ПЕШКОВ В ИГРЕ

ПЕШКОВ В ИГРЕ
Автор: Сергей НЕЧАЕВ
05.04.2015
 
БРАТ ВИДНОГО БОЛЬШЕВИКА ЯКОВА СВЕРДЛОВА СОТРУДНИЧАЛ С КОЛЧАКОМ И ВРАНГЕЛЕМ
 
У видного большевика, члена ЦК и председателя ВЦИК Якова Михайловича Свердлова родной брат не просто жил за границей, но и служил во французской армии (дослужился там до генерала), а также сотрудничал с Колчаком и Врангелем. А еще этот человек был крестником и приемным сыном пролетарского писателя Максима Горького.
 
Всем, кто хоть немного знаком с историей Советской России, известна аббревиатура ЧСИР. Это – член семьи изменника Родины (формулировка из статьи 58 УК РСФСР 1926 года), причем ЧСИР – это не просто термин. Это реальное наказание не только для совершившего преступление, но и для членов его семьи. Например, каждый должен был знать, что, оставаясь, скажем, за границей (а это считалось «изменой родине»), он обрекает своих самых близких родных на ссылку в отдаленные районы Сибири сроком до десяти лет с конфискацией имущества.
 
Как известно, непременным атрибутом всякой власти являются двойные стандарты. Вот и у некоторых высокопоставленных большевиков наличие близких родственников за границей не считалось чем-то предосудительным, и для них (этих родственников) вполне допустима была даже их служба в иностранной армии, равно как и сотрудничество с лидерами Белого движения.
 
На фото: ЗИНОВИЙ ПЕШКОВ
Фото: ru.wikipedia.org
 
СЕМЕЙСТВО МОЙШИ СВЕРДЛОВА ИЗ НИЖНЕГО НОВГОРОДА
 
Яков Михайлович Свердлов родился в 1885 году в Нижнем Новгороде в семье Михаила (Мойши) Израилевича Свердлова, открывшего собственное граверное дело, и его супруги Елизаветы Соломоновны. А всего в этой семье росло шестеро детей: две дочери (Софья и Сарра) и четыре сына (Ешуа Золомон, Яков, Вениамин и Лев). А от второго брака у Михаила Израилевича был еще сын – Герман.
 
Старшего брата Якова Михайловича, родившегося 16 октября 1884 года, звали Ешуа Золомон. А нередким гостем семьи Свердловых был проживавший в те годы в Нижнем Новгороде Максим Горький (он же Алексей Максимович Пешков). Так вот в 1901 году Ешуа Золомон Свердлов вместе с ним был подвергнут аресту за выпуск и распространение листовок, а в 1902 году он уехал в Арзамас, куда был отправлен в ссылку Максим Горький.
 
С тех пор автор «Песни о буревестнике» взял шефство над юношей, а тот участвовал в читке его новой пьесы «На дне» в роли Васьки Пепла. В. И. Немирович-Данченко, для которого и устраивалось это представление, рекомендовал Свердлову учиться на актера, и тот в том же, 1902 году даже пытался поступить в Императорское филармоническое училище. Однако его не приняли, так как лица иудейского вероисповедания (за редкими исключениями) не имели права жить в Москве. И тогда Ешуа Золомон 30 сентября 1902 года принял православие и получил от Горького, который стал его крестным отцом, имя Зиновий и фамилию Пешков. Возмущенный отец проклял сына, и тогда Горький усыновил его.
 
В результате, с 1903 по 1904 год новоявленный Зиновий Алексеевич Пешков проходил обучение в школе-студии Московского Художественного театра. Но он стал православным, и теперь ему предстояло отслужить в царской армии, чего Зинка (так его звал Горький) по идейным соображениям делать не хотел. И, не долго думая, он эмигрировал из России в Финляндию, потом – в Швецию, а потом – в Канаду.
 
ОТЪЕЗД ЗА ГРАНИЦУ
 
В Канаде Зинка жил в Торонто, работал на меховой фабрике, на кирпичном заводе, в столярных мастерских. Он очень нуждался в деньгах. Он был, по сути, нищий, а Алексей Максимович посылал ему деньги, но делалось это нечасто. И тогда молодой человек в мае 1907 года переехал в Италию, где в то время жил на острове Капри Горький. Но жил он там не один, а с актрисой МХТ Марией Фёдоровной Андреевой. Той самой, которой оставил все свое состояние любивший ее и якобы покончивший с собой в 1905 году миллионер Савва Морозов.
 
Горький обожал своего приемного сына (кстати, юридического акта усыновления не было). Он писал: «Людей видел я несть числа, а ныне чувствую, что всего ближе мне – Зиновий, сей маленький и сурово правдивый человек». А вот гражданская «мачеха» пасынка не любила. По убеждениям она была близка к большевикам, но свои деньги им давала редко, предпочитая запускать руку в карман любимому Алёше. А у Горького средства имелись, ибо его пьесы охотно ставились в европейских театрах. Короче говоря, какой-то там Зинка ей был очень некстати, и однажды, когда пролетарский писатель вдруг обнаружил, что на его счету не хватает 50 тыс. рублей (которые Мария Андреева отправила «на правое дело»), она все свалила на Зиновия… Мол, это он все снял и потратил на своих бесконечных девчонок…
 
Горький накричал на приемного сына, тот возмутился, хлопнул дверью и ушел. Но из Италии не уехал, а «прибился» к Александру Валентиновичу Амфитеатрову, который в то время был одним из самых модных писателей. Амфитеатров жил в Италии и издавал журнал «Красное Знамя», а молодой Пешков три года проработал у него секретарем.
 
Там же в 1910 году Зиновий влюбился в очень красивую Лидочку Бураго, дочь казачьего полковника. Роман у Пешкова получился очень страстный. Он длился пять дней, спустя которые они поженились, и была громкая свадьба (кстати, ее отмечали на Капри у Горького, на вилле «Спинола»).
 
Лидия Петровна была девушкой крупной и статной. И здоровьем Бог ее не обделил, а вот до ума, похоже, у него руки не дошли. Возможно, от этого ее семейная жизнь с Зиновием Пешковым не заладилась, и через пять лет они расстались.
 
От этого брака осталась дочь – Елизавета Зиновьевна Пешкова. Она вместе с матерью жила на Капри. Забегая вперед, скажем, что она вышла замуж за второго секретаря посольства СССР в Риме, где сама работала переводчицей. Его звали Иван Александрович Марков, и он был старшим лейтенантом госбезопасности. Зиновий Пешков был очень расстроен таким выбором единственной дочери, но это была любовь, и в 1935 году Лиза подарила мужу первенца-сына, потом второго, в конце же 1937 года Маркова вместе с семьей вызвали в Москву, где его ждало повышение по службе.
 
А в 1938 году Иван Марков… был расстрелян. Елизавета потом сидела в лагере, а ее сыновей поместили в детские дома. Потом она была освобождена, преподавала итальянский язык в Военном институте иностранных языков, в 1948 году из-за угрозы нового ареста срочно уехала из Москвы на Кубань, работала дворником на пляже и умерла в Сочи в 1990 году.
 
ПЕШКОВ ВСТУПИЛ В ИНОСТРАННЫЙ ЛЕГИОН
 
А что же Зиновий Пешков? Едва началась Первая мировая война, он уехал во Францию, где вступил в Иностранный легион (иностранцам тогда уже было запрещено вступать в армию) и вскоре из православия перешел в католичество.
 
31 августа 1914 года он отправился в Шампань, на фронт. В апреле 1915 года он был произведен в капралы, а 9 мая, в атаке под Аррасом, получил тяжелое ранение: во время взятия Каранси вражеская пуля перебила ему правую руку. Его отправили в американский госпиталь в Нёйи, и там руку ампутировали по самый плечевой сустав. И в боях, и после ранения и ампутации Зиновий вел себя необычайно мужественно. В результате, маршал Жоффр подписал приказ о награждении его орденом Военного креста с пальмовой ветвью.
 
Корреспонденту одной из газет, посетившему его в госпитале, он рассказывал: «Теперь я, как видите, без руки. Хуже всего, однако, то, что я ее прекрасно чувствую. Почти все время у меня зуд в ладони отрезанной руки и страшная боль в сочленениях. Так хотелось бы схватить ее. Ночью хватаешь пустое место, чтобы поправить руку. Страданий она пока доставляет много».
 
Уточним: этого корреспондента звали А. В. Луначарский, и он жил тогда в Париже.
 
В 1916 году после лечения и реабилитации Зиновий Пешков был восстановлен на военной службе и переведен в штабные офицеры (в чине лейтенанта), а потом в качестве переводчика направлен в США, где находился до 1917 года. Там он 9 месяцев читал лекции о войне и агитировал за вступление Америки в войну на стороне союзников.
 
В ПЕТРОГРАДЕ ОН БЫЛ ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ ВОЕННОЙ МИССИИ ФРАНЦИИ
 
После Февральской буржуазной революции 1917 года Зиновий Пешков был направлен в Петроград в качестве представителя военной миссии Франции при Временном правительстве.
 
Новая встреча Зиновия и Марии Андреевой не могла не усугубить в них прежнюю антипатию. Она и ее друзья считали, что Зинка служит врагам. И только приемный отец относился к своему воспитаннику вполне нормально. Однако Зиновий не мог долго находиться в такой обстановке, и он отправился в Сибирь, к адмиралу Колчаку – уже в чине капитана и в качестве военного советника.
 
Интересный расклад получался: старший брат был на стороне белогвардейцев, а младшие – входили в число руководителей советской страны. Яков, напомним, был председателем ВЦИК (Всероссийского центрального исполнительного комитета) – высшего законодательного, распорядительного и контролирующего органа государственной власти Советской республики, а Вениамин работал в Наркомате путей сообщения.
 
Как только главнокомандующий союзными войсками в Сибири и на Дальнем Востоке генерал Морис Жанен предал адмирала Колчака, тылы которого он должен был охранять, Зиновий Пешков оказался в Крыму у барона Врангеля. Там он участвовал в эвакуации белой армии. Французская писательница Эдмонда Шарль-Ру, тоже служившая в Иностранном легионе, а затем ставшая кавалером ордена Почетного легиона (она была близким другом Пешкова и в 1966 году написала о нем большую статью) вспоминает об этом так: «Зиновий никогда не рассказывал о том, что он там видел. Он также никогда не говорил о белых армиях. Все это оставило у него ужасные воспоминания…»
 
А в 1920 году Пешков вернулся во Францию.
 
Такой вот, получается, «наемник Антанты». Типичная, как тогда говорили, «контра». Однако это никак не отразилось на карьере его брата, Якова Михайловича Свердлова. Впрочем, почему не отразилось? Он умер 16 марта 1919 года.
 
А. В. Луначарский писал о Свердлове так: «Внутреннего огня в нем, конечно, было много, но внешне это был человек абсолютно ледяной. Когда он был не на трибуне, он говорил неизменно тихим голосом, тихо ходил, все его жесты были медленны».
 
Может быть, и так. Но все, кто близко знал Якова Михайловича, боялись его, признавая, что именно он является негласным лидером партии.
 
П. Н. Пагануци, американский историк русского происхождения, автор книги об убийстве царской семьи, уверен, что «чудовищные преступления большевиков, превзошедшие все меры жестокости, были совершены по приказанию из центра, Москвы, и главная ответственность за них лежала на Свердлове».
 
По официальной версии, он умер от легочного туберкулеза, которым заболел в царских тюрьмах. Эта версия тогда вполне устраивала всех. Но потом, уже после разоблачения культа личности Сталина, появились намеки на то, что «устранил» Якова Михайловича именно Иосиф Виссарионович, для которого «тихий» Свердлов был очень серьезным соперником. Во всяком случае, именно Свердлов занял ленинский кабинет сразу после покушения эсерки Каплан. Плюс на 18 марта 1919 года был назначен VIII съезд РСДРП(б), на котором должна была разгореться острейшая борьба. Ленин был тяжело ранен, и мог встать вопрос о его замене, и тогда Свердлов, скорее всего… Короче говоря, накануне таких событий просто так не умирают. Особенно в неполных 34 года и на фоне вполне неплохого здоровья.
 
А вот Горький в тот момент был жив, но он, похоже, очень вовремя тогда уехал лечиться за границу.
 
ЖИЗНЕННАЯ ЦЕПКОСТЬ НЕОБЫКНОВЕННАЯ…
 
Зиновий Пешков продолжил служить на дипломатических должностях, и в этом ему помогало то, что он владел семью иностранными языками, в том числе арабским, китайским и японским.
 
Роста Пешков был небольшого – всего 1,62 метра. Волосы у него были черные, глаза – темно-коричневые, лицо – овальной формы. Вот что рассказывала о нем Саломея Андроникова (Андроникашвили), подруга Марины Цветаевой и Анны Ахматовой, которая была его гражданской женой четыре года: «У него воля – удивительное количество.
 
Это воля такая и жизненная цепкость необыкновенные, <…> и он говорит: «Я решил так, что я должен научиться делать левой рукой все, абсолютно все и не зависеть ни от кого. А если я не научусь, я должен покончить с собой, потому что так жить я не могу». И он абсолютно настолько все делал левой рукой, что у меня как-то в поезде вырвалось: «Слушайте, как вы мне надоели с этим чемоданом, возьмите обеими руками!» Настолько ты забываешь, что у него нету одной руки. Чудесно писал, ел, завязывал галстук, умел все одной рукой».
 
В 1921 году Зиновий Пешков работал секретарем Международной комиссии по сбору гуманитарных средств для РСФСР. Потом он стал офицером Иностранного легиона и с мая 1922 года воевал в Марокко. Там он находился в составе 4-го пехотного полка, командовал 12-й ротой. Там он получил чин командира батальона, и это удивительно, ведь у него не было никакого военного образования и никакого, по сути, опыта руководства войсками.
 
В июне 1925 года, уже став натурализованным французом, майор Пешков получил ранение в левую ногу. «Для симметрии», – как он сам шутил, показывая пустой правый рукав своего мундира.
 
Кстати, в его роте одним из сержантов был Бела Кун, венгерский коммунист, в марте 1919 года провозгласивший Венгерскую Советскую Республику, просуществовавшую всего 133 дня. С июля 1924 года он заведовал отделом в Исполкоме Коминтерна и был членом ЦК Компартии Венгрии.
 
ОН ОТПРАВИЛСЯ К ШАРЛЮ ДЕ ГОЛЛЮ В ЛОНДОН
 
С 1926 по 1930 год Зиновий Пешков служил во французском МИДе. До 1925 года он работал в США, что не мешало ему ездить в Италию (в Сорренто) к Максиму Горькому, который тогда еще не принял решения вернуться в Советский Союз.
 
Потом, до 1937 года, он служил при Верховном комиссаре в Леванте, а с 1937 по 1940 год опять находился в Марокко. Там он был командиром 3-го батальона 2-го пехотного полка. Согласимся, без руки и с простреленной ногой это было непросто.
 
Там, в Африке, он узнал о вторжении немецких войск во Францию. После поражения Франции, в 1940 году, Пешков отказался признать позорное перемирие, заключенное маршалом Петеном, и отправился к Шарлю де Голлю в Лондон, где вступил в зарождавшееся движение «Свободная Франция». Кстати, он был первым офицером, прибывшим в Лондон к генералу де Голлю. В конце 1941 года он уже был полковником. Де Голль, по словам Эдмонды Шарль-Ру, сделал его «странствующим послом», и он собирал деньги для движения в… Южной Африке. Его миссия увенчалась успехом, он организовал несколько транспортов с оружием для союзных войск и получил за это звание бригадного генерала.
 
А потом, в апреле 1944 года, он был назначен главой военной миссии в Китае, а с ноября стал послом Франции в этой стране, сменив работавшего там с 1938 года посла Анри Косма. Кстати, правительство де Голля было признано Китаем в начале 1943 года.
 
ГЕНЕРАЛ В ОТСТАВКЕ И ЕГО РОДСТВЕННИКИ
 
После трех лет службы в Китае генерал Пешков был назначен послом Франции в Японии. Там он пробыл до 1949 года.
 
В 1950 году он вышел в отставку и вернулся в Париж.
 
К этому моменту его брат, Вениамин Свердлов, успевший дослужиться до поста председателя Главного комитета государственных сооружений (ГЛАВКОМГОСООР) и члена Президиума ВСНХ (Высшего совета народного хозяйства), уже был арестован и 16 апреля 1939 года расстрелян как троцкист.
 
Брат Лев Свердлов умер в 1914 году, а брат Яков Свердлов, как уже говорилось, – в 1919 году.
 
Сестра Сарра работала врачом, была далека от политики и умерла в 1964 году. А вот судьба сестры Софьи сложилась драматически. Она вышла замуж за саратовского купца Лейба Исааковича Авербаха, который выкупил семейный бизнес Свердловых. В их браке родились два ребенка: Леопольд и Ида. Последняя, кстати, в 1920-х годах вышла замуж за народного комиссара внутренних дел Генриха Ягоду, а потом стала заместителем прокурора города Москвы. А потом началось…
 
Лейба Авербаха расстреляли в 1936 или 1937 году. Леопольда Авербаха расстреляли в 1937 году. Иду Авербах расстреляли в 1938 году. В том же году расстреляли и Генриха Ягоду. Софья Авербах (Свердлова) умерла в лагере в 1951 году.
 
Что касается Максима Горького, то он «простудился» и, проболев три недели, скончался 18 июня 1936 года. Эдмонда Шарль-Ру по этому поводу пишет: «В официальных сообщениях причиной смерти названа пневмония, но скоро появились достаточно убедительные слухи, что, по приказанию Сталина, Горькому назначили яд. Эта мысль для Пешкова была невыносимой – Сталин умертвил Горького. Он повторял: «Мой обожаемый отец… Мой обожаемый отец…» С ним избегали говорить на эту тему».
 
А вот сын Горького, Максим Алексеевич Пешков, тоже «простудился» и умер 11 мая 1934 года. Кстати, в 1938 году обвинение в его убийстве было предъявлено тому самому Генриху Ягоде, и он признал себя виновным, утверждая, что сделал это из «личных соображений» (якобы он был влюблен в жену Максима Пешкова, которая после смерти мужа стала его любовницей).
 
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ ФРАНЦИИ
 
В том же 1950 году Зиновий Пешков был удостоен Большого креста ордена Почетного легиона. А всего этот мальчишка из Нижнего Новгорода, не окончивший даже средней школы и всю жизнь говоривший по-французски с заметным акцентом, прошел во французской армии пятнадцать ступеней (от солдата 2-го класса до бригадного генерала) и стал кавалером почти 50 наград разных стран.
 
В 1964 году он отправился со специальной миссией к генералиссимусу Чан Кайши на Тайвань.
 
А в ноябре 1966 года ему вдруг стало плохо. Надо было срочно отправляться в госпиталь, но он отказался от кареты скорой помощи и поехал туда на такси. Уже в госпитале (в том самом госпитале в Нёйи, где полвека назад ему ампутировали правую руку), чувствуя, что дни его сочтены, он позвал своего друга князя Николая Александровича Оболенского и попросил его: «Я хочу, чтобы вокруг моего гроба было как можно больше легионеров». Генерал Пешков умер в Париже 27 ноября 1966 года. Его отпевали в русской православной церкви на улице Дарю, а похоронили как национального героя.
 
Газета «Паризьен» написала: «Он был одной из самых необычных фигур французской армии». Газета «Фигаро» отметила: «Свое французское гражданство он завоевал пролитой кровью, его подтвердило признание самых высоких авторитетов страны». «Не стало большой личности, яркой краски в палитре свободной Франции», – подвела итог газета «Монд».
 
На похоронах присутствовал весь дипломатический корпус, два действующих министра: господин Кув де Мюрвиль (министр иностранных дел) и господин Фуше (министр национального образования). И, конечно же, было множество бойцов Иностранного легиона: генерал Сергей Андоленко, полковники Вадо, Шенель и Ленуар…
 
Похоронили генерала на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем. На его могиле написаны всего три слова: Zinovi Pechkoff Légionnaire. А находится эта могила рядом с могилой знаменитой Вики (Веры Аполлоновны) Оболенской, жены Николая Александровича, героини Сопротивления, казненной в Берлине 4 августа 1944 года.
 

Авторы:  Сергей НЕЧАЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку