Папа- броненосец

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.06.2005

 
Алексей МАКАРКИН
Специально для «Совершенно секретно»

Без Йозефа Ратцингера трудно представить себе понтификат Иоанна Павла II. Он многое сделал для наведения порядка во внутриватиканских делах
АР

Как только ни называли кардинала Йозефа Ратцингера! «Панцеркардинал» – по аналогии с бронированными армадами Второй мировой, прорывавшими неприступную оборону. «Альпийский аятолла» – поскольку родом он из приальпийской Баварии, а его консервативные воззрения известны еще с тех времен, когда он был профессором теологии. «Кардинал Нет» – прямая ассоциация с «Мистером Нет», как западные журналисты именовали неуступчивых руководителей советской дипломатии Вячеслава Молотова и Андрея Громыко. «Великий инквизитор» – потому что Ратцингер более 20 лет возглавлял ватиканскую Конгрегацию вероучения, прямую наследницу Священной инквизиции. Теперь этот незаурядный церковный деятель стал Папой с именем Бенедикт XVI.

Сын Йозефа и Марии

Йозеф Ратцингер родился в баварском городке Марктле в семье Йозефа и Марии. Впрочем, в отличие от библейского Иосифа, отец будущего Папы работал не плотником, а полицейским. Семья была католической и не испытывала симпатий к нацистам, которые ограничили деятельность церкви и запретили популярную в Баварии Народную партию, опиравшуюся на клир. Правда, в 14 лет Ратцингера вместе с другими сверстниками записали в гитлерюгенд, но он быстро добился выхода из этой одиозной нацистской организации, так как учился в семинарии и собирался посвятить себя церкви. Факт недолгого членства в гитлерюгенде Ратцингер никогда не скрывал.

Более того, сторонники нацизма могли бы обвинить Ратцингера в том, что молодой солдат в 1945 году самовольно покинул свою часть, не дождавшись официальной капитуляции. За год до этого его призвали в армию в рамках «тотальной мобилизации», но на фронте баварец так и не успел побывать. Подобным образом поступали многие его сверстники, которые понимали, что война проиграна и надо возвращаться к мирной жизни.

За время своей религиозной деятельности «Панцеркардинал» заслужил репутацию консерватора. Действительно, нынешний Папа неоднократно выступал против однополых браков и абортов, гомосексуализма и радикального феминизма, женского священничества и отмены целибата (безбрачия) клириков. Однако с точно такими же заявлениями выступают представители самых разных церквей, в том числе православных (исключая целибат, который не соответствует православной традиции). Между тем в период весьма консервативного понтификата Пия XII (1939-1958 гг.) молодой теолог Ратцингер принадлежал к группе ученых, которых подозревали в модернизме и либерализме. В ходе знаменитого Второго Ватиканского собора (1962-1965 гг.) он был советником германского кардинала Фрингса и принимал участие во всех соборных сессиях. В своих трудах кардинал Ратцингер уважительно отзывается о решениях собора, которые дали импульс обновлению католицизма, в том числе оживили теологические дискуссии.

Сам Ратцингер говорил, что это не он сдвинулся вправо после собора, а мир подался влево. Действительно, иногда дискуссии заходили слишком далеко. Так, коллега Ратцингера по Тюбингенскому университету Ганс Кюнг публично отверг папскую энциклику, осуждающую контроль над рождаемостью. Ватикан в ответ подверг его критике, на что Кюнг откликнулся обвинениями в «инквизиторстве». Затем Кюнг отверг догмат о папской непогрешимости. Кроме того, теолог пришел к выводу, что Христос, вполне возможно, был не Богом, а лишь «представителем Бога». Для любого правоверного католика (да и для православного) подобная теория -возмутительная ересь. И только после этого Конгрегация вероучения в 1979 году (то есть еще до прихода в нее Ратцингера) запретила Кюнгу преподавание в католических вузах.

Дипломатичный инквизитор

Ратцингер не хотел рвать с церковной традицией, и это стоило ему места в Тюбингене. В мятежные 60-е годы студенческая масса пыталась сочетать идеи Маркса, Ленина, Мао и Иисуса (как «первого революционера»). И если профессоры типа Кюнга стремились адаптироваться к взглядам своих учеников, то Ратцингер не боялся вступать с ними в открытую полемику. Он оказался слишком негибким, считая, что «любому оскорблению веры необходимо оказывать немедленное сопротивление». Позднее он называл воззрения студентов-леваков «тираническими, бесчеловечными и жестокими», хотя бы потому, что те не признавали за своими оппонентами права на собственное мнение и даже применяли к ним насилие в стиле хунвейбинов. Одну из лекций будущему Папе так и не удалось закончить – буйные студенты вынесли его на улицу. Не получив поддержки со стороны коллег, Ратцингер был вынужден покинуть Тюбинген и занять кафедру в более спокойном Регенсбургском университете в родной Баварии. Именно за такую позицию его и назвали консерватором.

Уже будучи главой Конгрегации вероучения, Ратцингер занимался, помимо прочих дел, вопросами отлучения от церкви виновных в разных проступках, что «модернисты» нередко ставят ему в упрек. Но все ратцингеровские отлучения, конечно, не тянут на «ужасы инквизиции». Действительно, среди отлученных – несколько женщин, которые попытались стать «священницами» и приняли рукоположение от члена одной из маргинальных группировок, не находящейся в общении с Ватиканом. Кроме того, была отлучена директриса клиники-абортария, некий священник, самовольно провозгласивший себя настоятелем храма, и другие подобные персонажи. Для сравнения напомним, что РПЦ в 1993 году без лишних церемоний лишила священного сана Глеба Якунина за несанкционированное участие в парламентских выборах.

Единственный серьезный случай отлучения при Ратцингере связан, как ни странно, не с деятельностью либералов, а с личностью ультраконсервативного архиепископа Марселя Лефевра, который не признал решения Второго Ватиканского собора об отказе от латинской мессы, вышел из подчинения Святому престолу и без его разрешения рукоположил четырех епископов. Ратцингер до последнего момента лично пытался найти компромисс с Лефевром, но потерпел неудачу – недоверчивый архиепископ отказался мириться с Ватиканом. Только тогда пришлось пойти на крайнюю меру.

Соратник «польского Папы»

Новый Папа благословляет паству с балкона собора Святого Петра в Ватикане
АР

Йозеф Ратцингер был ближайшим соратником Иоанна Павла II, который назначил его на высокие посты в ватиканской иерархии – главы Конгрегации вероучения и декана коллегии кардиналов. Однако трудно представить себе двух более разных людей. «Польский Папа» до вступления на престол долгие годы служил епархиальным архиереем в своей родной стране и был далек от ватиканской курии. Его преемник, напротив, проработал в курии свыше двух десятков лет, став одним из двух наиболее влиятельных ее членов, наряду с государственным секретарем кардиналом Анджело Содано. А Мюнхенской епархией новый Папа руководил менее пяти лет. Иоанн Павел II был известен выступлениями перед сотнями тысяч своих почитателей во время многочисленных пастырских поездок. Ратцингер предпочитает углубленные теологические дискуссии с участием знатоков богословия и канонического права. Папу-пастыря сменил Папа-ученый.

Но без Ратцингера трудно представить себе понтификат Иоанна Павла II. Во-первых, как и покойный Папа, он выступает против богословского радикализма, который может приблизить католическую церковь к протестантизму. Во-вторых, «Панцеркардинал» приложил свою руку к наведению порядка во внутриватиканских делах. Достаточно вспомнить, в каком состоянии прежний Папа принял курию. Ее сотрясали многочисленные скандалы. Почтенных прелатов обвиняли в коррупции. (Кое-кто из них был связан с Ватиканским банком, втянутым в сомнительные финансовые операции. Имя тогдашнего главы Ватиканского банка американского архиепископа Марцинкуса соседствовало на страницах газет с именами темных дельцов, имеющих прямое отношение к мафии.) Ходили упорные слухи о принадлежности некоторых кардиналов к масонству. Говорили даже, что Папа Иоанн Павел I, чей понтификат длился всего несколько недель, был отравлен при участии высших иерархов церкви, которых он хотел отстранить от занимаемых постов.

Церковная дисциплина была расшатана, целый ряд священников, в том числе в Латинской Америке, открыто симпатизировали левацким политическим силам. В Колумбии пастыри не просто вступали в ряды ультралевых групп, тесно связанных с местными наркобаронами, но и становились их лидерами. Многие священники больше славили Фиделя и Че Гевару, чем Иисуса и Марию. На этом фоне избрание Папой польского кардинала выглядело вполне логичным – курия изрядно дискредитировала себя в глазах церковных деятелей из разных стран.

За время понтификата Иоанна Павла II ситуация в корне изменилась. Был урегулирован скандал вокруг Ватиканского банка. Марцинкуса тихо отправили в отставку. Церковь официально подтвердила свое негативное отношение к масонству, что оказалось очень своевременно в связи с громким скандалом вокруг политизированной ложи «П-2» (это стало одним из первых шагов Ратцингера во главе «инквизиции»). Дисциплину удалось навести ценой ряда решительных мер, вплоть до увольнения генерала ордена иезуитов, допустившего разброд и шатания среди подчиненных. Престиж курии постепенно восстановился, что сделало возможным избрание Папой одного из ее представителей.

Фаворит

Обычно римских пап выбирают по одному из двух сценариев. Первый предполагает наличие безусловного лидера, который набирает необходимые две трети голосов конклава уже в ходе первых туров голосования. Так выбирали Пия XII в 1939 году, Павла VI в 1963 году. Второй – патовая ситуация, когда никто из признанных фаворитов не имеет шансов на победу: в этом случае все зависит от того, какая группа кардиналов предложит наиболее удачную компромиссную кандидатуру. В 1978 году именно так Папой стал кардинал Войтыла.

Избрание кардинала Ратцингера Папой прошло по первому, наиболее благоприятному для него сценарию. Подробности голосования, как обычно, держатся в тайне, однако можно предположить, что в первый раз Ратцингеру удалось получить около 50 кардинальских голосов – эту цифру его первоначальных сторонников называла накануне конклава итальянская пресса. Скорее всего, уже в первом туре он существенно опередил всех своих соперников – это подтверждают и слухи о том, что либералы так и не определились с единым кандидатом. Явно не от хорошей жизни накануне конклава они сделали ставку на кардинала Мартини, оставившего три года назад Миланскую епархию по состоянию здоровья. Его понтификат не обещал быть долгим – а следовательно, влиятельные кардиналы сохраняли шанс стать Папой. Напомним, что после избрания понтификом 57-летнего полного сил и энергии Кароля Войтылы ни один из тогдашних «фаворитов» конклава так и не смог занять престол, – одни умерли, другие достигли возраста 80 лет и лишились права участвовать в выборах (эта норма принята при Папе Павле VI в 1970-е годы).

Однако кандидатура Мартини, скорее всего, не привлекала кардиналов из «третьего мира» – второй понтифик подряд, страдающий болезнью Паркинсона, вряд ли мог укрепить позиции католической церкви. Поэтому, как представляется, Ратцингер от голосования к голосованию увеличивал отрыв, привлекая на свою сторону колеблющихся. Выбор Папы в четвертом туре свидетельствует, что ему удалось сделать это достаточно быстро (Иоанн Павел II был избран лишь с восьмой попытки). Скорее всего, это произошло не без поддержки кардинала Содано, которого считают «аппаратным» союзником Ратцингера в римской курии. Неудивительно, что одним из первых решений нового Папы стало подтверждение полномочий всех высших сановников Ватикана.

Возможно, на мнение кардиналов повлияла не только приверженность Ратцингера традиции, но и тот факт, что он вряд ли будет окружать себя большим количеством соотечественников. Наличие в Ватикане сильного польского лобби вызывало раздражение ряда церковников. Теперь же Папой стал человек, у которого сложные отношения с иерархами-соотечественниками: для них он слишком консервативен. Не случайно многие немецкие кардиналы вслед за своим лидером, либералом Карлом Леманом, не хотели голосовать за его кандидатуру. Кроме того, практически все кардиналы назначены Папой Войтылой, который делал ставку на умеренных церковных деятелей, вполне совместимых с Ратцингером. И, наконец, возможно, не последнюю роль сыграл упомянутый уже аргумент, связанный с возрастом: новому Папе, как и кардиналу Мартини, 78 лет, и многие полагают, что его понтификат не будет долгим.

Неполиткорректный понтифик

Германские политики восприняли избрание «немецкого Папы» с демонстративным энтузиазмом. Особенно был доволен премьер-министр Баварии Эдмунд Штойбер. Он заявил, что «произошло историческое событие, переполняющее наши сердца радостью». «Это не только великий день для всемирной церкви, но прекрасный и великолепный день для Баварии и всей Германии», – подчеркнул Штойбер. Радость Штойбера вроде понятна. Во-первых, Папой избран его земляк, во-вторых, сам Штойбер исповедует католицизм. В-третьих, в Германии не за горами выборы, и «баварский бультерьер» (так называют Штойбера на родине) имеет неплохие шансы взять реванш за поражение в 2002 году, когда Герхард Шредер хоть и с трудом, но удержался на посту канцлера. Для штойберовской «христианской» коалиции ХДС-ХСС поддержка – пусть и опосредованная – со стороны Папы была бы к месту.

Семья Йозефа Ратцингера (он - второй справа). 1951 год
АР

Но не все так-то просто. Отношения между Ратцингером и Штойбером в последние годы никак нельзя назвать идиллическими, причем причина этого – в жесткости и принципиальности первого из них. Все началось с того, что Ратцингер направил Штойберу (не как премьеру, а как главе ХСС) письмо, в котором настаивал, чтобы все женщины, сделавшие аборт, получали документальное подтверждение отпущения грехов (знаменитые индульгенции), если они желают остаться в лоне католической церкви. Штойбер, хоть он и католик, и консерватор, и лидер христианской партии, пойти на такой шаг без проблем для своей репутации не мог. Прослыть «религиозным фундаменталистом» для кандидата в канцлеры европейского демократического государства было бы равносильно харакири.

Штойбер серьезно обиделся, посчитав, что кардинал поставил его в неудобное положение. Ответом баварского премьера стал отказ прибыть на 75-летие Ратцингера – вместо него в Ватикан поехала министр по социальным делам Криста Штевенс, которая вызвала новый скандал, заявившись на аудиенцию к Иоанну Павлу II в брючном костюме. Сие Ратцингер расценил как оскорбление.

Не исключено, что теперь два баварца помирятся, – в конце концов, одно дело конфликтовать с кардиналом, пусть даже и крайне влиятельным, другое дело – с понтификом. Впрочем, влияние Ратцингера на политические процессы в Германии не стоит преувеличивать. Социологический опрос, проведенный еженедельником «Шпигель» 5-7 апреля, показал, что число немцев, выступавших против избрания Ратцингера Папой, превзошло число сторонников: 36 процентов против 29. Правда, это было еще до сообщения о результатах голосования. Не исключено, что предстоящий в августе визит Папы Бенедикта на родину (это будет его первая зарубежная поездка) повысит его популярность в стране.

Принципиальность в вопросах веры является для нового Папы приоритетом и в определении отношения к политикам из других стран, которые исповедуют католицизм. Например, Ватикан крайне сдержанно воспринял выдвижение Джона Керри кандидатом на пост президента США. Казалось бы, иерархи должны были радоваться – впервые со времен Джона Кеннеди католик мог торжественно въехать в Белый дом. Но Керри – сторонник абортов и не хотел менять свою позицию в угоду собственной церкви, теряя миллионы голосов избирателей. Утверждают, что именно Ратцингер стоял за рекомендацией Ватикана отлучать от причастия политиков, не признающих учения церкви (то есть и приемлющих аборты), которая совпала с избирательной кампанией Керри. Впрочем, американские епископы, будучи людьми либеральными и прагматичными, не пожелали применить санкции ни к Керри, ни к его коллегам-единомышленникам.

Кардинал столь же «неполиткорректен», когда речь идет об отношении политиков к проблеме европейской идентичности. С точки зрения Ратцингера, она носит сугубо христианский характер, и туркам-мусульманам нет места в объединенной Европе. Он подверг критике заявление бывшего президента ФРГ, социал-демократа Йоханнеса Рау, признавшего ислам и христианство духовно равнозначными для Европы. Таким образом, новый Папа не боится оказаться в меньшинстве и утратить поддержку тех или иных европейских лидеров, выступающих за «мультикультурализм».

«Есть лишь одна Церковь»

Избрание Ратцингера Папой вызвало массу комментариев относительно будущих контактов между Ватиканом и Русской Православной Церковью. По большей части они выдержаны в сдержанно-оптимистическом ключе – мол, «консерватор» и немец Ратцингер поймет «консерватора» и немца Ридигера (Патриарха Алексия II). Или, по крайней мере, поймет лучше, чем польский Папа Войтыла, выходец из страны, которая была конкурентом России в борьбе за влияние в славянском мире. Надеются также, что при Ратцингере Святой престол не будет поддерживать униатов в Украине, а то и отзовет из России польских священников, которых РПЦ обвиняет в прозелитизме на своей канонической территории. После чего, глядишь, станет возможной эпохальная встреча Папы и Патриарха, которая так и не состоялась при Иоанне Павле II.

Ратцингер, будучи консерватором, безусловно, уважает восточно-православную богословскую и литургическую традицию. Он называет Россию страной, «которая через великие иконы открыла нам особенный взгляд на Христа и своих святых», а также полагает, что в ней «через любовь к литургии всегда сохранялась вера, несмотря на все исторические потрясения». Но вот никакого права на каноническую территорию, неприкосновенную для инославных миссионеров, он не признавал и не признает. Еще будучи кардиналом, он осудил частое использование термина «церкви-сестры» в отношении православных церквей и четко зафиксировал свою позицию: «Строго говоря, существует лишь одна Церковь». Понятно, что речь идет о церкви католической. А раз так, то какие-либо серьезные уступки православию в период понтификата Бенедикта XVI выглядят крайне маловероятными.

Что касается Польши и польских священников, то любой Папа – прежде всего реалист. Сейчас Польша относится к католицизму очень ревностно, ее представители до самого конца отстаивали включение в текст Конституции объединенной Европы упоминание о «христианских корнях» Старого Света, поддерживая позицию Ватикана. Если Ратцингер хочет преодолеть кризис католицизма в современной Европе, то без поддержки поляков ему не обойтись. Да, в ближайшем окружении Папы не будет польских прелатов, но показательно, что уже в этом году он собирается посетить Польшу, подчеркивая, что высоко ценит верность этой страны принципам католицизма. Поэтому спокойной жизни при новом Папе РПЦ ждать не приходится.

Разговоры с кошкой

Жесткий и неуступчивый в вопросах веры, в жизни Папа Бенедикт человек мягкий. Поклонник Моцарта, он любит музицировать на рояле, если желает отдохнуть от теологических штудий и административных проблем. Когда Бенедикт XVI переезжал из своей римской резиденции в Ватикан, как раз с роялем возникли существенные проблемы – объемный инструмент никак не удавалось вытащить из апартаментов. В бытность кардиналом он неоднократно посещал баварский город Трайштен (в котором жил в годы нацистского режима), где играл на рояле в главном зале консерватории.

Папа Бенедикт XV, имя которого взял себе новый понтифик
АР

Новый Папа известен не только как автор многих научных работ и прекрасный знаток и толкователь Священного Писания, но и как книголюб, собравший огромную библиотеку. Книги – его главное богатство. Один из наиболее влиятельных католических иерархов всегда отличался крайней скромностью в быту. Новый Папа склонен к аскетизму, который близок к монашеской традиции. Наблюдатели обратили внимание на немецкие часы «Юнгханс», которые носит Бенедикт XVI, – они стоят не более 200 евро.

Известная «слабость» нового понтифика – кошки. У него дома всего два кота, но, по словам одного из кардиналов, каждый раз, когда Папа встречает кошку, он приветствует ее и заводит с ней разговор, иногда долгий. Кошка как завороженная следует за ним. Однажды вместе с ним в Ватикан пришел десяток бездомных котов, так что пришлось вмешаться швейцарским гвардейцам: «Ваше высокопреосвященство, кошки берут штурмом Святой престол!» Кроме того, новый Папа совместно со своим братом владеет коллекцией тарелок с кошачьими портретами.

Судьба Бенедикта

Избранное Папой имя – Бенедикт XVI – дает возможность порассуждать о приоритетах начинающегося понтификата. Действительно, несмотря на роль ближайшего соратника Иоанна Павла II и репутацию продолжателя его дела, Ратцингер не взял себе его имя, что выглядело бы логично. Скорее всего, это произошло по двум причинам. Первая может заключаться в том, что Папа не хочет быть «тенью» своего великого предшественника и не согласен с теми, кто рассматривает его понтификат как «переходный». Несмотря на почтенный возраст, новый понтифик известен своей энергией, а его интеллектуальные способности столь же блестящи, как много лет назад. Напомним в связи с этим, что последний по времени выбор «переходного Папы» привел в Ватикан столь же пожилого кардинала Ронкалли, ставшего Папой Иоанном XXIII и успевшего заложить основы масштабной реформы католической церкви.

Что же до второй причины, то она, скорее всего, заключается в нежелании Ратцингера лишний раз подчеркивать уважение к либеральной католической традиции, неразрывно связанной с именами Иоанна XXIII и Павла VI. Отсюда и уважение, которое питает Ратцингер к фигуре основателя консервативного ордена «Опус Деи» Хосемарии Эскривы де Балагера, – в этом он был солидарен со своим почившим предшественником.

Выбор имени Бенедикт, по словам самого Ратцингера, связан с судьбой святого Бенедикта Нурсийского. Он жил в VI веке и считается основателем европейского монашества, а также католическим патроном Старого Света. Сейчас, когда Европа отходит от христианства, такое напоминание выглядит своеобразной программой, направленной на возврат к истокам. Кроме того, имя Бенедикт напоминает о другом Папе, Бенедикте XV, понтификат которого пришелся на годы Первой мировой войны. Как и Ратцингер, он был выходцем из курии, умеренным церковным деятелем. В период войны он неоднократно обращался к воюющим сторонам с призывом к миру, за что в странах Антанты, имевших больше шансов на победу, его обвиняли в прогерманских симпатиях. Вспомним, что и сейчас Ватикан резко относится к силовым методам разрешения конфликтов, включая недавнюю войну в Ираке. Бенедикт XV осуждал геноцид армян и преследования верующих в советской России. Кроме того, при нем был принят новый Кодекс канонического права, который сыграл большую роль в упорядочении религиозного законодательства. Новая редакция кодекса вышла в свет в 1980-е годы при активном участии Ратцингера.

Таким образом, новый Папа сделал заявку на проведение умеренного курса, отмежевавшись как от крайних критиков «Второго Ватикана», так и от «либералов», пытаясь найти «золотую середину». Вряд ли он будет столь же популярен, как его предшественник, но, видимо, жесткий и принципиальный в вопросах веры «панцерпапа» Бенедикт XVI к этому и не стремится.

Алексей Макаркин – заместитель генерального директора Центра политических технологий


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии


  •  Денис вторник, 16 сентября 2019 в 04:03:58 #56455

    Перезвоните мне пожалуйста 8(999) 529-09-18 Денис.



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку