всего периода эпидемии: от корпорации Додо – миллион медицинских масок, 20 тыс. комплектов защитной одежды, 200 тыс. медицинских перчаток, 30 т дезинфицирующих средств, оборудование для тестирования стоимостью почти в 10 млн юаней. Сравнимые расходы взяла на себя и компания Ванъи.

В первые дни после тотального закрытия Уханя на карантин возникла проблема с обеспечением медработников питанием. Помощь со стороны бизнеса была оказана мгновенно. В больницы города были доставлены продукты, в количестве, достаточном для месячного питания 5 тыс. человек. После вспышки эпидемии многие крестьяне потеряли возможность сбыта своей продукции. Тонны овощей и фруктов оставались несобранными. И эту проблему помог решить крупный бизнес, запустив программу «Помощь селу».

Интересны и другие действия китайских компаний в помощь государству. Вот коротко: организовали борьбу с контрафактной продукцией, контролировали цены на средства антивирусной защиты, оказали серьезное содействие малому и среднему бизнесу: снизили операционные расходы на интернет-платформах, выдали беспроцентный кредит для торговцев из Хубэя, субсидировав курьеров, по просьбе главы Министерства гражданских дел оперативно создали и запустили программы по регистрации медицинских карточек, уведомлению о вспышке болезни, проверке температуры тела, определению групп риска, информации о состоянии здоровья людей.

Вот вам почти идеальная модель взаимоотношений бизнеса и государства, которой, думаю, не найти мировых аналогов. Кстати, замечу, что нет непримиримых противоречий между новой китайской «буржуазией» и Компартией. Многие крупные бизнесмены состоят в ее рядах.

И в заключение еще один факт. Как сообщило 30 марта агентство «Синьхуа», более 79 млн членов КПК сделали добровольные пожертвования на общую сумму 8,26 млрд юаней (около $1,17 млрд). Собранные средства направят на поддержку борьбы с COVID-19.

* * *

4 апреля, в 10 часов утра, Китай замер в 3-х минутном траурном молчании. Только протяжные поминальные гудки машин, поездов, кораблей и тревожный звук сирены нарушали скорбную тишину. В традиционный день памяти – День Цинмин «праздник чистого света» китайцы поминали тех, кто стал жертвой злосчастного вируса. По всей стране, в зарубежных посольствах и консульствах КНР приспустили государственный флаг, на площади Тяньаньмэнь состоялась траурная церемония с участием руководства страны.

Фото из архива автора


Авторы:  Светлана СЕЛИВАНОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку