НОВОСТИ
Убивший в столичном МФЦ двух человек — психически больной антиваксер
sovsekretnoru

Подольские витязи

Подольские витязи
Автор: Галина СТЕПАНОВА
02.08.2012
   
 Дворец спорта «Витязь» в Подольске  
   

Философия «малых дел» первого министра спорта РФ и основателя Центрального спортивного клуба «Витязь» Бориса Иванюженкова

«Однажды вместе с моим хорошим другом Александром Карелиным мы были на встрече с воспитанниками одной из детских спортивных школ. И совсем ещё юный спортсмен задал нашему прославленному чемпиону по борьбе, казалось бы, шуточный вопрос: «Если вас на улице обидят, к кому вы обратитесь за поддержкой?» – неожиданно начал интервью с небольшой истории из своей жизни Борис Иванюженков, первый в новейшей российской истории министр по физической культуре, спорту и туризму (1999–2000), а ныне президент Федерации бокса России.
– Сан Саныч, как все мы по-дружески называем Карелина, ответил, что в первую очередь посоветовался бы со своими близкими друзьями-борцами. И мне кажется, что в этой его фразе скрыт очень глубокий смысл. Потому что борьба действительно дала нам всё в этой жизни. Понимаете, борцы – это спортивная федерация, в которой все дружат. И дружба наша длится не только пока мы выступаем на борцовском ковре, но на протяжении всей жизни. Я, наверное, вам секрет открою, что в Государственной думе этого созыва людей, в прошлом занимавшихся борьбой, от мастеров спорта до олимпийских чемпионов – 26 депутатов!
– Вы же с Александром Карелиным выступали в одной весовой категории… 
– Уже тогда было понятно, что Сан Саныч гениальный спортсмен, и победить его в молодые годы было просто нереально. В 21 год мне предстояло принять тяжёлое решение – уйти из спорта, когда всё впереди, уже есть победы и понимание того, что ты можешь побеждать. Но ни на секунду не было обиды на Сашу. Я благодарен ему за то, что нашёл новый путь в жизни.
– Путь, по всей видимости, не самый простой?
– Можно сказать, что я начал с самого низа. 13 лет проработал детским тренером и завучем в детско-юношеской спортшколе. Моя мама – учительница с 40-летним стажем, видимо, поэтому после ухода из спорта я выбрал педагогику, закончил спортивную академию. Потом меня заметил Иван Ярыгин и пригласил в Федерацию борьбы. Вот там-то я и осознал, что спорт – это не только тренировки и рекорды. Это тяжёлая работа, которой просто не видно: поддержка спортшкол, строительство стадионов, педагогика. У меня диссертация, кстати, посвящена спортивной педагогике. Спорт – это ещё и политика: взаимоотношения внутри федераций, взаимодействие с властью. Например, когда я пришёл в правительство, денег на спорт просто не было – по сравнению с тем, что идёт на спорт сейчас.
– В те годы в стране всё больше рынки строили… Почему вы взялись именно за спортивный клуб?  
– В середине 90-х годов – очень непростых годов для нашей страны – мы поняли, что у нас плохая ситуация с финансированием спорта и молодёжной политики. В Подольске начали закрываться практически все спортивные секции. Мы это видели. Даже сборную команду страны по борьбе не на что было отправить на международный турнир. Представляете, мы тогда для сборной команды  собирали деньги в частном порядке! Вот такое время было. И в муниципальных образованиях положение дел было такое же, если не ещё более удручающее. В тот момент нужно было что-то делать, нужно было как-то уводить молодёжь с улиц. Вот тогда мы и решили, что необходимо создавать спортивный клуб. Ведь в конце ельцинской эпохи тогдашним руководителям было не до этого. Это сейчас понятно, что президент у нас спортивный, а тогда…
– То есть можно сказать, что вы взялись и за строительство всей инфраструктуры российского спорта по лекалу «Витязя»?
– В общем, да. Я думаю, понравилась именно модель «Витязя», которую мы выстроили с нуля в тех сложных условиях. Мне буквально сказали: «Перенесите ваш опыт на страну». Собственно этим я и занимался. Наш дворец «Витязь» был первой ласточкой.  Когда его приехал смотреть  тогдашний губернатор Московской области Борис Громов, он прямо сказал: «Отсюда мы начали, теперь пойдём по регионам». И пошли, как раз с того момента начался подъём и в Московской области, и по стране в целом. Это был 1999 год.
– Но от Федерации борьбы до министер-
ского кресла было ещё далеко, как я пони-
маю…
– Конечно, сразу ничего не происходит. Но именно работа в Федерации борьбы, развитие подольского спорта позволили мне стать узнаваемым в городе и области, что помогло победить на выборах в Московскую областную думу и войти в Комитет по спорту и молодёжной политике. А там меня уже заметили в высшем руководстве страны. Вот и получается, перефразируя известный афоризм, что вся моя жизнь – борьба!
– Как вы думаете, почему именно вас тогда позвали возглавить министерство? За что там нужно было бороться?
– Понимаете, тогда было необходимо увеличение финансирования спорта. И хотели, чтобы пришёл человек, который имеет опыт строительства мощной спортивной инфраструктуры. А я к тому времени уже на уровне города и области активно занимался созданием спортивного клуба «Витязь». И был замечен на федеральном уровне только после того, как прошёл путь с самого низа, с муниципального уровня. В чём сейчас проблема страны? В том, что сейчас многие кадровые назначения проходят не снизу. То есть я считаю, что если он, скажем, большой руководитель, то он был должен пройти по всей этой ветке. У меня так было.
– Но в министерском кресле вы провели немного времени…
– Вы спрашиваете, почему же я ушёл так быстро, раз всё было так хорошо? Отвечаю. За 80 лет развития нашего спорта никогда не было министерства спорта. И я стал первым министром. Но в 2000 году министерство снова реформировали в госкомитет, а его председателем стал мой заместитель Павел Рожков. Я же вернулся в родной Подольск и понял, что нужно дальше заниматься спортом и молодёжной политикой. Тогда мы занялись созданием хоккейной команды и образовательного учреждения. И сегодня у нас есть ХК «Витязь» и Подольский социально-спортивный институт, соучредителем которого является питерский Национальный государственный университет физической культуры, cпорта и здоровья им. П.Ф. Лесгафта. Таким образом, нам удалось создать в Подольске замкнутый образовательный цикл. То есть, когда у нас родители приводят пятилетнего ребёнка в секцию, они уже знают, что, если со спортом у него не выйдет – звездой, скажем, он не станет, – он точно получит высшее образование, он под присмотром, он не на улице. 
– Вы всё время говорите «мы», «у нас». Но ведь идея «Витязя» была лично вашей.  
– В одиночку у меня ничего бы не получилось. Город наш не самый большой, все друг друга знали с детского сада и школы, ходили в одни секции. В 1990-х я как раз пришёл из армии. За эти два года – ну, знаете, когда долго вас не было – становятся ярче видны какие-либо изменения. И вот на глазах всё стало разваливаться: позакрывались спортшколы, секции. Можно по-разному относиться к пионерской организации и комсомолу, но они всё-таки сильно помогали нам развиваться, а не бегать по дворам. И когда этих сдерживающих факторов не стало, молодых пацанов стала затягивать улица, выпивка, «хулиганка». По городу просто ходить стало небезопасно. Мы с друзьями в Подольске – у кого-то уже был бизнес, кто-то пошёл во власть – поняли, что ждать финансирования детского спорта, строительства стадионов и зависеть от милости каких-то там решений в коридорах и кулуарах можно до скончания веков. И решили сами собрать средства.
– Только в Подольске?
– Конечно, нет. Продвинуть проект помогло то, что меня уже знали в области. Я смог получить поддержку мэров Подольска, Подольского района, Климовска, Щербинки, Чехова, Наро-Фоминска. Однако финансирование осуществляли бизнесмены и предприниматели, среди которых был мой давний друг Сергей Лалакин. С ним мы, кстати, тоже познакомились в мою борцовскую бытность, когда я тренировался в ЦСКА, и впоследствии стали партнёрами по добрым делам. И общими усилиями мы построили первый частный дворец спорта.
– Название клуба тоже выбрали бойцов-
ское?
– Когда встал вопрос о названии будущего клуба, мы организовали конкурс. И примерно через полгода со всего района к нам стали приходить варианты названий и эмблем. В результате населению приглянулось слово «Витязь». Тут и борьба, конечно, и защита земли русской, и национальный колорит.  
– Уже тогда вы думали о создании своеобразного «дома» для многих видов спорта в рамках «Витязя»? 
– Думали, конечно. Но изначально «Витязь» был организован именно как борцовский клуб, который располагался в муниципальном спортивном комплексе. Смешно, конечно, но там был мой первый кабинет. Когда увидели, что у борцов получилось, к нам постепенно стали приходить представители других видов спорта и предлагать сотрудничество. Как-никак для строительства «Витязя» нам удалось привлечь 35 миллионов долларов! Сейчас мы его передали области. Затем построили ледовый комплекс, футбольную школу, стадион, теннисную академию с кортами и проживанием. В перспективе у нас большой бассейн в Подольске. Сегодня детский спорт в Подольске – один из сильнейших в России. И это не только борьба, это и хоккей, и футбол, и теннис. Не могу не сказать – мои дети тоже спортсмены. Занимаются хоккеем и теннисом. Мой сын начинал в детской хоккейной команде «Витязь». А сейчас уже играет за юношескую сборную России.
– Когда проект вышел за рамки спортив-
ного?
– Сначала мы помогали только спорту, но потом к нам начали приходить люди с самыми разными просьбами. Почему приходили? Потому что видели, что у нас появились спонсоры, возросли финансовые потоки. Что мы реально можем помочь. Возьмём, например, детские дома. К кому идти их руководителям, если детский дом, скажем, федерального или областного подчинения, а находится в Подольске? И город ему не может дать деньги, и достучаться до высшего уровня либо очень долго, либо вовсе не получается. А детдому всего-навсего нужен спортинвентарь, или мебель закупить, или физкультурный зал отремонтировать. Я был депутатом Думы в Московской области, знал все эти проблемы и понимал, что не может муниципальная власть в одночасье все их решить. И тогда мой друг Сергей Лалакин предложил организовать фонд  «Наследие» как структуру для финансирования этих проектов и помощи людям.  
– Почему нужен был именно благотво-
рительный фонд?  
– За счёт фонда удалось расширить наши возможности не только в сфере спорта, но и в других сферах. Появилась возможность на официальном уровне помогать воинам-десантникам, ветеранам Великой Отечественной войны, «афганцам» и их семьям, школам-интернатам,  медицинским учреждениям, многочисленным общественным организациям, а также восстанавливать церкви и храмы Подольского благочиния. Кроме того, футбольный клуб «Витязь» открылся в Подольске именно при поддержке «Наследия», а ведь на его базе создан и прекрасный оздоровительный комплекс. И мало-помалу мы стали уже выполнять, в принципе, государственные социальные задачи. Кстати, уже через несколько лет деятельности фонда его руководитель был удостоен звания «Почётный гражданин города».
– Вы считаете, вам удалось навести порядок в Подольске?
– Так трудно сказать, но, наверное, и наш вклад здесь есть. Уровень подростковой преступности и наркомании у нас один из самых низких в России. В чём, если не в этом, и состоит социальная роль спорта? Это понимание, кстати, и подтолкнуло меня идти в политику. Я сторонник философии малых дел, капля за каплей камень точит! Для себя я выбрал спорт и образование. Через их развитие день за днём мы добиваемся пусть небольших, но заметных улучшений в жизни города, области, страны. Может быть, я не найду сейчас понимания у своих однопартийцев, прошу их меня извинить, но митинги не могут сотню или тысячу детей отвратить от наркотиков. А вот то, что в Подольске функционируют 9 высших учебных заведений, часть из которых открыта по нашей инициативе, что 40 процентов бюджета города тратится на образование, – лучшая иллюстрация грамотной молодёжной политики и залог будущего. Кто бы что ни говорил, но Подольск сегодня – один из самых спокойных, безопасных и образованных городов Подмосковья. И это привлекает к нам инвесторов, которые открывают высокотехнологические предприятия с соответствующими рабочими местами. 


Авторы:  Галина СТЕПАНОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку