НОВОСТИ
Кремль ведет переговоры с Моргенштерном. «Это утка», — отрицает Кремль
sovsekretnoru

Поезд смерти

Автор: Денис ТЕРЕНТЬЕВ
01.01.2010
   
   
 
Президент ОАО «Российские железные дороги» Владимир Якунин (слева) и губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин на месте крушения экспресса  
   

«Невский экспресс» взорвали второй раз за два с половиной года. В этом интервале никаких мер по обеспечению безопасности принято не было. А значит, ноябрьская трагедия была почти запрограммирована

Процесс о первом взрыве «Невского экспресса» начался в Новгородском областном суде в июне 2009 года. На первое заседание пришли журналисты из всех ведущих федеральных СМИ, но уже к следующему слушанию почти никого из них не осталось. Вплоть до трагедии 27 ноября на суд ходили одни новгородцы: ведь никто из пассажиров взорванного поезда не погиб, а значит, повод неважный. Все забыли, что если бы не счастливая случайность, то 13 августа 2007 года под Малой Вишерой могло быть несколько сотен жертв. А проблемы с обеспечением безопасности на железных дорогах, которые обнаружились в ходе следствия, так и остались нерешенными. К моменту ноябрьской трагедии видеонаблюдения не появилось даже в районе первого взрыва. Не внедрили никакой новой техники, которая немедленно информировала бы диспетчера о катастрофе: на месте взрыва «Невского экспресса» могла бы образоваться куча-мала из идущих следом поездов.

Главное – не выбиться из расписания
– Поскольку при первом взрыве не было жертв, не было и бюджета, – рассказывает Олег, проводник одного из «фирменных» поездов Москва-Петербург. – В богатых странах после таких происшествий начинают работать над безопасностью салона, устанавливают «подушки», как в автомобилях. А у нас собирались перед отправлением инструктировать пассажиров на случай катастрофы, как им лучше падать, группироваться. Но и этого не сделали. После второго взрыва обсуждалось, почему машинисту своевременно не сообщили о бомбе. Да наш рулевой не получает от диспетчера никакой информации по «антитеррористической» линии! Ни разу не было такого, чтобы ему сказали: мол, на путях замечены подозрительные люди или предметы и нужно остановиться до выяснения. Наоборот, главное для начальства – не выбиваться из графика. Бывает, что местные старую покрышку на рельсы бросят, а мы летим, не снижая скорости. А под ней может быть что угодно! Формально, в этом случае правила безопасности требуют остановиться, но из-за каждой остановки командир вынужден был бы писать объяснения. И он рискует…
– «Невский экспресс» обычно приходит ближе к полуночи, пассажиры могут не успеть на метро, жалуются, а нас штрафуют, – рассказывает официантка Лариса Пантелеева.
В 2007 году именно пренебрежение правилами безопасности спасло «Невский экспресс». «Фирменный» поезд №166 шел из Москвы и Петербург с опозданием, и в Новгородской области машинист стал нагонять упущенное время.
Вопреки инструкциям, машинист не снизил скорость до 110 километров в час при прохождении моста через речку Черную на перегоне между станциями Бурга и Красненка. И это, как считается, спасло жизни 231 пассажира и 20 членов поездной бригады. Бомба была заложена перед мостом. Взрыв под локомотивом должен был бросить его в сторону, то есть с моста в пропасть. Через несколько минут на месте взрыва должен был появиться «скорый» из Петербурга в Москву. А еще через несколько минут ожидался товарный состав с горюче-смазочными материалами, который также мог кануть в пропасть.
Но поскольку «Невский экспресс» в 2007 году шел со значительным превышением скорости, взрыв раздался не под ходовой частью локомотива, а ближе к вагонам. Электровоз соскочил с рельсов, но не упал с моста, а протянул через него все вагоны, ломая шпалы и выворачивая провода контактной сети. Состав остановился в семистах метрах от места взрыва, где два вагона (в том числе самый тяжелый – вагон-ресторан) завалились набок. Травмы получили 60 человек.
– Вопрос о безопасности пассажиров регулярно вентилируется и в министерстве, и в руководстве РЖД, – пояснил сотрудник центрального аппарата Министерства транспорта. – Желание повысить безопасность у коллег есть, а что дальше? Где хранить лекарства, а тем более носилки? Может, тогда заказать каждому пассажиру по каске? И где взять на это деньги? Повышенный запас медикаментов? Это десятки миллионов рублей в масштабах страны, и этот запас нужно постоянно обновлять.
Жертвами теракта 27 ноября 2009 года стали 26 человек. Объявлен траур, расследование на контроле у президента, и силовики вынуждены называть конкретные сроки раскрытия преступления. Первые подозреваемые во взрыве 2007 года появились в течение нескольких дней: питерские национал-большевики Каленов и Зеленюк, а также чеченец Дидигов. Впоследствии оказалось, что у этих людей алиби. Сейчас на скамье подсудимых Саламбек Дзахкиев и Макшарип Хидриев, доказательств вины которых также пока не приведено. Зато Макшарип Хидриев на предварительных слушаниях рассказал, что его пытали электрошоком, держали в лесу и в подвале и всячески запугивали.
Министр внутренних дел Рашид Нургалиев показал, что его подчиненные не сидят сиднем: лично назвал приметы подозреваемого в осуществлении последнего взрыва. Подозреваемый – крепкий рыжий славянин среднего роста. Журналисты наживку проглотили: описание подходит к Павлу Косолапову, предполагаемому организатору первого теракта. Получается, что объявленный в федеральный розыск Косолапов, даже не потрудившись изменить внешность, в течение нескольких дней крутился в малонаселенном районе Тверской области у железнодорожного полотна. И местных милиционеров это нисколько не насторожило. Странно во всех отношениях.
Согласно показаниям жителей деревни Бурга, трое террористов снимали здесь жилье в течение одиннадцати дней перед взрывом «Невского экспресса» летом 2007 года. Взрывчатку они привезли с юга России на «Жигулях». Уже на месте в магазинах покупали недостающие компоненты «адской машинки».
В Маловишерском районе едва ли не вся территория – леса и болота. Но возле Черной речки проходят две дороги: одна к шоссе, другая – к деревне. В то же время здесь редко кто-то ездит, и место удобно для наблюдения. Сам мост не слишком крупный, чтобы здесь велось видеонаблюдение, но высота его – 30 метров. Достаточно, чтобы никто из пассажиров не выжил. Людей в округе немного, и на весь Маловишерский район трое участковых. Все они женщины, и летом – в отпусках. Ближайший пост ГИБДД находится при въезде в Великий Новгород, так что для предполагаемых преступников попасться после взрыва риск невелик.

Вагонные споры
– Я не знаю ни о каких особых оперативных мероприятиях в районе железной дороги, – рассказывает сотрудник СЗ УВДТ (транспортной милиции Северо-Запада). – Сейчас планы спешно вырабатываются, но взрыв «Невского экспресса» в 2007 году, похоже, ничему не научил. В СМИ проходят сообщения, что перед ноябрьским взрывом жители окрестных деревень в Тверской области видели много чужаков. Почему спецслужбы узнали об этом только сейчас? В ряде стран агенты спецслужб под видом мирных жителей живут в районе стратегических объектов, постоянно следят за ситуацией. Государство платит им зарплаты, потому что даже в масштабах страны это обойдется в разы дешевле одной серьезной катастрофы.
В кризис в РЖД провели сокращения персонала, число путевых обходчиков сократилось минимум на треть. В руководстве ведомства говорят, что на безопасность обходчики не влияют – не их функция. В России 86 тысяч километров федеральных железных дорог, и живым щитом их не закроешь. Оборудовать системой видеонаблюдения весь маршрут хотя бы между двумя главными городами будет стоить 2-3 миллиарда долларов. При этом никто не сможет помешать потенциальным террористам поставить бомбу на рельсы за тридцать секунд до прохождения состава. Или выстрелить по движущемуся поезду из гранатомета и скрыться. Чем тогда помогут видеокамеры?
– Сейчас особо цинично выглядят предложения услуг «поездов повышенной комфортности», – говорит Артем Сагитов, адвокат одной из пострадавших при последнем взрыве. – Ведь «Невский экспресс» взорвали за считанные дни до пуска нового суперскоростного поезда «Сапсан», развивающего на маршруте Москва-Петербург скорость 250 километров в час. Его создавали как раз к услугам людей, которые живут на два города. Каково будет покупать билеты первым пассажирам «Сапсана»? При этом мы не слышим от силовиков даже банального: «ситуация под контролем».
35-летняя петербурженка Наталья Новикова была пассажиром обоих взорванных «Невских экспрессов». В августе 2007 года она отделалась ушибами и ссадинами, сегодня у нее сложный перелом тазобедренных костей. Она лежит в палате петербургского НИИ травматологии и ортопедии имени
Р. Р. Вредена и говорит, что по выздоровлении снова может поехать «Невским экспрессом». А куда ей деваться, если у нее бизнес, надо мотаться между двумя столицами?
– После первого взрыва я долго боялась садиться в вагон, даже хотела поменять работу, – рассказывает Новикова. – А сейчас думаю – надо не бояться. Хотя не знаю, как это у меня получится.
В какой-то мере тысячи людей теперь стали заложниками этого русского «авось». И сообщения руководства РЖД, что билеты на «Невский экспресс» раскупаются даже после катастрофы, свидетельствуют только об этом: люди вынуждены рисковать. 

Санкт-Петербург


Денис ТЕРЕНТЬЕВ


Авторы:  Денис ТЕРЕНТЬЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку