НОВОСТИ
Арестованную в Белоруссии россиянку Сапегу могут посадить на 6 лет
sovsekretnoru

После Басаева

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.08.2006

 
Иосиф ГАЛЬПЕРИН
Обозреватель «Совершенно секретно»

AP

В августе 1999 года поводом для атаки на Дагестан стал конфликт вокруг непокорных сел, провозгласивших себя оплотом «подлинного ислама». Богатейшие дагестанские села Карамахи и Чабанмахи, где большинство обычно жило за счет отхожего промысла, в том числе работы водителей-дальнобойщиков, вдруг стали приверженцами аскетичного ваххабизма и обвинили местные власти в коррупции и неправедности. Не ограничиваясь словесной полемикой с властью и исправным отправлением культа, жители рыли подземные ходы, превращая деревни в крепости, и копили оружие.

А как сейчас живет эта пограничная земля, рядом с которой не утихает «вторая чеченская», втянувшая в свою орбиту и Ингушетию, и Кабардино-Балкарию, и Карачаево-Черкесию, и даже – вспомним Беслан – Северную Осетию?

Недели не проходит, чтобы из Дагестана не поступали сообщения о боевых действиях. То выжгут танками и пулеметами квартиру, в которой скрывается очередной «эмир» очередного «джамаата», то взорвут машину с милицейским чином, то воинскую колонну обстреляют, то омоновцы при разгоне митинга кого-то убьют или ранят.

Новые абреки

Банда Расула Макашарипова обвиняется в убийстве 27 работников правоохранительных органов, 12 военнослужащих и 9 гражданских лиц. Еще 141 человека эти боевики ранили. Не так уж мало для республики с населением в 2,5 миллиона. За два года были убиты 44 члена этой банды, 20 арестованы, еще на 18 дела уже переданы в суд, 15 объявлены в розыск. И это только одна банда, признанная формированием исламских экстремистов. А есть еще «разборки» вокруг рынков и предприятий, бытовые межнациональные конфликты, ведется стрельба по политикам. Продолжается борьба за власть, за жирные куски тощей, в общем-то, экономики Дагестана.

Десять лет назад я разговаривал с тогдашним вице-премьером российского правительства Рамазаном Абдулатиповым, выходцем из Дагестана. Он полагал, что если федеральное правительство не возьмется за укрепление ее государственной структуры, то эта республика может стать второй Чечней. Тогда власть в ней была склеена из разнородных элементов – федеральные органы формировались по писаным правилам, а республиканские были отданы на откуп кланам. Если в начале 1990-х считалось нормой, что одна национальность контролирует, допустим, рыбный промысел (большей частью браконьерский), а представители другой – нефтепереработку (большей частью контрафактную), то в последние годы предметом закулисного дележа стала сама власть. Ее ветви и механизмы были «приватизированы» разными группировками.

Несколько месяцев назад в Махачкале сменился руководитель. По новой общероссийской схеме президентом был избран бывший многолетний председатель парламента Муху Алиев, предложенный Кремлем. Для этого даже отменили норму республиканского закона, запрещавшую руководить людям пенсионного возраста. Казалось, Муху Алиев пришел к власти в результате компромисса местных элит, выработанного в Кремле (или в резиденции полпреда в Южном федеральном округе Дмитрия Козака).

Но он освободил от работы почти всех прежних руководителей. И добавил, что ни о ком из отставленных министров заботиться не будет, поскольку люди они и так не бедные. А это лишь добавило к старым очагам напряжения новые.

Пожалуй, только прокурор республики Имам Яралиев (в середине июля ушедший в отставку) не видел в дагестанской ситуации ничего экстраординарного, полагая, что так, как Дагестан, живет вся Россия. Прокурор не усматривал связи между разнородными конфликтами и категорически отрицает, что ваххабитское подполье, криминал и рвущиеся к власти могущественные кланы как-то координируют свои действия.

– Войны кланов, повальная коррупция – это журналистские штампы, – убеждал Имам Музамединович. – За каждым терактом стоит конкретная иностранная валюта.

Спорить не будем: прокурору, который находился на своем посту дольше всех нынешних руководителей республики, как говорится, виднее. Но почему при каждом новом задержании разгораются бои с применением техники? Вот что пишет независимая дагестанская газета «Черновик» (запрещенная к продаже в Дагестане и печатающаяся в Пятигорске только благодаря заступничеству полпреда Дмитрия Козака). Речь идет о недавней операции в Хасавюрте

«В результате интенсивной стрельбы в доме начался пожар. Сгорели несколько квартир и ресторан «Викинг», расположенный на первом этаже… Прошедшая спецоперация стала второй, проведенной силовыми структурами за прошедшую неделю. Результаты обеих в принципе одинаковы: много раненых со стороны милиции, двое боевиков убиты, сожженные дома и потерянное имущество простых граждан… Жители уцелевших квартир говорят, что их жилища подверглись нападкам мародеров, есть информация о пропаже денег и драгоценностей в порушенном здании. В мародерстве обвиняют участвовавших в штурме дома милиционеров, а именно бойцов мобильного отряда МВД России.

По слухам, существует некий внутриведомственный документ МВД, по которому щедро оплачивается каждый боевой час. Известна даже сумма – 18 тысяч рублей/час. Кроме того, как говорят, отдельный бонус полагается за убитых боевиков. Возможно, это и объясняет желание силовиков непременно поиграть в «маленькую войну».

Могу прибавить к этому собственные впечатления. На центральной улице, в потоке машин – омоновский БТР с бойцами на броне, держащими наизготовку автоматы. Вооруженные пистолетами работники прокуратуры, милиции, ФСБ, выходящие в город просто так, а не на спецзадание. Автомат на заднем сиденье личной машины. Все это вовсе не похоже на остальную Россию.

«Всего боевиков было не больше 150, сейчас осталось несколько десятков», – убеждают общество. Это с несколькими десятками воюют тысячи силовиков?

Один из оперативников, на чьем счету немало удачных операций, в том числе задержание обвиняемых в буйнакском взрыве, делится эмоциями:

– Присяжные их оправдали, придравшись к мелочам! Уголовно-процессуальный кодекс защищает не потерпевшего, а преступника: он и на адвоката имеет право, и на отвод присяжных. Скажет на суде, что я его подвешивал за некоторые части и оторвал их, – его и пожалеют, не глядя, между прочим! У нас ведь чаще всего главное – свидетели, другие доказательства при терактах почти невозможны. А свидетель приходит в суд и смотрит на обвиняемого, как жаба на змею. И все отрицает, о чем говорил на следствии.

Откуда у силовиков берутся все новые противники, может быть, станет яснее, если рассказать о недавней истории с разгоном митинга в Докузпаринском районе.

Фермопилы у горы Шалбуздаг

Этот район с населением в четырнадцать с половиной тысяч человек – дотационный, и никаких богатств, кроме гор, самых высоких в Дагестане и потому привлекательных для альпинизма, в нем нет. Есть еще священная гора Шалбуздаг высотой четыре с половиной километра, три восхождения на которую приравниваются к одному хаджу. Но зарабатывать на туризме, альпинизме и пилигримах, идущих к святыне, в Дагестане не научились. Так что распределение скудных земель и выплаты бюджетникам – единственная сфера финансовой деятельности его руководства. Поэтому борьба в районе идет исключительно за власть как таковую.

Пять лет им правит Керимхан Абасов. До недавних пор все было тихо, а прошлой осенью начались протесты. Кто-то был недоволен, что он не разрешает раздербанить предгорный уголок карагачевого леса на участки под фазенды для состоятельных горожан. Кто-то претендовал на власть в муниципалитете родного села, а у Абасова была другая кандидатура. К тому же выяснилось, что в районном архиве под селевыми потоками погибла документация за несколько лет, в том числе о выплатах из бюджета. Это и стало поводом для обвинений в коррупции, «под» которые собирались митинги.

В октябре 2005 года была попытка захвата здания райадминистрации. Не получилось. А вообще для Дагестана подобный метод борьбы за власть не в диковинку. Только за последние месяцы были попытки захвата административных зданий в поселке Дубки, в Ногайском и Кумторкалинском районах.

Поэтому, видимо, октябрьская неудача не остановила противников Абасова. В один из апрельских дней из трех сел, что расположены по дороге выше райцентра Усухчай, спустились около полутора сотен людей. Объявили, что пойдут в соседнее село Мискинджа, что в семи километрах. Перед въездом в Мискинджу дорога окружена с одной стороны зелеными холмами садов, с другой – высоким берегом Самура. Митинг пришел к баррикаде, которая перекрыла главную районную трассу Магарамкент–Рутул. Собралось около 450 человек. Районный прокурор Фируза Лагметова, приехавшая вместе с милиционерами, потребовала разблокировать дорогу. Тогда прокурора тоже предложили отправить в отставку.

После этого митинг вышел из-под контроля. Выстрелом из охотничьего ружья ранили в ногу милиционера, забросали камнями подошедший махачкалинский ОМОН. Тогда омоновцы стали стрелять по толпе специальными патронами, содержащими знаменитый газ «черемуха».

Следствие утверждает, что 11 милиционеров были ранены в основном камнями, а участники митинга – патронами с «черемухой». Из трупа единственного погибшего махачкалинца Мурада Нагметова извлечен именно такой патрон. Перед этим Нагметов бросил в лицо омоновцу здоровенный булыжник. Пять человек ранены, несколько задержаны. Следователи собрали уже четыре тома, но есть противоречия в показаниях, а инициаторы митинга, которые могли бы многое прояснить, скрываются.

При этом никакого исламского радикализма на митинге не проявилось: люди кричали «ура!», держали плакат «Политику Муху Алиева одобряем!» Другой вопрос, что после митинга, так нелепо закончившегося, лозунги манифестантов могут стать более радикальными. И кто будет виноват, если некоторые из «пострадавших за справедливость» борцов с коррупцией «уйдут в лес»?

Нет, я не думаю, что волны, пошедшие от событий на берегу Самура, способны потрясти Дагестан и Россию, как конфликты вокруг ваххабитских сел в августе 1999 года. Но случившееся вновь привлекло внимание к горской республике, показав, как легко возникают здесь конфликты, как беззаконие порождает и терроризм, и национализм, и сепаратизм.

Махачкала – Усухчай – Мискинджа – Москва


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку