НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Повышение по службе

Автор: Ричард ДЕМИНГ
26.11.2008

Хотя мой деверь занимал пост только помощника вице-президента, он все равно был большой шишкой в местном отделении банка «Фостер Нэшнл». Мы с Арнольдом еще кое-как ладили, когда была жива моя сестра Анжелина. Анжелина меня любила, а он не хотел ее обижать. Поэтому Стронг устроил меня на работу к себе в банк и даже прикрыл в первый раз, когда обнаружилась недостача в пару сотен долларов. Он возместил ее из своих денег, а я пообещал, что никогда больше не притронусь к деньгам банка.
К тому времени, когда у меня случилась вторая недостача, на этот раз жалкие семьдесят пять долларов, Арнольд, к сожалению, уже успел овдоветь и его теперь не беспокоило, что подумает или скажет Анжелина. Наверное, поэтому он спокойно уволил меня и пообещал посадить за решетку, если я не верну деньги в течение двадцати четырех часов.
Я на него не в обиде, потому что мне удалось найти более прибыльную работу, чем в банке. Я устроился водителем грузовика к Большому Джо, который торговал крадеными вещами, но удача отвернулась от меня в очередной раз. Через два года федералы упрятали Джо в тюрьму, и я опять остался не у дел.
У меня как раз начали заканчиваться деньги, когда я после долгого перерыва встретился с деверем в подпольном казино «33».
Я подъехал к клубу в десять вечера и уже собрался войти внутрь, когда дверь неожиданно распахнулась и из ресторана вышла смазливая брюнетка в накидке из искусственного меха. Несмотря на толстый слой макияжа, я узнал в ней одну из девочек, постоянно ошивающихся в казино.
– Привет, Арнольд! – поздоровался я с ее спутником, не в силах скрыть удивления.
– Добрый вечер, Мел! – улыбнулся он. – Это мисс Тина Кроуфорд… Тини, это мой деверь, Мелвин Холл.
Мой пытливый ум тут же начал прокручивать возможные комбинации. Едва ли совету директоров банка «Фостер Нэшнл» понравится, что один из руководителей их отделения развлекается с проституткой и просаживает деньги в подпольном казино. Здесь, похоже, можно слегка поживиться, радостно подумал я...
На следующий день, в четверг, около двух часов я подъехал к банку.
– Привет, Мел! – без особой радости встретил меня Арнольд Стронг и аккуратно сложил пополам письмо, которое он читал перед моим появлением. – Входи. Присаживайся.
Я уселся, закурил и, выпустив облако дыма в его направлении, сказал:
– Я решил, что нам пора уладить наши разногласия, Арнольд. В конце концов, мы же родственники.
– Я не держу на тебя зла, Мел, но и не собираюсь брать на работу или одалживать деньги. Могу лишь дать рекомендацию, но при одном условии. Твоя новая работа не должна быть связана с деньгами. Только решай, пожалуйста, скорее. Завтра мой последний рабочий день на этом месте, – он показал мне письмо, написанное на банковском бланке.
«Дорогой мистер Стронг! Ждем вас в понедельник вечерним поездом. К сожалению, я буду занят и не смогу вас встретить. На вокзале вас будет ждать наш главный бухгалтер, мисс Стелла Маршалл. Я снял для вас номер в отеле «Леверет». Мисс Маршалл отвезет вас с вокзала или в гостиницу, или сразу в банк. Я буду на работе до пяти часов. С нетерпением жду встречи. Рэймонд Бурк, главный кассир».
– Меня переводят, – хмуро объяснил Арнольд. – В Леверете несколько дней назад от сердечного приступа умер глава отделения, и правление посылает меня туда начальником.
– Что-то не слышу радости в твоем голосе, – хмыкнул я. – Разве это не повышение?
– Вообще-то, конечно, повышение. Я автоматически становлюсь вице-президентом. Но мне и здесь нравится. Честно говоря, я не хочу бросать друзей и ехать в незнакомый город.
– Неужели у тебя нет в Леверете знакомых?
– Ни одного, – печально покачал головой Арнольд. – Там совсем новое отделение, его открыли только месяц назад. Я никогда не был в Леверете, даже проездом.
Неожиданно я забыл о своих планах «одолжить» при помощи шантажа у Арнольда тысячу долларов.
– А почему ты едешь туда на поезде, а не на машине? – спросил я, стараясь не показать волнения.
– Глупо перебираться с машиной. Я решил продать свой «форд» и купить там новый автомобиль. Дом с обстановкой я уже продал. Мне повезло – нашелся покупатель, который согласился купить и мебель. Мы договорились, что в понедельник утром меня уже здесь не будет.
– А во сколько в понедельник отходит твой поезд? – поинтересовался я.
– В половину шестого утра. А что?
– Ты сделал для меня немало доброго, Арнольд. Давай я отвезу тебя на вокзал.
– Спасибо, но я уже заказал такси.
Я погасил сигарету в пепельнице, встал и протянул руку.
– Счастливо, Арнольд. Желаю тебе как можно быстрее завести друзей и обустроиться на новом месте. Я рад, что заглянул к тебе перед твоим отъездом.
– Спасибо, Мел, – он тепло пожал мне руку. – И тебе счастливо. Мое предложение о рекомендации остается в силе.
– Мне не нужна рекомендация, – махнул я рукой. – Дела идут нормально. Я просто зашел уладить недоразумения.
Выйдя из банка, я отправился в Ривервью-Пойнт: остановился на берегу и долго сидел в машине и пристально смотрел на реку. Я обдумывал свою фантастическую идею. И постепенно, по мере того, как мои мысли становились все четче и яснее, идея, пришедшая ко мне в голову в кабинете Арнольда, становилась все менее и менее фантастической и все более осуществимой.
Раз Арнольд не знает никого в Леверете, то можно предположить, что и там его никто не знает. Я три года проработал кассиром и знаю о работе в банке достаточно, чтобы продержаться в роли Арнольда пару дней. Этого времени должно хватить для того, чтобы осуществить задуманное.
Управляющий отделением, естественно, может в любое время дня и ночи спускаться в хранилище, знает код и имеет наверняка ключи от здания. Если повезет, в Леверете можно «взять» целое состояние и исчезнуть из страны до того, как обнаружат пропажу.
Единственная загвоздка заключалась в том, что я не видел возможности осуществить свой план без убийства. Я сидел у реки до темноты, но так и не сумел найти выход. В конце концов я пришел к выводу, что большие ставки заслуживают и большого риска. К тому же Арнольд Стронг никогда не вызывал у меня особой симпатии и любви.
Моей первой проблемой было избавиться от Арнольда так, чтобы его не сразу хватились. Явно, что график моих действий будет зависеть от того, как, когда и что будет делать Арнольд в выходные. На плане можно смело будет ставить крест, если, к примеру, в субботу вечером в банке вдруг решат устроить ему торжественные проводы, а он на них не придет, потому что будет мертв. Самый простой способ выяснить планы человека – спросить его самого. Поэтому в половине девятого я позвонил ему домой. Когда он снял трубку, я сказал:
– Это Мел, Арнольд. Сдается мне, что за мной все же маленький должок. Хочу угостить тебя прощальным ужином. Если, конечно, у тебя все выходные не заняты проводами.
– Нет, с работой все в порядке, там меня проводили еще в прошлую субботу. Но на выходные я уезжаю из города.
– Вот как? – притворно удивился я. – Ты ведь, кажется, говорил, что уезжаешь из города только в понедельник.
– Так оно и есть. Очень хочется в последний раз съездить на рыбалку на Бемус-Лейк. Пару часов назад я продал машину, но новый владелец вошел в мое положение и разрешил мне оставить ее до понедельника. Я отправляюсь на озеро завтра после работы, а вернусь в воскресенье вечером. Но боюсь, тогда мне будет, сам понимаешь, не до праздников. Поезд отправляется в половино шестого, так что вставать придется рано.
– Ну, тогда ужин отпадает, – расстроился я. – Насчет рыбалки я тебя отлично понимаю. С кем собираешься рыбачить?
– Ни с кем. Один.
Пока все складывалось идеально.
– Тогда счастливой рыбалки, – пожелал я ему.
– Спасибо, – поблагодарил он. – И спасибо за приглашение, хотя я и не смогу его принять.
Положив трубку, я задумался. Спать я отправился только под утро, когда план был готов во всех подробностях.
В пятницу утром я купил в спортивном магазине тяжелую гирю и крепкую веревку и положил их в багажник. На тот случай, если Арнольд Стронг в свой последний рабочий день решит уйти пораньше, чтобы побыстрее уехать на рыбалку, я решил держать его под наблюдением. В два часа дня я был уже у банка.
В начале шестого Стронг вышел из банка с пухлым портфелем в руках, сел в машину и отправился домой. Подъехав к его дому, я увидел, что двери гаража открыты и машина стоит внутри.
Мне пришлось звонить около двух минут, прежде чем он открыл дверь.
– Я был наверху, – объяснил Стронг, немного удивленный моим приходом, – собирал вещи. Извини, что заставил тебя ждать. Входи.
– Не обращай на меня внимания, – улыбнулся я. – Просто зашел попрощаться. Кто знает, когда мы теперь увидимся.
– Я как раз закрывал последний чемодан, когда ты позвонил, так что ты мне нисколько не помешал. К сожалению, не могу предложить тебе выпить. В доме осталась только мебель.
– Ничего страшного, – успокоил его я. – Ты один? Никого не ждешь?
– Нет, – он озадаченно посмотрел на меня. – Я собирался через пятнадцать минут уезжать.
Когда Арнольд отвернулся, я выхватил из кармана дубинку и что есть силы ударил его по затылку. Он рухнул как подкошенный. Я нагнулся и проверил пульс. Мой деверь не дышал, он был мертв.
Его бумажник был набит документами. Физическое описание на его водительском удостоверении не очень соответствовало моей внешности, но на него, кроме легавых, никто никогда не смотрит. Встреча же с легавыми в мои планы не входила. Помимо документов, в бумажнике лежало немногим более двухсот долларов.
Я переложил свой бумажник во внутренний карман пиджака, а бумажник Арнольда сунул в карман брюк. В спальне, на втором этаже, стояли два тяжелых чемодана. Портфель, с которым он ходил на работу, лежал открытый на кровати. Я заглянул в него в надежде найти какие-нибудь бумаги, с которыми должен быть знаком глава отделения банка, но он оказался пуст.
Затем я спустил на первый этаж вещи и быстро раздел Арнольда. Попробовав чемоданы на вес, сунул одежду в тот, что был полегче. Но как ни старался, пиджак и туфли никак не помещались. Пиджак я с большим трудом затолкал во второй чемодан, а туфли бросил в портфель.
Я не без труда дотащил его до машины. Труп положил в багажник, предварительно привязав к нему гирю, а вещи – на заднее сиденье.
В полночь Ривервью-Пойнт-Бридж обычно пуст. Я остановился посреди моста и вышел из машины. Сначала я избавился от трупа Арнольда Стронга, следом за ним в воду полетели чемоданы и портфель. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что меня никто не видел, я сел в машину и спокойно уехал.
В час ночи я уже лежал в постели у себя дома. В субботу утром я продал свою колымагу и оставшееся до понедельника время учился расписываться, как это сделал Арнольд на водительском удостоверении.
В воскресенье вечером я предупредил домохозяйку, что съезжаю. Без четверти пять утра за мной и двумя чемоданами заехало такси, и мы отправились на вокзал.
До Леверета было восемь часов езды. Делать мне было нечего, и в голову лезли неприятные мысли. Предположим, в банке работает какой-нибудь клерк, который раньше жил в Мидуэй-Сити и знает в лицо меня или Арнольда? А что мне делать, если кому-то из совета директоров придет в голову навестить отделение в Леверете? Меня могут разоблачить даже в том случае, если кто-то из правления или Мидуэя решит позвонить в Леверет и поговорить с Арнольдом. У нас с ним совсем разные голоса.
Скорее всего я бы отказался от идеи ограбления, если бы не убил Стронга. Сейчас же мне во что бы то ни стало нужно было уехать из Америки, и я был полон решимости уехать не нищим, а обеспеченным человеком.
Я кое-как успокоил себя и решил проводить в банке как можно меньше времени. Свое первое появление на работе следует отложить как минимум до вторника. Сразу же после того, как узнаю комбинацию и ключи, сразу притворюсь больным и буду сидеть в гостинице до последней минуты…
Стелла Маршалл, главный бухгалтер отделения «Нэшнла» в Леверете, оказалась чопорного вида некрасивой женщиной средних лет. При виде меня она нисколько не удивилась, и это меня здорово успокоило. Я был на шесть лет моложе Арнольда, а его возраст скорее всего был известен персоналу банка. Наверняка они уже обсуждали своего нового начальника, и она должна была обратить внимание на то, что я выгляжу моложе. Значит, она или не относится к наблюдательным людям, или решила, что я очень хорошо сохранился для сорокапятилетнего мужчины.
Я пожаловался на простуду, и мы поехали в гостиницу. Стелла предложила заехать за мной во вторник утром, но поскольку до банка было всего полтора квартала, я сказал, что лучше пройдусь пешком.
На следующее утро ровно в девять я был в банке. Рэймонд Бурк, главный кассир и мой заместитель, был худощавым очкариком лет тридцати пяти. После ознакомительной экскурсии по моим новым владениям он завел меня в кабинет управляющего, вручил связку ключей и показал, какие от хранилища, а какие от здания. Всю экскурсию я через каждые пару минут громко сморкался, чтобы он знал, что у меня сильная простуда.
После ухода кассира я с нетерпением открыл папку с бумагами и едва не подпрыгнул от радости. Вчера, на момент закрытия, в банковском хранилище лежали 251372 доллара и 87 центов. Конечно, я надеялся, что денег будет много, но на такую сумму, честно говоря, не рассчитывал.
Удобнее всего совершить ограбление в пятницу вечером. Кражу обнаружат не раньше утра в понедельник, так что у меня будет время покинуть страну. Значит, главное сейчас как-то продержаться до пятницы.
В среду утром я позвонил Бурку и прохрипел простуженным голосом:
– Это Арнольд Стронг. У меня разыгрался ужасный грипп. Очень не хочется прогуливать второй рабочий день на новом месте, но работать я сегодня не в состоянии.
– Ничего страшного, – успокоил Бурк. – Вам чем-нибудь помочь?
– Не надо. Доктор прописал постельный режим и предупредил, чтобы не было никаких посетителей. Для их же безопасности, а не моей. За меня не беспокойтесь. Завтра, надеюсь, буду чувствовать себя лучше и выйду на работу.
Как только кассир положил трубку, я позвонил в аэропорт и забронировал билет за границу на первый субботний рейс. Самолет отлетал в шесть утра...
В четверг утром я снова позвонил в банк и сказал Бурку, что по-прежнему болею и едва ли смогу прийти на работу.
– Не торопитесь, – посоветовал он. – При гриппе лучше хорошенько отлежаться и не рисковать. Это очень опасная болезнь. У нас все в порядке, не беспокойтесь. Вчера звонил мистер Реддинг, спрашивал, как вы устроились. Когда он узнал, что вы больны, то попросил позвонить ему, когда поправитесь.
Байрон Реддинг был председателем совета директоров центрального банка и, естественно, мог знать голос настоящего Арнольда Стронга. Так что разговаривать с ним нельзя ни в коем случае.
– Я позвоню ему отсюда, – туманно пообещал я...
В пятницу картина повторилась. Утром я снова позвонил в банк и сказал хриплым голосом:
– Мне стало лучше, но, наверное, лучше все же не рисковать и подождать до понедельника.
– Правильно, – поддержал меня Рэймонд Бурк. – За нас не беспокойтесь. Все в порядке...
В полночь я взял пустой чемодан и отправился на работу. Я вошел в банк через задний ход и ровно через пятнадцать минут вышел на улицу с чемоданом, набитым деньгами. По моим подсчетам, улов составил не меньше двухсот тысяч долларов даже несмотря на то, что я решил взять только купюры достоинством пять долларов и выше.
Вернувшись в гостиницу, я попросил разбудить меня в половине пятого утра и заказал на четверть шестого такси в аэропорт.
До часа я пересчитывал деньги. Их оказалось немногим более двухсот трех тысяч. Когда я закрыл чемодан и поставил его в гардероб, в дверь постучали. На пороге стояли двое незнакомых мужчин.
– Мистер Арнольд Стронг? – спросил тот, что повыше.
– Да, – кивнул я, похолодев от дурного предчувствия.
Он показал полицейский значок и, отодвинув меня плечом, бесцеремонно вошел в комнату. Коренастый напарник следовал за ним по пятам.
– В чем дело? – возмутился я.
– Неужели вы думали, что это вам сойдет с рук, мистер Стронг? – улыбнулся высокий. – Правда, недостачу первых ста тысяч вы скрыли очень хорошо. Если бы не вторая кража, ее бы обнаружили не раньше, чем через несколько месяцев. Конечно, вы не рассчитывали, что пропажу второй сотни тысяч, которую вы прикарманили, обнаружат так быстро, спустя всего несколько дней после вашего отъезда. Никак не пойму, почему вы до сих пор не покинули страну?
До меня не сразу дошло, что я, оказывается, не единственный вор в банке «Фостер Нэшнл». Лишь теперь мне стало ясно, почему Арнольд был так недоволен переводом. Догадался я и о том, что лежало в пухлом портфеле, который он в пятницу вечером принес с работы и который, когда я пришел, лежал пустой на кровати.
Мой деверь вовсе не собирался ехать на рыбалку. Он, конечно, понимал, что через какое-то время недостачу обнаружат, и поэтому взял еще сто штук и решил дать деру. Арнольд собирался отправиться в аэропорт и улететь за границу с сотней тысяч долларов в чемодане.
«Ну почему я не заглянул в чемоданы?» – мысленно воскликнул я. Тогда бы я не выбросил, как последний кретин, сто тысяч долларов в реку и не стоял бы сейчас перед полицейскими с опущенной головой.
– Дело в том, что я не Арнольд Стронг, – наконец нарушил я молчание и не узнал собственного голоса, таким вялым и безжизненным он был. – Я Мелвин Холл, его деверь.
– Вот как? – недоверчиво ухмыльнулся высокий детектив, протягивая наручники. – А где же тогда Стронг?
Когда на моих запястьях защелкнулись металлические браслеты, я понял, что мне предстоят долгие и трудные объяснения.

Перевод с английского С. МАНУКОВА


Авторы:  Ричард ДЕМИНГ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку