Почему он не падает?

Почему он не падает?

ФОТО: АРТЁМ ГЕОДАКЯН/ТАСС

Автор: Татьяна РЫБАКОВА
28.06.2020

Рубль демонстрирует удивительную стойкость. Надолго ли? Разбираемся вместе с экспертами «Совершенно секретно».

В первый же день лета российская валюта вернулась на прежний курс, который был до 6 марта, когда сорвалась сделка ОПЕК+ по сокращению добычи нефти (газета «Совершенно секретно» писала об этом в статье «Чья добыча?», № 7 (442), апрель 2020 года). За доллар снова давали меньше 70 рублей. Конечно, нефть тоже к этому времени подросла, но так и не достигла уровней начала марта: до обвала котировки нефти марки Brent (по ним рассчитывается цена российской нефти марки Urals) были выше $45 за баррель, а 1 июня – $38,5 за баррель. Более того – укрепление рубля началось еще с конца апреля. Да и на самом пике обвала нефтяных цен, когда нефть опускалась ниже $25 на спотовом (товарном) рынке, а на бирже нефтяные фьючерсы даже ушли в отрицательные значения, рубль упал ниже 80. Больно, но, прямо скажем, гораздо меньше, чем падение нефтяных цен: максимальное снижение рубля составило менее 15%, а нефть падала более, чем на 55% даже на рынке реальных поставок.

Благодаря своей стойкости и быстрому росту, в мае рубль стал лидером среди валют развивающихся рынков, которые принесли наибольшую прибыль валютным спекулянтам. Гражданам тоже нравится крепкий рубль. Валютные депозиты в банках давно не приносят прибыли (а в евро некоторые банки и вовсе отказываются открывать счета), так что те, кто не поторопился с закрытием рублевых депозитов, смогли получить и проценты по вкладам, и восстановившийся рубль. Однако всех «гложат смутные сомненья»: надолго ли такая радость? Не получится ли так, что рубль опять упадет? Ведь пандемия никуда не делась, мировая экономика переживает спад, который уже сравнивают с Великой депрессией, российская экономика тоже не в ударе – оценка в 10% падения ВВП по итогам года уже не кажется экстремальной. Так почему рубль не падает?

ЭЙФОРИЯ БИРЖЕВЫХ СПЕКУЛЯНТОВ

Ну, во-первых, рубль все же падает. 12 июня доллар вырос выше 70 рублей, а евро вплотную подобрался к 80 рублям. Причина – обвал на мировых биржах. Биржевые спекулянты, весь май уверенно гнавшие котировки акций вверх на вбрасываемых в экономику монетарными властями США и ЕС деньгах, вдруг опомнились и решили, что акции, подорожавшие даже относительно своей стоимости до пандемии – это уже слишком. И хотя нефть продолжает дорожать (котировки Brent в день обвала превысили $39), рубль снизился на коррекции фондового рынка.

Между тем, эксперты Telegram-канала MMI, отметили пугающую особенность: американский фондовый рынок валится всякий раз, когда ФРС прекращает денежные интервенции в рамках «количественного смягчения». То есть, реального оживления американской экономики не происходит. Стоит отметить, что и в Китае, где восстановление экономики после пандемии началось первым, потребительский спрос по-прежнему не хочет расти. Китайское правительство даже начало раздавать населению ваучеры на покупку товаров в ограниченный отрезок времени, чтобы подстегнуть покупательскую активность.

Похоже, рубль теперь реагирует не только на цену нефти, но и на спекуляции фондового рынка. Куда он пойдет дальше – пока непонятно. Возможно, падение 12 июня – лишь коррекция, которая сменится новым ростом. Но стоит помнить, что с середины июля начнутся публикации результатов работы компаний во II квартале, а затем – данные о промышленном производстве, инфляции, уровне безработицы и ВВП разных стран. Никто не сомневается в том, что все отчеты будут ужасающими: именно на II квартал пришлись самые жесткие карантинные меры и пик пандемии. Так что надеяться можно только на то, что отчеты будут хоть и ужасными, но не настолько, как сейчас предполагают. Еще одна надежда – на технологические компании и, которые во время пандемии вроде бы должны были чувствовать себя лучше. Ну и настоящим спасением может стать известие о создании лекарства или вакцины от коронавируса – но пока, несмотря на настоящую гонку сотен биотехнологических и фармацевтических компаний, нет уверенности даже в том, что такая вакцина или лекарство действительно появятся. И уж совсем, вряд ли, что они появятся в июле. А пока можно констатировать, что крепость рубля очень неустойчива, раз он реагирует даже на спекулятивные движение западных акций.

ЭКОНОМИКА НА КАРАНТИНЕ

Экономическая ситуация в России тоже играет сейчас против слабого рубля. По данным Института «Центр развития» НИУ ВШЭ, в мае РФ вошла в тройку аутсайдеров по деловой активности, наряду с Индией и Германией. Дело в том, что пока большая часть бизнеса «поставлена на паузу», валюта стране не очень-то нужна. Ведь основные покупатели валюты – не граждане, а бизнес, который импортирует оборудование, комплектующие, сырье, материалы и так далее. Или, в конце концов, выводит прибыль на зарубежные счета. При этом граждане тоже сейчас не слишком активные покупатели долларов и евро: за границу не поедешь, а покупать «под подушку» многим элементарно не на что – у большинства денег едва хватает, чтобы протянуть до снятия карантина. «Сильно упал спрос на валюту из-за остановки выездного туризма и схлопывания импорта, т.к. сильно упала непродовольственная торговля», – отмечает экономист Сергей Хестанов. По подсчетам Bloomberg Economics, сумма, которую вывозят россияне за рубеж, обычно превышает траты иностранцев в России примерно на $20 млрд в год. Вынужденная отмена зарубежных поездок может укрепить рубль: расходы россиян за границей во время пандемии сократятся как минимум на 50%, пишет Bloomberg.

Впрочем, даже после снятия карантина ситуация вряд ли сильно изменится. По подсчетам экспертов, в стране к этому моменту разорится до 80% малого и среднего бизнеса. Обеднеют и владельцы этих бизнесов, и владельцы коммерческой недвижимости, сдававшие им помещения, и уволенные ими работники. А ведь и крупный бизнес страдает: «лежит» вся туротрасль, авиакомпании, хромают торговые сети, закрываются многие бренды одежды и обуви. Впереди – значительное падение доходов большинства населения. Тут уже не до покупки валюты – выжить бы.

Свою роль сыграло и то, что при закрытых границах сжался импорт. Нет импорта – не надо платить за него валютой.

Зато экспорт пострадал гораздо меньше. Экономика России, по определению экономистов, довольно простая: импортируем сложные товары, а продаем сырье. Это плохо для экономического развития, но в сложившихся условиях играет на руку рублю. Нефть, пусть и меньше, но продается, газ тоже. Металлы, древесина – все продолжает уходить за рубеж. И приносит в страну валюту.

Нерезиденты – в основном, спекулянты и хедж-фонды, – в мае тоже предпочитали рубль не продавать, а покупать. Логика понятна: рубль в марте сильно упал – и сильно вырос впоследствии. С учетом высоких ставок по российским гособлигациям – на уровне стран, чье экономическое положение и долги просто на порядок больше, – Россия в мае стала одной из лучших для керри-трейда: нерезиденты покупали за рубли российские гособлигации. А для этого им надо было продать валюту.

Наконец, сыграли роль и интервенции Центробанка. Дело в том, что, согласно бюджетному правилу, ЦБ обязан продавать валюту, если цена нефти падает ниже «цены отсечения» (она составляет 42 рубля) и покупать валюту, если цена уходит выше. Но система расчета средневзвешенной цены отсечения происходит по предыдущему месяцу. В апреле нефть торговалась ниже «цены отсечения», поэтому в мае ЦБ продолжал продавать валюту, несмотря на то, что после начала сокращения добычи странами ОПЕК+ нефть начала расти. За апрель и начало мая ЦБ и другие участники рынка продали валюту примерно на 240 млрд рублей.

«Давление на рубль будут сдерживать продажа валюты в рамках бюджетного правила даже при росте цен выше планки отсечения, а также медленное восстановление импорта товаров и услуг в условиях сокращения доходов населения и поэтапного открытия границ», – говорится в комментариях Института «Центр развития» НИУ ВШЭ.

В июне, в соответствии с бюджетным правилом, валютные интервенции должны были сократиться. К тому же ЦБ снизил ключевую ставку до рекордных 5,5% и дал понять, что может снизить ее до 4,5%, что тоже должно оказать давление на рубль. Однако этого не произошло. Почему?

Во-первых, ключевая ставка сегодня не столько работает на удешевление рубля, сколько на оживление экономики – а это сейчас в фокусе внимания. Во-вторых, как пояснила глава ЦБ Эльвира Набиуллина, «цена отсечения» – не единственный критерий. Бюджетное правило содержит еще два показателя – курс рубля к доллару и прогноз объемов добычи и экспорта нефти и газа. Так что для покупки валюты ЦБ необходимо, чтобы рубль еще больше укрепился, выросли добыча и экспорт нефти и газа – ну и нефть продолжала расти. Пока для этого особых поводов нет. Наконец, ЦБ все еще продолжает продавать при нефти ниже $25 валюту, вырученную за продажу правительству Сбербанка. Как сообщила Набиуллина, продано $4,3 млрд. Осталось продать валюту примерно на 1,8 трлн рублей.

«Секрет устойчивости рубля прост – поддержка ЦБ», – говорит независимый финансовый советник Наталья Смирнова. Она напоминает, что только 20 апреля, в момент падения рубля, ЦБ потратил $222 млн на покупку российской национальной валюты. Это, кстати, падение рубля не остановило. «Зачем тратить резервы на поддержку рубля? Мое мнение – это ненужная трата денег, лучше было оставить на поддержку экономики», – говорит эксперт. Она считает, что апрельская распродажа валюты была связана с тем, что до последнего момента ожидали, что голосование по поправкам в Конституцию состоится, как было изначально запланировано, 22 апреля. «Думаю, держали рубль, чтобы не допустить социальной напряженности и паники в преддверии голосования. Хотя можно было и не тратить, а спокойно с нормальными резервами ждать восстановления экономики. Смысл был палить резервы в период максимального спада нефти?», – говорит Смирнова.

ПУГАЮЩИЙ ПРОГНОЗ

Тем не менее, все чаще эксперты предупреждают, что рублю недолго благоденствовать.

Нервозности добавляет и то, что Минфин, в отчете о предварительной оценке исполнения федерального бюджета за май, впервые за последние годы не раскрыл данные дефицита бюджета. А без этого невозможно рассчитать номинальный ВВП. Впрочем, учитывая, что в апреле номинальный ВВП снизился на 27% относительно апреля прошлого года, возможно, такая «забывчивость» оправдана. Только непонятно, как теперь Минэкономразвития рассчитает реальный ВВП без этих цифр. В апреле, по расчетам Минэкономразвития, реальный ВВП упал на 12%.

Недавно эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) опубликовали прогноз, где в базовый сценарий заложен курс 90–100 рублей за доллар.

Эксперты исходили из принятого сейчас в мире консенсуса о неизбежности второй волны коронавируса этой осенью. В этом случае, говорится в докладе ЦМАКП, ВВП России в 2020 году может упасть на 8–8,2%, инвестиции в основной капитал – на 19%, а рубль – до 90 рублей за доллар.

Базовый сценарий предполагает, что вторая волна пандемии коронавируса продлится не более двух месяцев. В пессимистичном – что вирус не ограничится осенним периодом и останется до весны 2021 года. В этом случае нефть надолго опустится ниже $30 за баррель, а за доллар уже с IV квартала этого года будут давать 95–103 рубля. Есть, правда, и оптимистический сценарий: карантин снимают в середине июня, ВВП упадет в 2020 году только на 4,2–4,5%. Но и в этом случае доллар в следующем году ожидается по 82–85 рублей.

Карантин к середине июня сняли не полностью, заболеваемость коронавирусом все еще недалека от пиковых значений. Так что, похоже, оптимистический сценарий нам не грозит.

Сергей Хестанов обращает внимание еще на одно обстоятельство: до начала осени намечено несколько знаковых политических событий, главное из которых – голосование 1 июля по поправкам в Конституцию. «Традиционно перед важными событиями российские власти принимают меры по сохранению низкой инфляции и стабильного курса рубля. Это вполне обычная практика», – отмечает он.

Крепкий рубль выгоден импортерам и очень нравится гражданам, но он же вредит экспортерам и федеральному бюджету, поясняет Хестанов. Ведь расходы федерального бюджета в рублях и социальные обязательства, которые пришлось увеличить из-за карантина – тоже в рублях. Между тем, в мае дефицит федерального бюджета составил 655,8 млрд рублей, с лихвой (в 2,7 раза) перекрыв профицит первых четырех месяцев года (246,7 млрд рублей), следует из отчета Минфина за май. По мнению ведомства, это связано, прежде всего, с обвальным сокращением доходов – на 41% в мае этого года по сравнению с маем предыдущего года и в 2,6 раза по сравнению с апрелем. И доходы эти – в основном от нефти, которая хоть и растет в цене, однако довольно скромно.

Для нефтяников слабый рубль выгоден, потому что они продают нефть за доллары, а расходы, в основном, несут в рублях. Но тут недавно обозначился перелом. Компания «Роснефть», контролирующая 40% нефтедобычи и 56,6% нефтяного экспорта, I квартал этого года завершила с убытком. «Падение курса рубля не компенсировало снижения нефтяных цен, а, напротив, привело к переоценке долгов компании, 60% которых номинировано в долларах США. Новая сделка ОПЕК+ поднимает цену нефти и российскую валюту, но ценой существенного снижения нефтедобычи», – отмечает аналитик «Финама» Алексей Калачёв.

«Скорее всего, после голосования о поправках в Конституцию необходимость в высоком курсе рубля исчезнет», – предполагает Сергей Хестанов. По его мнению, курс 90–110 рублей за доллар вполне возможен в случае, если цены на нефть Urals упадут ниже $20 и останутся там настолько долго, что придется отказаться от бюджетного правила (при котором ЦБ продает валюту).

«Рубль может уйти выше 100 рублей за доллар только при нефти ниже $12 за баррель (Brent), если еще приправить это санкциями против России, вроде отключения от SWIFT», – уверена Наталья Смирнова. И хотя сейчас некоторые американские сенаторы опять заговорили о подобного рода санкциях, эксперт уверена, что, как и в сентябре 2018 года, эти разговоры так и не реализуются. «Так что и рубль по 100 нам пока не грозит», – заключает она.

 Фото_11_12.JPG

Большинство банковских аналитиков дают прогнозный курс на шесть месяцев в рамках 68–72 рубля за доллар. Bloomberg дает консенсус-прогноз в 72 рубля за доллар. Минэкономразвития – 72,6, но среднегодовой курс. Тем не менее, стоит помнить, что «черный лебедь» в виде коронавируса еще не улетел, и как будут развиваться события, не может точно сказать никто. Мир просто никогда не сталкивался с такой ситуацией: массовая пандемия опасной болезни вкупе с искусственной остановкой экономики.

 Фото_12_12.JPG

ФОТО: ТАСС

Так что же в таком случае делать тем гражданам, у кого еще есть сбережения, которые хочется спасти от резкого валютного скачка? «Сложно сказать, как быстро все восстановится после пандемии, но можно, для самоуспокоения, “ловить” доллар ниже 70 рублей», – советует Наталья Смирнова. Правда, предупреждает она, всегда есть риск, что через год-два курс опять вернется на 63–65 рублей за доллар. «Так что купленный доллар надо не просто класть дома, а вложить – хотя бы под 2,5–3% годовых. Можно в еврооблигации на Мосбирже, доступные малыми лотами – например, ВЭБ 2023», – добавляет Смирнова.


Авторы:  Татьяна РЫБАКОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку