Поднебесные записки

Поднебесные записки

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КНР СИ ЦЗИНЬПИН

Автор: Светлана СЕЛИВАНОВА
03.09.2020

«Китаю нужно опасаться любых попыток ввести демократию западного типа. Страна будет развиваться по собственному пути и никогда не станет копировать чьи-то системы».

Председатель КНР Си Цзиньпин

«До стен недвижного Китая» мечтал добраться Александр Сергеевич Пушкин. Его слова. Все время в памяти всплывают. Стена китайская и впрямь – недвижна, а то, что за стеной?

«У СТЕН НЕДВИЖНОГО КИТАЯ...»

Увидел бы сейчас Александр Сергеевич, думала я, повторил бы? Нет, конечно, нет!

Движется Китай со стремительной скоростью, мир опережая! Но это так я только поначалу думала, первый взгляд, «туристический», со стороны.

А вот пожила в Китае, присмотрелась, внедрилась... И озарило вдруг: Пушкин-то прав!

«Недвижим Китай». Стоит себе и стоит.

Такая жизнь в себе. И никак в него не проникнуть. Не перелезть через стенку. Хоть язык его космический выучи, хоть палочками научись жонглировать, все равно другим будешь. Такая отдельная планета. Отдельная от остального мира. Сама по себе движется. Не долететь до нее, не освоить, тем более. И на общую с ней орбиту не выйти – слетишь сразу! Одним словом, иномир.

Но мне нравится. Потому что и сама здесь чувствую себя «отдельной». Ни во мне никто не растворяется, ни я, ни в ком.

Так что вывод один: с Китаем – только параллельные «курсы»! Хорошо, если в одном направлении.

* * *

Вот отчего Китай так стремительно возрос? Огромное население? Да это же не плюс, а минус – всех (представить ведь невозможно – к полутора миллиардам приблизилось!) вывести из нищеты (а китайцы в начале своих реформ в буквальном смысле были нищими), обуть, одеть, накормить.

Работоспособность немыслимая? И это вряд ли. Наши люди не менее трудолюбивы, если цель обозначена и стимул есть, даже не всегда материальный. Китайцы в этом смысле куда как практичнее, забесплатно работать не будут.

Коммунистическая идеология? Да нет этого вовсе. Совсем не идеологическая страна – в ценностном смысле. Традиционное конфуцианство? Что-то возвращается, и хорошо, что фундамент еще не порушен, это народом воспринимается. Так что же тогда? На чем небывалый рост?

Только живя в Китае уже немало лет, поняла: причиной всему – гибкое и мудрое государственное управление. Китаю повезло: сумел попасть в хорошие властные руки, даже начиная с Мао Цзэдуна. Который и много бед для страны наделал, да еще каких. Одна «культурная революция» чего стоит. Но таков путь – проб и ошибок, подчас чудовищных. Но путь к развитию. И китайцы это понимают, потому и не требуют выноса тела вождя-первопроходца из мавзолея, а с почтением оставляют ему место в большой истории.

И последующие лидеры – разные по степени разумения и компетентности, – все были национально ориентированы. На вершину власти в Китае пробраться трудно. Вот тут, действительно, жива конфуцианская традиция. Жесткая система фильтрации. Кстати, без всеобщих прямых выборов высоких должностных лиц, но путем многоступенчатого отбора. На низших уровнях выборы как раз есть. С них именно и начинается отсеивание. Хотя, конечно, и здесь всякое бывало.

И сегодня государство сохраняет и укрепляет свою «отцовскую» роль. А компартия, которую мудрые китайцы не уничтожили в демократической истерии (хотя в 1989 году такие попытки были), продолжает выполнять свое связующее цементирующее назначение. А без этого, без прочных креплений, и стена порушится. Даже китайская.

* * *

Не хочу вдаваться в дебри «евразийства». Просто, прожив 15 лет в Китае, что-то извлекла из своего житейского опыта. Я здесь абсолютный «европеец». И китайцы нас всех так и воспринимают. Культура, стиль, привычки, обычаи, поведение – все другое. В Европе это ни на секунду не ощущала. Как бы из одного корня произросли – с их Сервантесом и Шекспиром и с нашими Толстым и Достоевским. А по душе, по восприятию мира, по чуткости к правде-неправде мне ближе оказались китайцы. Парадокс? Именно здесь, в стране с чужими лицами и с чужими мелодиями, я чувствую себя свободной. Свободной от европейских дежурных улыбок, полной зависимости от «общего» мнения, светских условностей и, наконец, пресловутых «двойных стандартов». Китай по-детски наивен, искренен даже порой в своей внешней не цивилизованности, какой-то более настоящий в человеческом смысле. Может, в сплаве этих разных черт – европейской утонченности, близкой нам культуры и китайского простодушия, соединенного с наивной хитринкой, – и есть наше «евразийство»? И есть особость континента под названием Россия?

* * *

В Китай невозможно эмигрировать. Никакого «вида на жительство» здесь не получить (за редчайшим исключением). Тут и своего народа хватает. Я вот живу просто по визе, по семейным обстоятельствам. Так уж получилось. Но как живу? По 3–4 месяца в Москве, потом Пекин. Тяжеловато, сразу скажу, – перелеты, климат, два дома, – порой и не вспомнишь, где та или другая вдруг понадобившаяся вещь. Иногда хочется, наконец, и в родовом гнезде осесть. Поэтому все возможные инсинуации, типа, уехали, что вы оттуда видите (и такое слышала), пропускаю мимо ушей. Что доказывать-то?

А вот то, что иногда «оттуда» (из Китая), многое видится пояснее. Могу точно свидетельствовать.

На моих глазах рушилась и сдавалась Россия, и воскресал, поднимался Китай. Сравнения напрашивались невольно. Горько все это. И поучительно одновременно.

* * *

Вот сегодня один «френд» в Facebook спросил: «А вы разве русской наЦЦии»? Именно так, с двумя прописными «Ц». А до этого все лайкал и лайкал.

Да, пишу о Китае и даже живу здесь. Так получилось. Поближе к близким. Сын-китаист здесь в Поднебесной работает на Россию.

А я? То в родной Москве, то в Китае. Благо, пока есть силы, не так уж и сложно перемещаться. 8–9 часов полета давно для меня стали привычными. Вот и опять в Москву собиралась, да коронавирус помешал. Оторванности от родных пенатов не чувствую – Интернет в помощь.

Но присутствие одновременно в двух таких разных мирах – это уникальный опыт и уникальные ощущения. Вот сегодня пошла в китайский магазин, рядом с домом, за продуктами. Сколько положительных эмоций – приветствия, улыбки, – оказывается, все меня запомнили (лаовайка, редкая птица!), даже знают, что именно из еды предпочитаю. Приветливы китайцы, доброжелательны, если, конечно, им поперек дороги не вставать. А мне-то зачем? Я же русская, и они это уже определили – друг, значит.

Вот помню, когда первый раз оказалась в Китае (а это было лет тридцать назад, приезжала в командировку, на конференцию), все люди европейской внешности были для них на одно лицо, и лицо это было американское – мальчишки подбегали с выкриками – попрошайничествами: «Доллар, доллар», кули (были еще тогда такие привокзальные и припортовые носильщики) подобострастно кланялись, «новые китайцы» (и с такими встречалась) заискивали...

Все решительным образом изменилось после атаки США на Югославию. Бомба, выпущенная в китайское посольство в Белграде, рикошетом влетела в Америку. Все! С этого и началось противостояние, духовное, в первую очередь. Тогда китайцы кинули клич о блокировке всех американских товаров – от сигарет до гамбургеров, европейцы выходили на улицы с двумя табличками – на груди и на спине – с надписью: «Я не американец!»

Мне могут возразить, и справедливо: китайцы повязаны с Америкой накрепко – торговыми отношениями, в первую очередь. И это очень серьезная проблема для Китая, особенно сейчас, когда объявленная США торговая война чуть ли не похлеще санкций в адрес России. У всех свои интересы!

Уверены, что эти проблемы они разрешат – никто не захочет быть в убытке. Но это экономика, материальное.

А вот в духовном, ценностном смысле, вряд ли когда-нибудь договорятся. Совсем разные.

А мы можем! Это я точно знаю. За долгое свое общение с китайцами поняла.

УЧИТЕЛЯ И УЧЕНИКИ

Мы зашли слишком глубоко. С пресловутой горбачевской «перестройкой», вылившейся в поливание грязью советской истории, а потом и с воровской приватизацией, создавшей олигархический класс, страна наша зашла в такие тупики – и идеологические, и экономические, – что вырваться трудно. Единственное, что еще объединяет, – внутреннее сопротивление мощному и неадекватному напору Штатов и Запада. Народ своим природным чутьем понимает, что речь идет уже не просто о выживании, а о ЖИЗНИ вообще. Но когда-нибудь страна поймет, в какую ловушку ее заманили, что лукавый призыв «денег нет, но вы держитесь» имеет только одно-единственное объяснение: все богатства их родины уже давно в частных руках. И эти загребущие руки по своей воле никогда не разожмутся!

Китай не раздавал своих богатств воровским кланам, не проводил приватизацию общенародной собственности. Здесь нет НИ ОДНОГО миллионера-карманника, практически все зарабатывали собственным горбом. И вот – фантастический результат. Наш потенциал в начале «перестройки» был во сто крат выше, чем китайский. Результат обратный.

И тут уже не над советской историей суд нужен, к которому уже не один год нас призывают со всех сторон, а над историей новейшей, той, свидетелями которой мы стали.

* * *

В 50-е годы прошлого века СССР оказал огромное влияние на становление китайской государственности. Строительство мощных промышленных предприятий, подготовка квалифицированных кадров, внедрение новейших технологий, создание сильной армии, организация системы образования – во всем этом помощь Советского Союза была неоценимой. Китай учился на нашем опыте, перенимая самое ценное, благодаря чему совершил прорыв в развитии.

Сегодня, похоже, все происходит с точностью до наоборот. Ученик во многих сферах жизни превзошел учителя.

Но китайцы учебу не бросили. Только теперь они учатся на наших ошибках. После начала так называемой горбачевской перестройки, а потом уже после распада СССР центры по изучению России росли в Китае как на дрожжах. Почти во всех крупных китайских провинциях существуют аналитические структуры, досконально анализирующие причины и последствия недальновидной, а то и преступной политики нашей правящей верхушки, приведшей к краху когда-то мощной державы. И этот уже негативный опыт, как когда-то опыт положительный, служит для Китая уроком, который они – прилежные ученики, – как и прежде, объективно и всестороннее оценивают.

Иногда даже, кажется, что китайцы знают о нас намного больше, чем мы сами. И, как выясняется, особых иллюзий насчет наших перспектив при продолжении прежнего экономического курса не строят. Так, в одной из публикаций в газете «Жэньминь жибао» (18 декабря 2015 года), красноречиво озаглавленной «Сможет ли Россия выдержать испытание на прочность?», китайские аналитики усматривают главную причину серьезного структурного кризиса нашей экономики, который начался не сегодня, в деиндустриализации, слепой ориентации исключительно на экспорт энергетических ресурсов. Пишут об опасной диспропорции в развитии финансового и реального секторов экономики, а также о своего рода стратегическом тупике, в котором оказалась Россия в связи с ситуацией на Украине. Не обойдена вниманием и геополитическая напряженность, которая привела к резкому сокращению потока инвестиций, повышению стоимости внешних заимствований для российских банков и промышленных предприятий.

 Фото_13_15.jpg

Показательно, что статья была опубликована на русском языке как раз в дни визита в Китай тогдашнего председателя российского правительства Дмитрия Медведева. Не была ли она по-восточному тонким намеком на некую тупиковость нашей экономической политики, своеобразным призывом к необходимости ее серьезного пересмотра?

Китай сегодня тоже переживает нелегкие времена, и тщательное изучение печального российского опыта помогает ему избежать множества ловушек, расставленных на пути развития и осуществления «китайской мечты».

«СЯОКАН» – ШАГ К «КИТАЙСКОЙ МЕЧТЕ»

В последние годы почти все выпуски экономических новостей на российском центральном ТВ начинаются с информации о Китае. Индексы на китайских фондовых биржах, курс юаня, проценты ВВП, соотношение импорта-экспорта, снижение-рост производства, – со всеми этими показателями чуть ли не впрямую связываются общее состояние мировой экономики (и, конечно, российской, в первую очередь), котировки на финансовых рынках, курсы национальных валют. Поистине, Китай становится едва ли не центральным игроком на мировой сцене. Колоссальный товарооборот, значительная доля в мировом ВВП, огромный потребительский рынок – это Китай. И от положения дел в его экономике сегодня, действительно, зависит очень многое. Но страна живет не в вакууме, и общие кризисные явления последних лет не обошли ее. К ним прибавились и серьезные внутренние проблемы. Как Китай с ними справляется?

Фото_14_15.jpg

На эти вопросы кто только ни пытался ответить. Нет, пожалуй, ни одного более или менее известного у нас экономиста или политолога, который бы не поспешил отметиться своим «китайским» прогнозом. Как правило, «алармистским», паническим. Подешевел юань на доли процентов – предрекают чуть ли не его полное падение, снизился ВВП – уже кризис, замедлились темпы промышленного производства – чуть ли не обвал. Между тем, Китай живет своей невозмутимой вековой жизнью и совсем не думает о конце. Да и китайцы, как я наблюдаю, ведут себя довольно спокойно, по-прежнему улыбаются и оптимизма вовсе не теряют. Не то еще видели и пережили. Многие помнят, что всего каких-то лет тридцать назад с горсткой риса ходили и на юань в день жили.

О том, какой фантастический скачок сделал Китай за эти годы, знает весь мир. Но и цена этого прорыва оказалась немалой.

Старая экономическая модель, исчерпав себя за 30 лет, требует серьезной корректировки. Не ускоренная, интенсивная модернизация и беспредельное наращивание производственных мощностей, не ориентация на неограниченный экспорт и проценты роста ВВП, а структурная перестройка, преодоление дисбаланса между отраслями и регионами, повышение эффективности капиталовложений, уменьшение энергоемкости, – вот что необходимо сегодня Китаю. Одним словом, страна нуждается в развороте от количества к качеству. И этот процесс уже идет. Приоритетом становятся инновационные производства, основанные на отечественных научных разработках, поиски и массовое освоение альтернативных источников энергии, внедрение технологий будущего во все сферы хозяйствования. А главное, что призвано открыть новую страницу в истории китайских преобразований, приблизить Поднебесную к осуществлению «Китайской мечты», – это реализация плана «Новой нормы», положенного в основу 13-го пятилетнего плана (2016–2020). «Новая норма» – это обращение к человеку, к его потребностям и его качеству жизни. В планах – двукратное увеличение среднедушевого дохода, значительное расширение доли внутреннего потребления, оздоровление окружающей среды, а, в конечном итоге, построение среднезажиточного общества – «сяокан», как называл его Конфуций. Но такое жизнеустроение обеспечивается не только материальным достатком, но и главенством принципов социального равноправия и справедливости. Реальное воплощение этих конфуцианских принципов в приоритетах «Новой нормы» – непрерывном расширении доступа к образованию, качественному медицинскому обслуживанию, комфортабельному жилью для каждого, обеспечении достойной старости. И беспощадной борьбе с коррупцией.

 Фото_15_15.jpg

И результаты подобной политики уже налицо. Особенно много в последнее время было сделано для сельских жителей, составляющих значительную часть китайского населения. Так, сравнительно недавно крестьянам было предоставлено право долговременного пользования землей, которое они могут напрямую передавать или продавать, получая возможность, при желании, переехать в город. А там, что тоже ново для Китая, беспрепятственно получить «хукоу», то есть прописку, что дает возможность пользоваться всеми социальными благами, предоставляемыми горожанам. И уж совсем впервые в истории Китая еще одно важнейшее нововведение: реализация повсеместной системы страхования населения, другими словами, распространение пенсионной системы на все категории граждан.

Конечно, пандемия, да и мощный «накат» США с их бесконечными санкциями внесли свои корректировки в экономическую политику. Сокращение производства и закрытие многих предприятий рождает проблемы, в первую очередь связанные с безработицей. Но и здесь у китайцев есть свои программы, предотвращающие банкротства. Слияния, поглощения, модернизация, – над этим сейчас работают, поддерживая нелегкий процесс значительными бюджетными инвестициями.

Живя в Китае и наблюдая его в развитии, в непрерывном поступательном движении, могу с уверенностью сказать, что сегодняшние сложности для него временны. И долгосрочная, рассчитанная до 2049 года (100-летие образования КНР) грандиозная программа превращения Поднебесной в мировую супердержаву, будет обязательно выполнена. Китайские стратеги мыслят столетиями...

 Фото_16_15.jpg

* * *

Два года назад пресс-канцелярия Госсовета Китая опубликовала очередную «Белую книгу», десятую по счету. На этот раз она носит название «Право на развитие: концепция, практика и вклад Китая». Приведу из нее несколько цифр и фактов, которые разбивают расхожие представления о Китае, внедряемые в массовое сознание и нашими, и зарубежными его критиками.

Миф первый: КНР – тоталитарное государство, где напрочь отсутствует гражданское общество.

Однако число неправительственных организаций, зарегистрированных в ведомствах гражданской администрации Китая, к концу 2016 года достигло 670 тыс. В стране 329 тыс. массовых организаций, 5028 фондов, 336 тыс. частных некоммерческих учреждений.

В стране более 300 тыс. пунктов добровольной помощи инвалидам, а число волонтеров к концу 2015 года составило 8,5 млн человек.

Миф второй: якобы социальное обеспечение в Китае находится в зачаточном состоянии.

Что на деле? В стране действует крупнейшая в мире система социального обеспечения. Следствие: продолжительность жизни китайцев повысилась с 35 лет в 1949 году до 76,34 года в 2015 году. По этому показателю КНР в первых рядах среди развивающихся стран. Еще одно следствие: более 700 млн человек избавилось от бедности, что составляет более 70% общего числа освободившихся от бедности жителей планеты. В 2015 году в Китае 99,88% детей младшего школьного возраста училось в начальных школах, полное 9-летнее обязательное образование было доступно 93% юных китайцев.

Миф третий: в Китае низкий уровень жизни.

Но в 2015 году среднедушевой располагаемый доход в Китае достиг 21 966 юаней ($1 – 6,9 юаня). В частности, доход на душу городского и сельского населения составил, соответственно 31 195 и 11 422 юаня.

В 2015 году 127,86 млн граждан КНР ездили за границу. Из них 121,720 млн выезжали по личным делам. К концу 2016 года в стране насчитывалось 87,93 млн личных легковых автомобилей.

Или такие цифры. К концу 2015 года число абонентов телефонной связи в КНР составило 1 млрд 536 млн 730 тыс., а пользователей мобильных телефонов стало 1 млрд 305 млн 740 тыс. На каждых 100 человек приходилось 96 мобильных телефонов.

* * *

Вот сидела я на своей террасе под Пекином. Вечерело, высыпали первые звезды, собаки залаяли, сеном пахло... И вдруг осознала каждой клеточкой, что мир един и что кто-то сейчас в России или где-нибудь в Канаде или даже в неспокойной сегодня Америке, всматриваясь в ночное небо, чувствует и думает так же. И поняла, как прав председатель КНР Си Цзиньпин, грезящий о «единой судьбе человечества» и даже выдвигающий эту идею как главную для мира. Это что, романтизм или прагматизм? А нельзя ли сочетать то и другое? Или Китай устами своего лидера опережает время? Но, какова мысль, оцените. В контексте полного мирового хаоса, битвы всех со всеми – на полное изничтожение.

Забейте на все антикитайские фейки, наконец! Возможно, именно многовековая китайская мудрость всех и спасет.

«НЕ ТЕХ БОИМСЯ!..»

А фейки о Китае в последнее время действительно стали плодиться, как грибы после дождя, и не только оппозиционные СМИ в этом преуспели. Ну, не любит наша элита Китай. А чего ей его любить-то? Не только второе гражданство, но даже и ВНЖ (вид на жительство) не получишь, ворованные капиталы не припрячешь, недвижимостью и яхтами не обзаведешься... Да и вообще все, что там происходит, ей как кость в горле: с коррупционерами расправляются не по-детски, госкомпании держат в государственной узде, талантливым женушкам и детишкам высоких чиновников и даже не столь близким родственникам бизнесом заниматься не разрешают, каждый их шаг в сторону контролируют... Нет, совсем не комфортная страна!

* * *

Оказывается, не натовская военная дуга вокруг наших границ, не нацеленные на российские города американские ракетные комплексы представляют угрозу, а китайская армия! Так что не тех боимся. «Милитаристский и гегемонистский» Китай – вот главная опасность для России. Так считает журналист Константин фон Эггерт. Об этом он заявил на «Эхе Москвы». И понеслось... эхо! Тут же откровениями фона Эггерта поделились нескольких сайтов в Telegram, потом «Новые известия», в специальной заметке устрашающей фотографией и пугающим заголовком: «Не тех боимся: многомиллионная армия Китая опаснее батальонов НАТО».

Антикитайская истерия набирает обороты. К чему бы это?

* * *

Да, антикитайская пропаганда сегодня в мировом тренде, редкое западное издание обходится без критических выпадов в адрес Поднебесной. Это не странно: конкурентов, по их разумению, надобно «мочить» – любыми способами. Странно другое. Когда подобные издания с оголтелым антикитаизмом привольно, под крылом Роскомнадзора, раскинулись на интернет-просторах страны, позиционирующей себя не только как стратегический партнер Китая, а как его лучший и едва ли не единственный друг.

Вот навскидку только некоторые темы последних выпусков:

– Китай намекает о возможном мощном ударе по США.

– Клонирование обезьян в Китае угрожает будущему человека.

– Людей убивают как лобстеров по заказу богатых клиентов.

– Массовую гибель пчел в России могли вызвать китайские пестициды.

– Опасные насекомые из Китая быстро распространяются по миру.

– Празднование 70-летия правления компартии омрачено сильным смогом.

– Эксперты опасаются растущего влияния Китая на ООН.

– Зубочистки китайского производства таят опасные сюрпризы.

– 29 лет тайных репрессий в Китае.

– Социальный кредит – опасный вид тотального контроля общества.

– Насильственное извлечение органов в Китае.

И как вишенка на торте – в цвете, крупно «эксклюзив» под душераздирающим заголовком «РАЗОБЛАЧЕН ОБШИРНЫЙ ЗАГОВОР С ЦЕЛЬЮ РАЗРУШЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА».

 Фото_17_15.jpg

Это сквозная, из номера в номер, реклама сочинения девяти неведомых авторов под названием «Конечная цель коммунизма», в котором раздел о Китае удостоился выделения в отдельную книгу, вот с такими главами:

– Замысел красного дьявола об уничтожении человечества.

– Зло пронизывает всю Поднебесную.

– Злой дух коммунизма без устали губит людей.

– Злой дух захватил трон и т.д. и т.п.

Интересно было бы знать, кто спонсор и конечный бенефициар подобной продукции?

НАРОД И ВЛАСТЬ

Интересная информация. Нет, не китайская пропаганда, а исследование недругов Поднебесной, пристально следящих за изменением настроений ее народа. Госсекретарь США Майк Помпео ведь недавно обратился к китайцам с призывом не поддаваться «проискам компартии» и даже выразил сочувствие им, угнетенным коммунистической пропагандой. Да, трудновато будет американскому Госдепу вести свою идеологическую войну при таких результатах их же исследования. Знакомьтесь.

В настоящее время уровень общественной поддержки правительства в КНР достиг «небывалых за два последних десятилетия высот». К такому выводу пришли исследователи Гарвардского университета, устроившие самое продолжительное исследование общественного мнения в Китае, которое продолжалось 13 лет: с 2003 года по 2016 год.

Если в 2003 году деятельность центральных властей поддерживало 86% населения, то к 2016 году показатель вырос до 93%. Резко выросла популярность властей на местах. В 2003 году о поддержке деятельности местных администраций заявляли 44% населения, а в 2016 году – уже 70%. При оценке деятельности местных властей все меньше используются определения «обслуживающие богатую элиту» или «работающие только на собственные интересы». Респонденты все чаще стали отмечать, что власти на местах «способны решать конкретные вопросы» и «работают над проблемами простых людей».

Тем временем, гарвардских исследователей поразило резкое снижение разрыва в уровнях удовлетворенности деятельностью властей между бедными и богатыми слоями населения. Скорее всего, быстрый рост поддержки властей среди беднейших слоев населения связан с активной работой правительства по искоренению нищеты, которую планируется полностью ликвидировать уже в этом году. И эта задача практически выполнена.

Думаю, сейчас, после COVID-19, с которым Китай, не в пример многим странам, почти справился, после всех этих оголтелых американских санкций и безумных обвинений, согласие между народом и властью еще больше окрепло.

* * *

Вот упрекают меня некоторые «френды», что Китаем восхищаюсь и с Россией сравниваю. Да ничего подобного. Россия навсегда моя родная страна, только за нее сердце и болит. А Китай? Ну, так распорядилась судьба: случилось в нем пожить и своими глазами увидеть, что здесь происходит, как возрастает страна, которая еще в первый мой приезд, лет тридцать назад, была бездорожной, велосипедной и горстка риса на обед считалась благом. Но и тогда энергия развития меня поразила. Со многими людьми пришлось встретиться, поговорить, и в каждом ощущала эту устремленность и веру в будущее. Видно, сильный заряд оказался – всех увлек. Строили буквально ежедневно и еженощно – дороги, мосты, города... И были уверены, что все получится. Этот исторический оптимизм заряжал, давал надежду, что человек, воодушевленный идеей, мечтой, способен на многое. И ведь получилось.

Не надо бояться китайцев, совсем не они наши конкуренты и враги. Да, не похожи на нас жители Поднебесной – другой разрез глаз, другие ценности и менталитет, отличный от нашего. Но они не агрессивны, это точно. Вся их история об этом свидетельствует – только защита, никогда захвата, нападения. Да, горды, азартны, самоуверенны, но разве это в минус?

Фото из архива автора


Авторы:  Светлана СЕЛИВАНОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку