Подлог

Автор: Владимир ИВАНИДЗЕ
01.07.2000

 
Лариса КИСЛИНСКАЯ,
обозреватель «Совершенно секретно»

«В постановление об амнистии вкралась досадная ошибка» – так элегантно назвала ведущая теленовостей поправку к этому постановлению, которая открывала дорогу на волю всем, кто имеет государственные награды или является инвалидом I-II группы, или болен туберкулезом. Все они подпадали под амнистию, в том числе и совершившие тяжкие или особо тяжкие преступления. 28 июня Государственная дума России в первом чтении приняла другую поправку к поправке. Она вводит ограничения в постановление об амнистии – теперь особо опасный контингент награжденных должен остаться там, где ему самое место. Ограничения касаются также инвалидов и туберкулезников.

«Под амнистией могли оказаться безногий Шамиль Басаев, одноглазый Салман Радуев и медалист Аслан Масхадов», – сказал в своем докладе председатель подкомитета Комитета по безопасности ГД РФ Виктор Илюхин.

Казалось, вопрос снят. Но Виктор Иванович задолго до 28 июня уверял: злополучная поправка – не ошибка, не случайность. Постановление об амнистии, посвященной 55-летию Победы в Великой Отечественной войне, принято с грубым нарушением регламента. Он уверен – это подлог, к которому, возможно, причастны люди из Комитета по законодательству. Еще 8 июня Илюхин направил Геннадию Селезневу докладную записку и потребовал провести служебное расследование. Узнаем ли мы правду? Сомневаюсь. Депутаты не любят выносить сор из избы.

Илюхин в качестве «страшилок» назвал самых одиозных террористов, но черный список можно дополнить и другими, не менее зловещими фигурами.

Если бы всем известный маньяк Чикатило был награжден орденами или медалями, либо являлся инвалидом, либо страдал от туберкулеза, его бы тоже могли амнистировать. Смертный приговор в отношении Чикатило приведен в исполнение. Зато за колючей проволокой до сих пор немало других маньяков: убийц, насильников, людоедов. Вполне возможно, что большая их часть – инвалиды или туберкулезники. В тюрьмах и колониях ждали амнистии орденоносцы новой формации: профессиональные киллеры. Преступные авторитеты старой формации (малочисленный контингент) – сплошь инвалиды. Все пожизненно заключенные (а это не мелкие воришки-карманники) – туберкулезники. У них тоже появилась надежда.

Текст амнистии был опубликован в «Парламентской газете» 27 мая. С этого момента постановление Госдумы вступило в законную силу. Через несколько дней в кабинетах здания на Охотном ряду стали раздаваться тревожные звонки из правоохранительных органов, прокуратур различных уровней: народ не верил собственным глазам. 9 июня Генеральный прокурор Владимир Устинов направил Геннадию Селезневу официальное письмо, в котором указывал на просчеты законодателей и срочно просил внести ряд поправок.

Председатель думского Комитета по законодательству Павел Крашенинников (его, как и депутатов – адвоката Гасана Мирзоева и Александра Федулова, бывшего заместителя курского губернатора, – считают автором злополучной поправки) озабоченности Генпрокуратуры не разделял. Он уверял: 90 процентов лиц этой категории получили награды во время Великой Отечественной, и среди них лишь тридцать – тридцать пять человек совершили тяжкие преступления. С точки зрения бывшего министра юстиции, «речь идет о крайне незначительной группе лиц».

Кабинетные юристы и сейчас упрекают юристов-практиков: у нас, мол, не было никакой статистики, и мы представить не могли, что киллеры могут иметь ордена и медали. Мы заботились только о ветеранах Великой Отечественной войны. Хотели как лучше. Получилось как всегда. И даже намного хуже.

У меня возможностей значительно меньше, чем у министров и законодателей, но только за неделю я нашла в Москве почти двадцать человек, совершивших тяжкие преступления и попадающих под амнистию.

1 июня 2000 года Мосгорсуд удовлетворил ходатайство защитников подсудимых Альберта Бабкина и Сергея Сухомлинова об изменении меры пресечения с ареста на подписку о невыезде. Им вменялись бандитизм, похищение людей, разбои, вымогательства, незаконное хранение оружия. Бабкин – кавалер ордена Мужества и медали «За отвагу». У Сухомлинова медаль «За отвагу». Адвокаты справедливо отметили, что даже если их подзащитные будут признаны виновными в совершении инкриминируемых им деяний, они попадают под амнистию

Под амнистию должен был попасть и участник отлично вооруженной банды, совершавшей нападения на граждан и организации, – Алексей Сукач. Он честно отвоевал в Чечне, за что и был награжден, но в мирной жизни себя не нашел и начал служить в чеченской ОПГ в роли киллера-профессионала. Московская городская прокуратура предъявила ему обвинение в бандитизме, убийствах, покушении на убийство, особо злостном хулиганстве, вымогательстве, умышленном уничтожении чужого имущества. Следствие доказало: киллер с напарником застрелили пять человек, шестой, получивший семнадцать огнестрельных ранений, чудом остался жив. Причем главарь банды (сейчас в бегах) платил за выполнение «заказа» всего пять тысяч долларов на двоих. Одну жертву – человека, похитившего у банды наркотики, – киллеры лично расчленили и закопали в различных районах Московской области.

В этом уголовном деле есть любопытный эпизод. Павел – хозяин квартиры, которую снимал Сукач, – обнаружив сумку с арсеналом, потребовал от Алексея немедленно от нее избавиться. Сукач попросил ему помочь. Переноска незаконного оружия, безусловно, никого не украшает, но все же по сравнению с тем, что натворил владелец арсенала!.. Тем не менее Павлу предстоит идти под суд, а Сукач мог попасть под амнистию.

Знакомый следователь к повальному амнистированию киллеров– орденоносцев отнесся своеобразно: «Депутаты сами себе подписывают приговор, ведь наемные убийцы для простых граждан не опасны. Их клиенты – в банках, Думе и прочих денежных местах».

Четыре года действовала в Москве банда, руководимая членом ореховской ОПГ Денисом Лебенковым. Хорошо вооруженная (только перечень изъятого оружия занимает в обвинительном заключении несколько страниц), дерзкая, она наводила ужас в Москве и области. Участник афганской кампании Лебенков награжден медалью «За отвагу», а потому, как поет Александр Розенбаум, «под амнистией мы, корешок».

Под эту же амнистию попадал и другой «афганец» – участник банды Мансура некто Маслов, обвиненный в совершении двух убийств и трех похищений. Дела еще десяти бандитов и убийц – в стадии проверки.

Есть определенная методика расследования заказных убийств, но нет судебной практики (я не говорю о «заказах» типа жена – мужа, муж – тещу). Только однажды громкое дело дошло до суда.

...Котляковское кладбище. Прекрасно помню тот ноябрьский день. Это была страшная картина: разбросанные на могилах куски человеческих тел, окровавленные обрывки одежды и кожи на деревьях... Военный суд Московского военного округа оправдал трех обвиняемых. Об этом говорят разное. Но решение в законную силу не вступило, так как Генеральная прокуратура обжаловала его в Военной коллегии Верховного суда России. После выхода постановления об амнистии шансов на пересмотр дела не оставалось: все подсудимые – участники войны в Афганистане, награждены орденами и медалями. Волки сыты, овцы целы?

Виктор Илюхин

Те, кто вел дело обвиняемого в покушении на убийство Павла Лобова, бывшего спецназовца, награжденного орденом Мужества, приехавшего без друзей, без денег из провинции лечиться после ранения, считают, что парень еще не совсем потерян для общества и, возможно, амнистия могла бы помочь ему извлечь урок из случившегося. К тому же он так и не смог до конца выполнить «заказ».

Трудно сказать, как сложится судьба пятерых московских омоновцев, обвиненных в злоупотреблении и превышении должностных полномочий, незаконном хранении наркотиков, вымогательстве, вооруженном грабеже, похищении человека, похищении документов, незаконном приобретении оружия. Один из ребят поблагодарил в свое время следователя: «Спасибо, что нас остановили, а то неизвестно, что бы мы еще натворили».

Суд приговорил их к длительным срокам заключения (от 11 до 15 лет). Четверо из пятерых награждены несколькими медалями, в том числе «За отвагу», по одному-два раза побывали в командировке в Чечне.

Куролесили сослуживцы вместе, но четверо попадали под амнистию, а пятый 27 мая почувствовал, что такое несправедливость.

Амнистия имеет две стороны. Она может стать для освобожденных уроком, а может превратиться в урок безнаказанности.

Уроки безнаказанности в полном объеме получат некоторые категории амнистированных в обычном режиме, без всяких скандальных исключений.

Заместитель председателя Комитета по законодательству Александр Федулов сказал, что постановление о нынешней амнистии вырабатывалось по прецеденту. Примером служила амнистия 1987 года – к 70-летию Октябрьской революции, которую называли Великой. Правда, в то время еще не было киллеров, а «расстрельная» статья 93-I УК РСФСР, на которую до сих пор ссылаются законодатели – авторы скандальной поправки, позволяла выйти на свободу не убийцам и бандитам, а расхитителям социалистической собственности в особо крупных размерах, чуть позже они вместе с элитой криминального мира – мошенниками стали «буревестниками перестройки»

Естественно, что пунктом номер один в таких амнистиях значится: освободить от наказания в виде лишения свободы впервые осужденных на срок до трех лет включительно. Казалось бы, люди совершили незначительное преступление. Государство их простило. Не могут им простить те, у кого пострадали близкие. Позвонил директор агентства «Фото ИТАР-ТАСС» Юрий Родионов. Он негодовал: его близкий друг, прекрасный врач-офтальмолог Елена Казакова, погибла при ДТП – машина сбила ее на «островке безопасности». Водитель – Алексей Овчинников -пока под следствием, но его вот-вот амнистируют!

Ах, Юрий Валентинович, это еще не все. По приговору суда водитель, задавивший человека, лишается права управления автотранспортом на какое-то время, точно так же как и проворовавшиеся торговцы – должности в сфере торговли, а чиновники-взяточники – в госучреждениях. Постановление Госдумы автоматически освобождает их и от этой части наказания.

К 1987 году у нас уже «появились» наркомания, проституция, и все смеялись над женщиной, заявившей по ТВ: «В СССР секса нет». Зато сейчас в этой области мы на уровне Таиланда: к нам, как выяснилось, ездят в секс-туры. Подразделение МУРа, занимающееся борьбой с «половыми преступлениями», с педофилией в частности, амнистия повергла в шок. Они все-таки надеются, что американский турист, приехавший к нам развлекаться с мальчиками, на изобличение которого было потрачено столько сил и средств, получит больше трех лет и отбудет под конвоем в США. Здесь работают в тесном контакте с таможенными атташе посольства США, отслеживающими порнорекламу в Интернете. При этом самое большое внимание они уделяют борьбе с педофилией. Любой обыск у нашего педофила, специализирующегося на поставке видеопродукции по сетям Интернета, продаже кассет такого содержания, приводит к волне арестов в США. Любителей картинок с голыми российскими мальчиками и девочками там ждет срок до десяти лет.

Отечественным педофилам чаще всего инкриминируют развратные действия. А это до трех лет. Сенсацией в педофильских кругах стало освобождение Дмитрия Кузнецова, имеющего свой сайт в Интернете и пароль КДВ. Его поклонники ликовали, намекая на высоких покровителей. Вместе с Кузнецовым на свободе оказался и его подельник Эльбе Солнцев, представляющийся помощником депутата Госдумы – самой молодой коммунистки Дарьи Митиной. С ее помощниками слишком часто случаются несчастья – их отстреливают. Во всяком случае, как утверждали милицейские сводки, у нескольких жертв киллеров были найдены соответствующие удостоверения. Никаких покровителей у Кузнецова и Солнцева не было. Просто законы наши очень гуманны к таким, как они.

Через «видеосалон» Кузнецова прошли десятки мальчишек, а через «салон» его старшего друга, Владимира Тимофеева, – десятки тысяч ребят от 5 до 18 лет. Он умудрился сделать «голубым» почти целый город, где жил до ареста, – Новокуйбышевск Саратовской области. Сначала совращал молодых отцов, потом их старших детей, те приводили младших братьев и учили их тому, что умели. Фотографии и видео потерянного поколения юных волжан приносили Тимофееву неплохую прибыль.

Муровцы с ужасом вспоминают московских маньяков, осужденных в последние годы, – «санитар леса» Ряховский, Чайка, убивавший женщин в шубах, Лифтер – насильник. Не орденоносцы – это точно, но, может быть, приобрели инвалидность или туберкулез, который думцы приравняли к государственной награде. Муровцы опасались – не дай Бог кто-то из этих нелюдей окажется на свободе!

В местах лишения свободы содержится 4074 больных СПИДом, 96 004 туберкулезника, из которых осуждено 861281 и под следствием – 9833. Такую статистику думцы получили, но все остальное! Федулов сетует: «Если бы знали про киллеров, про педофилов... Ни Генпрокуратура, ни МВД нам ничего не представили». Кстати, сам Александр Михайлович – юрист по образованию, работал некоторое время в Курске адвокатом.

Специально для Курска, где, видимо, секса до сих пор нет, хотя газеты сообщали – недавно пойман педофил-насильник, напоминаю: подробности о сроках заключения за преступления против половой неприкосновенности можно найти в УК РФ (см. ст. 131-135).

Среди амнистированных «по прецеденту» немало других интересных лиц. В одной газете прочитала, что по возрасту на свободу выйдет некая Мадина Ш., осужденная почти 15 лет назад за убийства и... людоедство. Чувствую, что-то знакомое. Да это же Мадина Шакирова – подельница и подруга казанского людоеда Суклетина! Когда-то об их деле писали все СМИ. При обыске в саду каннибала нашли четыре мешка человеческих костей. Когда свидетели узнали, какую вырезку продавала им хозяйственная парочка, шашлыком из какого мяса кормила, то расставались со своим завтраком прямо в кабинете следователя..

Молодые зэчки в заключении сейчас рожают по одному-два ребенка. Не секрет – для того, чтобы облегчить себе жизнь в неволе. По статистике ГУИН, ни одна такая «мамочка» ребенка из колонии не забирала. Постановление об амнистии уравнивает всех женщин, имеющих несовершеннолетних детей, детей-инвалидов, а также беременных. Есть случайно оступившиеся, страдающие в неволе по своим ставшим на время сиротами детям, а есть и те, о которых я говорила: они крадут у малышей молоко и творог и обменивают их на табак и водку.

Павел Крашенинников

Конечно, против того, что написано, можно выдвинуть ряд контраргументов: зоны и тюрьмы переполнены, если оставить там туберкулезников, то вскоре это будут сплошь туберкулезные зоны. И вообще – людям надо дать шанс.

Некоторые аргументы я даже знаю. Один известный своим кликушеством и словоблудием адвокат уже говорил, что такие, как я, взывают к чувствам, а не к разуму. И даже пришел к выводу, что я «общественно опасна», потому что отражаю точку зрения... оперативников и следователей, которых он, большой демократ, называет «взбесившимися псами беззакония». Мне всегда казалось, что я отражаю точку зрения потерпевших, у которых защитников традиционно меньше, чем у преступников. Их интересы отражают также честные сыщики и следователи, работающие «на земле», вдали от политики.

Кстати, о политике. Генеральная прокуратура, которая сильно удивила всех своей странной выходкой с Владимиром Гусинским, не удосужилась даже подготовить обвинение ко дню ареста и вызвала тем самым огонь на себя, оказывается, не знала, что заключенный камеры с «интеллигентными соседями» имеет орден. И хотя во все районные прокуратуры шли циркуляры с Большой Дмитровки: не пропустите тех, кто имеет правительственные награды, – «своего» обвиняемого проверить не додумались.

Думцы же не хотели нового скандала вокруг Гусинского и изобретали такие поправки, которые ограничивали бы амнистирование орденоносцев не по тяжести совершенного преступления, а по срокам. Твердили – до десяти лет лишения свободы. Эту цифру полюбили потому, что инкриминируемые Гусинскому деяния наказываются лишением свободы сроком именно до десяти лет. Их не волновало, что под этот срок попадают и общественно опасные элементы.

Начиналось же все очень хорошо и тоже с гусей. Александр Федулов познакомил меня со своим докладом, призывающим к милосердию.

Есть там интересные факты. В Курской области 50 процентов всех осужденных сидят за кражи. Так, в Щигровском суде на три года лишения свободы осужден мужчина, укравший двух гусей ценой 150 рублей. На его содержание государство за это время потратит более 88 тысяч рублей (в год содержание одного осужденного обходится в 22,7 тысячи). Адекватно ли наказание содеянному? Именно после этого доклада Жириновский кричал, что у нас сажают за украденный пирожок.

...Все началось с двух гусей и уперлось теперь (не без помощи Генпрокуратуры) в одного Гуся...

Специалисты утверждают, что на волю сейчас выйдут не 120 тысяч человек, а раза в три, а то и в четыре больше. Каждому из них администрация колонии (или тюрьмы) должна обеспечить бесплатный проезд до места жительства и денежное содержание, если сам человек ничего не заработал. Денег нет. Об этом в Госдуме, принимая амнистию, тоже не подумали. При таком подходе более 96 тысяч туберкулезников, скорее всего, начнут бомжевать – лечить их тоже негде.

Специалисты откровенно говорят: постановление об амнистии в своем первоначальном виде пролоббировано криминальным миром. На свободу должны были выйти многочисленные высокопоставленные взяточники и коррупционеры.

«Такое впечатление, – сказал начальник Управления по расследованию бандитизма и убийств Московской городской прокуратуры Алексей Кондратов, – что Дума принимала это постановление для себя. Не нужно никакой неприкосновенности – достаточно государственных наград, и ты уже на свободе. Нечего бояться и губернаторам – ордена и медали есть почти у каждого.

Говорили: решение об амнистировании каждого человека будет приниматься индивидуально. Это не так. Суды рассматривают только формальную сторону дела, не вдаваясь в изучение личности амнистированного. Да это и невозможно. Мы все уверены – первоначальное постановление об амнистии было оплачено или оно готовилось конкретно под каких-то крупных бандитов».

«Конечно, понятие милосердия нам не чуждо, – сказала заместитель прокурора Юго-Западного округа Москвы Лариса Кутловская. – Я понимаю, когда амнистируют несовершеннолетнего хакера. Молодой человек возместил ущерб и осознал ошибки. Но убийцы, бандиты, насильники! Модная сейчас идея всех простить и все начать сначала в корне несправедлива»

Первые «прощенные» уже пошли по второй «ходке». К 25 годам лишения свободы (из них первые семь лет в тюрьме) – таков приговор Мосгорсуда жителю Бухары Шавкату Батирову за убийство самого молодого участкового столицы, 19-летнего лейтенанта милиции Владимира Антонова, пытавшегося остановить злодея, а также за целый букет других преступлений: разбой, кражу, хищение и хранение оружия и боеприпасов и незаконное ношение газового пистолета. Год назад Батиров уже был осужден за грабеж и подделку документов, но освобожден по амнистии. Думаю, таких примеров немало.

«Говорят, скандальная поправка, благодаря которой на волю должны были выйти все обладатели государственных наград, пролоббирована верхушкой криминалитета?» – спрашиваю я у Федулова.

«Что касается меня, как одного из авторов, – то я в Москве совсем недавно, у меня и знакомых таких нет, – ответил Александр Михайлович. – К тому же в нашем постановлении о порядке применения акта гуманности мы перечисляем медали, которые дают право на амнистию. Это лишь медали, которыми награждали в годы Великой Отечественной».

Действительно, у молодого поколения нет медалей «Партизану Отечественной войны», «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За победу над Японией». Зато почти у всех киллеров медали «За отвагу».

«Постановление об амнистии принималось не келейно, – продолжает Александр Михайлович. – Его одобрили все депутаты и возмущающийся больше всех Комитет по безопасности, в частности Илюхин. 24 мая мы раздали текст, 26 мая приняли постановление. Нарушений регламента не было».

Спрашиваю Илюхина: «Как же так получилось, что вы все одобрили?»

Илюхин: «Когда Павел Крашенинников озвучил свои предложения по амнистии, мы на пленарном заседании высказали серьезные замечания о том, что лица, совершавшие тяжкие преступления, не должны оказаться на свободе. Он согласился. Многие «вредные» поправки были действительно отменены. На пленарном заседании Комитет по законодательству вдруг доложил о новой поправке (ее не было при первом чтении) – про ордена и медали. Мы принципиально не возражали. Только просили ввести ограничения. Они согласились.

23 мая исправленный вариант с таблицей поправок по ограничениям по тяжести преступлений был направлен Советом Думы президенту России, правительству, Совету Федерации, всем нашим комитетам и фракциям.

24 мая получили от Совета Думы наш вариант с ограничениями, одобренный. 25 мая депутаты тоже получили на руки текст постановления, в который, оказывается, «закралась» запись, что обладатели госнаград и инвалиды I-II группы попадают под амнистию независимо от тяжести совершенного ими преступления.

Как правило, фракция доверяет работать над тем или иным законопроектом нескольким специалистам. Я дал положительное заключение на тексте, одобренном Советом Думы, был уверен – такой же текст у всех. На самом деле произошла подмена.

26 мая постановление в третьем чтении было принято. А через неделю пошли звонки. 8 июня написал докладную записку о подлоге Геннадию Селезневу. Попросил провести служебное расследование и устранить недостатки. Потом пришло письмо от Генерального прокурора. Пока ответа нет, но Селезнев поручил расследование Комитету по регламенту».

Спрашиваю: «Было ли нарушение регламента?»

Илюхин: «Было. Комитет по законодательству внес поправки после одобрения Советом Думы. Если у них возникли новые предложения, нужно было внести на обсуждение Совета повторно».

«Можно исправить создавшееся положение?» – этот вопрос еще до 28 июня был адресован Федулову и Илюхину.

Федулов: «Было три пути. Илюхин предлагает отменить все исключения в части награждения. Говорухин – внести дополнения и амнистировать только тех, чей срок не превышает десяти лет. И то и другое противоречит Конституции и Уголовному кодексу – закон обратной силы не имеет. Я предлагал внести дополнительное толкование, разъяснение постановления».

Илюхин: «О том, что закон обратной силы не имеет, говорят лишь безграмотные юристы и люди, вообще законов не знающие. Амнистия – это постановление, а не закон. Мы никого не осуждали, поэтому ухудшить положение заключенных не можем. Ограничить амнистирование не по тяжести совершенных преступлений, а по срокам абсурдно и безграмотно. Я предложил ввести ограничения именно по тяжким видам преступлений».

Говорят, у победы много отцов, лишь поражение – сирота. Но в данном случае мы знаем имя хотя бы одного отца. Это Виктор Илюхин.

Случайность, безалаберность, злой умысел или действительно все было оплачено и пролоббировано определенными кругами? Но даже если узнаем, депутатам все сойдет с рук. А тем временем первая волна амнистированных уже вышла на свободу. Что их ждет в новой жизни? И что ждет нас?


Авторы:  Владимир ИВАНИДЗЕ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку