НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Последняя война

Автор: Владимир ВОРОНОВ
01.12.2009
   
 
 
 
 
Участники дискуссии, сверху вниз: Владимир Петрович, Магомед Хадулаев, Валерий Вощевоз, Адриан фон Оэр. Ниже: Руслан Аушев  
   
 
 
 
 
Сверху вниз: Владимир Снегирев, Юрий Бережнов, Александр Голубев, Александр Разумов  
   
   
   

30 лет назад советские войска вошли в Афганистан. Ветераны событий спорят за круглым столом в «Совершенно секретно»: была ли нам нужна эта война и какие уроки из нее извлечены?

Афганская тема для «Совершенно секретно» особенная: одну из первых правдивых книг, посвященных этой тогда почти засекреченной войне, написал Артем Боровик. Со дня ввода советских войск в Афганистан прошло 30 лет, но мы в России никак не можем определиться: чем была для нас эта война, стоило ли в нее ввязываться, каковы ее последствия для страны и народа, во имя чего отдали свои жизни свыше 15 тысяч (по официальным данным) советских солдат и офицеров.
Загадкой осталось и то, какие из этой войны были извлечены уроки. Быть может, чеченские войны и тлеющий очаг нестабильности на всем Кавказе – это тоже следствие «невыученных уроков» войны в Афганистане? Кавказские войны так и не перекрыли в нашей памяти остроту и боль афганской кампании. Все это и обсуждалось 12 ноября в редакции «Совершенно секретно».
В диспуте приняли участие руководитель Комитета по делам воинов-интернационалистов, первый президент Республики Ингушетия, ветеран афганской войны Герой Советского Союза Руслан Аушев; председатель Совета ветеранов Службы внешней разведки России, старший консультант директора СВР, один из участников штурма дворца Амина генерал-лейтенант Александр Голубев; председатель центрального правления «Российского союза ветеранов Афганистана» (РСВА) Александр Разумов; председатель правления «Немецко-русского союза ветеранов Афганистана», бригадный генерал бундесвера Адриан фон Оэр; сопредседатель правления «Немецко-русского союза ветеранов Афганистана» Владимир Петрович; председатель координационного совета по Южному федеральному округу  РСВА Магомед Хадулаев; председатель Якутского регионального отделения РСВА Юрий Бережнов; председатель правления Амурской региональной организации РСВА Валерий Вощевоз; журналист, военный корреспондент в Афганистане в 1980-е годы, Владимир Снегирев. Вели обсуждение главный редактор «Совершенно секретно» Галина Сидорова и заместитель главного редактора Леонид Велехов.

– В Афганистане я был несколько раз, – сказал Руслан Аушев. – Когда входили туда, был старшим лейтенантом, когда выходили, уже подполковником. Сразу хочу сказать: вводить войска не нужно было. Помню, в 1989 году, когда был народным депутатом СССР, мы приняли постановление, где было сказано: это была ошибка советского государства. И я с этим согласен. Но в то же время и терять Афганистан мы не имели права – это площадка, откуда есть выходы во многие очень важные для нас регионы. Но все же, думаю, надо было дружить, сотрудничать, как-то помогать, а не вводить войска. Да, с этого плацдарма можно контролировать гигантский регион, но надо же было знать эту страну, понимать, что она совершенно уникальна. Убежден, надо было не входить туда, а помогать афганцам.
– Возможно, – продолжил разговор Александр Разумов, – это была ошибка. Да, скорее всего именно так, действительно ошибка, и очень серьезная: решили применить, быть может, самый крайний метод – силовое воздействие, причем неадекватно обстановке. Андропов и другие деятели, планировавшие эту операцию, видимо, имели перед глазами совершенно другую картину. И, самое главное, они не учли ни менталитет жителей Афганистана, ни особенности культуры этой древней страны, ни обычаев ее народов. Офицеры, не говоря уж о солдатах и сержантах, мало знали об Афганистане, да и вообще, кто тогда в Советском Союзе знал об афганских обычаях – никто ничего не знал, хотя, повторюсь, это старая, древняя культура. Конечно, как офицер я получил серьезный и бесценный боевой опыт. Но когда задумываюсь, что случилось с нашей страной после Афганистана, понимаю: конечно, нам это было не нужно.
– Уверяю вас, если бы Советский Союз не рухнул, оценка событий была бы другая, – вступил в разговор Александр Голубев, который отстаивал необходимость входа в Афганистан. – Тогда была совершенно другая обстановка: Советский Союз развивался, и афганцы, глядя на него, прибегали к нашей помощи – безвозмездной, даже сказал бы искренней помощи. Не забывайте, что у нас было в Афганистане множество совместных экономических проектов. Ввод наших войск не предусматривал ведения боевых действий, лишь охрану объектов нашего совместного сотрудничества, защиту наших граждан. Ведь этих объектов было тысячи, а граждан – так до сих пор никто не может подсчитать, сколько их там находилось. Но потом нас втянули в военные действия. И не афганцы втянули, не моджахеды, нас втянули другие – те, кто сегодня присутствует в Афганистане. А тогда мы знали, что американцы серьезно прорабатывают вопрос размещения в Афганистане ракет среднего радиуса действия, нацеленных против Советского Союза. Тогда шла холодная война, которая порой была не только холодной. Потому я и считаю, что решение не отдавать Афганистан на откуп американцам – правильное. Я много раз после тех событий встречался и с афганским руководством, и с простыми людьми – они не имеют на нас никакой обиды. Более того, афганцы сейчас даже говорят: «Зачем вы ушли от нас? Ваш солдат приходил в кишлак, заходил в дом и пил вместе с нами чай, а вот американцы ничего подобного не делают...» Можно, конечно, было и не вводить войска, но все равно за Афганистан и прилежащие к СССР регионы надо было драться, необходимо было обезопасить советские границы, установив там свое влияние. Поэтому, думаю, с точки зрения военной и политической стратегии все было сделано правильно. Не только афганцы были среди моджахедов, Воевали и нынешние террористы, и та самая «Аль-Каида», которую американцы и создали против Советского Союза. А с нашей стороны воевали не наемники, а наши граждане, наши солдаты и офицеры. Кстати, и сегодня в Афганистане воюют не американцы, а наемники воюют.
– Терроризм зародился на территории Афганистана, а породили его американцы – и Талибан, и «Аль-Каиду», – поддержал генерала Валерий Вощевоз.
– Да ладно вам – втянули моджахеды, душманы, наемники! – горячо возразил Руслан Аушев. – Это партизаны! Когда мы вошли, помню, в Кабуле было самое настоящее народное восстание, и затем с каждым днем против нас было все больше и больше людей. Против нас поднялся народ, 90 процентов населения было против нас. Ну, хорошо, не 90, так 80, ладно – 79 процентов было против нас. Это была народная война. Не было там тогда никаких талибов и нынешних экстремистов, не надо смешивать день сегодняшний и вчерашний, сегодняшние талибы и экстремисты – они как раз и есть порождение той войны, ее результат. Хотя, конечно, и американские, и пакистанские спецслужбы работали, кто же спорит? Но война была их собственная, народная. К слову, как потом и первая война в Чечне – та же партизанская война, как и в Афганистане. И нынешнее руководство Чечни – кто? Партизаны первой чеченской. А в горах ныне сидят уже те, кого тоже породила война. Почему они поднялись против нас? А никто не любит, когда в его дом приходит чужой. Когда мы вошли в Афганистан, там уже шла гражданская война, и мы, введя туда свои войска, усугубили эту ситуацию, наша война пошла на фоне их гражданской войны. Здесь полностью работают аналогии с чеченской войной. Вывод банален: с какими бы благими целями войска ни входили, когда они входят в чужой дом, этого никто не любит.
– А была ли это война? – поделился сомнениями Юрий Бережнов. – Знаете, мое мнение, что войной считается, когда есть тот, кто ее объявляет, и тот, кому ее объявили. В данной ситуации было наше военное присутствие. Какая же это война, если не ставилась цель победить? Мы находились в местах дислокации, было подавление локальных очагов, сопровождение колонн, местному населению доставлялось продовольствие, медикаменты, оказывалась медицинская помощь. Нет, войной это никак нельзя назвать. Потому и о нашем поражении там тоже нельзя говорить: ведь задачи, которые ставились перед солдатами, выполнялись! И потом, там же была своя армия, и с 1985 года ни одна операция не происходила без участия афганцев.
– Конечно же, войной считается, если она объявляется, – согласился Магомед Хадулаев. – А кто ее объявлял? Было наше военное присутствие, и задача победы не ставилась. Войной это назвать нельзя. Поэтому нет и поражения. Разве можно назвать поражением те тысячи километров асфальтовых дорог, которые мы им построили, разве можно назвать поражением десятки тысяч кадров, подготовленных нами для афганцев? Поражение мы потерпели не в Афганистане, поражение мы потерпели здесь, дома. То, что мы вышли оттуда так, – неправильно. Афганцы нам поверили, пошли за нами, а мы их бросили. Ведь и в Чечне потом вышло так же: бросили на произвол судьбы тех, кто нам верил, взяли и ушли, оставив оружие.
– Нельзя те события называть войной в Афганистане, – присоединился Александр Голубев. – Это была целая кампания, но не война. Ведь наши солдаты кормили афганцев, весь Афганистан. И пленных – разве мы хотя бы одного пленного расстреляли? Нет, мы кормили их, укрывали одеялами. Я сам 275 человек взял в плен, так мы им отдали свои одеяла, а сами остались, можно сказать, голые. Вот так и действовали, а не только били и стреляли. Да, и стреляли. А что еще делать, когда ты идешь, а по тебе стреляют? Что, имея оружие, не отвечать?
– Недавно я был в Афганистане, – сказал Александр Разумов. – И что вижу? Повторение тех же ошибок, которые делали мы. Когда разговаривал там с афганцами, они мне говорили: вот, американцы построили лишь одно это помещение, а вы – строили заводы, дороги... И даже там сегодня многие задаются вопросом: да были ли русские так уж плохи? Ведь что у них сегодня? Война на уничтожение мирного населения, ковровые бомбо-штурмовые удары.
– Главное, сегодня в Афганистане нет государства, – считает Руслан Аушев. – А ведь когда мы уходили, у них была армия, хорошо подготовленные кадры, эффективная госбезопасность, была экономика, и она работала. Было государство – и нет его, нет армии как таковой, нет службы безопасности. Нет дорог, нет телефона, ничего нет!
– Надо искать в Афганистане силы, которые определяют внутренние вопросы, с ними и иметь дело, – сказал Александр Голубев. – Мы ни в коем случае не должны бросить то, что сделали там, – хотя бы с точки зрения экономической. Для нас Афганистан стоил очень дорого, потому сегодня мы должны укрепить эти наши экономические отношения.
– Мы ведь свой долг перед государством честно выполнили, – заметил Магомед Хадулаев. – Даже старались делать это красиво! Жаль, конечно, что нам так и не удалось достичь там мира, но свое дело мы сделали. А государство нас кинуло. И это буквально вызывает у нас зубовный скрежет: нас послало государство, мы защищали его интересы, а оно нас бросило нас здесь на произвол судьбы. Но мы, ветераны Афганистана, свою задачу выполнили!
– Очень жаль, что государство не хочет решать наши жизненные вопросы, – солидарен Юрий Бережнов. – У нас у каждого семья, дети, а нам чиновники говорят: мы тебя туда не посылали!
– Лично мне после войны понадобилось 10 лет, чтобы прийти в себя, – вспоминает Владимир Петрович. – Та война обожгла всех, кто на ней был. И это была именно война! Ведь кругом была смерть, а она не выбирала, кто работал, а кто служил...
– Государство должно сказать всем участникам войны спасибо, поблагодарить их, – добавил Валерий Вощевоз. – Но сегодня отношение государства к ветеранам просто отвратное. И это отношение порождено именно выводами об ошибочности войны! Увы, но разве не точно так же государство относится и к ветеранам вполне справедливой Великой Отечественной?
– Мне эта ситуация понятна и, как солдату, обидна, – вступил в разговор Адриан фон Оэр. – Ведь у нас сейчас очень похоже на то, как было у вас. Солдаты бундесвера находятся в Афганистане, воюют там. Но парадокс, участников боевых действий в Афганистане не считают ветеранами, а сами боевые действия замалчиваются. Ведь официально никакой войны там вроде бы и нет! Министр обороны Германии, да и вообще высшие руководители не говорят, что Германия ведет войну. Считается, мы как бы стабилизируем ситуацию в Афганистане – и все. Мы пытаемся переломить этот подход и стараемся донести до всех, что война все-таки идет.
– Но был ли полезен опыт афганской войны самим ее ветеранам? – спросил напоследок ведущий.
– Наверное, я должен быть благодарен Афганистану, – задумывается Руслан Аушев. – Его уроки не прошли для меня даром. Если бы не Афганистан, вряд ли я стал бы президентом Ингушетии. А когда начались чеченские события, именно опыт войны афганской помог мне быстрее понять ошибочность попытки решить эту проблему силой. Очень ценный опыт.
– А я для себя вынес такой урок, – подхватывает Магомед Хадулаев. – Надо сначала хорошо подумать, просчитать, во что обойдется та или иная война. И лишь потом действовать. Когда чиновники осознают, во что им – лично им и государству – будет влетать каждая человеческая жизнь и содержание ветеранов-инвалидов, может быть, тогда и войн, подобных афганской, не будет. 
































































 
Роковая ошибка

Первый секретарь посольства Исламской Республики Афганистан в России Арезу ПАРВИЗ комментирует дискуссию
Ввод советских войск в декабре 1979 года в Афганистан был роковой ошибкой, как это отметили многие участники круглого стола. Известно, что в Афганистане погибли 15 тысяч ваших соотечественников, но не надо забывать, что наибольшие жертвы понес наш народ. Были убиты сотни тысяч афганцев, миллионы были покалечены, в Афганистане нет ни одной семьи, в которой нет пострадавших в той войне.
И абсолютно прав Руслан Аушев, когда говорит, что это было именно народное восстание против советских войск: в Герате, например, за один день были убиты 20 тысяч человек.
Сейчас в Афганистане тоже война – против терроризма, в которой Россия нас поддерживает. За последние годы в наших отношениях произошли большие изменения к лучшему, они бурно развиваются, особенно в экономике. У России и Афганистана в течение несколько веков были прекрасные отношения, и народ Афганистана хочет, чтобы эти отношения опирались именно на те исторические традиции, прерванные в результате роковой ошибки. Что же касается иностранных войск, ведущих в Афганистане антитеррористическую операцию, то, конечно же, мы не хотим, чтобы они долго находились в Афганистане. 


Материалы круглого стола обработал и подготовил Владимир ВОРОНОВ
Фото: Елена ГОЛОВАНЬ
Руководитель проекта Елена СЕВРЮКОВА



Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку