НОВОСТИ
YouTube объяснил, почему заблокировал аккаунт Марии Шукшиной
sovsekretnoru

«Письмецо в конверте - погоди, не рви!»

Автор: Леонид ВЕЛЕХОВ
01.11.2001

 
Владимир АБАРИНОВ,
Леонид ВЕЛЕХОВ –

...Провизор аптеки, расположенной рядом с домом в городе Делрей-Бич, в котором снимали квартиры будущие исполнители терактов 11 сентября, показал, что двое из них – по фотографиям, опубликованным ФБР, он уверенно опознал Моххамеда Атту и Марвана аль-Шеххи – обращались к нему по довольно странному поводу. На вопрос провизора, что им угодно, Атта показал свои ладони – они были красного цвета, как бывает, если вымыть руки концентрированной жидкостью для стирки или отбеливателем.

Агенты ФБР, которым предписан именно такой способ обеззараживания при обращении с бациллами сибирской язвы, мигом насторожились. Провизор продолжал свое повествование. Желая выяснить причину раздражения, он спросил клиента, не работает ли тот случаем на близлежащем цементном заводе и не позабыл ли надеть рукавицы. Атта лаконично ответил: нет, на цементном заводе он не работает. «Давайте убедимся, что это не грибок, – сказал тогда дотошный провизор. – Вам приходится копаться в огороде?» Это рассмешило Атту. На вопрос, имеет ли он касательство к каким-либо химикалиям, ответ был также отрицательным.

Терявшийся в догадках провизор спросил напрямик о роде занятий клиента и услышал: занимаюсь компьютерами. Ответы Атты были столь уклончивы, что аптекарь подумал, уж не работает ли парень в кокаиновой лаборатории, ибо и с такими фармацевт сталкивался. В конце концов он предложил пострадавшему мазь. Расплатился Атта наличными. Аль-Шеххи, в свою очередь, спросил средство от кашля...

Мойте руки с мылом

Через две с половиной недели после первого случая заболевания сибирской язвой в США директор ФБР Роберт Мюллер уверенно заявил, что речь идет об «актах терроризма». Говорить об «изолированных инцидентах», как это делал прежде министр здравоохранения Томми Томпсон, уже не представлялось возможным.

Директор вновь учрежденного Управления безопасности родины Том Ридж, в чьи задачи входит межведомственная координация, созвал 18 октября большую пресс-конференцию, на которой главный хирург США Дэвид Сэтчер напомнил соотечественникам о необходимости мыть руки с мылом, а генеральный почтмейстер Джек Поттер объяснил, как должно обращаться с подозрительным почтовым отправлением, и объявил, что Федеральная почтовая служба назначила награду в один миллион долларов за информацию, способную привести к поимке злоумышленников. Представитель же эпидемиологического центра на все вопросы уклончиво отвечал, что лабораторные исследования еще не завершены.

Спустя сутки Ридж сообщил, что экспертиза установила идентичность бацилл, посланных по трем адресам: лидеру демократов в Сенате Тому Дэшлу, обозревателю NBC Тому Брокау и издательскому концерну American Media во Флориде для передачи поп-диве Дженнифер Лопес. Однако от экспертов ждали точной идентификации штамма. А эта задача сродни поискам иголки в стоге сена.
Споры о спорах

Микробиологи всего мира практически без ограничений обмениваются образцами смертоносных бактерий. Коллекция, собранная учеными Университета Северной Аризоны и хранящаяся в Национальной лаборатории Лос-Аламос, Нью-Мексико, считается крупнейшей в мире. В частности, образцов Bacillus anthracis там более 1200. Но генетический анализ прошла лишь треть из них. Если при сличении генетический код порошка биотеррористов не совпадет ни с одним из этих четырехсот, придется проводить экспертизу ДНК остальных, на что, по мнению ученых, уйдет не менее года. Однако не факт, что в коллекции вообще есть именно этот штамм.

Между тем крупнейшие специалисты в области биологического оружия выступили хоть и с осторожными, но вполне однозначными комментариями. Они указали на исключительно высокое качество спор. Для того чтобы в организме успешно развилась легочная форма сибирской язвы, размер частиц порошка должен быть не менее одного микрона и не более пяти. При меньшем диаметре человек полностью выдыхает частицы; при большем они оседают в полости носа или в трахее, не достигая легких. Для заражения требуется от восьми до десяти тысяч спор. Технологический процесс изготовления такого порошка состоит из трех стадий: на первой споры высушиваются посредством замораживания, на второй полученное вещество измельчается, на третьей крупицы покрывают некой субстанцией, с тем чтобы предотвратить их электростатическое слипание. Полученный порошок взлетает при легком дуновении воздуха, но не оседает, как пыль, а превращается в невидимое облако. Эта технология – государственная тайна

Такое производство невозможно наладить в кустарных условиях, обладая скромными познаниями в микробиологии. Требуются сложное лабораторное оборудование и высокопрофессиональные специалисты. Ричард Шперцль, главный инспектор по биологическому оружию в спецкомиссии ООН по разоружению Ирака, говорит, что дилетант убьет прежде всего самого себя. По его мнению, биотеррористы получили споры сибирской язвы от одной из стран, располагающих такими технологическими возможностями. Наиболее вероятным источником порошка Шперцль считает Ирак. Разработчик американской технологии производства «летучего» варианта сибирской язвы Билл Патрик считает крайне маловероятным предположение, что аль-Кайда располагает на территории Афганистана лабораторией необходимого уровня. Однако точных сведений на этот счет у американской разведки нет.

Опасения, что бен Ладен и «Талибан» обладают запасами биологического оружия, – одна из главных причин, задерживающих переход военной операции из воздушной в наземную фазу. Точно с такой же дилеммой та же команда военных стратегов столкнулась одиннадцать лет назад, планируя войну в Заливе.

Генерал Шварцкопф: если надо, уколюсь!

В начале 80-х годов Ирак совершенно легально приобрел в США образцы возбудителей смертельных болезней, в том числе и сибирской язвы. Никаких ограничений почти не существовало, экспортные лицензии выдавались запросто. К тому же Багдад был почти союзником Вашингтона в противостоянии фундаменталистскому Ирану. В июне 1988 года Центр медицинской разведки Вооруженных Сил США доложил президенту Рейгану, что за ширмой научных исследований Ирак значительно продвинулся в разработке бактериологического арсенала. Речь шла прежде всего о токсинах, однако и в создании бацилл сибирской язвы боевого качества микробиологи Саддама добились больших успехов.

Спустя три месяца после того, как доклад был направлен ответственным должностным лицам, лаборатория в Мэриленде отправила в Ирак очередную посылку с одиннадцатью образцами смертоносных бактерий, в том числе четырех штаммов Bacillus anthracis. В феврале 1989 года министерство торговли США ввело запрет на продажу опасных патогенов, в том числе сибирской язвы, Ираку, Ирану, Ливии и Сирии. Вместе с тем администрация Рейгана уделяла сравнительно мало внимания проблеме биологического оружия. Хотя независимые эксперты предупреждали об угрозе, считалось, что Конвенция 1972 года о запрещении бакоружия работает.

Преемник Рейгана, Буш-старший, столкнулся с грозной проблемой в самом прямом и практическом смысле. 2 августа 1990 года иракские войска вторглись в Кувейт. Совет Безопасности ООН предъявил Багдаду ультиматум, требуя вывести войска до 15 января. Американская разведка, оценивая военный потенциал Ирака, указала на наличие у Саддама биологического арсенала. В сентябре в бактериологической лаборатории Вооруженных Сил США Форт-Детрик, Мэриленд, был в экстренном порядке проведен эксперимент на макаках-резусах: их заразили спорами сибирской язвы штамма Vollum 1B – самого опасного из проданных в свое время Ираку.

60 макак разделили на шесть групп. Первую лечили только вакциной – единственной в Америке, разработанной еще в 50-е годы и разрешенной к применению Федеральным агентством по контролю за продуктами питания и медикаментами в 1970 году. Вторая группа, помимо вакцины, получала антибиотики. Следующим трем группам был назначен 30-дневный курс трех разных антибиотиков, одним из которых был Cipro – медикамент, считающийся самым эффективным сегодня. Шестая группа была контрольной – ее не лечили ничем. На восьмой день из десяти обезьян последней группы в живых осталась лишь одна – остальные скончались от легочной формы сибирской язвы. На десятый день погибли восемь из десяти макак, получавших только вакцину. Дольше прожили животные, получавшие антибиотики. Но самым эффективным оказался смешанный метод лечения – и вакциной, и антибиотиками

Командующий американскими силами в зоне Персидского залива генерал Норман Шварцкопф оказался перед непростой дилеммой. При 30-дневном курсе антибиотиков смертность личного состава в случае заражения сибирской язвой составила бы 10 процентов – цифра совершенно неприемлемая. Для смешанного лечения катастрофически не хватало вакцины. Ее производила единственная лаборатория в Лэнсинге, штат Мичиган. К моменту описываемых событий Пентагон располагал десятью тысячами доз. Во всей стране вакцины было на 46 тысяч человек. Войск в зоне Залива было сосредоточено полмиллиона.

Генералы, призвавшие к ответу гражданских микробиологов, никак не могли понять, что бактерии – это не танки, их производство нельзя увеличить, переведя предприятие на круглосуточный график. Из 150 фармацевтических компаний, к которым обратился Пентагон, за производство вакцины бралась лишь одна, но с учетом процесса сертификации FDA при самом благоприятном стечении обстоятельств она могла приступить к массовому производству вакцины самое раннее через год. Провести даже ограниченную вакцинацию американских военнослужащих, уже переброшенных в Саудовскую Аравию, не представлялось возможным: страна была наводнена репортерами, новость неизбежно стала бы достоянием гласности, что грозило паникой среди местного гражданского населения и развалом хрупкой коалиции.

Между тем данные разведки и расчеты специалистов показывали, что Саддаму вполне хватает технических возможностей для биологической атаки. Весной 1990 года Ирак купил у итальянской компании сорок наисовременнейших «генераторов аэрозоля» – агрегатов для распыления сыпучих тел. При размещении на саудовской территории двухсот тысяч солдат Саддаму достаточно было одного катера, оборудованного этой установкой, чтобы убить спорами сибирской язвы девяносто процентов контингента.

Оставался вопрос, способен ли Саддам применить биологическое оружие. На него аналитики ЦРУ ответили утвердительно: Саддам сделает это, «если сочтет свое положение безнадежным».

Срок истечения ультиматума ООН, 15 января, неумолимо приближался. По подсчетам Пентагона, военнослужащие, получившие первую прививку от сибирской язвы 10 декабря, будут лишены минимальной защиты вплоть до 21 января. 9 декабря командующий британскими силами в Заливе генерал Питер де ла Бильер встретился в Эр-Рияде с генералом Шварцкопфом и сообщил ему, что, несмотря на энергичные возражения американского союзника, начинает вакцинацию своих войск. Узнав о намерениях Бильера, правительство Саудовской Аравии запросило Шварцкопфа, на какое количество вакцины может рассчитывать саудовская армия. Ни на какое, вынужден был ответить генерал. В таком случае будут ли сделаны прививки, по крайней мере, королевской семье? И на этот вопрос Шварцкопф был вынужден ответить отрицательно.

Наконец, 17 декабря председатель Объединенного штаба Вооруженных Сил США генерал Колин Пауэлл представил министру обороны Дику Чейни сверстанный на живую нитку план немедленной ограниченной вакцинации. В тот же день оба прибыли в Белый дом на совещание с президентом Бушем и его ближайшими советниками. Должностные лица администрации были удивлены серьезностью, с которой Пентагон воспринимал угрозу биологической атаки. План был утвержден без каких бы то ни было поправок 29 декабря. Желая подать пример сомневающимся подчиненным, Шварцкопф одним из первых сделал прививку от сибирской язвы, бодро заявив при этом, что хочет оказаться в числе девяти выживших обезьян.

После того как 16 января первыми же атаками союзной авиации была выведена из строя иракская система ПВО, американские бомбардировщики нанесли ракетно-бомбовые удары по предприятиям по производству биологического оружия. Однако, помня о предупреждении своей разведки, США так и не решились «добить зверя в его логове».

Длинные руки Саддама

Эту историю мы восстановили столь подробно неспроста. Помимо поучительности «уроков иракского кризиса», багдадский след в деле о сибирской язве сегодня – один из основных. Из стран, традиционно находящихся у США под подозрением, «под колпаком», – так называемых спонсоров терроризма (Иран, Ирак, Сирия, Ливия, Куба, Северная Корея) – только у Ирака имеется военный штамм сибирской язвы, представляющий собой бакоружие в полном смысле этого слова. Вообще же за всю историю только три страны – Ирак, Россия и сами Соединенные Штаты – производили бациллы сибирской язвы, которые можно использовать для биологической войны. К тому же многие данные разведслужб США свидетельствуют о контактах представителей Багдада с представителями бен Ладена

Иракские спецслужбы впервые вступили в контакт с Усамой бен Ладеном в начале 90-х годов в Хартуме, где тогда жил саудовский изгнанник и где Багдад держит крупнейшую резидентуру своей разведки. После того как бен Ладен перебрался в Афганистан, Саддам по меньшей мере дважды направлял туда своих посланцев. В декабре 1998 года в Кандагаре для переговоров с главарями аль-Кайды побывал один из руководителей иракской разведки Фарук Хиджази, официально занимающий пост посла Ирака в Анкаре. По сведениям ЦРУ, главный заговорщик 11 сентября Мохаммед Атта встречался с сотрудниками иракских спецслужб в Чехии. Как сообщает чешская пресса, в июне прошлого года Атта приехал из Гамбурга, где он учился, в Прагу на арендованном автомобиле и уже оттуда рейсом Czech Airlines вылетел в Нью-Йорк.

Весной этого года представители США выразили правительству Чехии озабоченность в связи с действиями аккредитованных в Праге иракских дипломатов, поддерживающих контакты с террористами. В апреле из страны был выдворен второй секретарь посольства Ирака Ахмад Халиль Ибрагим Самир аль-Ани – «за деятельность, выходящую за рамки его дипломатических обязанностей». Газета Prague Post сумела выяснить и сообщила со ссылкой на высокопоставленного представителя США, что, по сведениям американцев, аль-Ани регулярно встречался с членами экстремистских исламских группировок и снабжал их деньгами и документами.
Курили. И затягивались

Однако в утечке штамма сибирской язвы, помимо Ирака, есть и другой подозреваемый. Это Россия, точнее, ее криминальные структуры и обнищавшие бактериологи.

Вот предыстория вопроса. Закрыв в 1969 году свою программу разработки биологического оружия и подписав в 1972-м вместе с Советским Союзом международную Конвенцию о запрещении разработки, производства и хранения биологического и токсинного оружия, США надолго успокоились. Однако Москва, как выяснилось, не вполне придерживалась буквы конвенции. В апреле 1979 года в Свердловской области произошла масштабная вспышка сибирской язвы, которую власти попытались замолчать. Но в феврале следующего года история попала в мировую прессу.

Американская разведка, не заметившая ничего необычного в момент вспышки, спохватилась и подняла из архива спутниковые фотографии и записи перехваченных переговоров за нужный период. Оказалось, сразу после инцидента город посетил министр обороны. Информация о военном происхождении вспышки выглядела вполне правдоподобно. К этому времени никсоновская разрядка сошла на нет в результате советского вторжения в Афганистан. Президент Джимми Картер занял жесткую позицию по отношению к Москве. В марте его администрация в неофициальном порядке запросила у советской стороны подробности о свердловских событиях. Однако ответа дожидаться не стала – уже на следующий день госдепартамент заявил о «тревожных признаках», свидетельствующих об инциденте с биологическим оружием. В ответ Москва возвестила об очередном приступе «антисоветской истерии» на Западе и объяснила, что отдельные случаи заболевания сибирской язвой в Свердловской области – результат употребления в пищу зараженного мяса.

Вашингтон эти объяснения не удовлетворили. Симптомы ясно указывали не только на кишечную, но и на легочную форму сибирской язвы. На фотографиях можно было различить газовый выброс над военным объектом. Поскольку вспышка продолжалась семь недель, эксперты заключили, что в Свердловске имело место двойное заражение – как посредством ингаляции спор, так и через мясо заразившихся животных.

Мэтью Мезелсон, профессор Гарвардского университета, выдающийся микробиолог и генетик, оспаривал оценку свердловского инцидента.

В октябре 1989 года произошло событие, положившее конец всем сомнениям и дискуссиям. На Британских островах появился прекрасно осведомленный перебежчик – Владимир Пасечник, директор ленинградского института, занимавшегося разработкой биологического оружия. Его рассказы потрясли самое смелое воображение аналитиков из разведки. Речь шла о стратегических ракетах, нацеленных на американские города и начиненных генетически модифицированными возбудителями самых страшных болезней

Михаил Горбачев и Эдуард Шеварднадзе в беседах с западными визави продолжали упорно отрицать наличие советской программы биологических вооружений. Лидеры США и Великобритании допускали, что президент и министр иностранных дел введены в заблуждение собственными военными. Но тем опаснее была бы открытая конфронтация, способная утопить Горбачева и привести к власти его противников. Когда англичане собрались предать гласности разоблачения Пасечника, в Вашингтоне пришли в ужас. Американцы, выбрав из двух зол меньшее, продолжали молчать и убедили в необходимости молчать британцев.

В феврале 1992 года в ходе саммита в Кэмп-Дэвиде Борис Ельцин заявил Джорджу Бушу, что он лично изучил документ о нарушениях Советским Союзом Конвенции о биологическом оружии и «абсолютно убежден», что сказанное в нем соответствует действительности. Он был секретарем Свердловского обкома КПСС в момент вспышки сибирской язвы. Ельцин пообещал Бушу своей властью закрыть программу и публично объявил об этом.

Команда американских экспертов во главе с Мэтью Мезелсоном отправилась в Свердловск для расследования инцидента 1979 года. По возвращении она заявила, что вспышка была вызвана спорами сибирской язвы. В ноябре 1994 года Мезелсон опубликовал заключительный доклад, в котором признал, что ошибался, оспаривая выводы разведки.

США, Великобритания и Россия договорились представить ООН материалы о своих биологических программах. Однако российский документ разочаровал партнеров. Один из американских специалистов сформулировал его суть так: «Курил, но не затягивался». А вскоре США неожиданно получили в свое распоряжение новый объем информации – ее источником стал Канатьян Алибеков, заместитель директора предприятия «Биопрепарат».

Одним из первых по просьбе руководства ЦРУ с ним встретился Билл Патрик, посвятивший долгие годы созданию американского биологического оружия в Форт-Детрике.

Алибеков, изменивший впоследствии свое имя на Кен Алибек, поведал коллегам, что в создании советского биологического оружия были заняты десятки тысяч человек, что Советским Союзом накоплены тонны готовых к применению возбудителей сибирской язвы, оспы и чумы. Но главная новость состояла в том, что советские штаммы смертоносных бактерий после генетических преобразований устойчивы против любых известных науке антибиотиков и вакцин.

Кроме того, в России много регионов, где можно взять сам вирус из природных условий для его дальнейшей культивации.

Все на продажу

По мнению старшего советника комиссии ООН по разоружению Ирака Дэвида Келли, в России после распада СССР осталось три-четыре тысячи профессиональных ученых из института «Биопрепарат», и вполне возможно, что именно они «продали свои секреты».

Все это, конечно, косвенные улики, как говорят криминалисты. Впрочем, ясности в нынешней истории с сибирской язвой пока нет.

Зато известно, что бен Ладен не раз за последние годы пытался приобрести в России оружие массового поражения. Американские спецслужбы располагают информацией о контактах его людей с представителями российской мафии с целью приобретения обогащенного урана, плутония и других веществ, пригодных для изготовления оружия массового поражения. В частности, в прошлом году в испанской Марбелье его человек встречался с Семеном Могилевичем, которого разыскивает Интерпол по обвинениям в закупке и перепродаже наркотиков из Афганистана и торговле радиоактивными материалами. Именно последние и были предметом встречи в Марбелье. Если можно торговать радиоактивными материалами, то почему нельзя сибирской язвой?


Авторы:  Леонид ВЕЛЕХОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку