НОВОСТИ
Убивший в столичном МФЦ двух человек — психически больной антиваксер
sovsekretnoru

Последнее слово

Автор: Эд ЛЕЙСИ
29.03.2010

Первым делом детектива Джимми Дэвиса была смерть Ханны Сэндс. Кто-то сбил ее поздно ночью на пустынной улице.
– Помяни мое слово, Дейв, это было преднамеренное убийство! – заявил на следующий день Дэвис лейтенанту Дейву Винтино, начальнику отдела раскрытия убийств. – Когда миссис Сэндс была на середине Карсон-авеню, из-за угла вылетел автомобиль. Она бросилась назад, но, по словам свидетеля, водитель специально выехал на встречную полосу, чтобы ее сбить.
– Бывает, – философски вздохнул лейтенант Винтино. – Какой-нибудь пьяница вылетел на встречную...
– Нет, сэр. Свидетель уверен, что водитель гнался за пострадавшей!
– А этот твой чересчур глазастый свидетель случайно не разглядел водителя или номер машины?
– Не разглядел, – покачал головой Джимми. – Он только уверен, что это была одна из последних моделей «бьюика» и что номер начинался с буквы «К».
– И где этот наблюдательный свидетель?
Детектив Дэвис с печальным вздохом посмотрел в грязное окно и, слегка откашлявшись, ответил:
– Здесь, сэр. Это я. Я как раз шел по Карсон-авеню, когда все произошло.
– Пока не появятся доказательства, это дело будет считаться наездом! – сердито прервал его лейтенант.
– Дейв, это темная история. Миссис Сэндс работала на трикотажной фабрике, неплохо зарабатывала. Она жила одна в двухкомнатной квартирке. Муж бросил ее много лет назад. Консьерж сказал мне, что миссис Сэндс прожила там больше пятнадцати лет и что он ни разу не видел мистера Сэндса. Позавчера какой-то мужчина расспрашивал его о ней: нет ли у нее мужа, детей, близких родственников? Вроде бы детектив из страховой компании. Миссис Сэндс захотела открыть у них страховку, и ему поручили ее проверить. Этот парень, по словам консьержа, был вылитый частный детектив из кино! Высокий, длинноногий, широкоплечий, в длинном пальто и низко надвинутой на глаза шляпе. Я побывал на фабрике. Там о страховке никто не слышал...
– Ну и что из всего этого следует?
– Вчера вечером консьерж видел его вновь. Он заехал за миссис Сэндс на стареньком «кадиллаке». Через пару часов ее уже не было в живых.
Лейтенант Винтино задумчиво почесал небритую щеку.
– Возможно, в этом действительно кое-что есть. Согласен, сыщик из страховой компании едва ли стал бы возить ее по вечерам. Может, это был... друг?
– Тогда зачем ему интересоваться детьми и мужем?
– Осторожный друг, – пожал плечами лейтенант.
– Нет, сэр, не годится. Вы, конечно, не видели миссис Сэндс. Она была явно не из тех женщин, которые встречаются с мужчинами, годящимися им в сыновья.
– Хорошо, продолжай заниматься этим делом, – кивнул Винтино. – Попытайся разыскать мужа. Может, он похож на частного сыщика из кино...
Назавтра Дэвис заглянул в кабинет начальника.
– Дейв, мы нашли машину. Ее бросили в километре от Карсон-авеню. Одна фара разбита, на бампере кровь миссис Сэндс, ее волосы и кусочки платья. Машина принадлежит дантисту, он живет в недалеко. Он уверяет, что поставил ее около дома часов в одиннадцать вечера. Думаю, этот «сыщик» поссорился с миссис Сэндс. Она отправилась домой. Тогда он угнал «бьюик». Потом сбил ее, бросил машину и уехал на своей.
– А как дела с мистером Сэндсом?
– Он ушел от Ханны Сэндс восемнадцать лет назад, жил с медсестрой по имени Ирен Паркс. Гарри Сэндс был алкоголиком. Шесть лет назад умер от цирроза печени. У меня был долгий разговор с мисс Ирен Паркс. Она ни разу не видела его жену, но отзывается о ней в самых нелестных выражениях. Миссис Сэндс отказалась дать ему развод. Перед смертью Гарри завещал все свое имущество и страховку на тысячу баксов Ирен Паркс. Но Ханна Сэндс оставалась его законной супругой и на этом основании получила половину. У Паркс железное алиби. В ночь убийства она дежурила в больнице.
– Чем зарабатывал на жизнь покойный Гарри Сэндс?
– Главным образом ничем. Когда женился на Ханне, работал репортером. Лет двадцать пять назад написал повесть, которая принесла немного денег. Потом встретился с Ирен и ушел от жены. Паркс его содержала.
– Да, мотива нет, – вздохнул лейтенант. – Не за что зацепиться.
– Но сейчас мы точно знаем, что это было убийство! Женщина средних лет, которая сидит по вечерам дома, неожиданно куда-то едет с незнакомым мужчиной и...
– Похоже, он не был таким уж незнакомым мужчиной, если она согласилась сесть в его «кадиллак». Единственное, что тебе сейчас остается – это покопаться в личной жизни покойной.
– Я этим сейчас как раз и занимаюсь, – кивнул Джимми Дэвис. – Не беспокойся, Дейв, я найду этого сыщика из кино...
Но в конце недели Дэвис был вынужден признать, что не продвинулся ни на шаг. Еще через какое-то время папка с делом о наезде перекочевала на полку, где лежали другие нераскрытые дела.
Прошло около десяти месяцев. После особенно напряженного дня он отправился с женой в кино.
По пути домой Сьюзен сказала:
– По-моему, по таланту этот Марлон Смит превосходит самого Орсона Уэллса. Каждый день героиня просыпается, как будто заново появляется на свет, а к вечеру она уже старуха, которая успела прожить за день целую жизнь. Семь дней, семь совершенно разных жизней и судеб.
– Да. Теперь наконец понятно, почему всякий раз, когда я просыпался, мне казалось, что я вижу новую картину. Знаешь, я обратил внимание на какую-то важную мелочь, вот только не могу вспомнить, что это было.
– Марлон Смит был совсем неизвестным актером, играл ковбоев, а тут взял да и сделал революционную картину. Причем не только снял, но и написал сценарий и был продюсером. Джимми, ты что, опять спишь?
– Нет, дорогая, просто задумался. Знаешь, в один из тех моментов, когда я то ли дремал, то ли бодрствовал, на экране появилось что-то важное...
Джимми выпрямился и схватил жену за руку.
– Дорогая, когда показывали титры... Не было ли там написано, что фильм снят по мотивам повести Гарри Сэндса?
– Кажется, да. Честно говоря, я не обратила внимания на титры… Постой, ведь это муж той женщины, которую сбила машина, да?
Дэвис нажал кнопку экстренной остановки автобуса.
– Милая, ты поезжай домой, а мне нужно срочно побеседовать с подругой Гарри Сэндса. Я скоро приеду.
Через полчаса Дэвис пил кофе с Ирен Паркс в больничной столовой.
– Я рада, что Гарри наконец добился признания, – печально улыбнулась медсестра. – Он всегда говорил, что вложил в эту книгу всю свою душу. Знаете, он и пить-то начал, потому что не получил заслуженной славы.
– Говорят, картина принесет много денег. Кто получит долю Гарри, мисс Паркс?
– В свое время мой адвокат занимался этим вопросом. Никто. Повесть является общественным достоянием, потому что срок действия авторских прав истек. Издательство решило опять напечатать повесть, а я получу две тысячи долларов.
– А как же наследники Ханны Сэндс?
– С какой стати? – нахмурилась Ирен Паркс. – Гарри назвал в завещании наследницей меня. Я содержала Гарри большую часть его жизни. Адвокат говорит, что издательство вообще не обязано никому платить. Они согласились выплатить мне две тысячи, чтобы получить мою подпись. Теперь книгу могут издавать только они…
На следующее утро Дэвис отправился к специалисту по авторским правам.
– Авторские права у нас действуют в течение 28 лет, – объяснил адвокат. – По истечении этого времени их необходимо возобновлять. Я позвонил в Библиотеку Конгресса и выяснил, что авторские права на повесть мистер Сэндс так и не возобновил. Поэтому она стала общественным достоянием и сейчас каждый волен делать с ней что захочет.
– Кто может возобновить авторские права? Мистер Сэндс умер несколько лет назад.
– Жена или ребенок, тот, которому они перешли по наследству.
– А как насчет подруги? Мог Сэндс завещать авторские права любовнице?
– Если формально не развелся, то не мог.
– Срок действия авторских прав на повесть истек десять месяцев назад?
– Нет, семь.
– И что, любой человек мог пойти в Библиотеку и узнать, возобновлены они или нет?
Адвокат кивнул.
– Объясните мне, пожалуйста, еще одну вещь. Премье-
ра фильма состоялась на прошлой неделе. Сколько времени проходит с начала съемок и до премьеры?
– Точно ответить невозможно. Иногда годы. Все зависит от продюсера и режиссера. Говорят, Марлон Смит снял все за 12 дней. Если бы он с такой же скоростью обработал кинопленку и отредактировал, то вполне мог бы уложиться в несколько месяцев.
– Интересно, во сколько Смиту могла обойтись картина?– задумчиво проговорил Джимми.
– По слухам, бюджет не превысил и 60 тысяч долларов.
– Но откуда Смит взял такие деньги? Ведь он снимался во второсортных вестернах.
– Как только он договорился с дистрибьюторами, все банки мигом захотели финансировать съемки,– улыбнулся адвокат. – Полнометражный фильм с таким бюджетом принесет большую прибыль. Этот соберет несколько миллионов.
Вернувшись в отдел, Дэвис рассказал о встрече с адвокатом лейтенанту Винтино.
– Я знаю, Марлон Смит – знаменитость, – закончил он свой рассказ, – и что будет страшный скандал, если я ошибаюсь, но я уверен, что он именно тот «частный сыщик», кого мы ищем! Смит всегда старался добиться совершенства. Если бы ему пришлось сыграть роль частного сыщика в реальной жизни, он бы наверняка сделал его похожим на какого-нибудь киногероя!
Винтино кивнул.
– Я жду звонка из Голливуда. Если выяснится, что десять месяцев назад у Смита был «кадиллак», мы задержим его по подозрению в убийстве Ханны Сэндс.
Часом позже коллеги из Голливуда подтвердили, что Смит раньше ездил на «кадиллаке». Когда Марлона задержали, он пришел в ярость. Отказался отвечать на вопросы и потребовал адвоката.
Сыщики вышли из комнаты допросов.
– Крепкий орешек, – вздохнул Джимми. – Адвокат его мигом вытащит отсюда. Похоже, у тебя будут из-за меня большие неприятности, Дейв.
– Возможно. Мы сможем еще максимум полчаса не давать ему звонить адвокату. Если он не признается, мы окажемся по уши в дерьме. Знаешь, Джимми, хочу попробовать один фокус. Я позвонил в телекомпанию и попросил привезти телекамеру. Интересно, как долго сможет актер молчать перед камерой. Если и это не сработает, нам с тобой придется искать новую работу.
Через несколько минут перед стулом, на котором сидел Марлон Смит, установили камеру.
– Вы человек известный, – сказал Винтино. – Новости в любом случае попадут в газеты, поэтому я не вижу причин держать в тайне все, что происходит в этой комнате. Этот допрос записывается на пленку, чтобы общественность могла убедиться, что к вам не применяются меры принуждения... Вы по-прежнему утверждаете, что никогда не встречались с миссис Сэндс? Что не говорили с ней в ночь ее гибели? Что не возили ее на своем «кадиллаке»? Что накануне не расспрашивали под видом сыщика страховой компании о ней консьержа? Он, кстати, с минуты на минуту приедет сюда.
Марлон Смит долго смотрел на красную лампочку на камере, как будто хотел ее переглядеть. Неожиданно его красивое лицо исказила гримаса. Сейчас в его глазах виднелся вызов.
– Да, я убил ее, – негромким, но ясным голосом сказал Смит, – но это была самооборона. Наверное, у меня помутился рассудок от мысли о том, что мечта закончится таким кошмаром! Рассказ Сэндса я хотел экранизировать с того дня, как прочитал его в журнале. Тогда я еще учился в школе. Через много лет я написал мистеру Сэндсу письмо с просьбой продать права на экранизацию, но журнал давно закрылся, и мое письмо вернулось. В 1957 году я на свой страх и риск начал писать сценарий. Потом подбирал актеров, искал спонсоров. Если бы вы знали, как это было трудно. Я жил впроголодь. С год назад поиски кредиторов увенчались успехом, и я поехал в Вашингтон оформлять авторские права на сценарий. Я был уверен, что авторские права журнала на рассказ давно закончились, если они вообще существовали. И тут я узнал, что через несколько лет после опубликования в журнале Сэндс переделал рассказ в повесть.
Авторские права на нее истекали через несколько месяцев, но их можно было продлить. Сэндс умер. Нужно было выяснить, нет ли у него жены или детей. Так родился трюк со страховой компанией. Я предложил Ханне Сэндс 10 процентов от всех доходов, но она отказалась и потребовала 10 тысяч долларов наличными. Я объяснил, что для меня это неприемлемо, что инвесторы вложат деньги в другую картину. Я умолял ее согласиться. Я даже увеличил ее долю до 20 процентов, но она все равно отказалась. Выскочила из машины и пошла домой. Вся моя работа, да что там работа – вся моя жизнь рассыпалась на глазах, как карточный домик, из-за ее жадности! Я... я не знаю, что сделал... Смутно помню, что нашел какую-то незапертую машину... что кого-то сбил... Все происходило, как в плохом фильме. В действительности я защищался... Я защищал свою карьеру, свой талант, свои мечты! Мечта порой может быть важнее самой жизни...
Последние слова Марлон Смит произнес шепотом. Когда он смолк, Джимми с трудом удержался от аплодисментов.
– Немедленно сделай распечатку и дай ему подписать! – вернул его в реальность лейтенант Винтино. – Все, представление закончилось!


Авторы:  Эд ЛЕЙСИ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку