Перезагрузка по-русски

Перезагрузка по-русски

ФОТО: URA.RU/ТАСС

Автор: Антон КРИВЕНЮК
05.02.2020

«Россия пришла в движение», – пишут в эти недели политические комментаторы. Послание Президента РФ Владимира Путина, которое заявляет фактически о возвращении социального государства. Последовавшая затем отставка правительства, которое, кстати говоря, исповедовало довольно-таки либертарианские подходы к экономической политике. Впереди конституционная реформа, возможно, досрочные выборы в Госдуму, а в целом начало нового этапа в российской истории. Обозреватель «Совершенно секретно» попытался обобщить основные тезисы политической аналитики, касающейся стартующих в России изменений.

Долгожданная перезагрузка политической системы в России началась. Но нет пока ясных ответов на несколько важных вопросов.  

Почему сразу же не загружается, не запускается процесс создания новой политической системы? Очевидно, что новый премьер и его кабинет – технические, временные, переходные. Разумеется, после 8 лет политического застоя и стагнации, любое новое правительство воспринимается на «ура». От Дмитрия Медведева, как и от курса, ушедшего кабмина все устали. Но следующее правительство – команда, которая начнет работать уже после политических и возможно кадровых ротаций, этого стартового бонуса, высокого рейтинга и хорошего уровня доверия, будет лишено. Медведев в качестве премьера был отстранен от этой перезагрузки, текущий расклад сил в элитах, закрепленный в составе правительства, обнулен. Очевидно, они не должны были влиять на этот начатый процесс перезагрузки, во время которого будет сформирован новый расклад, новая система межэлитного баланса, новые механизмы управления. В этот процесс включаются все общественные, политические, экономические силы, действующие в стране, борьба и сотрудничество которых совокупно и сформируют новую политическую систему.

Таким образом, новая политическая система отнюдь не сформирована уже в готовом виде где-то в кулуарах власти. Какой она будет в итоговой версии, пока не знают ни в Администрации президента, ни где-либо еще. И ее последующим важным результатом будет, в том числе, – появление нового президента. Иными словами – фигура единственного преемника не определена.

А возможный характер политических реформ может обнулить и значимость этой фигуры, в новой политической системе она может не появиться вообще. Еще более важно то, что грядущие выборы в Государственную думу РФ становятся ключевым элементом процесса перезагрузки системы, инструментом публичного, объективного взвешивания сил, возможностей и ресурсов всех элитных группировок и партий, единственным организатором и арбитром которого выступает Владимир Путин. Окно возможностей открыто, а рядом стоит и регулирует его сам президент.

Сможет ли он удержать то, что хлынет в это окно? Именно понимание главных рисков этого процесса дает ключи к ответу на следующий важнейший вопрос: Почему именно сейчас и почему так спешно? Старт перезагрузки оказался неожиданным для всех без исключения, а его стремительный характер развертывания ошеломил элиты. Очевидно, что дедлайн оказался связанным с выборами Президента США, которые пройдут в ноябре 2020 года и угрозой проигрыша Трампа. Главным уязвимым для внешнего воздействия элементом процесса перезагрузки в России, как теперь окончательно прояснилось, являются выборы в Госдуму. Которые нужно провести до вступления в должность возможного сменщика Трампа, то есть будет перенос выборов на декабрь 2020 года. Почему же все происходящее стало неожиданным? Сама проблема с выборами в США была известна, не известна была истинная роль выборов в Госдуму в России в процессе транзита.

Самое интересное во всей этой истории заключается в том, что никакой элитной группе, никакому ее представителю, в России на старте процесса перезагрузки, названной транзитом власти, пока не было обещано никаких приоритетов. Перед фактом поставлены все и в равной степени. И далеко не факт, что пост лидера «Единой России», как и первые места в списке ЕР или избирательного блока на ее основе, за которые сейчас развернется основная борьба среди правящих элит, являются гарантией получения существенной форы в этом забеге.

Не для того, чтобы в кулуарах подготовки нового съезда ЕР решался основной вопрос транзита, была начата перезагрузка в той форме, в какой мы ее видим. А значит, кроме ЕР мы увидим и новые провластные партийные проекты на выборах в Госдуму, и первые по-настоящему конкурентные выборы за долгие годы. Если ЕР на этих выборах победит – мы увидим переход от модели двора к модели политбюро по образцу КНР. Если разделит победу с другими – к модели парламента по европейским образцам. Очень многое в этом судьбоносном выборе будет зависеть от общества и адекватности велениям времени тех образов будущего, которые смогут ему предъявить на этих выборах элиты.

«ДОЛГОЕ ГОСУДАРСТВО ПУТИНА»

В январе 2020 года Россия вошла в активную фазу большого политического транзита. Предложенные президентом изменения в Конституцию РФ затрагивают все ветви власти: будут скорректированы полномочия важнейших государственных институтов, которым теперь придется искать баланс во взаимоотношениях друг с другом. Какой будет итоговая конфигурация политической системы? Пока очевидно, что Владимир Путин пытается заложить фундаментально новую конструкцию постпутинской России (она же, в известной терминологии, «Долгое государство Путина»), где политическое пространство будет расширено не только для коллективного руководства страной, но и для публичного, мирного разрешения конфликтов элит. Об этом, в частности, говорит наметившееся ослабление Правительства РФ и усиление институтов других ветвей (Федеральное Собрание, Конституционный суд). Совершенно очевидно, что такой подход добавит конкурентности и полифоничности их диалогу. Однако для прочности всей конструкции нужен и страховочный механизм, который был бы закреплен в Конституции.

Фото_3_1.JPG

ФОТО: АЛЕКСЕЙ НИКОЛЬСКИЙ/ТАСС

Основным вариантом пока является усиление Госсовета с наделением его контрольно-ревизионным функционалом. Это модель, при которой Владимир Путин совместно с регионально-федеральными элитами сможет (при желании остаться в системе власти) координировать с преемником государственный курс. При этом нет оснований считать, что преемнику достанется «техническая» роль: в параметрах предложенных поправок президент остается самым сильным институтом во властной вертикали. Также на данном этапе в резерве может пребывать еще один страховочный механизм. В теории в надпрезидентский коллективный орган может быть возведен Совет безопасности, который получит расширенные контрольные функции. Эта «казахстанская» модель транзита подразумевает, что Совбез станет неформальным цементирующим звеном между Администрацией президента, Госсоветом, Федеральным Собранием и партией власти, а Владимир Путин приобретет в нем «золотую акцию». Важно понимать, что анонсирование изменений 15 января 2020 года – это пока только начало процесса. Причем процесса открытого, который подразумевает дискуссии, многочисленные экспертизы, консультации. Широкая рабочая группа по изменению Конституции и намечающееся на апрель этого года всероссийское голосование по этому изменению – первые признаки, с одной стороны, новой открытости, а с другой – плебисцитарности «Долгого государства Путина». Посмотрим, смогут ли они стать его константами.

ЭЛИТАМ РЕФОРМУ КОНСТИТУЦИИ, НАРОДУ – ПОВЫШЕНИЕ ДОХОДОВ

Борьба за повышение доходов населения вроде как явно отошла на второй план, несмотря на все предыдущие заявления о том, что это основной приоритет властей. «У нас экономика выросла практически в два раза, и доходы населения подросли существенным образом. Есть, правда, и сложности, есть проблемы, связанные с тем, что колебания произошли в последние годы, за последние пять лет, реальные доходы заморозились, мы это все видим, и будем работать», – говорил Владимир Путин буквально перед Новым годом.

Не было ни то, что особых успехов в последние годы по части роста доходов населения, пока напротив, имеем существенный откат к уровню нулевых годов.

«Заморозились» – это совсем не похоже на определение ситуации, когда в 2014 – 2018 годах доходы рухнули на 8,3% (по старой методологии падение составило 10,9%). Как уже отмечали, история с реальными доходами россиян – это очень неприятная тема для большинства чиновников, а правительство вообще не раз обжигалось на ней. Судя по всему, так и не придумали никакого рецепта, чтобы ситуацию исправить, поэтому с темы «съезжают», а на первый план ожидаемо выходят предстоящие реформы и реализация нацпроектов (ну или хотя бы видимость этой реализации). Говорить, что «россияне в 2024 году вернутся лишь к уровню жизни 2013 года», – это конечно полный провал.

Реальные доходы по-прежнему будут расти минимальными темпами. Существенно возрастут социальные выплаты, прямые инвестиции, по сути, в потребление домохозяйств. Будет номинальный рост зарплат и пенсий. Но глобально выход может быть только один: нужно добиться приемлемых и стабильных темпов экономического роста, но доходы населения нужно увеличить хотя бы вдвое. И вот в этом и заключается основная проблема – рецепта роста нет, а ставка на нацпроекты пока не сыграла, и уже новому правительству предстоит завершить эту историю. Если получится, тогда вновь заговорят о победе над застоем в доходах населения, «переломе тренда» и т.п. Если нет, то продолжат молчать и обходиться туманными намеками без цифр, потому что 1,5% ежегодного роста явно никак не тянут на достижение.

Владимир Путин в очередной раз указал на все эти проблемы, заявив о планах обратить особое внимание на проблему в послании Федеральному Собранию. История с реальными доходами россиян – это очень неприятная тема для большинства чиновников, а правительство вообще не раз обжигалось на ней: достаточно вспомнить «фальстарт» Медведева, который заявил о «сломе тренда» в падении доходов, но они предательски продолжили падать. Сюда же можно отнести интерпретации со статистикой, когда МЭР сообщило о пересмотре данных по доходам в сторону улучшения в 4 раза (с 0,2% до 0,8% по итогам января-сентября), а потом подменило на своем сайте обзор, вообще убрав из него упоминание о доходах. При этом Росстат по-прежнему публикует старые данные, по которым рост доходов в январе-ноябре составляет 0,2%, да и официальный прогноз МЭР по-прежнему предполагает рост всего на 0,1% по итогам прошлого года. Впрочем, это не мешает ныне отставленному Силуанову радостно отчитываться о трехпроцентном росте показателя в III квартале и упоминать все те же 0,8% с начала года. За счет чего? «За счет роста заработных плат, за счет роста пенсий и пособий, которые росли гораздо выше инфляции». И разве могут быть у нас причины сомневаться в заявлениях таких уважаемых ведомств, как Минфин и МЭР?

Однако реальность такая же, как и была. Доходы растут, а вместе с ними растет и количество бедных. Кстати, обратите внимание на то, что президент про реальные доходы в последние месяцы вспоминал очень часто. В ноябре 2019 года открыто раскритиковал правительство, назвав успехи в борьбе за повышение реальных располагаемых денежных доходов населения скромными; на своей пресс-конференции 19 декабря пообещал увеличивать доходы за счет роста ВВП и увеличения производительности труда, также назвав нынешний рост недостаточным; 25 декабря на встрече с кабмином в очередной раз повторил, что достигнутых темпов недостаточно.

Так что на фоне критики президента очень интересно выглядит правительство со своими действиями и заявлениями – вроде и надо что-то делать, но никто не понимает, как повышать доходы в условиях стабильности застоя в экономике, поэтому выкручиваются так, как умеют и привыкли. Путин пообещал некие решения, которые должны помочь преодолеть застой «в сфере доходов граждан, со снижением количества людей, живущих на уровне минимального размера оплаты труда, с преодолением бедности». Решение, по факту, может быть только одно: нужно добиться приемлемых и стабильных темпов экономического роста, а для этого их надо увеличить хотя бы вдвое. И вот в этом и заключается основная проблема – рецепта роста нет, а ставка на нацпроекты пока не сыграла, но их явно не собираются хоронить, так что, вероятно, нас ждут заявления о необходимости увеличить эффективность реализации нацпроектов, достигнуть ранее поставленных целей (в тех же майских указах) и т.п. Через 10 дней эти решения будут озвучены, осталось немного подождать.

Топ самых важных изменений в Конституцию России, которые предполагается вынести на референдум

– Госсовет будет конституционным органом, рассматривающим вопросы внутренней, внешней политики, – заявил глава Комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

– Число судей в составе КС РФ в соответствии с президентским проектом поправок к Конституции сократится с 19 до 11.

– Кроме того, президент, исходя из внесенных поправок, будет согласовывать не только федеральных министров, но и других руководителей силовых ФОИВ. Так как отдельно они не прописываются, то можно ожидать дискуссии о серьезной реформе следственных органов (единое федеральное следствие на базе СК и МВД), Росгвардии (с переходом полномочий к МВД и госбезопасности), появления структур общественной безопасности (муниципальной полиции), ликвидации ФСИН (с переходом их полномочий к МВД и Минюсту); серьезным изменениям может подвергнуться и Служба судебных приставов.

– Сильно расширяются полномочия Конституционного суда. Он проверяет конституционность законов; решает вопрос о возможности исполнения решений межгосударственных органов; проверяет конституционность законов субъектов РФ. Полномочия КС определяются федеральным конституционным законом. Согласно поправкам к Конституции серьезно усиливается Конституционный суд, который становится главным арбитром. И Совет Федерации, который утверждает и освобождает членов Конституционного суда. А также проводит консультации по кандидатурам силовых структур. Госсовет пока выглядит лишь контурно. Кадрами и силовиками не занимается.

«ПОПРАВКИ СУЩЕСТВОВАЛИ ДО ИХ АНОНСИРОВАНИЯ»

Елена Альшанская, руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» участвует в деятельности Совета по работе над поправками к Конституции. Альшанская сформулировала свое видение плюсов и минусов в текущем состоянии дел, в связи с подготовкой содержательной части конституционной реформы. Пока еще остается немало вопросов, как видим из этого текста, относительно тактики работы над поправками в Основной закон.

«Вы знаете, что меня пригласили в совет по работе над поправками к Конституции. Позвали внезапно, поздно вечером 15 января. И я рискнула принять это приглашение и войти в совет. У этого решения есть свои основания, очень разного характера.

Но одно совершенно очевидно: ты можешь либо быть в стороне от больших политических изменений, либо быть внутри. Я согласилась на это предложение быть внутри. Да, рискнув, но понимая, что это важное, историческое событие, и отказываться от такого приглашения просто малодушно.

Я не знаю, смогу я на что-то повлиять и принести хоть маленькую пользу, но я, по крайней мере, попробую.

Судя по всему решение это было неожиданным не только для меня, но и для всех участников процесса, поэтому до сих пор было не очень понятно, как организована работа, и даже “без меня меня женили”, и вот уже мне задают вопросы журналисты про то, как я работала над поправками.

Я не работала.

Совершенно очевидно, что поправки существовали в каком-то виде до их анонсирования, и, насколько я поняла из нашей сегодняшней рабочей встречи, трое сопредседателей с пятницы до понедельника с группой юристов членов комиссии и доводили юридические формулировки (а всю юридическую часть комиссии еще в пятницу собрали в «сводную группу»).

Сегодня мы обсуждали собственно роль комиссии, той, которая в сводную группу не вошла.

Пришли к некоторым решениям: теперь есть текст и ко второму чтению мы собираем уже и наши правки и предложения. И, что тоже совершенно очевидно, наша функция по сути представительская. Мы собираем отклики и новые предложения от тех частей экспертного сообщества и общества в целом, кто нас как своих представителей воспринимает, передавая предложения и правки в сводную группу юристов.

Все это на тех же условиях – мы не принимаем никакие предложения изменений в неизменяемые части Конституции – 1, 2 и 9 главы.

Сама идея сделать Конституцию из суперпрезидентской более сбалансированной, с точки зрения разделения властей – разумная и давно назревшая. Не понимаю тех, кто хочет сохранить текущее положение дел. А вот все нюансы этого разделения властей надо внимательно выверять.

Да, безусловно, я не юрист. Но я много лет работаю с законодательством, и читать его, в принципе, умею. А, главное, буду полагаться, как раз на экспертов, в том числе в конституционном праве. Со многими из них я уже веду консультации.

Я выбрала темы, которые мне понятны и в которые я буду вникать серьезно, это социальные гарантии и местное самоуправление (МСУ). По всему остальному я тоже буду, конечно же, вникать и готова доносить позиции и предложения, но свой фокус для основной работы я выбрала такой.

Большое спасибо всем кто откликнулся на мой вопрос про МСУ, не со всеми успела списаться, очень сложно успевать при просто уже бесконечной общественной нагрузке.

Понятно, что надо чтобы МСУ осталось независимым, и очень хочется, чтобы у нас в Конституции появился принцип субсидиарности, а еще, чтобы текст поправки читался так, чтобы всем было понятно, что полномочия должны обеспечиваться финансированием, гарантирующим эти полномочия.

Могут ничего не принять из наших предложений и замечаний? Да, конечно.

Но главный принцип: «делай что должен, и будь что будет», – пишет Елена Альшанская.

ОППОЗИЦИЯ И ЕЕ АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ПРОЕКТ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЫ

По крайней мере, «Яблоко» к этому времени заявляет о готовности представить обществу альтернативный пакет поправок в Конституцию.

«Президент Владимир Путин задумал провести срочные изменения в Конституцию. Высказанные им в послании предложения с юридико-правовой точки зрения туманны и непонятны. Предлагается изолировать Россию от международного права, называя это суверенитетом, дать президенту право увольнять судей высших судов, превратить Конституционный суд в подобие правового управления Госдумы, создать новый конституционный бюрократический орган Госсовет с непонятными полномочиями. Говоря о необходимости перемен, президент предлагает декоративные поправки вроде утверждения правительства Госдумой при условии прекращения полномочий правительства президентом в любой момент. При всей их невнятности, политический вектор этих поправок очевиден: не только сохранить нынешнюю систему, но сделать ее еще более авторитарной, закрытой и экономически неэффективной. Об этом говорит и состав рабочей группы, созданной президентом для подготовки поправок.

«Яблоко» считает, что внесение изменений в Конституцию это не тот случай, когда поправки оглашаются с трибуны, а потом создается сервильная рабочая группа, вся задача которой их одобрить и вынести на плебисцит. Ответственная политика – это не «одобрямс» без единого «против» при искусственно придуманном ЦИК голосовании или в безмолвной Думе. Ответственная политика – это совместные действия людей, общая творческая работа по созиданию своего государства. Поэтому «Яблоко» считает необходимым активное гражданское политическое действие: предложить обществу такие изменения в Конституции, которые необходимы гражданам России, а не правящей группировке.

Мы заявляем о том, что немедленно приступаем к подготовке альтернативного комплекса поправок к Конституции РФ и в ближайшее время внесем их на рассмотрение общества. Нам важно, чтобы кроме непримиримых врагов идей и ценностей первых глав Конституции (а также фигуристов и артистов), прозвучали бы и другие голоса. Это и авторитетные профессионалы-конституционалисты, и молодые люди демократических взглядов, которым не безразлично, в каком государстве будут жить они и их дети. Важнейшая политическая задача «Яблока» в том, чтобы создать пространство для их политического творчества, создать возможность для них всех – и сторонников партии «Яблоко», и людей совершенно непартийных – выразить свое суждение и свою волю. Цель этой работы – защитить не только букву, но и дух Конституции, закрепить ценности ее первых глав в структуре государственного устройства так, чтобы гарантировать и сделать незыблемыми разделение властей, независимое и справедливое правосудие, честную конкуренцию в политике и экономике, свободные выборы, свободу распространения мнений и убеждений, свободу СМИ, свободу мирных публичных акций, недопустимость политических репрессий, неприкосновенность частной собственности, реальное полномочное местное самоуправление, соблюдение государством международных обязательств (прежде всего – в обеспечении прав и свобод человека).

Для этого мы создаем рабочую группу из представителей «Яблока», независимых юристов, правоведов, политологов, экспертов, политиков, которая подготовит проект поправок в Конституцию. «Яблоко» будет требовать референдума, на котором граждане смогут заявить, какие поправки в Конституцию они поддерживают: поправки гражданского общества – или поправки Владимира Путина и его окружения. Нам очевидно, что основы конституционного строя России сегодня нуждаются в защите от посягательств. Мы считаем, что наша общая гражданская и политическая ответственность в том, чтобы предложить альтернативу пожизненному личному правлению и добиться вынесения этой альтернативы на суд народа России – единственного законного источника власти в нашей стране. Мы предлагаем альтернативу, мы предлагаем действовать».

КОММЕНТАРИЙ «СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО»

Вне зависимости от того, каким образом будет реформирована Конституция, и какие еще реформы будут проведены в системе государственного управления, очевидно, что в ближайшие годы не будут поставлены ряд вопросов, крайне важных для будущего России, так как повестка реформ уже практически сформирована и сформулирована.

Фото_4_1.JPG

ЕЛЕНА АЛЬШАНСКАЯ, ПРЕЗИДЕНТ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА

«ВОЛОНТЕРЫ В ПОМОЩЬ ДЕТЯМ-СИРОТАМ». ФОТО: АРТЁМ КОРОТАЕВ/ТАСС

Это вопросы, связанные с судебной реформой. Сегодня суд – репрессивная машина, вышедшая из-под контроля и потерявшая берега.

Новая версия Конституции, очевидно, не станет фундаментом для возникновения полноценного партнерства в реализации задач развития государства и гражданского общества. Сегодня управление осуществляется и принципы, стратегии и тактики развития формируются и формулируются бюрократией, и нижестоящей же бюрократией должны реализовываться. Гражданское общество, активный его слой выпадает из этого процесса. Тогда как на местах уровень компетенции, профессионального и человеческого опыта не позволят чиновничеству быть эффективным созидателем.

И третье, так и остается не ясным за рамками повышения объемов социальной поддержки населения, каким образом в новой России собираются поднимать уровень жизни людей. Как обеспечить пространственное развитие и сделать осмысленной жизнь людей? Видимо эти вопросы будут отложены на следующий трансфер, в середине тридцатых годов этого столетия. Осталось подождать всего лет пятнадцать. Нам не привыкать. 

Авторы:  Антон КРИВЕНЮК

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку