ПЛОХАЯ ЭНЕРГЕТИКА

ПЛОХАЯ ЭНЕРГЕТИКА
Автор: Наталия ФЁДОРОВА
05.05.2015
 
ПОЧЕМУ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ И ЭКОЛОГИ ВЫСТУПАЮТ ПРОТИВ РЕАБИЛИТАЦИИ ПРОЕКТА СТРОИТЕЛЬСТВА ТАТАРСКОЙ АЭС
 
30 лет назад в поселок Камские Поляны в Татарии стремились попасть высококлассные специалисты со всего Союза. Здесь шла ударная комсомольская стройка – возводили Татарскую атомную электростанцию. Вложили, по нынешним меркам, миллиарды долларов. Станция была почти готова к эксплуатации. Но десять лет ударного труда оказались потрачены впустую: чернобыльская авария, протесты «зеленых» и перестройка сделали свое дело.
 
«Стройку века» просто оставили на разграбление, а бывший поселок атомщиков до сих пор не может справиться с безработицей. Правда, недавно Правительство России и власти республики подняли вопрос о возобновлении строительства станции, что вызвало очередную волну протеста со стороны жителей Татарстана. Корреспондент «Совершенно секретно» выяснял, что было, что осталось и что может быть на месте Татарской АЭС.
 
Об истории строительства Татарской АЭС в открытых источниках имеются крайне скудные сведения. Видимо, прошло не так много времени, чтобы об этой крупной неудаче можно было говорить безболезненно, поэтому восстанавливать историю приходится по крупицам.
Известно, что вопрос о строительстве АЭС в Татарстане обсуждался руководством СССР с 1978 года. Тогда в Татарии вводились в строй крупные промышленные предприятия – КамАЗ, Нижнекамский химкомбинат, «Нижнекамскшина».
 
Сегодня ученые говорят о том, что мощностей в республике на тот момент хватало с лихвой и что для обеспечения новых предприятий энергией не было нужды строить атомную станцию. Однако главная задача страны в те годы заключалась в том, чтобы успеть запрыгнуть в поезд технического прогресса, не отстать от промышленно развитых стран. Поэтому все расчеты строились на далекую перспективу, советскими учеными на десятки лет вперед была просчитана и определена программа развития энергетики всего СССР и Татарской АССР в частности.
 
Считалось, что бурное развитие промышленности будет продолжаться – как в Татарии, так и за ее пределами, а это потребует больших энергоресурсов.
 
«ХОТЕЛИ СОТВОРИТЬ НЕ СТАНЦИЮ, А МЕЧТУ»
 
Проект станции разрабатывали специалисты Рижского отделения института «Атомтеплоэлектропроект». Он был одобрен в ЦК КПСС и Совете Министров СССР. Рассматривалось несколько площадок для размещения АЭС: выбрали ту, что в 50 километрах от города Нижнекамска, на месте бывшего села Камские Поляны и деревень Ачи и Беляхча. Учитывалась потребность в электроэнергии близлежащих Набережных Челнов, Нижнекамска, Чистополя. К тому же рядом с выбранной площадкой имеются сеть дорог и водная артерия – Кама.
 
Вести всесоюзную ударную комсомольскую стройку было поручено мощному строительному гиганту – «Камгэсэнергострой». К тому времени он как раз освободился от строительства Нижнекамской ГЭС и сразу переключился на возведение аж двух атомных станций – Татарской АЭС и Башкирской АЭС. Возглавлял компанию легендарный Евгений Никанорович Батенчук, или Батя, как его любовно прозвали в народе. В те дни в крупнейшем строительном концерне работало около 100 тысяч человек – целый город! Плеяда выдающихся инженеров стояла у руля стройки.
 
Проект был типовой, он мало чем отличался от действующих Балаковской и Калининской АЭС, а также от не доведенных до проектных мощностей Хмельницкой и Волгодонской АЭС и недостроенной Крымской АЭС. Мощность станции должна была составить 4000 МВт. На площадке станции планировалось разместить 4 энергоблока с реакторами ВВЭР-1000.
 
Пик строительных работ пришелся на 1988 год. На тот момент с начала строительства было освоено 288 млн рублей капитальных вложений и выполнено строительно-монтажных работ на 96 млн рублей (в ценах того времени).
 
Руководил строительством Михаил Исаакович Вайнер: «Когда мы приступили к этой огромной по масштабам и значимости стройке, то и в обкоме КПСС, и в ведущих строительство министерствах начали сознавать, что при таких объемах работ старые методы неприменимы. Да, за плечами был большой опыт КамАЗа, Заинской ГРЭС, Нижнекамска, но это была стройка иного плана. В стремительную и беспокойную орбиту строительства поступательно входило все новое, что рождала инженерная мысль».
 
Подрядные организации находились в Набережных Челнах, Заинске, там были крупные базы стройиндустрии, оттуда и была проложена «дорога жизни» в Камские Поляны. На стройку везли людей, материалы, механизмы, продукты. Порой в день делалось по 300 рейсов. Управление строительства сразу начало сооружение дорог от Заинска до Камских Полян, от Нижнекамска до Шереметьево, от Заинска до Сухарева. В голое поле, которое представляла собой стройплощадка АЭС, поставлялись блоки и трубы, металл и другие конструкции.
 
Транспортники перевезли сотни тысяч тонн грузов. Поражает и масштаб земляных работ – всего было переработано 10 млн кубометров земли! На площадке иногда работало по 13 земснарядов одновременно. Вся стройка была разделена на отдельные секторы, над которыми трудились тресты и управления. Штабы на стройке порой проводились по три раза в день.
 
В поселок Камские Поляны стекались специалисты со всего Союза, так что скоро его прозвали поселком атомщиков. И надо было всех разместить, накормить, обеспечить питьевой водой. Правда, вскоре некоторая неустроенность компенсировалась тем, что зарплаты здесь были на уровне московских. Жители соседних поселков приезжали в местные магазины, где можно было купить дефицитные продукты – гречку, шоколадные конфеты и масло. Быстро в поселке были налажены рабочие столовые, буфеты, кулинарии, магазины. Стремительно возводились объекты жилья – по 60–80 тысяч 
кв. м в год. К концу 80-х годов прошлого века было построено несколько школ и детских садов.
 
Помимо зданий реакторов, на территории АЭС возвели бетонный и цементный заводы, многочисленные офисные здания, свою пожарную часть. Чтобы представить масштабы стройки, можно привести такой пример. Для создания стен вспомогательного здания реакторного блока использовался непрерывный бетон – на протяжении почти трех месяцев сюда постоянно, без остановки, днем и ночью шли КамАЗы-бетономешалки и лили бетон. Поэтому стены здания настолько крепки, что уничтожить их может разве что атомный взрыв.
 
На стройке организовывались соревнования, боевой дух поддерживали агитбригады артистов, лекторы и известные ученые были частыми гостями камполянцев. Как вспоминают участники стройки, «работали на совесть, хотели сотворить на берегах Камы не город, а сказку, не станцию, а мечту».
 
Фото: Алексей Иванов
 
ПОСЛЕ ЧЕРНОБЫЛЯ
 
Запуск первого энергоблока Татарской АЭС был запланирован на 1992 год, далее, с интервалом в полтора года, должны были вводиться следующие блоки. Но в апреле 1986 года произошла авария на Чернобыльской АЭС. После этого в Татарстане начало зарождаться экологическое движение против строительства Татарской атомной станции. У его истоков стоял Альберт Гарапов, физик по образованию, бессменный председатель Антиядерного общества Татарстана. Он рассказал «Совершенно секретно» о событиях тех дней.
 
«В 1987 году, 5 июня, в День защиты окружающей среды, в Казани прошли первые митинг и демонстрация против АЭС с плакатами: «Лучше сегодня быть активным, чем завтра – радиоактивным!» Это были первый митинг и первая экологическая демонстрация вообще в СССР. К движению присоединилось множество людей – студенты, преподаватели вузов, профсоюзы, советы трудовых коллективов. Мы начали распространять информацию о том, что Татарская АЭС строится в экологически очень уязвимом месте», – вспоминает Гарапов.
 
Основные аргументы противников строительства следующие. Во-первых, атомная станция расположена на берегу водохранилища, на слиянии крупнейших в Европе рек – Волги, Камы, Вятки, – поэтому экологически разрушающие воздействия будут носить глобальный характер. Во-вторых, АЭС расположена в регионе с развитой промышленностью, в том числе нефтехимической: в пределах 30 километров от города Нижнекамска, в 50 километрах – от Набережных Челнов. В случае аварии на АЭС крупнейшие нефтехимические заводы, а также гигантский КамАЗ даже не удастся эвакуировать. В-третьих, АЭС расположена ниже плотины Нижнекамского водохранилища. А если плотину прорвет, что может случиться в том числе из-за теракта, то это приведет к затоплению и разрушению АЭС.
 
Четвертый аргумент – АЭС расположена на тектоническом разломе (Прикамский разлом-гегемон). По сейсмическому состоянию Татарстан относится к той местности, где возможны землетрясения силой до 7 баллов. Когда экологи начали собирать факты об АЭС, выяснилось, что исследование по месту проводили не казанские ученые, а геологи из Армении, которые не имели опыта работы в местных геологических структурах.
 
«Мы всю жизнь исследуем наши недра. АЭС расположена на региональном (так мы называем большие разломы) Нижнекамском разломе. Это нестабильная часть недр. Здесь проходит глубокий широтный разлом. По всем канонам и инструкциям, АЭС нельзя строить на разломах, потому что на них мы имеем землетрясения. Армянские геологи возразили, что разлом этот «залеченный». Нам предстояло доказать, что разлом «живучий», мы провели исследовательские работы и выяснили, что разлом живой. Поэтому мы выступили против строительства. Да и вообще опасно строить АЭС в густонаселенных районах», – сказал «Совершенно секретно» заслуженный геолог РФ и РТ, консультант президента РТ по вопросам разработки нефтяных и нефтегазовых месторождений, профессор Казанского федерального университета Ренат Муслимов.
 
ОСТАНОВКА СТРОЙКИ
 
В Татарстане росла волна протеста против строительства АЭС. В апреле 1988 года около Казанского университета состоялся митинг против атомной энергетики, а потом прошла масштабная демонстрация с участием более двух тысяч человек по центральной городской улице – Баумана – до Казанского кремля. На митинге выступали известные казанские ученые, они говорили, что необходимо вообще прекратить строительство атомных станций в стране. На митинг приехал даже директор Татарской АЭС, но его аргументы не убедили выступающих, и участники митинга подавляющим большинством проголосовали за то, чтобы перепрофилировать станцию на безопасный объект.
 
Это было резонансное событие, которое сумело прорвать информационную блокаду – об акциях протеста написали в советских газетах.
 
«Конечно, нас вызывали на ковер, в райком партии, обком партии. Объясняли, что Татарская АЭС – это ударная стройка, флагман энергетики, важный советский проект, что его надо поддерживать. Но, видимо, уже тогда у них были сомнения. Потому что уже в 1989 году нас поддержали советы трудовых коллективов Нижнекамска, поддержал обком комсомола», – вспоминает Гарапов.
 
Собирались круглые столы, в Казани даже прошла первая международная антиядерная конференция. В 1989–1990-х годах состоялись первые марши протеста: сотни участников проехали с плакатами по Каме на «Метеоре» и на автобусах по республиканским дорогам, организовали около Камских Полян палаточный городок, встретились со строителями АЭС.
 
Ситуация была сложная. Большие деньги затрачены, станция была практически на 80 % готова. Первый блок уже подняли, два реактора ждали отправки в Ростовской области, на заводе атомного электростроения, – их должны были привезти на баржах, на строительную площадку уже протянули мощную дорогу с Речного порта. Стояли мостовые краны, купленные в Дании, которые могли поднять по 40 тонн груза. Уже была полностью подготовлена вся инфраструктура: городок энергетиков – поселок Камские Поляны, а это несколько микрорайонов, школы, магазины, Дом культуры и библиотеки, даже двухзальный кинотеатр. Многие корпуса станции были полностью готовы: была внутренняя отделка, полы, стекла, даже мебель и занавески.
 
В 1990 году Совет министров ТАССР принял решение прекратить строительство Татарской АЭС и перепрофилировать ее на экологически безопасный объект.
 
«Страхи, сообщения о том, что эта стройка – угроза нации… Да и не очень ясно тогда было, зачем нужны дополнительные мощности. Поскольку вроде бы и так хватало энергии. Все эти факторы повлияли на решение приостановить строительство. Хотели сделать дополнительную экспертизу, в Казани были проведены к тому времени некоторые работы по проектированию на базе АЭС тепловой электростанции на газе. На базе АЭС пытались организовать завод тягачей, прицепов для КамАЗа, чтобы обеспечить работой жителей Камполян. Уже стали готовить документацию, чертежи. Но тут началась перестройка…» – рассказал «Совершенно секретно» экс-советник президента Татарстана по политическим вопросам, директор Института истории Академии наук Татарстана Рафаэль Хакимов.
 
БЕЗРАБОТНЫЕ С ВЫСШИМ ОБРАЗОВАНИЕМ
 
Татарская АЭС – это не просто стройка, которую остановили. Это трагедия для тысяч людей, которые строили станцию. Они оказались никому не нужны, им пришлось самим думать, что делать дальше – то ли уезжать, то ли оставаться. А с работой в то время уже было очень тяжело, тем более для специалистов такого профиля.
 
Строительство в Камских Полянах не было заморожено. В неразберихе того времени его просто прекратили, а станцию оставили на разграбление. Страна переживала тогда не лучшие времена, поэтому никто не позаботился о том, чтобы станция была обнесена хотя бы забором. Многие специалисты покинули Камские Поляны.
 
Как сообщили «Совершенно секретно» в администрации Камполян, сегодня в поселке проживает чуть более 15 тысяч человек. Причем половина из них имеют высшее образование – на строительство АЭС съезжались, как правило, инженеры-атомщики. Мужское население в основном работает вахтовым методом в Нижнекамске, Альметьевске, Набережных Челнах, Казани и так далее. А вот с трудоустройством женской половины Камских Полян серьезные проблемы.
 
Именно поэтому поселок и лидирует по уровню безработицы в Татарстане. Но при этом в Камских Полянах совсем нет бомжей, наркоманов и алкоголиков, поступаемость выпускников в вузы составляет 87 %. В 90-е годы прошлого века из-за дешевизны квартир поселок полюбили беженцы из Средней Азии, а за близость к природе оценили и пенсионеры.
 
«Камские Поляны так и не встали на ноги с тех пор. Город не нашел себе профиля и сегодня остается депрессивным. Были разные проекты, как его оживить, но, видимо, не нашли активного руководителя, который мог бы все это поднять. Ну и потом, вспомните 1990-е годы: все разрушалось, вся экономика падала, даже хорошие предприятия в никуда ушли, поэтому начинать что-то с нуля было невозможно. 1998 год – вообще дефолт. Последние годы тоже как-то неудачно…» – рассуждает Хакимов.
 
В середине 2000-х вторую жизнь в поселок вдохнула идея создания в Камских Полянах татарстанской игорной зоны. Поселок соответствовал всем требованиям: он достаточно удален от городов, кроме того, здесь есть готовые «коробки» – заброшенные здания эпохи 1980-х. Сюда были переведены казино со всего Татарстана. Население почувствовало прилив денег. Но через пару лет был принят общероссийский указ о переносе всех игровых залов и казино в четыре специально выделенные зоны. Камские Поляны, к сожалению, в список зон не попали. В 2012 году появилась еще одна задумка – на прилегающей территории создать грандиозный туристско-оздоровительный парк, центром которого станут Камские Поляны. А недостроенная ТатАЭС должна была стать доминантой в экстремальной части парка. Татарстанские власти даже подписали специальный приказ. Но в последние годы о проекте ничего не слышно.
 
ЛЮБИМОЕ МЕСТО СТАЛКЕРОВ
 
В социальных сетях есть несколько групп, посвященных Татарской АЭС. Участники этих групп – сталкеры, люди, которые занимаются промышленным туризмом. И заброшенная станция в Татарстане – одно из их любимых мест в стране. «Совершенно секретно» пообщалась с создателем такой группы, фотографом и сталкером Алексеем Ивановым из Набережных Челнов.
 
«Во многом интерес со стороны сталкеров к ТатАЭС вызван компьютерной игрой, созданной на основе чернобыльской катастрофы. Многие приезжают сюда поиграть в «войнушки» – пейнтбол, страйкбол, хардбол. Помещения отделаны, кое-где еще стоит мебель, разбросаны документы – все это создает ощущение, что объект покидали поспешно, оставив много вещей. Мы, когда приезжаем, находим комнату, в которой не сквозит, и в ней ночуем. Вечером разжигаем костер, готовим еду, в самой комнате для освещения используем свечи», – рассказал Алексей.
 
Впечатления от посещения АЭС такие: территория не обслуживается уже очень долго, строения стоят под дождем, зимой все насквозь промерзает, сырой бетон рушится. Плюс никто не отменял эрозию – ветер тоже точит камни, и бетонным сооружениям прилично досталось. Все подземные сооружения затоплены, весной туда стекает вода от растаявшего снега, а летом и осенью дождевая вода. Сегодня, по сведениям Алексея Иванова, сохранилось помещение первого энергоблока, пожарная часть, здание администрации стройки, бетонный завод и различные остатки небольших ангаров.
 
Сталкеры наблюдают, как год за годом станция разрушается не только естественным путем, но и растаскивается мародерами. Сталкеры сообщают, что в прошлом году на АЭС работала бригада, по непонятным причинам было разрушено несколько зданий, вывезена арматура. На станции давно орудуют охотники за металлом, регулярно пропадают трубы, швелера и прочие металлические конструкции. Мелкое воровство металла, считают сталкеры, однозначно осуществляется не фирмой, которой принадлежит объект.
 
Но вот снос зданий летом прошлого года, скорее всего, был осуществлен как раз собственником территории – госкомпанией «Камгэсэнергострой» (на некоторых зданиях сохранились листочки, предупреждающие об охране объектов данной компанией). С какой целью? Местные журналисты уже давно задаются этим вопросом. Дать однозначный ответ не могут ни в администрации Камских Полян, где сообщают, что АЭС не находится в их ведении, ни в Минпромторге, ни в Минэкологии, ни в пресс-службе правительства Татарстана.
 
На фото: КОРПУСА АЭС ОБЛЮБОВАЛИ СТАЛКЕРЫ
Фото: Алексей Иванов
 
ВОЗРОЖДЕНИЕ АЭС
 
Осенью 2013 года вновь заговорили о строительстве Татарской АЭС. Она попала в список строящихся и реконструируемых станций, утвержденный Правительством РФ. В графе «Назначение» указано, что АЭС призвана обеспечить «покрытие дефицита энергобаланса Республики Татарстан». Планируется установка двух реакторов ВВЭР-1200 мощностью по 1150 МВт каждый. Запуск АЭС на полную мощность намечен на 2030 год.
 
«Оказалось, что кабмин РТ уже согласовал план размещения атомной электростанции около Камских Полян. Мы провели два пикета, выступили в местной прессе, послали обращение Президенту РФ, президенту РТ. Из аппарата Президента РФ нас отправили в Росатом, который ответил, что да, действительно, есть два документа, которые заверены правительством РТ еще в 2011–2013 годах», – сообщил Гарапов.
 
Ясного ответа от республиканских властей противникам строительства получить не удалось. Хотя в письме от Росатома однозначно говорится, что «решение о размещении и строительстве Татарской АЭС может быть принято только в случае его одобрения правительством РТ». В январе 2015 года экологи получили письмо от Минпромторга РТ (имеется в распоряжении «Совершенно секретно». – Прим. ред.). В нем расписаны ближайшие действия республики в целях ликвидации дефицита электроэнергии, а также повышения надежности электроснабжения – это строительство ПГУ, реконструкция ТЭЦ с увеличением мощности и поднятие уровня Нижнекамской ГЭС до отметки 68 метров до 2022 года.
 
«С учетом вышеизложенного, в настоящее время на территории Республики Татарстан реализация проекта по строительству Татарской АЭС не рассматривается», – сообщается в письме. Однако в федеральном списке Татарская АЭС остается.
 
Себестоимость строительства ТатАЭС с двумя реакторами ВВЭР-1200 сегодня оценивается экспертами в пределах $20–48 млрд. Но аналитики и ученые полагают, что вероятность возобновления строительства Татарской АЭС в районе Камских Полян небольшая.
 
«Здесь просматривается и лоббирующая сторона этого дела. Это министерские чиновники Татарстана и концерн «Росэнергоатом», которым хочется добраться еще до одной статьи расходов федеральных средств. При этом их апелляции к нехватке источников электроэнергии в Татарстане не выдерживают никакой критики. Известно, что РФ производит на данный момент как минимум в 1,5 раза больше электроэнергии, чем нужно. А по некоторым источникам, излишки составляют чуть ли не 100 %. Просто источники электроэнергии в нашей стране распределены нерационально. Лучше вообще ничего не строить, а оптимизировать распределение потоков существующих избыточных мощностей», – считает аналитик FIBO Group, кандидат физико-математических наук, доцент факультета «Финансы и банковское дело» РАНХиГС при Президенте РФ Василий Якимкин.
 
«В то, что эту АЭС восстановят, я не верю. Почти 30 лет здания стоят без обслуживания, омываемые водой, промораживаемые морозами, обдуваемые ветрами. Подвальные помещения никогда не высыхают, там всегда стоит вода. На мой взгляд, использовать эти строения для такого важного и опасного объекта, как атомная станция, нельзя. А если вдруг решат старые сооружения рушить, то на это в любом случае понадобятся огромные суммы из бюджета. Сам энергоблок снести будет очень сложно. Ведь строилось это в Советском Союзе, на совесть», – рассуждает Алексей Иванов.
 
БУДУЩЕЕ ПОСЕЛКА АТОМЩИКОВ
 
Но разве не было бы новой надеждой для Камских Полян возрождение Татарской АЭС? Противники строительства считают, что для того, чтобы решить проблему безработицы в поселке, достаточно на месте АЭС создать другое производство. Так, кстати, произошло с Башкирской АЭС, которая несколько лет назад по ходатайству президента Башкортостана была отдана во владение муниципальным властям для использования в народном хозяйстве.
 
Общественность Татарстана готова помочь идеями и проектами. Летом прошлого года Антиядерное общество Татарстана в рамках Международного фестиваля экологии и культуры «За лучшее общее будущее» провело конкурс альтернативного развития Камских Полян. Условия были такие – по возможности использовать объекты недостроенной Татарской АЭС. В финал вышли 13 проектов: это и завод по производству рыбы (на территории АЭС был вырыт пруд), и завод по производству фотопанелей, рекреационные базы, базы для экстремального отдыха.
 
Корреспонденту «Совершенно секретно» удалось поговорить и со сторонниками строительства АЭС в Нижнекамском районе. Среди них доктор биологических наук, профессор, член-корреспондент АН РТ, ученый Роберт Ильязов:
 
«Я всю свою творческую жизнь работаю в области радиоэкологии и радиобиологии. Атомная энергетика – это самая экологически чистая энергетика. Атомная энергия – это самая дешевая энергия. Будущее за ней. То, что запретили строить Татарскую АЭС, – это было необдуманное решение, она бы сейчас уже работала и производила дешевую электроэнергию. В Чернобыле была халатность в эксплуатации, несоблюдение технологических принципов. В Нижнекамске сейчас есть нефтехимический комплекс, так если на нем произойдет такая же авария, как в Чернобыле, то там через 2–3 часа во всем городе и округе никого в живых не останется. А вообще само воздействие АЭС на окружающую среду самое минимальное. Поэтому я отношусь к этому положительно и выступаю за строительство АЭС.
 
Татарстан – высокоразвитый регион, у нас строится много предприятий, поэтому энергия нужна. Тем более после Чернобыля и Фукусимы сегодня все технологии АЭС настолько безопасны, усовершенствованы, что их можно разместить в любом технопарке и утечки не произойдет. ГЭС и ТЭЦ по техногенным выбросам даже для окружающей среды более опасные. По поводу сейсмической опасности: у нас в Татарстане она невелика. АЭС работают в Ереване (Армения), на Кольском полуострове – там, где на порядок опаснее сейсмическая ситуация. Но сегодня есть технологии, которые к минимуму сводят и подобные риски. Не нужно слушать непрофессиональных экологов, надо принимать решение по строительству АЭС, привлекая профессиональных ученых-экологов и гигиенистов. Не надо бояться. Надо строить безопасную АЭС, используя современные технологии, которыми в настоящее время Россия владеет и успешно использует при строительстве АЭС в других странах».
 

Авторы:  Наталия ФЁДОРОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку