НОВОСТИ
Замначальника УМВД Самары много лет работал на бандитов
sovsekretnoru

«Последний борец за Союз»

«Последний борец за Союз»

ФОТО: АЛЕКСАНДР ЧУМИЧЁВ, ЮРИЙ ЛИЗУНОВ/ТАСС

Автор: Всеволод ВЛАДИМИРОВ
09.04.2020

2 марта 2020 года Михаилу Горбачёву исполнилось 89 лет. Дата некруглая, но до настоящего и большого юбилея ему остается еще целый год. Однако 12 марта исполнилось ровно 35 лет его приходу к власти. После «пятилетки пышных похорон» (на самом деле после 2,5 лет череды смерти высших руководителей страны) к власти пришел относительно молодой человек, про которого нельзя было подумать, что он скоро умрет. Михаил Сергеевич был полон здоровья, и не страдал какими-то явными заболеваниями. Конечно, ходил анекдот про девочку-школьницу, которая отложила газету с биографией Горбачёва, мотивируя это тем, что «когда Горбачёв умрет, то нужна будет его биография». Однако в большинстве своем все подумали, что Горбачёв – это «всерьез и надолго».

И никто не знал, что Михаил Сергеевич будет у власти всего шесть с небольшим лет. И что именно он станет последним руководителем огромной страны. И что одни будут называть его могильщиком СССР, а другие человеком, хотевшим «очеловечить систему» и «последним борцом за Союз». И именно это заставляет нас вспомнить сейчас историю его прихода к власти.

ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ

Если просто взглянуть на биографию Горбачёва, то совершенно ясно, что этого человека готовили к высокой роли. Известно, что ему давно покровительствовал шеф КГБ Юрий Андропов. Говорят, что как начальник 7-го отдела Второго главного управления КГБ Вячеслав Кеворков заслужил от шефа нагоняй, причиной которого был весьма невинный эпизод. В частном разговоре с глазу на глаз председатель КГБ начал нахваливать подчиненному и доверенному лицу Кеворкову своего младшего друга первого секретаря Ставропольского крайкома Горбачёва. И в ходе разговора сказал, что Горбачёв – человек от сохи. На что язвительный Кеворков, переоценив степень своей доверенности у шефа, спросил от земли или от сохи Горбачёв? После этого последовал жесткий выговор и опала, длившаяся больше месяца.

Этот андроповский генезис фигуры Горбачёва является своего рода канонической частью биографии Михаила Сергеевича. Однако есть еще одна – менее известная версия его стремительного восхождения. И связана она с фигурой главного идеолога партии и лидера консервативного крыла в КПСС Михаила Суслова. Если почитать ставропольских коллег будущего генсека Леонида Ефремова и Виктора Казначеева, то выясняется, что Горбачёв восхищался личностью Суслова и даже одаривал членов его семьи дорогими подарками. Зять Суслова – Леонид Сумароков – вспоминал, что именно Суслов с дочерью ездили в Ставрополь на смотрины Горбачёва, которого хотели перевести на пост скончавшегося секретаря ЦК КПСС Фёдора Кулакова.

А вот уж совсем для скептиков приведем здесь слова самого Михаила Сергеевича: «Михаила Андреевича я знал давно, со Ставропольем у него были крепкие связи. В 1939 году он был направлен к нам из Ростова первым секретарем крайкома. На Ставрополье связывают с его деятельностью выход из периода жестоких сталинских репрессий 1930-х годов. В беседе со мной он вспоминал, что обстановка была крайне тяжелой, а его первые шаги по исправлению ошибок встречали сопротивление части кадров. Конференция Кагановичского района города Ставрополя приняла решение, объявлявшее врагами народа все бюро крайкома во главе с Сусловым».

Из этого отрывка ясно, что отношения Суслова и Горбачёва носили крайне доверительный характер. Но может быть речь идет только о земляческом ставропольском факторе?

Однако не менее доверительные отношения связывали Суслова и с Александром Яковлевым, которого он в 1964 году попросил написать передовицу «Правды» о снятии Хрущёва. Уже много позже – когда Яковлев был опальным советским послом в Канаде – и ставился вопрос о его снятии с должности, то опять-таки именно Яковлев подвел итог обсуждения этого вопроса, сказал, что «посла в Канаде не КГБ назначал».

Получается, что мы чего-то не знаем о Михаиле Суслове? Или речь идет о том, что в их непростых отношениях с Андроповым оба – и Горбачёв, и Яковлев – почему-то решили перейти на андроповскую сторону? Ведь того же Яковлева вернул в Москву на должность директора ИМЭМО (Институт мировой экономики и международных отношений) уже после смерти Суслова Андропов.

В чем были разногласия между Андроповым и Сусловым – вопрос не такой простой, как кажется. Проще всего его описать в парадигме борьбы либерала с консерватором. Однако почему эти люди покровительствовали одним и тем же фигурам типа Горбачёва и Яковлева?

Кроме того, как утверждает тот же Сумароков, Суслов был сторонником проведения в ноябре 1982 года своего рода кадровой революции. Тогда он был намерен подать в отставку в связи со своим 80-летием, подав пример другим великовозрастным руководителям. С этим перекликаются свидетельства о том, что в отставку в ноябре собирался подавать и Брежнев, уступив свое место первому секретарю ЦК КП Украины Владимиру Щербицкому. В числе тех, кто должен был проиграть от этого, был и Юрий Андропов.

Однако в январе 1982 года скончался Михаил Суслов. А в ноябре – Леонид Брежнев. И кадровая революция не состоялась. К власти пришел Юрий Андропов, а аппаратный вес Горбачёва усилился.

Однако, начиная с лета 1983 года, вокруг восходящего секретаря ЦК Горбачёва начинают сгущаться тучи. МВД и Генпрокуратура СССР начали масштабные проверки на Ставрополье, выявившие нарушения в торговле и общепите. Выявленные нарушения бросали тень на Горбачёва, который – в аппаратной логике! – то ли не замечал, то ли сам в них был замечен.

Кто давал санкцию на такие разыскания? Совершенно очевидно, что кто-то очень влиятельный. МВД тогда возглавлял ставленник Щербицкого – Виталий Федорчук, который имел другого покровителя – Константина Черненко. Однако некоторые источники считают, что такие «раскопки» не могли происходить, без ведома и Андропова. И тогда не исключено, что Андропов имел материал на Горбачёва.

Однако смерть Андропова 9 февраля 1984 года привела к созданию новой властной конфигурации.

«СХВАТКА БУЛЬДОГОВ ПОД КОВРОМ»

Какие были возможные альтернативы на пост генсека после смерти Андропова?

Альтернатива № 1. Черненко.

Альтернатива № 2. Горбачёв.

Альтернатива № 3. Щербицкий, Романов или Гришин.

При этом Щербицкий, Романов и Гришин не могли договориться друг с другом. А Горбачёв не смог собрать коалицию в свою поддержку. Важно отметить, что после смерти Андропова он лишился мощной поддержки. Правда, к этому моменту он получил покровителя в виде члена Политбюро, министра обороны Дмитрия Устинова. Именно Устинов вместе с Андроповым и главой МИД Андреем Громыко составляли своего рода «тройку» Политбюро, которая еще при жизни Брежнева решала все вопросы.

И вот тут начинается самое интересное. Устинов покровительствовал Горбачёву. Однако Горбачёва не очень всерьез рассматривал Громыко. В результате новым генсеком стал Константин Черненко. Тот самый Черненко, который был главным союзником Брежнева. И он считал необходимым рокировку Брежнева на Щербицкого. Однако к весне 1984 года он уже заметно ослаб. Его здоровье дало сильную трещину.

В результате Черненко стал компромиссом, который всех устраивал.

К лету 1984 года наметилась другая тенденция: разные группы почти открыто боролись друг с другом за пост генсека, игнорируя живого Черненко. Особенно были активны группы членов Политбюро Григория Романова и Виктора Гришина. К концу осени – началу зимы 1984 году в этой схватке первенство началось склоняться в сторону Гришина.

Черненко в этой борьбе пытался соблюсти баланс. К середине декабря 1984 года он стал склоняться к Горбачёву и даже послал его в легендарную командировку в Лондон, где Горбачёв был принят Маргарет Тэтчер. Об этом визите ходит много конспирологических разговоров. Однако мы же здесь остановимся на том, что, во-первых, сам этот визит стал результатом договоренности Тэтчер и Черненко на похоронах Андропова (договорились, что кто-то из советского руководство посетит Лондон), во-вторых, что кандидатуру Горбачёва утвердил сам Черненко.

Ситуация совсем обостряется в первых числах января 1985 года, когда группировка Гришина пошла в наступление, а генсек Черненко вдруг активно поддержал именно Гришина. Что же случилось? В момент нахождения Горбачёва в Лондоне – 20 декабря 1984 года – скончался министр обороны Дмитрий Устинов. Горбачёв лишился очень важной своей опоры.

В этой ситуации Горбачёв отказался от очередной загранкомандировки в Париж. А сама обстановка приобрела почти взрывной характер. Черненко принял решение баллотироваться в Верховный Совет РСФСР по одному из московских районов. То есть сделал знак любезности Гришину.

Более того, в узких кругах уже говорили, что дни Черненко сочтены. Что в том или ином виде (в результате смерти от болезни или по причине отставки) он уйдет с политической арены. И что его преемником будет Гришин. Якобы уже в узких кругах видели список реформированного Политбюро, в котором не было Горбачёва.

И вот тут события вновь приняли новый поворот.

ТАЙНАЯ ВЕЧЕРЯ

В конце февраля 1985 года к директору Института Африки АН СССР Анатолию Громыко приехал его коллега директор другого академического института – Востоковедения – Евгений Примаков. В разговоре лейтмотивом звучала мысль, что Черненко вот-вот умрет и нужно подумать о том, кто его сменит. Через пару дней Анатолий Громыко поговорил со своим отцом – главой МИД СССР Андреем Громыко. И в разговоре они сошлись на том, что претендовать на пост генсека могут трое: Гришин, Романов и Горбачёв. Никаких конкретных договоренностей достигнуто не было.

Однако вскоре Примаков попросил включиться в игру директора еще одного академического института – ИМЭМО – Александра Яковлева. Он попросил Яковлева с Громыко-младшим, а тот, в свою очередь, попросил его быть посредником в переговорах между Громыко-старшим и Горбачёвым. Совершенно очевидно, что роль Яковлева могла быть в одном – это получить согласие Горбачёва на контакт его сторонников с Громыко.

 Фото_22_06.JPG

ЧЛЕНЫ ПОЛИТБЮРО ЦК КПСС. 1981 ГОД. ФОТО: ВИКТОР БУДАН/ТАСС

Некоторые специалисты, опираясь на «проговорки» участников событий, считают, что первые «зондажные» беседы Примакова с Громыко-младшим начались после смерти Устинова, то есть после 20 декабря 1984 года, а в активную фазу эти переговоры перешли с 17 по 24 февраля 1985 года. То есть генсек был еще вполне жив.

Не будем перечислять подробности этих переговоров. Отметим, что их результатом была сделка: Горбачёв становится генсеком, а Громыко – главой Верховного Совета СССР. Говорят, что при этом Громыко мечтал стать своего рода «старшим наставником» при молодом и, как ему казалось, неопытном Горбачёве. Однако реальность повернула в другую сторону. И Громыко был сначала оттеснен на вторые роли, а затем – после политической реформы 1988–1989 годов – и вовсе отправлен на пенсию. Его смерть летом 1989 года закрыла собой целую эпоху.

«ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО»

Восхождение Михаила Горбачёва к власти – это классический пример того, как фигура сама стала игроком. На Горбачёва в разное время ставили такие разные фигуры, как Суслов, Андропов, Громыко. Каждый из них имел на Горбачёва свои расчеты. Однако по итогам каждый из них оказывался в проигрыше. Одни – как Андропов и Суслов – в физическом небытие, другие – как Громыко – в небытие политическом.

Трудно сейчас говорить о том, фигурой в какой игре хотели сделать его все эти лица. Суслов был, похоже, не так прост, как кажется. И его репутация партийного консерватора и марксистского начетчика была лишь некоей маской для более скрытой и весьма специфической позиции. Выступая в роли такого начетчика, Суслов, тем не менее, весьма благоволил так называемому системному анализу, развиваемому зятем премьера Косыгина – Джерменом Гвишиани. Ближайшие родственники Суслова вполне были не чужды этому самому системному анализу, и даже стажировались в Институте системных исследований под Веной, который так часто упоминается в разного рода версиях истории перестройки.

Что касается Андропова, то он был категорическим противником экспериментов Косыгина в экономике, но при этом сторонником экспериментов в политике. Каких именно? Вопрос очень сложный. С одной стороны, вокруг него крутились все будущие перестроечные либералы. А с другой, как вспоминал Вячеслав Кеворков, он не мог терпеть слова «демократия», а всегда говорил слово «порядок». Возможно, что сам шеф КГБ не знал чего хотел. Ведь говорил же он о том, что «мы не знаем общества, в котором живем». А команда либеральных советников типа Фёдора Бурлацкого и Георгия Арбатова просто видели в нем свой инструмент.

А сыгравший решающую роль в главном возвышении Горбачёва Андрей Громыко, судя по всему, просто решал вопрос даже не политического выживания и не политической игры, а просто хотел получить почетное, пусть и ничего не значащее, кресло.

В результате Горбачёв оказался на вершине власти. И итогом его правления стал распад огромного государства и крушение системы. О его мотивации тоже принято строить многочисленные теории – от идеалистических до конспирологических. Однако, судя по всему, имел место сюжет, когда человек шел к власти, имея очень смутные представления о том, что он должен сделать. Судя по всему, он считал, что систему надо то ли реформировать, то ли менять. Но вот как это сделать и с опорой на кого и что – четких представлений не было.

Когда его действия направлял очередной покровитель (Суслов, Андропов), то это было не так страшно. А вот когда он сам оказался у власти, то не знал и не понимал что делать. Вспомним хотя бы историю его преобразований: сначала – в 1985–1987 годах – он пытался заняться экономикой, потом – в 1988 году – политическая реформа, когда с наскока не удалось провести экономические преобразования. А после того, как в 1989 году стало понятно, что политическая реформа привела к хаотизации – вновь вернулся к экономическим вопросам. Результат таких «шараханий» известен.

Важно отметить, что в ходе этих «шараханий» Горбачёв вновь оказывался в зависимости от различных сил. Только сейчас это были не покровители, а фигуры в его окружении. Наиболее сильными из них были Егор Лигачёв и Александр Яковлев. Какое-то время Горбачёв балансировал между ними, стараясь уравновесить консервативное и либеральное направления КПСС. Однако в итоге аппаратной схватки победил Яковлев. И Горбачёв под его влиянием начал разрушение КПСС, не понимая, что тем самым он разрушает собственную власть.

История восхождения Михаила Горбачёва к власти актуальна и для нас – россиян времен Транзита. Так же как и в период позднего застоя, так и сейчас различные группы ведут те или иные перспективные политические фигуры. И кто сказал, что в результате этой игры наверху не окажется новый Горбачёв?


Авторы:  Всеволод ВЛАДИМИРОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку