Похороните меня заживо

Похороните меня заживо
Автор: Евгения СЕМЕНОВА
16.10.2019

Волгоград — один из немногих городов России, где популярность набирает новая услуга, способная «пощекотать» нервы до предела. Если жить стало скучно, безрадостно, если не хватает «драйва», адреналина и новых эмоций, то можно похоронить себя заживо. Ненадолго и не задорого. Но после такого «сервиса» существование кажется совершенно иным: солнце светит ярче, вода в реке голубее, а друзей и близких хочется обнять и простить им все обиды. «Совершенно секретно» раскрывает тайны, поведанные выходцами с «того света» и пытается выяснить: зачем рядовым обывателям играть с жизнью и смертью?

Оказывается, жизнь после смерти существует. Если смерть, если можно так выразиться, «искусственная» и является спектаклем, за который уплачена определенная сумма денег. Организаторы услуги сохраняют полную анонимность. Ее же придерживаются и клиенты, которым временно жить надоело. Об услуге, которая реально проверяет крепость психики, осторожно сообщают в социальных сетях. В Волгограде предоставлением «смертоносного» сервиса занимается одна компания. Сам коммерсант позиционирует себя как торговца, но на досуге «развлекает» волгоградцев и гостей города, заманивая их в могилу. Говорит, что в будущем, когда к такой услуге не придерутся полицейские, он официально укажет ее в своей деятельности.

Тариф стартует от 4 тысяч рублей. При этом дистанционно, чаще всего в личных сообщениях или в мессенджерах, клиенту сообщаются условия «сделки», стоимость и дата, на которую могут быть назначены похороны.

«ТЕМНО, СТРАШНО И ХОЧЕТСЯ В ТУАЛЕТ...»

Павел Маркосян – предприниматель. Ему 39, женат, двое детей. На жизнь зарабатывает тем, что 8 лет назад организовал фирму такси. В подчинении Павла Маркосяна 19 водителей. С каждым днем работников становится меньше: конкуренты переманивают. Павел с виду – малообщительный и надутый тип, и сам он говорит – из-за проблем в бизнесе мир для него стал серым, и он потерял смысл жизни.

«Нужно было как-то встряхнуться, отвлечься, найти что-то, что бы придало уверенности в себе, – рассказывает Павел. – Нужно кормить семью, помогать родителям, а денег не хватает. Где искать работу – не знаю. Нужен был какой-то всплеск эмоций, чтобы понять, куда двигаться. Я не пью и наркотики – это не мое. Решил искать драйв в прыжках с парашютом, стал читать в соцсети отзывы тех, кто отважился на прыжок и совершенно случайно наткнулся на предложение «захорониться». Списался с людьми, которые назвались организаторами, прикинул по деньгам и посчитал, что стоит попробовать...»

Павел Маркосян сообщил, что получил четкие разъяснения: никто за его жизнь ответственности не несет. Если он «случайно умрет» или ему станет плохо с сердцем, то ему вызовут «скорую», оставят у обочины, но никто с ним до приезда врачей не останется и никаких подтверждений тому, что было, позже, в кабинете у следователя, никто не даст. Павла это вполне устроило: «Я понимал, на что шел».

Организаторов было трое – двое мужчин и девушка. Павлу предложили два варианта: классический – быть захороненным на кладбище, в настоящем гробу и в могиле, глубиной два метра. Похоронный ритуал не из дешевых, ценник на такую смерть стартует от 20 тыс. рублей, а 15 минут, проведенные под землей в гробу, обошлись бы в 45 тыс. рублей. Второй вариант – в лесу, в траншее глубиной с полметра, в спецкостюме и в противогазе. Оплата скромная – 10 минут под несколькими сантиметрами земли обошлись Павлу в 16 тыс. рублей.

«Я приобрел необычный опыт, – делится Павел, – с мыслью о том, что меня закопают заживо, прожил два месяца. Решился. Назначили день, внес оплату, поехали за город, в лесополосу. На окраине города, в Красноармейском районе, недалеко от станции электрички, мне дали лопату и сказали – копай. Ощущение странное. Я в лесу, рядом шумит город, а я рою себе могилу глубиной в метр. Ушло минут 40, потом я натолкнулся на железяку, пришлось копать с другой стороны. Пока копал думал о близких и о том, что я дурак – а вдруг сердце остановится от стресса, и что моя семья будет делать? Понял, что под землей вряд ли замерзну, потому что пока копал семь потов сошло. Потом мне выдали «камуфляжку» – брюки, куртку на замке, берцы, шапку, перчатки и противогаз. Я все это надел. На дно могилы девушка постелила целлофановую пленку. Я лег и меня стали засыпать землей. Трубка от противогаза находилась на поверхности – чтобы дышать. Земля сыпалась на тело, на голову. Стало страшно, я по инерции закрыл глаза, чтобы в них не попала земля. Перед началом ритуала попросил, чтобы мне разрешили взять с собой мобильник – мало ли что. Сказали – бери. Но тут я понял, что он бесполезен, потому что даже небольшой пласт земли, в несколько сантиметров, оказался настолько тяжелым, что я не мог пошевелить даже пальцем. 10 минут показались вечностью. Мне стало трудно дышать, было очень темно, земля давила на грудь, я весь покрылся потом, хотя было очень холодно и я жутко хотел в туалет. А еще – скорее выбраться. Стал шевелить руками – бесполезно. Понял, что туалет уже не нужен – штаны стали мокрыми. И я совершенно забыл, что организаторы предупредили – как бы не рыпался, как бы не мычал в трубку противогаза, меня вынут только через 10 минут... Когда это произошло, девушка Ирина сказала, что я запаниковал уже на третьей минуте. Но мне было все равно. Очень жутко и очень страшно быть похороненным заживо. Когда меня вытащили, я стал плакать. А потом я оказался в своей машине. А что было в промежутке – не помню...»

«ПОДСМОТРЕЛ В КОРЕЕ, ТАМ ВСЕ ПО-НАСТОЯЩЕМУ...»

Владислав и Ирина – те самые организаторы «похорон», которые «прочищают мозги». Неохотно, но они поделились – как пришли к такому «бизнесу» и какие клиенты им попадаются. У них в помощниках — брат Ирины. Пару лет назад они посетили Южную Корею, где стали зрителями шоу, когда живого человека хоронили по-настоящему. «Корейцы относятся к таким похоронам как к терапии, говорит Владислав, – так они лечат депрессию. Чтобы тебя закопали живьем, в Корее нужно заплатить $50. Компаний, предлагающие такие услуги, очень много. Мы стали свидетелями, как человека закутали в саван, положили в гроб, забили крышку и опустили под землю. Через 20 минут гроб подняли, и «мертвеца» выпустили. Сначала он рыдал, потом стал обнимать близких, которые с ним пришли. А мы посмотрели и подумали – надо в России тоже такой сервис предложить, у нас людей, страдающих депрессиями, куда больше. Вот только действовать нужно на условиях анонимности, а то сразу набегут проверяющие, полицейские и все прикроют...» Первым клиентом Владислава и Ирины стал их знакомый, – известный в городе предприниматель, в бывшем – боксер, переживавший в жизни кризис. Владислав говорит – предложил «закопаться», а знакомый согласился. «Похороны» потребовал, как положено – на кладбище, в хорошем месте, чтобы на солнечной стороне, чтобы гроб красивый и на нем самом – лучший костюм от частного портного. Желания заказчика учли.

«У КОГО-ТО ЖЕЛЕЗНЫЕ НЕРВЫ, У КОГО-ТО НЕТ МОЗГОВ»

«Самым сложным оказалось найти могилу на кладбище, – говорит Владислав. – В Волгограде похоронным делом занимается монополист, фирма «Память», все кладбища контролирует и охраняет. Потому идея обратиться к руководству фирмы «Память» и обсудить совместное партнерство, отпала сразу. Пошли договариваться с охранниками погостов. Под Волгоградом, в райцентре Городище, охранники согласились, взяв за это 5 тыс. рублей. На сельском кладбище постоянно 1-2 могилы готовы для будущих погребений, нам разрешили воспользоваться одной. Хотя оба долго недоумевали – как это, похоронить заживо, и от какого жира люди бесятся».

«Хоронить» пришлось в 6 утра, пока на кладбище никого не было. Клиента привезли на шикарной иномарке, гроб усыпали цветами, опустили в землю, в специальный подкоп – он делается на кладбище на случай семейных захоронений. И засекли время – бывший спортсмен хотел провести под землей не менее получаса. Удары по крышке гроба раздались уже на четвертой минуте, но организаторы соблюдали договоренность – никаких поблажек. Когда время истекло и клиента достали на поверхность, он трясущимися руками чуть не задушил Владислава. Затем молча сел за руль иномарки и уехал. Через день на банковскую карту Владислава пришла оговоренная ранее сумма – 50 тыс. рублей. А еще через месяц он узнал, что этот клиент уехал из России и решил жить в Хорватии.

Коммерсант рассказывает, что за прошедшие полтора года в общей сложности их клиентами стали шестнадцать человек. Пятеро – известные в городе люди, «теневые дельцы», которым «обрыдла сухость существования». Их «хоронили» разными способами – в могиле на кладбище и в траншее с противогазной трубкой.

«Был случай, когда один клиент попросил закопать сначала в траншее, потом в могиле, – рассказывает Владислав. – Офицер, Чечню прошел, говорил, что «сны его догоняют». Из траншеи выбрался сам, отряхнулся и сказал, а теперь поехали на кладбище. Мы его опустили в могилу на 6 часов – таково было его желание. Уснули в машине перед кладбищем и проспали время поднятия гроба минут на 25. В спешке давай поднимать, а он так спокойно совершенно – молча выбрался, отряхнулся, вытащил деньги, отдал нам и попросил отвезти домой. По дороге не проронил ни слова. И трудно было понять – как ему, после похорон-то...»

Еще памятный случай – похороненная заживо 21-летняя девушка, которая требовала, чтобы ее оставили под землей на трое суток.

«Представилась Мариной, сказала, что художница, – рассказывает Владислав. – С ее слов мы поняли, что ей нужно написать картину. Но не просто картину, а что-то эдакое. Она хотела получить особые эмоции, страх, быть на грани, а может и впасть в кому, чтобы потом все это отобразить в своей работе. Могилу требовала в траншее, с обязательным спальным мешком, чтобы у нее с собой были вода, еда, телефон, плеер, и чтобы мы неотступно сидели рядом – вдруг ей пришла бы идея картины, и мы должны были ее записать. При этом она ссылалась на Кастанеду и требовала, чтобы перед началом ритуала мы раздобыли ей наркотики, желательно кокаин. Мы отказались от такого эксперимента, потому что девушка была странной во всех отношениях, подставляла нас фактически под «уголовку», да и трое суток – это слишком долгий период. Три часа – куда ни шло...»

Владислав и Ирина говорят, что отношение к клиентам разное, потому что у кого-то действительно железные нервы, а у кого-то просто нет мозгов.

«ПОХОРОНИТЬ СЕБЯ ЗАЖИВО – ЭТО ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ НАСТРОЙ»

К слову, подобные сервисы существуют и в других городах: Москве, Вологде, Благовещенске, Краснодарском крае. Кстати, в двух из них – Вологде и Благовещенске произошли трагедии. Клиента закопали в неглубокой траншее и оставили на полтора часа. Когда его выкопали – мужчина оказался мертв. Вызвали «скорую», полицию, врачи установили причину смерти – сердечная недостаточность. А следователи возбудили в отношении организаторов «похорон» уголовное дело, обвиняя их в причинении смерти по неосторожности. В другом случае человек реально задохнулся, потому что в использованном противогазе каким-то образом трубка забилась землей. И снова – уголовное дело и судебные тяжбы против организаторов экстрима. Светлана Ершова – психолог. Она считает, что подобный сервис, который набирает в России популярность, будет постоянно сопровождаться трагедиями. Поскольку желание быть похороненным заживо это не только желание провести «весело» несколько минут под землей, но и психологический настрой, при отсутствии которого человек может погибнуть.

«Это очень рискованно – браться за такие услуги, не имея медицинского образования, не проводя психологических тестов с потенциальными клиентами, не имея сведений о состоянии их здоровья, – говорит Светлана Ершова. – Люди, которые оказывают такие услуги, действуют на свой страх и риск. Потому что клиентом может быть человек с больным сердцем, который может умереть в любую минуту. Или с психическими отклонениями. Или с заболеваниями органов дыхания. Или в любой момент может возникнуть клаустрофобия или любые другие побочные действия, которые не входят в «условия погребения», но при этом клиента никто не будет поднимать на поверхность по условиям сделки. И любое причинение вреда здоровью, даже не умышленное – это статья Уголовного кодекса РФ».

При этом психолог считает, что в целом, такой вариант пощекотать себе нервы вполне может существовать, но воспользоваться им могут здоровые адекватные люди. Существует метод лечения депрессивных состояний – танатотерапия, которая одобрена международным медицинским сообществом. Ее особенность заключается в том, чтобы оказать пациенту психологическую помощь при соприкосновении со смертью. Метод используется в разных странах и хорошо себя зарекомендовал.

«Живые похороны» – это из самых сложных и опасных вариантов этой методики, – говорит Светлана Ершова, – в каждом случае эффект методики непредсказуем. Лечащий психолог должен досконально изучить своего пациента, чтобы предлагать ему такой способ излечения, как похоронить себя заживо. Чаще всего такие способы оказаться на грани жизни и смерти используют эзотерики, так называемые черные маги и колдуны».

К слову, погребение заживо – это один из самых суровых видов смертной казни. Ей подвергали в Древнем Риме девушек, нарушивших обет девственности. Так казнили христианских мучеников. В начале XVIII века, таким образом, наказывали женщин, убивших своих мужей. Иногда их закапывали до головы, оставляя возможность дышать, видеть и при этом медленно умирать от голода и жажды. А во время Великой Отечественной войны такой вид казни нацисты использовали по отношению к населению СССР. Страх быть погребенным заживо обрастает легендами на протяжении многих веков, но сегодня это один из способов увидеть жизнь с ее новой стороны.

Фото автора


Авторы:  Евгения СЕМЕНОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку