НОВОСТИ
Замначальника УМВД Самары много лет работал на бандитов
sovsekretnoru

Павел АСТАХОВ: «Позаботившись о правах алкоголиков, забыли о правах всех остальных»

Автор: Николай ДОЛГОПОЛОВ
01.01.2006

НАТАЛЬЯ КОЛЕСНИКОВА/PHOTOXPRESS.RU

– Почему в России столько пьют – это я вас спрашиваю просто как мыслящего человека; и уже конкретно как юриста – как с этим бороться?

– Для начала вы задаете два самых трудных вопроса. Вы знаете, существует точка зрения, что алкоголизм в России резко усилился после революции: произошли такие крутые социальные и классовые изменения, которые выбили миллионы людей из колеи. Но вот я как-то прочитал в мемуарах адвоката Кони, который в начале прошлого века возглавлял комиссию по борьбе с алкоголизмом, об итогах работы комиссии за 1906-1907 годы: потребление алкоголя в России за год выросло в полтора раза. Они тогда вели статистику в ведрах: я не помню точно цифру, но она какая-то страшная была, вроде одиннадцати тысяч ведер. Это в пересчете на чистый спирт.

Так что в России пить никогда не переставали, несмотря на все усилия Советской власти, которая придумала и принудительное лечение, и регулярные антиалкогольные кампании, самой крупной из которых была горбачевская. И результата это не дало, кроме уродливых перегибов, когда в горбачевские времена милиция и дружинники врывались на дни рождения и портили людям праздник…

– Вы тоже из числа противников горбачевской борьбы с пьянством?

– Нет, идея была абсолютно правильная, страна погрязла в пьянстве, но проведено все было безобразно, как всегда. Точнее, чем Черномырдин, не скажешь: хотели как лучше, а получилось… Так, к слову, и с отменой принудительного лечения произошло. Она была произведена под влиянием новых для России веяний, связанных с борьбой за права человека. Право человека на личную тайну и на частную жизнь, закрепленное в Конституции, но никогда не существовавшее в реальности, наконец было реализовано в виде отмены принудительного лечения. Однако, подумав о правах алкоголиков, забыли о правах окружающих их людей.

В чем принципиальное отличие нашей ситуации от Западной Европы или Соединенных Штатов? В странах, где сильное гражданское общество, государство, не нарушая основные права и свободы личности, все же старается определенным образом направить человека в нужное русло. Возьмем ту же Швецию. Там больному алкоголизмом выдают его любимое зелье раз в месяц как лекарство, в белом пластиковом пакете. С таким пакетом в Швеции по улице лучше не ходить, иначе тебя будут считать алкоголиком. Это даже было прописано отдельной строкой в инструкции для наших разведчиков, отбывающих в Швецию. Поскольку я в конце 80-х – начале 90-х трудился как раз по этой линии, то хорошо это знаю и помню. Существуют серьезные ограничения в отношении алкоголиков: запреты на получение оружия, водительских прав, запрет на допуск к определенным профессиям, в том числе связанным со службой в армии и в полиции. Я считаю, это социально-необходимые ограничения, обусловленные тем, что больной алкоголизмом человек в определенных условиях может быть опасным для окружающих.

– Ну, в Швеции вообще алкоголя не купишь: только в специальных, очень редких магазинах, по талонам, и очень дорого. То же самое и в Финляндии было до недавних пор. Лишь в связи с вхождением в зону евро финны вынуждены были приравнять свои цены и тарифы к европейским…

– А до этого напиваться до положения риз в Питер ездили на выходные. Я помню такую сцену на Финском вокзале из советских еще времен: к поезду «Лев Толстой» носильщик на своей тележке везет в дым пьяного финна и, чтобы тот не свалился, привязал его багажными ремнями, а финн распевает «Калинку»…

В лечении алкоголиков на Западе основная нагрузка ложится не на государство, а на институты гражданского общества, при помощи которых создаются всевозможные фонды и ассоциации, вроде ассоциации анонимных алкоголиков, по телевидению постоянно демонстрируются документальные фильмы соответствующей тематики. Одним словом, идет активная социальная психотерапия, которая стимулирует человека освободиться от алкогольной зависимости. У нас такие начинания, как ассоциации анонимных алкоголиков, в зачаточном состоянии, подавляющая масса пьющих людей России о них и не слышала. Без активной поддержки общественных институтов, без тотальной антиалкогольной пропаганды эти ассоциации и не смогут развернуться.

А у нас что происходит? Я недавно смотрел по телевизору какой-то хороший фильм и в рекламных перерывах насчитал: двенадцать сортов пива рекламировались разными компаниями. Двенадцать! А на самом деле эти компании, выделяя деньги на рекламу своей продукции, одновременно должны спонсировать социальную антиалкогольную рекламу – так это делается во всем мире. А у нас что вместо этого? Надпись «Минздрав предупреждает…», на которую никто и внимания не обращает. Этого явно недостаточно, как крупно эти слова ни напиши. Должны быть полноценные ролики, к примеру, о том, как продавец в ларьке продал бутылку пива несовершеннолетнему подростку и что из этого вышло. Это же реальный сюжет из нашей сегодняшней жизни. Вчера мне звонит знакомый журналист: «Павел Алексеевич, не знаю, что делать: пятнадцатилетний сын со сверстниками выпил пива, разгромили ларек, их милиция задержала…» Все, статья, уголовное дело, потому что ответственность по этому виду преступлений, за повреждение чужого имущества, у нас с 14 лет. А кто им продал пиво? А вот это вопрос, который не будет исследован ни в суде, ни на следствии. Никто никогда не найдет того самого продавца, которого нужно было бы привлечь не просто как соучастника, а как пособника преступления, и дать ему более суровое наказание, чем этим пятнадцатилетним ребятам. Потому что он понимал, что делает, когда продавал пиво несовершеннолетним

Да что там говорить: мне недавно двенадцатилетний сын принес в подарок на какой-то праздник – кажется, 23 февраля – бутылку хорошего французского вина. Я говорю: где ты ее взял? Накопил денег, пошел в магазин и купил, отвечает. Никто даже не спросил двенадцатилетнего мальчишку, зачем ему бутылка вина.

В той же Англии, если вы приехали в гости к человеку на своем автомобиле, было застолье и вы выпили, хозяин обязан позвонить в полицию и сообщить, что у него в гостях находился такой-то и употреблял алкоголь. Если он этого не сделает, а вы, уехав от него, не дай бог, станете виновником аварии, то хозяин не просто разделит с вами ответственность, но понесет большее наказание, чем тот, кто выпил и сел за руль. Каждый в Англии это знает и предупреждает новых гостей. Хозяин может даже у вас ключи от машины забрать, прежде чем пригласить за стол. Достаточно было провести несколько судебных процессов над людьми, которые уклонились от такого рода «доноса», осветить их по телевидению, и это вошло в железное правило для всей нации.

Теперь возьмем проблему с точки зрения уголовного права. Раньше ведь принудительное лечение было прописано в Уголовном кодексе как дополнительная мера наказания, так как состояние алкогольного или наркотического опьянения – отягчающее вину обстоятельство. Эта дополнительная мера исчезла, взамен никакая другая введена не была, и, таким образом, был нарушен законодательный баланс. А любой закон устроен на основе баланса. По сути, состояние алкогольного опьянения перестало быть отягчающим вину обстоятельством, так как дополнительного наказания за это не полагается.

Отменив принудительное лечение, даровав алкоголику дополнительные права напиваться до скотского состояния и третировать близких и даже вовсе не близких граждан, государство не сделало ничего для того, чтобы обезопасить общество от алкоголиков. Но какие-то «зацепки» есть. Есть закон о психиатрической помощи, и два его положения все-таки позволяют оказывать принудительную медицинскую помощь, когда человек становится опасен для окружающих или для самого себя. Его можно принудительно госпитализировать, а затем через суд решать вопрос, нуждается ли он в принудительном психиатрическом лечении. В Семейном кодексе осталось небольшое положение о том, что выплата алиментов нетрудоспособным родителям или супругу может быть ограничена или вовсе не осуществляться в случае, если будет установлено, что человек потерял трудоспособность из-за злоупотребления спиртными напитками. Согласно Гражданскому кодексу, дееспособность гражданина может быть ограничена, если судом он будет признан алкоголиком. А это серьезное поражение в правах.

Но все равно – лечить-то этих людей никто не будет. Их лишат алиментов, ограничат в правах – и что? Пойдут они воровать, совершать преступления, чтобы добыть средства на пропитание и, прежде всего, на выпивку.

Беседовал Леонид ВЕЛЕХОВ


Авторы:  Николай ДОЛГОПОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку