НОВОСТИ
В столичный ОВД нагрянула ФСБ и служба собственной безопасности и перекрыла целый этаж
sovsekretnoru

Потепление началось с Арктики

Потепление началось с Арктики

ФОТО: МИХАИЛ МЕТЦЕЛЬ/ТАСС

Автор: Владимир ЕРАНОСЯН
30.06.2021

Саммит Путин-Байден завершился. Оценки и комментарии экспертов, представляющих стороны переговоров на высшем уровне, разнятся. Аналитики и гуру запутались в версиях, выдвигая самые невероятные гипотезы кулуарных договоренностей. О них, возможно, не догадываются ни Владимир Путин, ни Джо Байден.

Темы, обсужденные 16 июня текущего года на вилле Ла Гранж на берегу Женевского озера раскладывают по важности и приоритетам. Конспирологи, цифрологи, физиогномы, хироманты, иные интерпретаторы активных артикуляций, жестов и пауз описывают детали. Они ищут тайные смыслы даже в традиционных подарках, преподнесенных лидерами двух сверхдержав друг другу.

ИНТЕРПРЕТАЦИИ И ДОМЫСЛЫ

Письменный набор хохломы «Москва», который подарил Путин Байдену, сопоставляют с намеком на будущее подписание договоренностей, но только на условиях России. А преподнесенную Джо Байденом в дар российскому лидеру хрустальную статуэтку бизона ассоциируют не с величественным животным Америки, символизирующим силу, единство и стойкость, а с экстраполяцией на его видового собрата, бизона – белорусского зубра.

Вроде как зубр, по мнению американской стороны, обязательно должен стать прозрачным. При этом пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков уже успел сделать заявление, что позиции лидеров двух стран по Белоруссии принципиально расходятся.

В подаренных Байденом Путину очках-авиаторах, сделанных на заказ компанией Randolph, что носят пилоты ВВС США, журналисты западных СМИ разглядели намек на доминанту Соединенных Штатов в количестве палубных истребителей и авианосцев.

Однако если бы все дипломатические подарки на самом деле раскладывались на радужные спектры всевозможных интерпретаций, то Путину проще всего было бы подарить американскому коллеге закрытую колбу с газом месторождения на Ямале. С подписью, что в колбе именно природный газ, а не «Новичок».

Хотя вряд ли кто в Вашингтоне осмелился бы ее открыть без защитного скафандра и не на полигоне. Зато поспешили бы обвинить Верховного главнокомандующего РФ в попытке отравить Байдена лично.

При этом Джо Байден не чувствовал опасность. Он был бодр, улыбался, то и дело поправлял очки-капельки. А на пресс-конференции он небрежно бросил пиджак на пол, показывая, что ему стало жарко от вопросов СМИ. Одев его к последнему вопросу, он даже не смахнул пыль, но остановился и все же произнес главное. Пожалуй, это слово, а вернее топоним, он просто был обязан сказать, уходя. И он собрался с мыслями и выдохнул: «Китай!»

Вот, что на самом деле более всего интересует истеблишмент, который навязывает Америке новый виток эскалации с Поднебесной. Это и есть камень преткновения. Это – ключевой момент, который не был озвучен на саммите вербально, но имелся в виду.

Владимир Путин же постарался не трогать эту тему вовсе, он не обмолвился о Китае ни словом. Ибо нечего переливать из пустого в порожнее. Америка сама своими санкциями толкнула Москву в объятия Пекина.

Любые сепаратные сделки, где России понадобилось бы действовать в ущерб Китаю, для Москвы контрпродуктивны. Слова Джо Байдена на своей пресс-конференции о длине границы России с Поднебесной с очевидной информацией о том, что с Востока для Москвы исходит реальная угроза, ничего не значат. Он говорил их впопыхах и, понимая, что разводка не удалась.

Владимир Путин был собран, не давал воли эмоциям, одним своим видом давая понять оппонентам, что не даст себя обмануть. Особенно в закрытой для прессы части переговоров, на которой наверняка топоним «Китай» звучал чаще, чем на итоговых пресс-конференциях лидеров. Товарооборот России с Китаем составляет более $105 млрд.

Товарооборот России и США, цифру которого на саммите озвучил Владимир Путин, не превышает $24 млрд. При этом Соединенные Штаты препятствуют, иногда даже в ущерб себе, многим экономическим проектам, выгодным России, и находят все новые поводы для ужесточения санкций против нашей страны. Зачастую заходя даже за «красные линии»…

«КРАСНЫЕ ЛИНИИ» И «ЗЕЛЕНЫЕ КОРИДОРЫ»

Говоря о «красных линиях» еще до времени «Ч» и до момента, когда Президент Швейцарской Конфедерации Ги Пармелен встретил высокопоставленных переговорщиков на крыльце виллы Ла Гранж, Путин имел, прежде всего, в виду Украину.

На саммите НАТО в Брюсселе, где присутствовал Джо Байден, Альянс подтвердил намерение принять ее и Грузию в блок. Путин прямо заявил, что Россия обладает и возможностями, и ресурсами, зачастую даже скрытыми, чтобы не допустить заступа кого бы то ни было за эту «красную черту».

Чем чертить «красные линии», лучше создавать «зеленые коридоры». При этом проходы эти должны пробиваться в принятых рамках. Соблюдение Минского формата урегулирования конфликта на юго-востоке Украины не оспаривалось ни одной из сторон. И это – безусловная победа Москвы, являющейся посредницей в переговорах Киева и непризнанных республик.

Отношения между США и Россией, достигшие по признанию обеих сторон печального дна со времен холодной войны, нуждаются в новой «дорожной карте». Проторить «зеленые коридоры» и вернуть доверие – такова задача. И о ней обмолвился как Джо Байден, заявив, что приехал искать точки взаимного интереса, где с Россией можно было бы сотрудничать, так и Путин. Он сказал, что выстраивание стратегической безопасности – реперная точка, встретившая понимание сторон.

Надежда на то, что перезагрузка получила осторожный старт, выразилась в комплементарных заявлениях двух президентов в отношении друг друга. Путин спустя день, 17 июня на встрече с выпускниками IV потока программы развития кадрового управленческого резерва Высшей школы государственного управления, отметил, что образ, который создают СМИ Президенту США Джо Байдену, не соответствует действительности: «В реальности глава Белого дома – профессионал, с которым надо очень внимательно работать».

По словам Путина, Байден понимает, чего хочет добиться, делая это очень искусно. Внимательность к оппоненту, безусловно, можно отнести к недоверию. Но когда у Путина прямо спросили, вышли ли стороны на этой встрече на новый уровень доверия, он виртуозно воспользовался цитатой из Льва Толстого: «В жизни нет счастья, есть только зарницы его. Дорожите ими. В такой ситуации не может быть семейного доверия. Но зарницы его, мне кажется, промелькнули»…

Хороший знак, что наш президент разглядел эти «зарницы», какой бы «синий туман» не пытались напустить оппоненты на горизонт. О синем тумане, к слову, Путин тоже вспомнил после саммита, сказав: «Обман? Синий туман, похож на обман…»

Упоминание тумана, как впрочем, и зарниц, как ни странно не противоречит одно другому. Обвести вокруг пальца Москву не удастся. Кроме того, Путин имеет отличное представление о структуре власти в США. После саммита он выразил надежду, что никто не будет мешать американскому коллеге «спокойно работать».

Кого имеет в виду Путин – военно-промышленные корпорации, которые, прежде всего, заинтересованы в гонке вооружений и распиле военного бюджета США, либо представителей так называемого «глобального интернационала», для которого страны – лишь офисы, а Президент США – менеджер, история умалчивает.

В сухом остатке лежит факт, что стороны сошлись на превалировании прагматизма в двусторонних отношениях. Это тревожный сигнал — ведь если исходить только из своих национальных интересов, не считаясь с приоритетами другой стороны, это может завести в тупик любые отношения.

Продолжение диалога при этом будет. Путин уверен, что это продолжение зависит от его визави. Россия к нему готова. Осторожен в оценках и Байден, заявивший прессе, что не стоит ожидать прямых итогов и прорывных договоренностей ранее, чем через полгода. Он отметил, что переговоры прошли в доброй и позитивной атмосфере и создали фундамент для дальнейших отношений с Россией.

СО ЗНАКОМ ПЛЮС

Саммит, названный историческим в Кремле и Белом доме, уже оценили – «со знаком плюс». Обозначены позиции и направления сотрудничества, принято совместное заявление по стратегической стабильности, стороны договорились о возвращении послов на места службы в Вашингтон и Москву, решили продолжить консультации по дальнейшей судьбе Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Но все же это лишь часть официальной повестки. Что было за закрытыми дверьми, и стало ли это достоянием гласности на пресс-конференции?

Журналисты отметили, что оба лидера оживились на своих пресс-конференциях, когда речь зашла о возможном взаимодействии в Арктике. И этот момент весьма интересен.

Когда Джо Байден на пресс-конференции упомянул, что стороны обсудили, как сделать Арктику регионом, где возможно сотрудничество, а не конфликт, именно это вселило надежду на позитив и задало определенный тренд на переформатирование отношений.

Показательно и другое. Путин, проявив невероятную осведомленность в трактовках Конвенции по морскому праву 1982 года и Полярного кодекса 2017 года, признал, что сотрудничество в Арктике лучше вражды. Россия, являясь с этого года председателем Арктического совета, намерена конструктивно вести диалог со всеми восемью странами – членами Арктического совета. Китай не имеет такого членства, но шпилькой в сторону Китая это уточнение Путина называть преждевременно. Почему? Это надо разобрать подробно…

АРКТИЧЕСКИЙ СДВИГ

Путин попросил не конструировать из России жупел и не обвинять ее в милитаризации региона. Строительство военной инфраструктуры на основе новых технологических решений является всего лишь восстановлением пунктов базирования наших баз, а пункты дислокации МЧС призваны обеспечить оперативность спасательных операций для всех заинтересованных в развитии северной логистики сторон.

А ведь республиканцы перед саммитом обвиняли Джо Байдена в капитулянтских жестах. К примеру, в нежелании ужесточать санкции по «Северному потоку-2» и «сливании арктических интересов США».

Конгрессмен от Республиканской партии Лорен Боберт даже демонстративно испугалась за участь Аляски, утверждая, что Байден в силу своего нездоровья, может ей пожертвовать. «Я очень надеюсь, что Джо Байден случайно не вернет Аляску Путину во время встречи. Я молюсь за Америку, потому что на таком мероприятии еще никогда не было столь неквалифицированного политика», – такое заявление в адрес действующего Президента США позволила себе Боберт.

Одно можно сказать с полной определенностью — вопрос о принадлежности Аляски на саммите точно не поднимался. Даже в закрытой части переговоров. Присутствие же на них начальника Генерального штаба Вооруженных сил РФ генерала армии Валерия Герасимова должно было подтвердить, что наша страна в случае необходимости может поднять и этот вопрос. Но только если Соединенные Штаты действительно будут на этом настаивать, продлевая свои санкции и не признавая за Россией исключительное историческое право на Северный морской путь (Севморпуть).

Шутки шутками, но сдвиг наметился именно во льдах Арктики. У США с Россией в этом регионе есть точки соприкосновения. По словам Владимира Путина, тема Арктики важна, и обе страны должны и могут там нормально сотрудничать. Однако вопрос разрешения иностранным судам проходить по внутренним морям в Арктике является суверенным правом РФ. При этом Россия этим правом вовсе не злоупотребляет. Эта фраза и была ключевой, приглашающей…

КОНВЕНЦИЮ И КОДЕКС НИКТО НЕ ОТМЕНЯЛ….

К слову, упоминание Путиным утвержденного приарктическими странами Полярного кодекса можно считать филигранным способом показать, что непризнание Соединенными Штатами международных норм, касающихся свободы судоходства, или их субъективная трактовка могут быть дезавуированы простыми техническими требованиями о проходе судов.

Они могут касаться, к примеру, ледокольного сопровождения грузовых судов. Если это патрульный ледокол с любым, даже артиллерийским вооружением, либо с техническими средствами, способными ставить радиоэлектронные помехи, собирать разведданные, то их будут воспринимать не как ледоколы, а как угрозу национальной безопасности.

Согласно Полярному кодексу, суда, оперирующие в арктических районах в течение периодов, когда может произойти обледенение, должны быть обеспечены средствами для предотвращения обледенения антенн, необходимых для навигации и связи. Придраться можно и к судам с ледовыми усилениями. В соответствии с главой 3 Полярного кодекса, если оборудование на судне имеет сенсорные устройства, которые сконструированы ниже корпуса, то такие сенсоры должны быть защищены от взаимодействия со льдом.

Для выполнения функциональных требований кодекса, касающихся судов, осуществляющих самостоятельное плавание в районах с 24-часовым освещением (в условиях полярной ночи), тоже существуют правила. Эти суда должны быть оборудованы, как минимум двумя дистанционно вращающимися узконаправленными поисковыми фонарями с управлением с мостика, обеспечивающими освещение дугой 360 градусов или другими средствами визуального обнаружения ледового покрова.

Словом, если гость нежелателен, Полярный кодекс, а не только Конвенция и российское законодательство, однозначно признающее историческое право России на Севморпуть, поможет нашим пограничникам выполнять свои профессиональные обязанности.

Так или иначе, крупнотоннажным судам, участвующим во взаимодействии с ледоколом при ледокольной проводке, придется либо нанимать российского лоцмана, знающего все тонкости прохода и делегированного нашей страной для безопасности мореплавания, либо рисковать.

Оборудовать судно вручную приводимым красным проблесковым огнем на корме не совсем удобно. К тому же, этот огонь должен иметь дальность видимости, по крайней мере, на две морские мили. Лучше привлечь российских специалистов. Для безопасности и уверенности, прежде всего.

Хорошо уже то, что Владимир Путин, заметив, что досконально знает как пункты Конвенции, так и требования Полярного кодекса, все же пригласил американцев к сотрудничеству, подчеркнув, что именно Арктика может стать мостом сближения позиций по всем другим мировым проблемам.

НАЖИВКА ДЛЯ РОССИИ

Когда американцы в Анкоридже на Аляске пытались повлиять на Китай, давая понять, что путь в Арктику лежит через признание прав Поднебесной в этом регионе Соединенными Штатами, Пекин не поверил.

Очевидно, что в Арктическом регионе не считаться с позициями России, окрепшими в последние десять лет, не выйдет. Из всех арктических государств именно Россия обладает большей частью арктического шельфа, атомным ледокольным флотом, фрезерующим любые толщи льда (у Китая всего два ледокола, у США – три, исчерпавших временной ресурс), и инфраструктурой портов, в развитие которых с недавних пор вкладывается и китайский бизнес.

Реальность такова, что Россия, не только согласно Морской конвенции, но и фактически контролирует Северный морской путь. США с этим не согласны, но Вашингтон не согласен и с контролем другого приарктического государства – Канады – Северо-западного прохода.

Согласие или непризнание США ничего сегодня не меняет. Мир изменился, раз даже член НАТО Канада может прямо заявить, что претензии Вашингтона необоснованные, трактовки Соединенными Штатами положений Конвенции не соответствуют их признанным всем миром значениям.

Байден наверняка продвигал на саммите идею, что главным оппонентом нынешней системы управления Арктикой является вовсе не Вашингтон, неверно истолковывающий правила свободы судоходства, признавая Конвенцию в одних водах, и отрицая ее в других, а Китай, объявивший себя в 2018 году приарктическим государством.

Здесь кроется главная цель США — наживка России брошена. Как отреагирует Кремль — вопрос второй. Пауза продлится не менее полугода. Китаю, конечно, придется поволноваться. Но будет ли торговаться Россия?

СЛАБОЕ МЕСТО ВАШИНГТОНА

На сегодня ни один из членов Арктического совета, включая, кстати, и Россию, не признает арктических амбиций Китая. Россия, являясь председателем Арктического совета, категорически против стремления нивелировать географический фактор в арктической политике и увеличивать число наблюдателей организации.

 Фото_03_10.jpg

ФОТО: СЕМЁН МАЙСТЕРМАН/ТАСС

То обстоятельство, что Владимир Путин оживился на своей пресс-конференции, комментируя именно арктический аспект саммита, красноречиво свидетельствует о том, что слабое место США обнаружено. И оно же является, как ни парадоксально, сильным для России. Китай, и еще раз Китай. Только экспансия Поднебесной, экономическая, прежде всего, волнует Америку по-настоящему! Ну, что ж, у России есть это понимание. Карты раскрыты…

Значительное внимание, уделенное на саммите арктической теме, ее подробное обсуждение и в расширенном формате встречи, является свидетельством наличия прагматической заинтересованности обеих сторон в налаживании сотрудничества. И старт этого сотрудничества находится в суровом регионе. Полярный день наступает. И как ни странно, теплый бриз повеял с Севера.

Байден протянул руку Путину по собственной инициативе. Он отшучивается от своих прежних обвинений и оскорблений в адрес российского президента, показывая миру тренд на деэскалацию. Путин осторожно принимает правила игры. Теперь уста его заокеанского коллеги не произносят нелицеприятные высказывания, а предельно тактичны.

В условиях разворачивающегося конфликта США и Китая, Россия, конечно же, может обрести некоторую ограниченную свободу маневра, но все будет зависеть от того, насколько далеко Соединенные Штаты готовы зайти в деле сдерживания Поднебесной.

Развяжут ли они войну, естественно чужими руками, в регионе Южно-Китайского моря… Даже локальная война, а тем более с таким государством, как Китай, поменяет правила и тренды. Одно дело — война холодная, гибридная, но другое дело война горячая, да еще и с Китаем…

Арктическая повестка, безусловно, выгодна России. Потепление на сей раз началось в Арктике. Но оно может привести и к взрыву, если им неправильно и нерационально воспользоваться. Игра продолжается.


Авторы:  Владимир ЕРАНОСЯН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку