НОВОСТИ
Таджикского бойца ММА выдворили из России за опасную езду (ВИДЕО)
sovsekretnoru

«Память сердца сохраним в потомстве»

«Память сердца сохраним в потомстве»

«ИВАНОВЦЫ» В «БЕССМЕРТНОМ ПОЛКУ» НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ. 2015

Автор: Светлана СЕЛИВАНОВА
25.05.2020

В заголовок статьи вынесены слова известного китайского поэта Го Сяочуаня, участника антияпонского сопротивления, по сути, ставшего вторым фронтом Второй мировой войны на территории Китая. Память о тех кровавых событиях и общей Великой Победе в битве с японским милитаризмом и германским фашизмом китайского и советского народов жива в Поднебесной и поныне.

Эта встреча на русском кладбище в Даляне, в Порт-Артуре (Люйшунькоу) запала в память. Одна часть кладбища – огромный воинский мемориал советским воинам, 10 тыс. наших солдат и офицеров отдали свои жизни, придя на помощь Китаю в его борьбе против японских захватчиков. Перед входом величественный монумент, посвященный русскому солдату. Не успела я зайти на территорию мемориала, как меня, вероятно, угадав во мне русскую, окликнул молодой человек, вышедший из сторожевого павильона. Познакомились. Оказалось, что он выпускник одного из китайских университетов, русист по образованию, изучающий тему Второй мировой войны, особенно те ее страницы, которые связаны с участием наших солдат и офицеров в антияпонской борьбе на территории Китая. Он знает на русской части кладбища каждую могилу, каждый памятник, следит за их сохранностью, ищет сведения о покоящихся здесь воинах, потом разыскивает их родственников, пишет им письма. Уже многих нашел, некоторые приезжали на могилы своих близких. Потом этот молодой человек провел меня по кладбищу, подводил к захоронениям, рассказывал о судьбах тех, кто в них покоится. Я подумала тогда, если в Китае среди молодого поколения есть такие люди, как мой новый знакомый, который добровольно, по воле сердца делает такое нелегкое дело, значит, память жива, значит, жертвы, принесенные нашими отцами и дедами, были не напрасны.

ВСТРЕЧА В ДАЛЯНЕ

А жертвы были колоссальны. На алтарь победы во Второй мировой войне над гитлеровским фашизмом и японским милитаризмом, победы, открывшей новую эру в истории России и Китая, в истории всего человечества положили жизни более 35 млн китайских граждан и более 25 млн советских людей. И эта святая жертва скрепила наши узы. В этом, живя в Китае, я много раз имела возможность убедиться.

«ИВАНОВЦЫ»

В Пекине мне посчастливилось познакомиться с несколькими уже преклонных лет китайцами, которые свои детские и ранние юношеские годы, выпавшие на войну, провели в России. Это такое особое братство «ивановцев», как они сами себя называют, – воспитанников Ивановского интернационального детского дома, открытого в 1933 году в Советском Союзе для детей видных деятелей международного рабочего движения из многих стран. Трагические события в Китае, японская оккупация привели сюда и китайских ребят – в общей сложности 115 детей китайских коммунистов были эвакуированы в Советский Союз. Так наша страна стала для них второй родиной, Ивановский интернат – вторым домом, а русский язык – вторым родным языком. «Ивановцы» и сейчас, чему я не раз становилась свидетельницей, разговаривают друг с другом по-русски.

* * *

В ноябре 1936 года в Ивановский интердом попал сын лидера китайских коммунистов Мао Цзэдуна – Мао Аньин. Его судьба тянет на целый роман.

Он родился 24 октября 1922 года в китайском городе Чанша провинции Хунань. После гибели матери, казненной гоминьдановцами 14 ноября 1930 года, бежал в Шанхай, где бродяжничал до 1936 года. Здесь его смогли найти и переправить в СССР. К началу Великой Отечественной войны Мао Аньину уже исполнилось 18 лет, и он стал рваться на фронт и даже написал три письма Иосифу Сталину с просьбой отправить его на передовую. Вот одно из них, датированное маем 1942 года: «Дорогой товарищ Сталин! Я – китайский юноша. В руководимой Вами Стране Советов проучился 5 лет. СССР я люблю так же, как люблю Китай. Я не могу смотреть, как германские фашисты топчут Вашу страну. Я хочу мстить за миллионы убитых советских людей. Я полон решимости идти на фронт. Пожалуйста, поддержите мою просьбу». Просьба осталась без ответа.

На фронт Мао Аньин попал только через два с половиной года, в ноябре 1943 года. До этого окончил курсы сержантского состава и переводчиков Восточного факультета Военного института иностранных языков, учился в Военно-политической академии им. В. И. Ленина, был слушателем Военной академии им. М. В. Фрунзе. Получил воинское звание лейтенанта. Вступил в ряды ВКП(б). Воевал под именем Сергей Маев. Никто из военного окружения юноши не знал подробностей жизни молодого лейтенанта, многие сослуживцы считали его бурятом.

В 1945 году, уже став капитаном, был награжден орденом Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги». Есть сведения о том, что после окончания войны лично был принят Сталиным в Кремле и получил от него на память пистолет.

В январе 1946 года вернулся в Китай. Погибнуть ему, вышедшему невредимым с полей сражений на русской земле, было суждено на другой войне, корейской, куда он отправился в составе корпуса китайских добровольцев. Это случилось 25 ноября 1950 года. Мао Аньину – советскому капитану Сергею Маеву было тогда всего 28 лет.

* * *

Чжу Минь, дочь маршала Чжу Дэ, попала в Ивановский интердом пятнадцатилетней девочкой в январе 1941 года. Вечером 21 июня ее привезли в оздоровительный летний пионерский лагерь в небольшой белорусский поселок Новоельня Дятловского района Гродненской области (она страдала астмой). А на следующий день над лагерем пролетели немецкие самолеты: началась война. Дальше – страшные четыре года под чужим именем и с вымышленной биографией в концлагере «Метгехтен» в Восточной Пруссии. Много лет спустя, уже вернувшись в Китай, Чжу Минь в своей книге об отце рассказала о том, что ей пришлось пережить в немецких застенках. И о поразительной истории, связанной с дорогой для нее реликвией – значком Ленина, который она совершенно невероятным образом сумела сберечь, понимая, что в случае его обнаружения ей грозит неминуемая смерть. «Я до сих пор храню этот значок... Когда он рядом со мной, на моем столе, у меня возникает ощущение, будто вместе с ним я перечитываю свою историю. За свои воспоминания я плачу душевными муками и вновь возникающей болью».

После Победы Чжу Минь вернулась в интердом, окончила школу, а потом Московский педагогический институт им. Ленина и только в 1953 году снова оказалась в Китае, где в последующие тридцать лет преподавала в Пекинском педагогическом университете, воспитав целую плеяду китайских русистов. Скончалась 19 апреля 2009 года на 84-м году жизни.

16 апреля 2015 года в посольстве России в Китае прошла церемония награждения 34 китайских граждан юбилейной медалью «70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941– 1945 годов». Большинство награжденных были воспитанниками Ивановского интердома, в их числе – дочь Мао Цзэдуна Ли Минь, дочь Лю Шаоци Лю Айцин и, конечно, Чжу Минь.

Мне довелось редактировать переводы на русский язык их книг-воспоминаний о своих великих отцах и о трагических военных временах, которые совсем в юном возрасте им довелось пережить на русской земле.

* * *

В связи с этим не могу не сказать об еще одном «ивановце», которому принадлежит идея этой уникальной мемуарной серии и нелегкий труд по ее подготовке, – Анатолии Ли Доли. Он попал в интердом совсем малышом и считает Советский Союз своей второй родиной, называет себя «китайцем с русской душой».

Пять лет назад, 9 мая, в день 70-летия Победы, Анатолий вместе с другими «ивановцами» был приглашен в Москву на юбилейные торжества. Вот несколько выдержек из его рассказа: «Мы с гордостью прошли по Красной площади, высоко поднимая портреты наших лидеров времен антияпонской войны (Японо-китайская война 1937– 1945 гг. – Прим. ред.), потом шли в строю «Бессмертного полка», возглавляемого президентом Путиным. Председатель Си Цзиньпин был на трибуне. Увидев нашу китайскую группу, вся трибуна вскочила. Ура, Китай! С Праздником! С Победой! Люди на трибуне махали флагами, портретами, цветами, все были в полном восторге. Молодежь подбегала к нам, обнималась, жала руки. Мы чувствовали себя героями! На победоносной Красной площади! В героической столице Москве! На нашей второй Родине! Вместе с русским народом! Весь Китай смотрел нас по телевизору, мой мобильник разрывался от звонков с поздравлениями! Мы поехали в Москву от имени нашего Ивановского интердома, а получилось – от имени всего китайского народа! И на самом деле: наше участие в шествии «Бессмертного полка» показало всему миру, что во Второй мировой войне Советский Союз и Китай – самые главные победители, дружба наших народов нерушима и навсегда».

ФОРУМ В ХАРБИНЕ

Я уверена, что эту память Анатолий передаст своей дочери, а та – своим детям. И так – из поколения в поколение. И все- таки, увы, люди смертны. Но бессмертно искусство, литература, поэзия. Они истинные хранители нашего прошлого, пережитого нами опыта – и трагического, и героического.

Об этом шла речь на Харбинском российско-китайском литературном форуме, в работе которого в год 70-летия Победы, мне довелось участвовать.

Харбин – уникальный город. В отличие от полностью модернизированного Пекина со всеми приметами нового века, с упирающимися в небесную твердь небоскребами, здесь гораздо больше архаики. Но архаики не косной, а, напротив, притягательной, проникнутой еще совсем недавней историей. И историей нашей общей – русско-китайской. Россия повсюду, не только в сохранившихся памятниках, но в самом духе этих мест. Память о присутствии русских в этом граничащим с нашей страной краем, об их колоссальном вкладе в его культуру и экономику, в строительство его поселков и городов жива и поныне. Воочию убеждаешься, что наше сегодняшнее сближение с Поднебесной отнюдь не дань политической и экономической конъюнктуре, оно зиждется на крепком историческом фундаменте.

И один из краеугольных камней в его основании – наша общая военная память. О попытках переиначить, а то, и вовсе предать забвению трагический опыт Второй мировой войны, всячески принизить роль в Великой Победе Советского Союза и Китая, об опасной тенденции «переписывания» истории, об угрозе «нового фашизма», недостаточном знании и понимании новыми поколениями героического подвига своих предков, – об этих тревожных тенденциях современного мира говорил на форуме вице-губернатор провинции Хэйлунцзян Сунь Яо.

И Китай пытается им противостоять. Пожалуй, сегодня нет ни одной страны в мире, где бы так свято, как в Поднебесной, чтилась память об исторической роли СССР в Великой Победе над силами мирового зла, и где бы жертвенный подвиг советского народа был столь щедро и благодарно увековечен в многочисленных мемориалах и памятниках.

«ОРЛЫ НАД УХАНЕМ»

Так называется книга, выпущенная 5 лет назад в Китае, впоследствии переведенная на русский язык. Речь в ней о советских летчиках, внесших неоценимый вклад в освобождение Уханя от японских захватчиков.

В 1938 году, в самый разгар Японо-китайской войны, Национально-революционная армия Китая несла огромные потери, не в силах противостоять мощной технике и хорошо обученным бойцам Императорской армии Японии. Битва за Ухань длилась несколько месяцев и стала самой масштабной в Японо-китайской войне.

В это тяжелое время свое плечо китайцам подставил Советский Союз, отправивший в Поднебесную новейшие самолеты и более тысячи первоклассных летчиков. Вот как один из них – Григорий Кравченко вспоминает самый горячий день уханьского сражения 29 апреля 1938 года: «Я участвовал в трех войнах, но такого количества самолетов одновременно в воздухе больше никогда не видел. Японцы поклялись сделать своему императору ко дню рождения подарок – стереть с лица земли город Ханькоу (сегодня он часть Уханя). В налете участвовали сотни вражеских самолетов. Мы поднялись им навстречу. Бой был страшный. Все небо – от горизонта до горизонта – было исхлестано пулеметными трассами...»

В той страшной битве победа была за советскими летчиками. Идея «подарка» императору провалилась. Но и потерь за время Японо-китайской войны с нашей стороны было немало. Только в небе Уханя погибло 100 русских летчиков. Сегодня в память о них в уханьском парке «Освобождение» воздвигнут мемориальный комплекс – некрополь и восьмиметровый обелиск с надписью: «Вечная слава советским летчикам-добровольцам, погибшим в войне китайского народа против японских захватчиков». А недавно появился и музей. В его оформлении самое активное участие принимал наш соотечественник замечательный петербургский художник Павел Дольский. Его монументальные живописные полотна – диптих «Перед вылетом» и «После воздушного боя», расположены на главной стене основного холла и хорошо просматриваются через стеклянный фронтон здания.

Сюда, к мемориалу, приводят школьников и студентов, в памятные даты здесь проходит торжественная церемония возложения цветов на могилы советских летчиков, – все это, как свидетельствуют сами уханьцы, стало важной частью программы патриотического воспитания молодежи.

* * *

По последним данным, сегодня в 68 городах Поднебесной насчитывается более 50 некрополей и памятников советским воинам, погибшим на китайской земле. Большинство из них были возведены или отреставрированы в последние два десятилетия. В свое время «культурная революция» не пощадила и могилы. Помню первую свою поездку в 2006 году в Харбин и посещение там русского кладбища – заросшие могилы, полуразрушенные надгробные плиты... Через девять лет я не узнала это место – идеальный порядок, строгие гранитные памятники с выбитыми на них русскими именами, цветы. Все это, безусловно, свидетельство заметного укрепления наших союзнических отношений с Китаем, обретения общих позиций в обострившемся мировом противостоянии. На фоне множащихся на Западе мифов о Второй мировой войне, уничтожения памяти об истинных победителях, варварского сноса памятников своим освободителям, усилия Китая по восстановлению исторической истины и справедливости, сохранению нашей общей памяти обретают особую ценность.

АНГЕЛ МИРА

Галина Дубеева родилась на границе с Россией, в городе Суйфэньхэ, в русско-китайской семье. Русский и китайский языки стали для нее родными, она хорошо знала и японский, который изучала в школе. 9 августа 1945 года оккупированный японцами город был освобожден советскими войсками. Остатки разбитых частей Квантунской армии заняли оборонительные позиции в старой крепости, взяв в заложники женщин и детей. Чтобы спасти их жизни, советское командование решило пойти на переговоры. Роль парламентера вызвалась исполнить Галина. Через три с половиной часа после того, как она с белым флагом в руках вошла в крепость, раздался выстрел. Галина была расстреляна. Ей было всего семнадцать.

Несколько лет назад жители Суйфэньхэ увековечили память юной героини, поставив ей на народные деньги памятник, который назвали «Ангел мира и дружбы». На меня этот монумент произвел сильное впечатление: на высоком гранитном постаменте фигура юной девушки, действительно, словно Ангел, устремленная в небеса, и два огромных, будто подхвативших ее крыла.

 Фото_31_9.jpg

АНГЕЛ МИРА И ДРУЖБЫ. ПАМЯТНИК

ГАЛИНЕ ДУБЕЕВОЙ В СУЙФЭНЬХЭ

И еще интересное. Местные жители обратились к российскому президенту Владимиру Путину с просьбой сделать на памятнике мемориальную надпись. И получили от него ответ: «Думаю, на памятнике могли бы быть начертаны следующие слова: «Наша дружба – это взаимопонимание, доверие, общие ценности и интересы. Мы помним о прошлом и думаем о будущем».

Так памятник в небольшом провинциальном китайском городке обрел дополнительную уникальность, став единственным в мире, на котором есть надпись главы иностранного государства.

Фото из архива автора


Авторы:  Светлана СЕЛИВАНОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку