Первое дело Андропова

Автор: Сергей СОКОЛОВ
01.07.1998

 
Рой МЕДВЕДЕВ

Одним из первых конкретных дел, которым должен был заняться Андропов, было, конечно, дело Светланы Аллилуевой. Сбежав из посольской гостиницы в Дели и появившись поздно вечером 7 марта 1967 года в американском посольстве, Аллилуева была отправлена на самолете в Рим и провела затем шесть недель вдали от журналистов в монастырских кельях Швейцарии. С ней находились работники государственного департамента, ЦРУ, известные советологи. 22 апреля она прибыла в аэропорт Джона Кеннеди в США, где ее встречала большая толпа журналистов и публики. Западная печать превратила бегство дочери Сталина из СССР в сенсацию. О ней писали как об «изящной, жизнерадостной женщине сорока одного года, с рыжими вьющимися локонами, робкими голубыми глазами и привлекательной улыбкой, весь образ которой светился чувствами добра и искренности». Попытки некоторых газет напомнить, что она мать, бросившая двух детей, никем не были поддержаны. Рукопись ее книги «Двадцать писем к другу» уже находилась в США, над ее переводом работали лучшие переводчики издательства «Харпер энд Роу», одного из крупнейших в Америке. Договор предусматривал огромный тираж и большой гонорар. Крупнейшие издательства других стран торопились купить права на перевод и издание этой книги, о том же беспокоились и самые популярные западные журналы. Было объявлено, что книга Светланы Аллилуевой выйдет в свет сразу на нескольких языках в конце октября 1967 года, как раз к 50-й годовщине Октябрьской революции.

Андропов хотел в первую очередь познакомиться с текстом рукописи, о существовании которой ранее никто, казалось бы, не знал. Были допрошены все знакомые, родственники и друзья Аллилуевой. По свидетельству Петра Шелеста, рукопись нашли уже в мае у одного из интимных друзей Светланы. Книга была интересной и хорошо написанной, но не содержала никаких сенсаций, а тем более разоблачений. Речь шла главным образом о семейных делах. Светлана пыталась как-то оправдать своего отца, представляя его жертвой происков Берии. Решение, принятое Андроповым, было не лишено оригинальности. Поскольку издание книги Аллилуевой было неизбежно, он решил перенести сенсацию на более ранний срок, чтобы не смешивать ее с юбилеем. В архивах Сталина была собрана редкая коллекция семейных фотографий Сталина, его друзей и родственников. Один из близких КГБ журналистов Виктор Луи вывез все эти материалы за границу и продал не слишком дорого издательству «Флегон пресс» в Англии, а в ФРГ журналу «Штерн». Русское издание «Двадцати писем к другу» было издано очень быстро и уже в начале августа 1967 года появилось в продаже. В это же время началась и публикация книги Аллилуевой журналом «Штерн». Светлана Аллилуева негодовала, она потребовала судебного разбирательства и сумела к сентябрю остановить это «пиратское» издание. Однако цель КГБ была достигнута, обсуждение книги Аллилуевой началось за несколько месяцев до октябрьского юбилея, и это обсуждение нельзя было контролировать. Многочисленные и в основном критические рецензии на книгу появились задолго до ее официального выхода в свет на нескольких языках, и это снизило интерес к книге. Не было и громкой рекламы. Кроме того, Светлана Аллилуева не могла уже произвести существенных изменений первоначального текста, который имел много серьезных недостатков. Издательства, с которыми был заключен договор, заплатили автору предусмотренный гонорар в миллион долларов, но сами несли убытки. Огромный тираж английского издания не удалось продать. Книга продавалась сначала по десять долларов за экземпляр, потом – за один доллар. В конце концов, тираж пошел в распродажу по пятьдесят центов за книгу.


Авторы:  Сергей СОКОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку