Перл-Харбург

Автор: Михаил КАРПОВ
01.09.2003

 
Михаил КАРПОВ
Специально для «Совершенно секретно»

Если раньше Европа была для террористов чем-то вроде склада, то теперь Старый Свет превратился для них в многообещающий регион вербовки и подготовки кадров
AP

Удары по Америке исламские экстремисты предпочитают наносить из Европы. В Италии обнаружены следы так называемой «Группы Варезе», которая готовилась провести теракты с использованием отравляющих веществ. Она оказалась связана с франкфуртской ячейкой экстремистов «Мелиани», готовившей взрывы во французском Страсбурге. В Испании раскрыто подразделение «Аль-Каиды», восемь человек арестованы. Один из них в подслушанном разговоре упоминал о проводившихся ячейкой учениях по захвату самолета в аэропорту. И в этом случае сыскались нити, ведущие в Германию. В голландском Роттердаме арестованы четверо террористов, планировавших налеты на американские учреждения в Париже. Не составило труда обнаружить проповедников войны с неверными и в Великобритании, всегда считавшейся одним из опорных пунктов экстремистов любого толка.

По утверждению ЦРУ, в мире сейчас от шести до семи миллионов мусульман, которые придерживаются радикальных взглядов и симпатизируют идеям Усамы бен Ладена. Из них около 120 тысяч готовы к решительным действиям. Любому из них попасть в объединенную Европу проще простого. Остается только гадать, через какую из стран в следующий раз проложат они путь джихада.

Все дороги ведут в ФРГ

 

В условиях того шока, в который ввергло весь мир невиданное злодеяние террористов 11 сентября 2001 года, тактика, избранная директором ФБР Робертом Мюллером, была единственно верной. Мюллер приказал задерживать всех подозрительных под самым ничтожным предлогом. В Штатах это называют «Spitting on the Sidewalk» – иными словами, в кутузку можно угодить даже за плевок на тротуар. В широчайшей акции по расследованию теракта были задействованы семь тысяч агентов американских спецслужб. И это сразу же принесло плоды.

Уже к середине следующего дня стали известны имена многих террористов. Как выяснилось, тремя из четырех захваченных самолетов управляли люди, почти одновременно прибывшие из Германии. При осмотре автостоянки бостонского аэропорта «Логан» (именно оттуда стартовал злополучный рейс № 11 компании «Америкэн эрлайнз») сотрудники ФБР обнаружили белый «мицубиси». По свидетельству одного из очевидцев, утром в нем возбужденно спорили несколько мужчин, с виду арабов.

В автомобиле, взятом напрокат у фирмы «Нэшнл кар рентал», обнаружили пособия по пилотированию больших пассажирских самолетов на арабском языке, пропуск в закрытые зоны аэропорта «Логан», а также документы, где фигурировали те же арабские имена, что и в списках пассажиров рейса АА11. В найденных бумагах упоминались, в частности, Чарльз и Дрю Фосс из Флориды. Оказалось, что годом ранее они сдавали комнату некоему Мохаммаду Атте. Его подозревали в пилотировании первого из угнанных самолетов. На тот момент про Атту было известно уже достаточно, чтобы ФБР обратилось за поддержкой к немецким коллегам.

К десяти вечера следующего дня гамбургская полиция блокировала дом № 54 по Мариенштрассе в районе Харбург – сонном и невзрачном уголке Гамбурга, типичном пристанище мелкой буржуазии. В трех комнатах второго этажа этого дома до 2000 года проживали двое арабов – Мохаммад Атта и Саид Бахаи. Имя последнего среди пассажиров угнанных «боингов» не значилось, но ФБР имело указания на то, что он мог помогать террористам. Руководство ФБР передало спецслужбам ФРГ список 19 подозреваемых в причастности к теракту. Как утверждалось, самолеты пилотировали Мохаммад Атта, Марван аль-Шеххи и Зияд Яррах. Первые двое направили их на башни ВТЦ, а самолет Ярраха по невыясненным причинам рухнул у города Шенксвилл в Пенсильвании. В предварявшем список обращении подчеркивалось, что ФБР «особо заинтересовано в сведениях об активности и круге знакомств» значащихся в нем лиц.

AP

Тщательнейший обыск дома № 54 по Мариенштрассе практически ничего не дал. Овчарка Андо – лучшая в гамбургской полиции – не разнюхала никаких следов взрывчатки. Пара записок и несколько листов текста на арабском, обнаруженные в подвале, тоже не дали никаких зацепок. Но обыск стал лишь увертюрой к беспрецедентному в истории ФРГ расследованию. За несколько недель было проверено 17 тысяч фактов, могущих иметь отношение к трагедии. Тщательной проверке подверглись 448 человек и 19 фирм, обыск был проведен на 39 объектах, проанализировано движение средств по 452 банковским счетам и 43 кредитным карточкам, конфискованы горы документов и видеозаписей, изучена информация из памяти сотен компьютеров.

На основе анализа перехваченных телефонных переговоров, денежных трансфертов и других данных была произведена реконструкция событий, происходивших на немецкой земле задолго до 11 сентября. Эта реконструкция выводила на тот самый Харбург, где жили, встречались и работали действующие лица трагедии. По аналогии с Перл-Харбором его вполне можно было бы именовать «Перл-Харбургом». Именно в Харбурге – районе знаменитого ганзейского города Гамбурга – познакомились Мохаммад Атта, Марван аль-Шеххи и Зияд Яррах. Именно там они учили и совершенствовали немецкий, в тамошних вузах постигали премудрости градостроительства, электротехники и самолетостроения. Там они превратились из обычных арабских юношей в мусульманских фанатиков. Там они приобрели решимость принять участие в акции, которая должна была ужаснуть весь мир.

Анатомия теракта

 

Мохаммад Атта родился в египетском Кафр-аль-Шейхе в 1968 году в семье юриста. Позже семья перебралась в Каир. Отец Мохаммада воспитывал сына в духе ярого антисемитизма. В школе Мохаммад был первым учеником, но друзей почти не имел. После получения степени бакалавра архитектуры в Каирском университете он в 1992 году отправился в Гамбург совершенствоваться в градостроении. Мохаммад ненавидел все западное и страстно желал избавить силуэты египетских городов от возведенных на американский манер небоскребов, чуждых, по его мнению, самому духу многотысячелетней египетской культуры.

Марван аль-Шеххи был на десять лет моложе. Он родился в Объединенных Арабских Эмиратах в семье исламского проповедника. В восемнадцатилетнем возрасте Шеххи, получив военную стипендию, приехал в Германию на учебу. Сначала учил немецкий в боннском Гете-институте, затем перебрался в Гамбург. Был очень набожен и замкнут и лишь перед самым терактом проявил готовность к контактам.

Третий пилот – Зияд Яррах – родился в Бейруте в 1975 году в состоятельной семье. Школьные занятия предпочитал прогуливать, зато не пропускал ни одной вечеринки. Любил быстрые автомобили и еще больше – девочек. Мечтал стать пилотом, но отец отослал его в Германию поучиться чему-нибудь поосновательнее. Зияду Ярраху, в отличие от его друзей, нравился западный образ жизни. Он был весьма мил и сердечен в общении. Когда муж женщины, сдававшей ему жилье в Гамбурге, лежал на смертном одре, Яррах держал его за руку до самого последнего вздоха. Прибыв в США 27 июня 2000 года, он почти ежедневно звонил в немецкий Бохум своей подружке Айзель. Перед самым терактом уговаривал ее съездить к его родителям за благословением на брак. Из психологического портрета, составленного ФБР по показаниям свидетелей, прямо следовало, что из трех угонщиков именно он не сможет поразить намеченную цель (предполагается, что ею мог быть Белый дом).

Изучение жизни этой троицы, как, впрочем, и части подозреваемых в пособничестве теракту, приводило к заключению, что по прибытии в ФРГ они были абсолютно нормальными юношами, обычными студентами, хотя и верующими. Их превращение в хладнокровных убийц началось именно в Харбурге. Однако вплоть до 11 сентября 2001 года они ни у кого не вызывали подозрений. А группа меж тем росла и развивалась.

Спецслужбы уверены, что существовал некто незримый, целенаправленно готовивший юношей к предстоящей «миссии». Их перевоплощению в террористов немало способствовали и многочисленные гамбургские мечети. Одна из них – мечеть Кудс на Штайндамм – была сборным пунктом единомышленников. Попасть сюда мог далеко не каждый. Перед входом группа молодых арабов проводила своеобразный «фейс-контроль». Однажды гамбургским телевизионщикам удалось провести там съемку скрытой камерой. Проповедь имама дышала откровенной ненавистью к Западу. Мечеть стала центром того параллельного мира, в котором жили будущие террористы. При этом они оставались членами современного европейского общества. Но ненадолго.

11 сентября 2001 года. Мохаммед Атта (в темной рубашке) только что прошел контроль в аэропорту Портленда. Он летит в Бостон, чтобы захватить один из «боингов»
AP

Мохаммад Атта, по собственной инициативе или по чьему-то наущению, создает в Техническом университете Харбурга рабочую группу «Ислам АГ». Место для ее штаб-квартиры нашлось в неказистом здании, отведенном под то, что в России называют студенческими кружками. На двери комнаты № 10 рядом с помещениями евангелической студенческой группы и кружком радиолюбителей появилась табличка «Молитвенная комната «Ислам АГ», под которой была наклеена картинка с видом Мекки.

Воссозданный следователями путь развития группы свидетельствует о том, что взгляды Атты и его сподвижников начали радикализироваться в 1995 году, а к 1999-му они превратились в законченных исламских террористов. Именно тогда, как утверждает следствие, Атта и Шеххи отправились в Кандагар, в лагеря «Аль-Каиды». После возвращения они одновременно с Зиядом Яррахом, проведшим, как предполагается, половину 1998 года в Афганистане, дружно заявили о пропаже своих паспортов: их документы не должны были содержать указаний на посещение «стран-изгоев».

Так же дружно перед 11 сентября 2001-го Германию поспешили покинуть остальные фигуранты списка, переданного немецким спецслужбам. Почему исламские экстремисты выбрали именно эту страну в качестве своей базы? Этот вопрос до сих пор не нашел ответа. Спецслужбы Германии накопили огромный опыт борьбы с левыми экстремистами, среди которых были и неонацисты, и опытные подпольщики из «Роте армее фракцион» и «Движения 4 июля». Однако можно с уверенностью сказать, что немецкие спецслужбы никогда не включали в число своих главных задач противостояние иностранным экстремистам. Чем, возможно, последние и воспользовались.

Германия в сетях «Аль-Каиды»

 

Сигналы о том, что спокойные времена канули в Лету, разведка ФРГ начала получать чуть ли не за год до американской трагедии. Так, под Рождество 2000 года спецотряд полиции штурмом взял пару квартир во Франкфурте и арестовал пять алжирцев. В квартирах были оборудованы мастерские по изготовлению взрывчатки, которую предполагалось применить на рождественских базарах во французском Страсбурге. В конфискованном самодельном видеофильме картинку с гуляющими туристами сопровождал закадровый голос: «Здесь мы видим врагов Всевышнего. Они по его повелению должны быть отправлены в ад!»

Тогда координатор спецслужб в Ведомстве федерального канцлера Эрнст Урлау вместе с президентом федеральной разведслужбы БНД Аугустом Ханнигом призвали пересмотреть отношение к угрозе исламского терроризма. В Ведомстве по охране конституции была создана рабочая группа для выработки принципов внедрения агентов в радикальные исламские группировки. Иными словами, новая угроза была воспринята всерьез. Но было уже поздно.

Как раз в то время, когда первый из захваченных «боингов» протаранил северную башню ВТЦ в Нью-Йорке, в Ведомстве федерального канцлера в Берлине закончилось еженедельное обсуждение деятельности спецслужб. В повестке дня не значилось ничего особо беспокоящего. Но в первые же дни после трагедии стало ясно, что головной болью для германских спецслужб станут не только террористы из гамбургского Харбурга. Из сейфов были извлечены досье, собранные Федеральной уголовной полицией (БКА). Их составители призывали провести масштабное расследование деятельности «Аль-Каиды», которая, как доказывали факты, давно раскинула сети по всей Германии. Нет, имен захватчиков «боингов» в этих досье не было, зато упоминались те, кто предположительно принадлежал к их друзьям, помощникам или собратьям по религиозным центрам.

Расследование привело к неутешительным выводам. Если раньше для террористов бен Ладена Европа была своего рода «зоной покоя», складом, откуда можно было черпать финансы и снаряжение – прежде всего средства связи, электротехнику и электронику, – то теперь Старый Свет превратился для них в многообещающий регион вербовки и подготовки кадров. Ячейки этой общеевропейской сети действуют абсолютно автономно, в то же время располагая каналами связи друг с другом. А скрепляет их религиозная мания вкупе с острейшей ненавистью к США и Западу вообще.


Авторы:  Михаил КАРПОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку