POLSKA OD MORZA DO MORZA

POLSKA OD MORZA DO MORZA
Автор: Андрей ВЫПОЛЗОВ
20.09.2020

О том, что за попыткой совершить Майдан в Белоруссии стоит Польша, в эти месяцы не сказал только ленивый. Цель Варшавы очевидна: взять под контроль восточные кресы, для того чтобы в будущем заложить основы создания «Великой Польши». Как мечтал русофоб Пилсудский – Polska od morza do morza. Первая попытка вершить судьбой бывших постсоветских республик к востоку от Польши была предпринята в 2014 году, когда на Украину для легитимации киевского путча прибыл глава тогдашнего польского МИД Радек Сикорский. Но шесть лет назад Варшаву удалось оттереть от лакомого пирога. На этот раз паны, кажется, учли украинские грабли и в Белоруссии вознамерились взять реванш. А ведь на пути к своей «междуморской» мечте стоит и российская Калининградская область. Геополитические параллели явствуют, что в случае раскачки Майдана в России именно российский эксклав на Балтике может стать местом обкатки технологий «цветной революции». И первую скрипку в дестабилизации обстановки в Калининграде может вновь сыграть Польша, поднаторевшая уже в таких делах. Обозреватель «Совершенно секретно» разбирался в ситуации.

Польский след в попытке раскачать белорусскую государственность виден невооруженным взглядом и особо не скрывается самой официальной Варшавой. Во-первых, координацией беспорядков в соседней стране занимается Telegram-канал NEXTA (калька с английского слова next, дословно – «следующий», чувствуете работу на перспективу?) со штаб-квартирой в Варшаве. Первоначально в настройках канала был даже указан польский номер телефона для обратной связи. Во-вторых, польский премьер-министр Матеуш Моравецкий анонсировал облегченный въезд – без шенгенской визы – белорусским гражданам, пострадавшим от режима Лукашенко. А ведущие университеты Польши предложили возможность учиться бесплатно тем студентам, кто был исключен за политические акции последних дней.

БОЕВИКИ ПОД ВИДОМ СТУДЕНТОВ

В-третьих, именно из Польши получила ход провокационная идея оккупировать приграничные Гродненскую и Брестскую области. Причем, эту затею провели по чисто западным лекалам пресловутого окна Овертона: сначала реваншистские мысли озвучили скандальные польские журналисты да политологи, а затем уже авторитетные политики, вроде главы канцелярии Президента Польши, призвали к сдержанности в призывах. В итоге общество по обе стороны границы поняло одно – оккупация вполне может быть, и теперь люди будут жить с такими мыслями.

Конечно, Польша не является самостоятельным игроком восточной политики Европы. По меткому выражению видного польского политолога Матеуша Пискорского, Польша – субподрядчик заказов, идущих от определенных кругов в США и Великобритании. Другое дело, выполняя «субподрядные работы», Варшава пытается одновременно воплотить свои столетние политические грезы – расширить влияние на территории к востоку от страны (какой солдат не стремится стать генералом). Если посмотреть на географическую карту, то отчетливо видно эту «междуморскую» – от Чёрного до Балтийского – мечту: сделать так, чтобы Украина, Белоруссия, Литва, Латвия и Эстония находились под панским орлом (тем более, у Польши есть исторические претензии, как минимум, к трем странам-лимитрофам), тем самым завершив строительство мощнейшей русофобской стены на западной границе нашего Отечества. О российской Калининградской области, словно занозе, засевшей в тело потенциального детища геополитического Франкенштейна, речь пойдет ниже.

«Примечательно, что, когда зашла речь о судьбе Белоруссии, то правящая партия и оппозиция Польши – доселе непримиримые – сразу нашли общие точки взаимодействия. Например, в сейме за антилукашенковскую резолюцию проголосовали все депутаты. Даже левые, – рассказывает «Совершенно секретно» Матеуш Пискорский. – А в Минск из Польши прибыл целый десант людей, для того чтобы внедрить планы по дестабилизации обстановки. Прежде всего, это боевики, действующие в соседнем государстве под видом “студентов”. Да-да, вы не ослышались: боевики. Только в Минске они находились в качестве выпускников Studium Europy Wschodniej – учебного Центра восточноевропейских исследований Варшавского университета. Директор этого центра Ян Малицкий, несмотря на отсутствие какой-либо маломальской научной степени, работает в главном университете страны с 90-х годов прошлого века, являясь ярым пропагандистом идей неопрометеизма – политического прожекта Пилсудского, целью которого является расчленение России с помощью поддержки националистических движений. Несколько адептов пана Малицкого белорусский ОМОН задержал в Минске. В европейских СМИ их тут же представили – как бедных студентов, однако Интернет все помнит: как только появились их фотографии в Сети, то оказалось, что перед нами активисты неонацистской группировки «Штурм» из Варшавы».

«БА! ЗНАКОМЫЕ ВСЕ ПАНЫ!»

Инструкторами акций протеста в Белоруссии выступили польские журналисты. Среди них выделяется главный редактор журнала Krytyka Polityczna Славомир Сераковский, который избалован грантами от практически всех западных фондов, включая соросовский. 40-летний журналист перебывал, кажется, во всех университетах США и Германии, которые собаку съели на «русской угрозе». Теперь пан командирован в Минск.

«По своей наивности или неадекватности в интервью польскому телеканалу TVN Сераковский признался, что «да, мы выдаем инструкции протестующим», – продолжает Матеуш Пискорский. – Громадную деструктивную работу по выводу людей на улицы ведет Telegram-канал NEXTA с 2-миллионной аудиторией, управляемый из Польши. Но, даже начинающему журналисту ясно, что таким мощным медийным ресурсом не в состоянии руководить какой-то 22-летний парень (гражданин Белоруссии Сергей Путило, проживающий ныне в Польше. – Прим. ред.). Убежден, что там работает серьезная команда профессионалов при внушительной финансовой поддержке».

С мнением польского коллеги солидарен белорусский публицист Юрий Павловец, который несколько лет назад пострадал от режима Лукашенко за то, что предупреждал Минск об угрозе заигрывания с Западом и отворота от России. «Канал NEXTA начали раскручивать года три назад. У них была одна конкретная задача – лупить по Лукашенко. Они вытаскивали третьесортный шлак из 90-х годов прошлого века про президента и заворачивали в новую обертку. Потом стали всячески дискредитировать и так-то сложный процесс интеграции Белоруссии с Россией. Скажу прямо, если бы не NEXTA, то столько белорусской молодежи на улицу не выгнать. Это чисто информационная технология, отработанная, например, в Ливии, где, чтобы свергнуть Каддафи, людей собирали через Twitter. Но, прежде чем вытащить молодежь, ей промыли мозги. У нас неисчислимое количество студентов прошло через польские стажировки, некие творческие поездки, учебу и так далее. Сегодня смотришь снимки с митингов и, как говорится, «Ба: знакомые все паны!» Кто сегодня в Координационном совете, или кто там перехватывает инициативу? Все те, кто связан с Польшей: Рымашевский, Губаревич, Ковалькова... Они там фактически прописались, в свое время подписывали пакты с польскими партиями, договаривались о финансировании. Я молчу про Римско-католическую церковь, которая, по крайне мере, на территории Западной Белоруссии имеет очень существенный вес. А все белорусские ксендзы согласуются (утверждаются) и направляются польским костелом», – рассказал «Совершенно секретно» Павловец.

В ГРОДНО КАК В КАЛИНИНГРАДЕ

Уважаемый читатель, вы удивитесь, когда узнаете, что все выше названные «польские печеньки» в той или иной степени перепадают и россиянам из Калининградской области. Когда Юрий Павловец начал рассказывать автору этих строк, проживающему в российском эксклаве на Балтике, как влюблены в Польшу жители приграничных Гродненской и Брестской областей, я сразу провел параллели.

«Когда я общаюсь с гродненцами, то они с упоением рассказывают, как ездят в Польшу на закуп, какие там хорошие и дешевые продукты, колбаса да пиво. А взять жителей Брестской области, так мужское население поголовно занимается вывозом дизтоплива. Отсюда на Брестщине самый высокий показатель безработицы, потому что, зачем идти на завод, если можно барыжить полякам солярку. Через одного получили «карты поляка». Очень многие живут на две страны по схеме: родители – в Белоруссии, дети – в Польше. Они нахваливают Польшу, мол, там демократия есть, не то что у нас, в картофельном колхозе. Короче, западники живут только за счет Польши», – итожит Павловец.

Именно поэтому, сказав «а», то есть, приручив Гродно и Брест, Варшава – пока устами польской интеллектуальной элиты – в момент острейшего политического кризиса в Белоруссии говорит «б»: заводит речь о возможной оккупации западной территории соседней страны. Например, главный редактор издания Najwyższy Czas Томаш Зоммер прямо написал в своем микроблоге: «Совершенно очевидно, что в случае распада Белоруссии Гродно должен быть передан Польше. Партия «Право и справедливость» (правящая политическая сила в стране. – Прим. ред.) это знает, но боится сказать». Ему вторил известный польский писатель Войцех Цейровский, предложивший отдать часть Родины уже белорусской оппозиции: «Если вы хотите быть демократической страной, то, пожалуйста, отдайте Польше то, что ей принадлежит – здания, костелы, памятники, произведения искусства».

После ожидаемо разразившегося международного скандала, когда Александр Лукашенко был вынужден перебросить большое количество военных в районе Гродно, глава канцелярии польского президента Кшиштоф Щерский попытался нивелировать последствия провокации, но вышло, как всегда. Высокопоставленный чиновник заявил, что заявления о «польской оккупации» недопустимы, поскольку жертвой внутреннего конфликта могут стать поляки, проживающие в Гродненской области. Мирок сошелся на поляках.

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ ИДЕНТИЧНОСТИ

Картина в российском эксклаве – схожая. Калининградцы обожают Польшу, могут часами рассказывать о том, как там красиво, комфортно и безопасно. Соответственно, готовы стоять по 5–7 часов на границе туда и обратно лишь для того, чтобы провести сутки в Польше. «Едешь – все поля засеяны!», «Блюда в ресторанах – вот та-а-акие!», «Я упаковку пива на распродаже за один злотый купил!», – вот лишь некоторые штампованные восклицания калининградцев, исколесивших вдоль и поперек соседнюю страну. Некоторые заговариваются до того, что утверждают, что там воздух другой. Калининградская музыкальная группа даже песню сочинила про польские закупы (там есть такие строчки: «За пивом-колбасой начинается гонка. Здравствуй «Лидл», здравствуй «Бедронка»), которую раскручивал лично директор Польской туристической организации в России Анджей Сераковски.

Идем дальше: масса вчерашних калининградских школьников учится в университетах Гданьска, Варшавы, Кракова за относительно недорогую плату (порядка 70 тыс. рублей в год). У сотен семей есть маломальская недвижимость в Польше. По официальным данным генерального консульства Республики Польша в Калининграде, в 2018 году россиянам было выдано более 80 тыс. виз, это почти 10% от общего числа жителей самого западного российского региона. Что же касается «карт поляков» калининградцам, то их суммарное число держится в жуткой дипломатической тайне. Короче говоря, если бы не варварский снос памятников наших воинов, то калининградцы стали бы лучшими адвокатами Польши в России. Я не говорю, что это плохо – ездить к соседям, но в условиях кризиса подобная сервильность имеет оборотную сторону медали.

Фото_23_17.jpg

«Коронавирусная пандемия вскрыла поразительную реальность в Калининградской области, – рассказывает «Совершенно секретно» калининградская журналистка Екатерина Тихомирова, переехавшая в Белоруссию аккурат накануне кризиса. – Масса калининградцев, вполне себе состоявшихся и состоятельных, искренне возмущались в соцсетях – зачем открывают авиасообщение с Москвой! Лучше, мол, откройте с Польшей границы. А сколько было вылито грязи на россиян, которые прилетели из Москвы первыми «посткоронавирусными» рейсами. Калининградцы натурально москалями их называли».

По словам коллеги, белорусов в сегодняшнем кризисе сгубила детская наивность, какая была у советских людей, когда они верили всему, что было написано в обновленных, перестроечных газетах. «В отсутствии независимых от власти политических блогеров и вменяемой аналитики о перспективах белорусского пути все клюнули на этот Telegram-канал NEXTA, как на что-то свежее, молодежное, борющееся за правду. Этот механизм буквально восприняли как ветер перемен, почему в конечном итоге и стала толпа ведомой Telegram-каналом NEXT, – продолжает Тихомирова. – В Калининграде со свободой слова дело обстоит иначе, чем в Белоруссии. Здесь уже сформированы оппозиционно настроенные электронные СМИ, группы и паблики в соцсетях. Мы уже видим, как шаг за шагом происходит в Сети идеологическое переформатирование россиян под соусом «калининградской идентичности», которая многими воспринимается как евроориентированность. Некоторые калининградцы уже всерьез утверждают, что «мы не такие как в России, мы – аккуратнее, воспитаннее, более ценим историю», германскую, разумеется. Сегодня мы спорим о влиянии «германизации» на будущее Калининграда, но угроза притаилась сбоку, исходит из Польши. Созданный троянский конь «калининградской идентичности» уже подрос, как говорится, раздувает ноздри, и теперь может рвануть в любую сторону, как польскую, так и немецкую, но далеко не российскую».

* * *

На самом деле польская «хотелка» насчет оккупации Калининградской области совсем не фейк. Менее года назад американский Джеймстаунский фонд опубликовал доклад «Как защитить государства Балтики», в котором уготовил Польше роль пушечного мяса на первое блюдо. Именно польская армия, по замыслу военных стратегов США, должна нейтрализовать Балтийский флот, а в качестве награды за такую жертву «представляется разумным передать Калининградскую область Польше в рамках послевоенного урегулирования».

Американский бред тогда подхватили польские ура-патриоты, что спустя три месяца вылилось в новый скандал. Тогда российские СМИ подняли форменную истерию о «польской аннексии Калининградской области» на основании анонимного комментария польского провокатора под дурацким ником Superkuku, написавшего о калининградцах: «Им стало бы лучше, если бы (Калининградскую) область присоединили к Польше». Заголовки в ведущих новостных изданиях России были один другого хлеще: «Поляки захотели присоединить Калининградскую область», «Поляки увидели в пандемии шанс для присоединения Калининградской области», «Польша позарилась на Калининградскую область». Тогда стало ясно, что многие уже почти смирились с идеей потерять российский эксклав.

Суммируя вышесказанное, следует констатировать, что Россия, к сожалению, проигрывает информационную войну на бывшем советском пространстве. Мы постоянно отбиваем атаки, обороняемся, вместо того, чтобы создавать свою информационную, со здоровой агрессией, повестку. Причина такого поведения в России очевидна: отсутствие государственной идеологии. Но это тема уже для отдельного разговора...

Фото из архива автора


Авторы:  Андрей ВЫПОЛЗОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку