Политическая пандемия

Политическая пандемия

ФОТО: СЕРГЕЙ КАРПУХИН/ТАСС

Автор: Леся ДУДКО
03.05.2020

Информационная кампания по коронавирусу разделила общество на несколько лагерей. Одни запуганы до такой степени, что боятся открыть окно в квартире, другие наоборот считают, что могут взасос целоваться с окружающими и ничего не будет, третьи с удовольствием «пилят бюджеты», не забывая показывать кулак первым и вторым.

Но это все не было бы так грустно, если бы под информационную раздачу не попали медики. Часть из них паникует и жалуется на отсутствие средств индивидуальной защиты и несоблюдение правил сортировки пациентов в больницах при том, что деньги государство на это выделяет немалые. Премьер-минстр РФ Михаил Мишустин распорядился отправить в регионы более 32 млрд рублей. Остальные вообще не понимают, отчего такая шумиха и почему стационары буквально завалили пациентами с пневмонией, которую можно лечить в домашних условиях. В ситуации с «опасной игрой в коронавирус» разбирался корреспондент «Совершенно секретно».

С МИРУ ПО НИТКЕ

 Фото_21_8.jpg

Это модель переходника, которую «изобрел» врач-анестезиолог одной из московских клиник по совместительству «Кулибин». Жена врача (назовем ее Татьяна) рассказала «Совершенно секретно», как пытается помочь мужу и ищет 3Д принтер, чтобы «распечатать переходник из жесткого пластика».

«Доктора сами себе покупают средства защиты, – рассказывает Татьяна, – в том числе total face маски. Но для того, чтобы можно было использовать стандартный фильтр, а не покупать дорогие на байонетном соединении, на 3Д принтере нужно распечатать недостающую деталь». По словам Татьяны, это личная инициатива врачей. Стоимость одной маски составляет от 9 тыс. рублей.

Фото_24_8.jpg

МАСКА TOTAL FACE

В то же время врачи Центральной районной больницы города Старая Русса Новгородской области обратились к жителям города с просьбой помочь закупить средства индивидуальной защиты (СИЗ) для персонала. По словам Юрия Бойко, который работает в фельдшерско-акушерском пункте деревни Ивановское при ЦРБ, «врачи Старорусской ЦРБ не были готовы к коронавирусу – отсутствовали СИЗ, что привело к установлению режима карантина в отношении 16 сотрудников медучреждения. Мы неоднократно обращались к нашему руководству, чтобы нас обеспечили СИЗ при работе с пациентами, у которых диагностирован COVID-19. Но наше руководство пока либо отрицает наличие в Старой Руссе коронавируса, либо утверждает, что СИЗ у нас есть. Под ними оно понимает марлевые маски, которые заставляет шить медперсонал больницы», – комментирует Юрий Бойко. И добавляет, что в больнице работает около 800 человек. Медикам нужны деньги на покупку респираторных масок FFP2, защитных очков и специальных костюмов.

Галина Кондратьевна (имя изменено) – врач столичной поликлиники, жалуется «Совершенно секретно» на то, что медработников, не имеющих специальных сертификатов и подобной практики, внеурочно вынуждают выезжать на скорой по адресам для проведения анализов на коронавирус. «Нам сказали, кто против, может сразу положить заявление на стол, – говорит Галина Кондратьевна, – но это не самое страшное. У нас до сих пор один защитный костюм на всех. И носят его по очереди».

А в подмосковном Серпухове разгорелся настоящий скандал. Главный врач ЦРБ в ультимативной форме предложил перевестись врачам поликлинического отделения в инфекционный стационар, где сейчас не хватает персонала из-за распространения коронавируса. Несколько десятков медицинских работников отказались, ссылаясь на свой возраст и сопутствующие заболевания, которые могут быть фатальными при заражении. Тогда медиков вынудили написать заявление на увольнение. Людей также предупредили, что в случае жалоб на действия руководства, информация по работникам будет передана во все учреждения здравоохранения Московской области и дальнейшее трудоустройство будет проблематичным, то есть по факту людям пригрозили «черной меткой».

«МЫ БОРЕМСЯ С ВЕТРЯНЫМИ МЕЛЬНИЦАМИ»

Врач Новосибирской больницы в разговоре с корреспондентом «Совершенно секретно» очень просит не называть имен. «Мы все врачи общаемся между собой, и я получаю информацию от коллег постоянно. Нас могут уволить, но творится просто беспредел. Пациенты горбольницы обречены. На днях в 3-ем корпусе умер пациент с COVID-19, это первый случай в Новосибирске, он лежал с пневмонией. Врачи, которые были в контакте, продолжают работать.

Пациенты из третьего корпуса (пульмонология и кардиология) уже закрыты на карантин, они будут ждать своей участи до получения результатов анализов на коронавирус. А новых кардиологических будут размещать в 7-ом корпусе, но ходить лечить и консультировать их будут врачи из третьего корпуса, которые контактировали с тем пациентом с COVID-19. Полный бред. Еще выделяют койки в эндокринологическом отделении, но все те же врачи из третьего корпуса будут туда приходить. Вопрос, где все те познания как “медицинская сортировка”, все в теории?

Мы боремся с ветряными мельницами. Если будешь говорить об этом везде, тебя просто уволят. И решать тебе. Хочешь работать, чтобы кормить семью, тогда затыкаешься. Бороться с системой нет смысла, потому что система тебя сломает».

В то же время медики Покровской больницы Санкт-Петербурга, оказавшиеся в подобной ситуации, молчать не стали и пошли в прокуратуру. Они требуют присвоить больнице статут инфекционного стационара. По словам врачей, они больше двух недель «принимали пациентов с пневмонией, не имея средств индивидуальной защиты и кислорода. Потоки пациентов и персонала не распределены, не оборудованы «грязные» и «чистые» зоны». В итоге – коронавирусом заразились 27 пациентов и 5 медиков.

«КОЙКО-ПЛАН МЫ ОБЯЗАНЫ ВЫПОЛНЯТЬ»

Медсестра Солнечногорской Центральной районной больницы (ЦРБ) уже ничего не боится. И готова «бить во все колокола». Неолина Александровна работает в отделении хирургии, куда, по ее словам, «госпитализируют всех без разбора, COVID-пациенты с пациентами общего профиля, если есть сопутствующие симптомы». Неолина Александровна жалуется корреспонденту «Совершенно секретно», что, ко всему прочему, у персонала также нет средств индивидуальной защиты. «Когда приходит проверка, – рассказывает медсестра, – руководство рассылает сообщения с требованием персоналу надеть маски».

 Фото_23_8.jpg

СОЛНЕЧНОГОРСКАЯ ЦРБ

Начальница рекомендовала Неолине Александровне и другим медсестрам пройти онлайн тренинг по COVID-19, но не учла одну существенную деталь – тренинг не бесплатный. «Нагрузка, конечно, сильно увеличилась. К тому же главврач сказал, что койко-план мы обязаны выполнять: в отделении ежедневно должно находиться 36-39 пациентов, – рассказывает медсестра Солнечногорской ЦРБ. – Чтобы выполнять план, госпитализируют даже тех, у кого болит живот, но в операции он не нуждается. Это делается для того, чтобы получать деньги от страховой».

По словам Неолины Александровны, в инфекционном отделении тоже особой защиты нет, персонал работает в хирургических масках. «Мы маски сами стали сейчас шить, дети мне экраны защитные заказали, вот пришли».

Фото_22_8.jpg

МЕДСЕСТРА СОЛНЕЧНОГОРСКОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РАЙОННОЙ

БОЛЬНИЦЫ НЕОЛИНА АЛЕКСАНДРОВНА

Неолине Александровне 59 лет, сорок из них она работает в ЦРБ медсестрой хирургии высшей категории. На днях ей пришла зарплата за месяц... на 10 тысяч меньше, чем обычно, – без объяснений, всего 30 тыс. рублей. Почему, Неолина Александровна не знает. «У меня дочь в Австралии живет. Я, когда увидела, в каких условиях там работают медсестры: никто пациентов на руках не таскает, на одну медсестру – 6 пациентов, а не 30, я так плакала. Мы всю жизнь нищие, и никто никогда за нас слово не замолвил, заведующие, старшая медсестра – только о показателях». Неолина Александровна говорит, что у них 8 смертей от COVID-19, с одним из умерших она лично контактировала.

СЕЙЧАС МЕДУЧРЕЖДЕНИЯ – ЭТО РАССАДНИКИ

Президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский считает, что к больницам близко теперь лучше вообще не подходить, потому что там высокая концентрация вирусов. «Сейчас медучреждения – это рассадники заразы, – говорит Саверский. – И туда привозят людей с инсультами, например. А на инсульт получить коронавирус – вы понимаете, чем это заканчивается? Ко мне «прилетела» информация от серьезных людей о том, что у нас младенческая смертность выросла не потому, что вирус, а потому, что маршрутизация изменена и беременности ведут неправильно».

«Наши врачи советуют беременным обращаться в клинику только в случае самой острой необходимости, – рассказывает заведующая акушерским физиологическим отделением Клиники акушерства и гинекологии им. В. Ф. Снегирёва Нина Ульянова. – Если раньше беременные приходили на прием каждый месяц, то сейчас мы встречаемся исключительно по экстренным и неотменяемым поводам. Например, если у женщины возникли боли или кровотечения».

По словам педиатра, председателя Совета Матерей России Татьяны Буцкой, стандартный график осмотров будущих мам вынужденно изменен: «Сейчас во многих регионах доктора из консультаций обзванивают пациенток и просят отменить плановые визиты».

ДВЕСТИ ТЫСЯЧ РЕШАЮТ МНОГОЕ

24 марта этого года заместитель мэра Москвы Ракова, которую в кулуарах называют «хозяйкой города» и большим специалистом по всем вопросам, касающимся выделения бюджетных средств, сообщила о том, что лечение коронавирусных пациентов в столице будет оплачиваться из Московского городского фонда обязательного медицинского страхования и составлять около 200 тыс. рублей.

Фото_25_8.jpg

Врач Федерального медико-биологического центра (ФМБА) Марина работает в отделении, перепрофилированном под пациентов с COVID-19. По ее словам, в ФМБА все врачи полностью обеспечены СИЗ. Департамент здравоохранения Москвы выделил на это огромные средства. Медики также получают бесплатное питание. Им оплачивают аренду гостиниц для проживания, не отходя от работы. Но в разговоре с нами Марина недоумевает, зачем тратится из бюджета столько средств и называет нынешнюю пандемию не инфекционной, а политической: «Сейчас уровень пневмоний не выше, чем в прошлые годы, и смертность такая же, как и в прошлом году: 2–4%, а до COVID-19 мы вообще работали без защиты. Массовой истерией и паникой можно довести любого человека – поверишь во все. У всех наших врачей раз в 10 дней берут анализ. И результаты разные, но все продолжают работать. И говорить про средства защиты, что они помогают, не хочу. У меня муж врач в другой московской больнице, много друзей– врачей, одногруппников, однокурсников. Все говорят, примерно, одно и тоже – тяжелых больных мало. У нас в отделении лежит 50 человек, из них 8–10 в состоянии средней тяжести. Остальные, если бы не сегодняшняя ситуация, лечились бы дома. Костюмы, которые нам выдают, в них работать тяжело, дышать тяжело, потеешь постоянно, в туалет, извините, за подробности, сходить нельзя. Если медикам за эти мучения еще и обещанных денег не заплатят, то это будет кошмар».

ВИРУС В РОССИИ УЖЕ ДАВНО

Президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский соглашается с Мариной. «Вирус уже давно здесь, – комментирует «Совершенно секретно» Александр. – Мы всю зиму болели, именно с такими симптомами, но не проверялись. А сейчас стали проверяться. Когда государство признало этот вирус и информационная кампания начала из расслабленной превращаться в нагнетающую, с этого момента начали считать пациентов, сажать на карантин, госпитализировать».

Александр также является председателем Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре и членом Общественного совета Минздравсоцразвития. Он получает информацию из разных источников: от врачей, пациентов и чиновников, что позволяет составить полную картину происходящего. «Первый этап включал в себя выявление пациентов с коронавирусом, – рассказывает эксперт. – Второй – их концентрацию в больницах без сортировки, пациенты лежали вперемежку. Имея информацию о пандемии, потоки пациентов не разделяли. Поэтому, спустя три недели, власти просто объявили, что не будут пациентов делить, собственно, как и не делили. А теперь у нас новый этап – появились люди с диагнозом «подозрение на ОРВИ», и они находятся в статусе зараженных. Это, конечно, безумие. Теперь люди будут просто бояться сообщить о своем состоянии здоровья, и на голову врачам будут падать те, кому уже невмоготу». 

Александр Саверский считает, что коронавирус «не так страшен, как нам его малюют», потому что если трезво посмотреть на цифры, которые нам дают два месяца по пандемии, то объяснить поведение государства невозможно. Если бы я как юрист сейчас подал иск к государству о том, что оно делает, оно с этими цифрами не понятно, как бы в суде себя чувствовало. Невозможно объяснить неадекватное поведение. Поэтому врачи говорят, что их завалили пневмонийными больными, которые раньше лечились дома. Даже посмотреть на то, что в марте в школах были полные классы. Какой карантин? Карантин надо было объявлять в декабре, когда из 25 человек три, может быть, ходили. Таким образом, более существенная прослойка коронавирус уже перенесла. Это будет видно не на тех тестах, которые Роспотребнадзор делает, когда человек в данный момент болен. И то они всего 4% выявляют. Это мы увидим, когда сделаем нормальные тесты на антитела».

НЕАДЕКВАТНЫЕ МЕРЫ

Меры, которые предпринимает государство, Александр Саверский называет «неадекватными». «Значительное число эпидемиологов и врачей полагают, что это ОРВИ, которое власти решили посчитать, наверное, впервые за всю историю человечества, потому что этого раньше никто не делал, ведь ОРВИ у нас по большому счету и болезнью-то не считалась. Тем не менее, заболевание ежегодно уносило жизни достаточно большого количества людей. Острые респираторные вирусные инфекции ежегодно вызывают около 3,9 млн смертей в мире; ОРВИ служат причиной 30– 50% случаев внебольничных пневмоний, 80% случаев обострений бронхиальной астмы. Все смотрят на Италию, но там проблема именно в системе здравоохранения, которая в последние годы была подвергнута сильному сокращению: в Италии коек интенсивной терапии в 4 раза меньше, чем в Германии, в расчете на тысячу человек. В большинстве население пожилое, эпидемиологической службы нет. Именно по этой причине Италия и не смогла справиться с мало-мальски серьезной эпидемией. Под давлением ВОЗ в европейских странах происходит сокращение коек в лечебных учреждениях, их просто физически стало не хватать. Для сравнения: в Советском Союзе было 14 коек на тысячу человек. Сейчас у нас вдвое меньше, а в Италии – 3 койки на тысячу жителей. Это, конечно, очень мало, но в Москве есть другие мощности – ФМБА, федеральные научные центры, учреждения Министерства обороны, частный сектор: все в совокупности, наверное, даст нам существенно больше, чем три койки. Но, тем не менее, «оптимизированные» больницы, конечно, должны быть возращены. Многие из них до сих пор стоят пустые, их можно снова запустить или хотя бы законсервировать на такие вот случаи. С данной точки зрения даже хорошо, что этот коронавирус появился, чтобы все текущие проблемы поставить на вид, оголить их, даже напугать, чтобы не уничтожали все подряд».

Слова Александра Саверского подтверждают известные вирусологи. Доктор медицинских наук, профессор, член президиума РАЕН Виктор Зуев уже давал ранее интервью газете «Совершенно секретно» (№ 6 (441), март 2020 года), когда еще не было такой массовой истерии. Спустя месяц профессор снова повторяет свои слова: «Не стоит паниковать! Этот вирус менее опасный, чем вирусы прошлых лет, такие как SARS-CoV, MERS-CoV и другие. У атипичной пневмонии смертность была 30–50%. Нынешний COVID-19 менее патогенный, он меньше вызывает тяжелых заболеваний. При нем смертность 2–4% в общем. Я не беру исключительные случаи – стариков, у которых бог знает, какие болезни».

Советский и российский вирусолог, директор Института вирусологии имени Д. И. Ивановского РАМН Дмитрий Львов добавляет, со своей стороны: что «заражение типом 2019-nCoV происходит довольно медленно, у него в принципе невысокая способность заражения. По сравнению с тем же гриппом. Никакой это не смертельный вирус, никакая не трагедия, это было всегда, есть и будет».

Российский ученый-вирусолог, автор труда «История вирусологии» Феликс Ершов называет все происходящее сегодня безумием: «это безумие, которое сейчас творится, оно поразительно для меня. Я думаю, что в основе лежат экономические дела и политические. Очень легко манипулировать умонастроением масс с помощью вирусов. По сравнению с инфекциями прошлого: оспа, полиомиелит, бешенство – коронавирусная инфекция – это детский сад. Кто имеет хотя бы полторы извилины, должны понимать».

«ПОКА РЕСУРСЫ ВСЕ НЕ ВЫБЕРЕМ, ТАК И БУДЕТ»

Президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский считает, что во власти нет опытных консультантов, если такое происходит, «государство само себя напугало. Отменило все нормы регулирования, все правоотношения, Гражданский кодекс. У нас, грубо говоря, регулирование – в чрезвычайном положении. По сути, так. В этой ситуации государство должно было начать заново регулировать. Нельзя играть в волейбол, потому что мяч один на всех, но легкой атлетикой заниматься на расстоянии пяти метров друг от друга можно. Людям гулять нужно и можно, но правильно. Мы должны выбрать срединный путь между “ужас-ужас” и “все фигня”. Трезво посмотреть, что происходит. Понять, что вирус есть, но он не такой страшный. Что должны быть в нем определенные правила поведения. У нас сейчас какой-то беспредел происходит. У Минздрава вообще нет функции бороться с эпидемиями. Это полномочия Роспотребнадзора. У меня есть некий инсайд от врачей – пока ресурсы все не выберем, так и будет».

* * *

Наверное, через много лет независимые журналисты снимут ни один документальный фильм о том, что происходило с нами сегодня. Они смогут записать свидетельства очевидцев: врачей, сотрудников правоохранительных органов в отставке, бывших чиновников, которые охотно дадут интервью, потому что нечего будет терять к тому времени. Раскопают документы, где будет видно, как и куда распределялись бюджетные потоки. А мы будем просто обречены узнать всю правду, потому что не «Время покажет», а покажет время...

Фото из архива автора


Авторы:  Леся ДУДКО

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку