ПАРТЫ, ДЕНЬГИ, ДВА СТВОЛА

ПАРТЫ, ДЕНЬГИ, ДВА СТВОЛА
Автор: Дмитрий РУДНЕВ
01.09.2015
 
ПОЧЕМУ ДЕТИ ПРИЕЗЖИХ ПРЕВРАТИЛИСЬ В ПРОБЛЕМУ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ШКОЛ
 
Первого сентября начался новый учебный год. А незадолго до этого правозащитники обратились в Верховный суд с требованием исключить из пакета документов, предоставляемых для поступления в школу, регистрацию ребенка по месту жительства. Верховный суд требования отклонил. Организация, поднявшая этот вопрос, называется «Комитет «Гражданское содействие». Занимается она проблемами беженцев и мигрантов.
 
Профессиональные интересы этой структуры простираются гораздо шире, одних нелегалов из союзных республик Средней Азии. «Гражданское содействие» занимается беженцами из Сирии и Украины. О том, к чему приводит вынужденная изоляция детей мигрантов, – в расследовании «Совершенно секретно».
 
Как удалось выяснить «Совершенно секретно», в результате опроса столичных педагогов, до января месяца вопрос об учениках без регистрации в школе вообще не стоял. Учились все, и те, кто находился в России в легальном статусе, и те, у кого этого статуса не было. А вот в январе в школы пошла административная установка: большое начальство категорически постановило – с первого сентября должны учиться только те, у кого есть регистрация. Не важно, местная, или нет, главное, чтобы российская.
 
«Мы эти новости донесли до всех родителей-иностранцев, – рассказала «Совершенно секретно» учительница одной из школ на юге столицы. – И для них это не стало сюрпризом. Я летом встречалась с некоторыми, они были очень серьезно озадачены этим вопросом».
 
Приказ Министерства образования и науки, о котором идет речь, опубликован 22 декабря минувшего года. Составлен он таким образом, что некоторые его положения можно трактовать, как угодно. Так, на уже состоявшемся заседании Верховного суда, где проходило уточнение исковых требований и определение позиций сторон, выяснилось, что чиновники министерства полагают, что текст приказа неправильно понят на местах.
 
Они подчеркивают, что помимо четвертого и девятого пункта, в которых говорится о необходимости предоставления регистрации по месту жительства, там так же есть слова, что «родители (законные представители) детей, не проживающих на закрепленной территории, дополнительно предъявляют свидетельство о рождении ребенка». А это, уверяют чиновники, как раз и свидетельствует о том, что учиться в российских школах могут и дети без регистрации.
 
Фото: Александр Рюмин. ТАСС
 
ЗАЩИТА БЕЗЗАЩИТНЫХ
 
Но убежденность министерских чиновников – это одно, а разнарядка, пошедшая по краям областям и республикам нашей страны, – совсем другое. Тут-то как раз и нужно решение Верховного суда.
 
То, что разбирательство по этому вопросу началось перед самым началом учебного года, также имеет свои причины. Пресловутый приказ министерства за номером 32 определяет, что за каждой школой закрепляется некая территория. И дети, зарегистрированные на ней, а точнее их родители, должны подавать документы на зачисление в период с 1 февраля по 30 июня. А родители детей, не зарегистрированных на территории, закрепленной за школой, должны делать это начиная с 1 июля.
 
Комитет «Гражданское содействие» подал заявление в Верховный суд, в том числе и от лица сорока семей мигрантов, не имеющих регистрации, чьим детям отказали в приеме на обучение. С первого июля эти люди прошли все круги чиновничьего ада, получили отказы во всех возможных инстанциях, и эти документы стали базой для подачи искового заявления.
 
«Это, конечно форменное безобразие лишать ребенка возможности учиться, – рассказал «Совершенно секретно» политолог и религиовед Максим Шевченко. – Не важно, какая у него национальность, не важно, какая вера. Особенно безобразно звучит это известие на фоне происходящего на Украине. Тысячи семей ищут спасения от войны на территории нашего государства, не имеют статуса беженцев, а здесь в братской стране их встречают отказом обучать их детей».
 
КОНСТИТУЦИОННЫЕ НЕДОМОЛВКИ
 
Юристы, привлеченные на процесс Комитетом «Гражданское содействие», упирают на то, что пункт четвертый министерского приказа противоречит Конституции нашей страны, однако даже беглый взгляд на вторую главу Основного Закона, в которой описаны права и свободы, не дает убеждения в правоте гражданских активистов.
 
Да, в 43-й статье Конституции мы прочтем: «Каждый имеет право на образование». Но что подразумевается под словом «каждый?» В тексте этой главы слово «каждый» встречается и здесь, и там. Но оно довольно часто чередуется со словами «гражданин России». К примеру, в статье 40 говорится: «Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища». И здесь совершенно очевидно, что речь идет о любом человеке, хоть гражданине России, хоть нет. Ведь иностранец запросто может приобрести в нашей стране жилую недвижимость и спокойно поселиться на нашей земле.
 
Но вот 39-я статья гласит: «Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом». Здесь речь идет о пенсии. И естественно, каждому здравомыслящему человеку понятно, что этот текст надо читать так: «Каждому (гражданину Российской Федерации) гарантируется» – и далее по тексту.
 
Ведь наше государство не может платить пенсии вообще каждому человеку, достигшему определенного возраста. А значит, речь в этой статье идет исключительно о гражданах России. Следовательно, формулировка первого пункта 43-й статьи Конституции требует разъяснений: что понимается под словом «каждый» – каждый вообще или каждый гражданин.
 
ЧУЖИЕ СРЕДИ ЧУЖИХ
 
«Таджики порой плохо учатся из-за того, что их родители не знают русского языка. К примеру, таджики не различают наших шипящих, не замечают букву «и краткое». Они могут объясниться на русском, но не более того. У меня в классе учится мальчик-таджик, его отец – инженер-электрик, светлая голова, золотые руки. Нам в классе все поменял, все сделал, просто замечательно. Но он из того поколения, что уже забыло русский язык, и он никак не может помочь сыну, посидеть с ним над тетрадкой, проверить, правильно ли он написал упражнения», – рассказала «Совершенно секретно» педагог одной из московских школ.
 
Но не только проблемы с детьми нелегальных мигрантов волнуют простых учителей. Главное же удивление учительницы вызывают наши сограждане. В ее классе учатся три мальчика из Дагестана. Несмотря на то что все они граждане России, знания русского языка, что у них, что у их родителей – почти на нуле. Разговаривать еще кое-как могут, но писать, ни в какую.
 
Человек, оказавшийся вне своей культурной среды, часто в положении, когда собственные национальные нравы резко противопоставляются общепринятым, чувствует себя не в своей тарелке. Тогда единственным способом подчеркнуть свое человеческое достоинство становится драка. Так, два года назад в Нижнем Тагиле ссора русских мальчишек с азербайджанскими переросла в побоище. Все участники конфликта учились в одной и той же школе № 6, а потому, устраивать разбирательство решено было после уроков, когда учительских глаз будет поменьше.
 
Однако когда на «джентльменский поединок» пришли русские, оказалось, что их ждут совсем не сверстники. Местные, екатеринбургские, журналисты некоторое время после драки имели удовольствие лицезреть, как проходила разборка, на видео, выложенном в соцсетях. Через пару дней видео удалили, но знающие люди успели узнать среди двух самых активных кавказских драчунов призеров первенства Европы по тхэквондо, известных всей Свердловской области. Взрослые профессиональные спортсмены, из-за обид, нанесенных их младшим землякам, лихо отметелили мальчишек, самому старшему из которых было на момент драки – семнадцать лет.
 
В Москве, в Западном Бирюлёве, за три года до известных беспорядков, когда вся молодежь района вышла на улицы и стала громить все, что имело отношение к расположенной по соседству овощебазе, в школе №667 произошел конфликт русских и нерусских учеников. В драке, которая стала первым актом «школьных разборок», победителями оказались русские. Нерусские решили, что на этом конфликт не исчерпан, и привели к школе целый отряд своих земляков, в который, по свидетельствам очевидцев, входили люди явно старше учеников 11-го класса.
 
Поскольку соотношение сил равнялось примерно одному к пяти, недавние триумфаторы оказались в осадном положении. Вмешательство участкового и по совместительству руководителя школьной секции многоборья позволило поставить негодующих взрослых работников овощебазы и ближайшего рынка на место. Нового насилия в тот раз удалось избежать.
 
Подобные случаи, когда в конфликт между мальчишками вмешиваются взрослые, встречаются очень часто. В 2012 году в Петербурге школьники, объединившись в две компании по пресловутому национальному признаку, общались в соцсетях. От шуток обе группы быстро перешли к взаимным оскорблениям, и очень скоро «забили стрелку».
 
На место «дуэли» школьники, представлявшие нерусскую компанию, привезли своих взрослых родственников. Скопление разгоряченных мужчин привлекло внимание общественности, а вслед за этим и усиленный наряд милиции. И с первого раза все обошлось. Но после того как всем пришлось разойтись, гости Северной столицы обнаружили пропажу пистолета «Оса» и обвинили в краже русских мальчишек.
 
Угрозы со стороны взрослых кавказских дядей были настолько серьезными, что школьники продали свои мобильники, чтобы компенсировать стоимость исчезнувшего пистолета, который горцы оценили в восемь тысяч. Тут снова вмешалась милиция, и вымогатели были задержаны.
 
В СВОИ ВОСЕМЬ ЛЕТ ОН ВТОРОЙ ЧЕЛОВЕК В СЕМЬЕ
 
Разница в менталитетах между коренными жителями и приезжими заметна уже в детстве. Зачастую приезжие демонстрируют такое поведение, которое немыслимо для местных. «Совершенно секретно» удалось пообщаться с одной учительницей, которая вела индивидуальные занятия с отстающими детьми мигрантов.
 
«Если сравнить время, потраченное на этих детей, мои педагогические усилия, и результат, который мы получили по итогам года, то наиболее мягко его можно охарактеризовать как скромный, – рассказала «Совершенно секретно» педагог. – В прошлом году у меня учился мальчик-азербайджанец. Это люди из совершенно другой культуры. Для азербайджанца было совершенно нормально то, что он вставал в любой момент, когда желал, подходил к окну, уходил в коридор. Я женщина, а значит, он может меня игнорировать. Вечером в семье он находился в одном мире, а днем в школе, в совершенно другом. Никакого учительского авторитета перед ним я просто не имела. Порой, да что там порой, зачастую он просто сидел за партой и никак не реагировал на то, что я ему говорю. Он откровенно тяготился пребыванием в школе, где он должен слушаться учительницу, и стремился туда, где в свои восемь лет он мужчина и второй человек в семье».
 
Учителя в этом вопросе предоставлены сами себе, государственные органы власти, ответственные за школу, не помогают учителям преодолевать культурные барьеры с учениками. Школа дает образование по одному единому для всех стандарту, не считаясь с тем, что в ее стенах не просто могут находиться, а уже находятся дети с совершенно разными представлениями об окружающем мире.
 
«Конечно, школа должна воспитывать, в том числе и уважение к разным народам, – рассказал «Совершенно секретно» Максим Шевченко. – Мы многонациональное государство, уважение к разным народам должно у нас воспитываться с самого раннего возраста. Ведь когда наше поколение училось в школе, нам было совершенно все равно, кто из нас русский, кто еврей, кто армянин. И вот сейчас нужно, чтобы дети видели друг в друге друзей, одноклассников, а не инородцев. Быть может, стоит ввести в школе культурологический предмет, на котором бы изучались культуры народов России, бывшего СССР, а может быть и народов всего мира. Знания подобного рода позволяют увидеть в соседе по парте, приехавшем издалека, человека, а не чужака, а значит, дают возможность построить с ним нормальные отношения».
 
ОСОБЫЙ ПОДХОД
 
Опыт быстрого обучения русскому языку, как впрочем и погружения иностранцев в русскую культуру, есть, и очень успешный. Университет дружбы народов, носивший имя конголезского политика Патриса Лумумбы, ежегодно принимает сотни иностранных студентов и готовит из них специалистов по самым разным специальностям.
 
При этом обучение ведется на русском языке, а выпускники, приезжающие в Россию, даже через двадцать, тридцать лет после окончания обучения поражают россиян своими знаниями. Секрет такого успеха прост. Обучение в университете для иностранного гражданина начиналось с так называемого подготовительного факультета. В течение года студенты из Азии, Африки, Латинской Америки усердно штудировали русский язык.
 
Преподаватели, вообще филологическая школа университета, нарабатывали методики, приемы эффективного обучения иностранцев. И вся эта работа была настолько эффективной, что эти занятия позволяли представителям совершенно разных языковых групп, сидевшим в одной аудитории, уже через год вполне неплохо изъясняться по-русски. Уровень знания языка у выпускников подготовительного факультета был настолько высок, что на следующем курсе они могли понимать преподавателей, читавших им довольно сложные дисциплины на русском языке, и конспектировать их так же, по-русски.
 
Но все эти наработки никак не касаются простых учителей. Министерство образования и науки просто не считает нужным перед тем, как допускать человека в общеобразовательную школу, надо как-то разобраться с его уровнем знания языка. Опыт Университета дружбы народов может стать вполне конструктивной базой, которая позволит решить проблему. Почему бы нашему министерству не создать курсы повышения квалификации для учителей, на которых они бы получили навыки преподавания русского как иностранного? Почему бы министерским чиновникам не озадачиться созданием методик обучения этих детей и не создать при территориальных комитетах образования некие подобия подготовительного факультета, только для школьников?
 
Дети-иностранцы получат там необходимые знания по языку и дадут возможность педагогам, ведущим занятия по государственной учебной программе, не отвлекаться от нее и не ломать головы над тем, как объяснить ребенку-иностранцу, почему «сол и фасол пишутся с мягким знаком».
 
Фото: Владимир Смирнов. ТАСС
 
АПАТИЯ К НАЦИОНАЛЬНЫМ ИНТЕРЕСАМ
 
Но о каких усилиях государства по интеграции нелегалов в российское общество может идти речь, когда на первый план давно вышел процесс так называемой оптимизации. В результате опроса среди учителей, который провела «Совершенно секретно», оказалось, что при довольно большом проценте обучающихся иностранцев, мигрантов без регистрации, на класс приходится в среднем по одному человеку, не больше. Но и на них у государства нет денег. А вот у наших «западных коллег» дела обстоят совсем по-другому. В США в школе обязаны учиться все дети, невзирая на статус их родителей. И будь ты трижды нелегалом, твой ребенок будет получать школьное образование. При этом его учеба никогда не станет крючком, на который тебя будет ловить миграционная служба.
 
Позиция США в этом вопросе такова: сегодня эти дети – мексиканцы, кубинцы, китайцы. А когда они получат среднее образование, они станут американцами. Кто знает, какую пользу принесут стране эти дети, когда вырастут, а потому, государственные затраты на их обучение в США считаются оправданными. У нас же напротив, единственная возможность ребенка-мигранта хоть как-то социализироваться, включиться в жизнь общества, понять наши традиции и правила поведения, по которым живут в России, просто обрубается.
 
Конечно, это может подстегнуть некоторых приезжих к легализации, но другие мигранты, после введения этой меры, еще больше уйдут в тень. Власти считают бюджетные деньги и стремятся как можно сильнее сократить расходы на социальную сферу. А такие вещи, как адаптация нелегалов, его не волнуют. А нам, простым гражданам России, с ними вместе жить. И что обойдется государству дороже, обучение детей мигрантов в наших школах или расцвет преступности в среде гастарбайтеров-нелегалов, тоже вполне понятно. Но, при всей очевидности ситуации, власти ради сиюминутной выгоды издают приказы, откровенно идущие вразрез с интересами россиян.
 
МНЕНИЕ
 
Виктор Панин, председатель Комитета «Всероссийское общество защиты прав потребителей образовательных услуг»:
 
«Этой проблемой Минобрнауки не занималось давно, как минимум с самого распада СССР. Прежде в школе много говорилось и на уроках истории, и на литературе, и на внеклассных занятиях, о том, что мы разные по национальности, но живем в одной стране, и что эту разницу надо уважать. Сегодня этим воспитанием школа не занимается вообще. Все знают нашумевшую историю со студенткой МГУ, которая собралась ехать воевать в ИГИЛ. Кому-то этот факт может показаться ерундой, единичным случаем, но понимающие люди знают, что это всего лишь верхушка айсберга.
 
И причина, по которой он появился, заключается в том, что школа перестала вести воспитательную деятельность, в том числе и в сфере межнациональных отношений. Когда распался Союз и мы оказались в разных государствах, в этих республиках государственной идеологией стал местный национализм, шовинизм, неприязненное отношение к общему советскому прошлому и, как ни прискорбно об этом говорить, к русскому народу. А сейчас, в силу экономических обстоятельств, граждане этих республик с таким непростым багажом едут к нам, и это уже причина, по которой происходят конфликты.
 
Взрослый человек сам выбирает, где ему работать, в какой компании общаться. И мы, взрослые, находим возможности избежать ситуаций, в которых может разгореться конфликт. Ребенок вынужден учиться в той школе, куда его привели родители. Поэтому в школе так часты конфликты на национальной почве. Школы зачастую втягивают в такие конфликты родителей, мотивируя это тем, что им запрещено выходить за рамки полномочий, а потому в конфликте надо разбираться папам. Если конфликты происходят, то администрации учебных заведений делают все, чтобы их скрывать.
 
Сейчас появилось новое веяние – школьники объединяются по религиозному признаку. И если все пустить на самотек, то мы, нормальные люди, порядочные граждане, в итоге окажемся проигравшими. Время работает против нас, Министерство образования считает, что школа не должна заниматься воспитанием, а это значит, воспитанием в школе займутся другие – я говорю не только о радикальных исламистах, взять тех же нацистов или неоязычников. На русских детей будут влиять именно они.
 
В конце концов, воспитают три-четыре такие стаи, дав им время, чтобы организоваться, разрастись и, улучив момент, столкнут их лбами. Это нанесет серьезный урон государственному устройству страны. И начинается все с того, что государство самоустранилось от обязанности воспитывать своих маленьких граждан.
 

Авторы:  Дмитрий РУДНЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку