ПОСЛЕДНИЙ ПРИКАЗ ФЮРЕРА

ПОСЛЕДНИЙ ПРИКАЗ ФЮРЕРА
Автор: Владимир ВОРОНОВ
07.05.2015
 
БЕРЛИН БЫЛ НЕМЕЦКИМ И БУДЕТ НЕМЕЦКИМ
 
Этот перевод с немецкого приказа фюрера, датированный 15 апреля 1945 года, находится в документах штаба 1-го Белорусского фронта. До личного состава войск Восточного фронта, сражавшихся уже из последних сил, предлагалось довести следующее:
 
«Солдаты Восточного фронта! Последний раз со смертельной ненавистью большевизм начал наступление. Он пытается разрушить Германию и наш народ истребить. Вы, солдаты востока, знаете, какая судьба ожидает ваших жен и детей, ибо все мужчины и дети убиваются, а женщины насилуются в казармах, а кто остается в живых, угоняется в далекую Сибирь. Мы предвидели это наступление и в течение января постарались создать сильное укрепление, мощная артиллерия встретит своим огнем врага. Его бесчисленные потери пополнены новыми частями, но новые части и фольксштурм усиливают наш фронт. Большевиков на сей раз встретит старая судьба, они будут обескровлены».
 
Далее от имени фюрера позором и смертными карами грозят всем тем, «кто в этот момент не выполнит своего долга», все, кто отступит со своих позиций – «будет предателем своего народа». Но «если каждый исполнит свой долг на Восточном фронте, последний штурм азиатов будет сломлен точно так же, как наших врагов на западе был сломлен, помимо их максимального напряжения».
 
 
Посему, как заверяет своих солдат Гитлер:
 
«БЕРЛИН был немецким и будет немецким, а Европа не станет никогда русской. Создавайте тесное сотрудничество всех не для защиты глубины родины, а ваших детей и жен и тем самым своей судьбы. В эти часы на вас смотрит весь народ. Мои восточные бойцы – учтите, что благодаря вашему мужеству, смелости, упорству и фанатизму большевистский фанатизм и нашествие затопим кровью. Если судьба сметет с лица земли главного преступника войны, судьба этой войны и человечества будет предрешена. Подписал А. ГИТЛЕР»
 
Перевод, прямо скажем, шероховат, неуклюж и далек от идеала, но уж простим эти огрехи его автору, военному переводчику разведотдела штаба 79-го стрелкового корпуса лейтенанту Михаилу Кандесбрату. В конце концов, суть он передал точно, вовсе не будучи профессиональным переводчиком или лингвистом-филологом. Да и когда (и где) он мог бы получить профильное образование, если осенью 1940 года в возрасте 21 года его призвали в армию из Западной Белоруссии?
 
 
Да и воевал он сначала – на фронтах Калининском, 2-ом Прибалтийском и 1-ом Белорусском вовсе не в качестве переводчика. По крайней мере, так следует из представления его осенью 1944 года к ордену Красной Звезды: «проявил мужество и решительность. Умело маневрируя тылами полка, располагал их с требованиями боевых действий полка», обеспечил доставку боеприпасов на передний край, а «при угрозе прорыва немцев с фланга организовал оборону из тыловиков и держал ее в течение двух суток».
 
В марте 1945 года его представят ко второму ордену Красной Звезды – вот тут уже как переводчика корпусного разведотдела: «своевременно обеспечивает необходимыми данными о войсках противника и их намерении. Умело, грамотно допрашивая военнопленных, добивается получения правильных данных», во время боевых действий «неоднократно выезжал в порядки наших войск и на месте допрашивая пленных, своевременно обеспечивал командование корпуса ценными данными о войсках противника…».
 
Но вернемся к документу. Разумеется, это далеко не последний приказ Гитлера, но весьма характерный для того момента какой-то нарочитой утратой вождем Третьего рейха последних представлений о реалиях и явном расчете на… чудо – очередное «чудо Бранденбургского дома». Как известно из истории, первым «чудом Бранденбургского дома» прусский король Фридрих II назвал случай, когда русские войска, одержав в августе 1759 года победу при Кунерсдорфе, вместо того чтобы идти на Берлин, вдруг повернули на никому не нужный Котбус.
 
Вторым «чудом Бранденбургского дома» стала смерть русской императрицы Елизаветы Петровны, когда сменивший ее на троне Пётр III, вместо того чтобы добить истощенную и уже фактически поверженную Пруссию, вдруг взял и заключил с ней сепаратный мир. Видимо, Гитлер, явно вдохновленный этими примерами, диктовал приказ, полагая, что смерть Президента США Рузвельта, скончавшегося 12 апреля 1945 года, и есть то самое долгожданное третье «чудо Бранденбургского дома». Иначе просто трудно объяснить столь явную неадекватность целого ряда формулировок.
 
Впрочем, в ряде оценок авторы приказа, к сожалению, не так уж и далеко отклонились от истины. О чем, в частности, свидетельствует красноречивое признание генерал-лейтенанта Алексея Пронина – во время штурма Берлина он был членом Военного совета 8 й гвардейской армии 1-го Белорусского фронта, а после войны – начальником политуправления Группы советских оккупационных войск в Германии.
 
Вот что заявил генерал Пронин, выступая в апреле 1946 года на научной конференции по изучению Берлинской операции войск 1-го Белорусского фронта:
 
«Во время наступления по этой территории многие бойцы в порыве гнева бессмысленно портили и уничтожали вещи в домах немцев, поджигали дома, надворные постройки, а в отдельных случаях и склады с продовольствием и различным имуществом. Некоторые города от поджогов пострадали больше, чем от боев. Было много случаев насилия и убийств немцев.
 
Это объяснялось, главным образом, стихийным взрывом ненависти и мести. Ворвавшись на территорию с немецким населением, наши люди дали волю своим чувствам и вылили все, что у них наболело за годы войны.
 
Это объяснялось далее неправильным, примитивным понятием мести у некоторых бойцов и офицеров, а многие командиры и политработники частей и соединений в первые дни пребывания на территории с немецким населением не реагировали на проявления безрассудной мести и гнева, были как бы посторонними наблюдателями».
 
После генерал Пронин поведал, как с этим боролось политуправление и Военный совет фронта, пытаясь разъяснить бойцам, что «воин Красной Армии никогда не уподобится фашистским людоедам, никогда не уронит достоинства советского гражданина. А вот об этом, кстати сказать, забывают те, которые опять-таки под флагом «мести» насилуют немок группами и в одиночку. Разве так утоляют чувство мести к врагу? Разве, насилуя немецкую девку, ты этим мстишь за слезы наших людей, за пролитую нашим народом кровь? Нет!
 
Да и о том надо подумать, как бы кто-нибудь за горящим домом или за юбкой немки не проглядел главного – тех священных и благородных целей войны, ради которых наш народ взялся за оружие, – бить нещадно и добить фашистского зверя на его собственной территории».
 
«В итоге этой работы, – как сообщил генерал, – наступил коренной перелом в отношении наших войск к имуществу, захваченному нашими частями в ходе боев. <…> Такой же перелом произошел и в отношении наших войск к немецкому населению». По крайней мере, уверял высокопоставленный политработник, «в период Берлинской операции не было массовых проявлений бесчинств или насилий. Отдельные случаи таких отрицательных явлений имели место, главным образом, со стороны обозников, шоферов, военнослужащих тыловых частей и учреждений. <…> Устранение бесчинств по отношению к немецкому населению обусловило коренной поворот и в отношении немецкого населения в Красной Армии. Тем самым была разбита и опрокинута ставка гитлеровского командования на «фольксштурм», на то, что немецкое население будет до последнего вздоха защищать свою столицу и подступы к ней».
 

Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку