НОВОСТИ
Украина утверждает, что расстрел группы мигрантов на границе с Белоруссией — фейк (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Пакет из Стокгольма

Пакет из Стокгольма
Автор: Александр ПОЛЮХИН
24.12.2013

01.09.1988
СТОКГОЛЬМ

Резидент КГБ протянул шифровку из Центра. Рослый оперативник с веселыми глазами сразу посуровел – в свои 35 лет он впервые получил столь сложное, почти невыполнимое задание.

«Тов. Григу.
Примите немедленные меры для выхода через связи из числа шведов на Ахмада Шаха Масуда. Цель – склонить его к прекращению боевых действий на маршрутах вывода советских  колонн из Афганистана, особенно в районе Панджшера. Привлекайте любые оперативные возможности.
Адмирал».
Подписал депешу (псевдонимом) – заместитель начальника Первого главного управления КГБ СССР.

05.09.1988
МОСКВА

Адмирал торопился: к 15 февраля 1989 года Афганистан должны покинуть советские войска. Разведке приказали нейтрализовать отряды Масуда, действующие в Панджшере и возле перевала Саланг. Исполнителем выбран Григ – подполковник Матвей Алехин, действующий в Швеции под журналистским прикрытием. Сегодня он прислал ответ.
«Адмиралу.
Уве Стурстен, председатель неправительственной гуманитарной организации «Шведская помощь» (ШП), ранее встречался с Масудом в Пакистане.
Планирую установить контакт в ближайшие дни.
Григ».
Адмирал довольно потер руки: «Игра началась».
«Тов. Григу.
Объект должен довести предложение советского руководства: финансовая помощь в обмен на перемирие в зоне, контролируемой объектом. Пообещайте объекту содействие в доставке через территорию СССР гуманитарного груза ШП в Панджшер.
Адмирал».

12.09.1988
СТОКГОЛЬМ

– Вас ждут, – появился служитель и проводил Матвея вглубь Домского собора.
– Добрый день, ваше преосвященство, – довольно громко для тесного кабинета разведчик приветствовал епископа. – Пришел с просьбой.
– О чем просишь?
– Начавшийся вывод войск из Афганистана сталкивается с сопротивлением со стороны моджахедов.
– Прискорбно, если конфликт затянется.
– Я и мои друзья, в том числе иерархи Русской православной церкви, просим содействия.
– А именно?
– Чтобы добиться перемирия, Кремль хочет сделать важные шаги в гуманитарной сфере, привлечь европейскую общественность.
– И в Швеции?
– Да, мне нужно переговорить с председателем «Шведской помощи». Необходимо, чтобы он отнесся серьезно к моему предложению. Лютеранская церковь – важный спонсор ШП. Моя мысль понятна?
– Вполне.
Епископ снял трубку телефона.
– Здравствуй, Уве.
– Добрый день, ваше преосвященство.
– Русский журналист Алехин активно участвует в нашем проекте по изданию библий для Русской православной церкви. Тебе надо срочно встретиться с ним. У него перспективное предложение по твоей линии.
– Да, конечно.

15.09.1988
СТОКГОЛЬМ

После приветствия Матвей взял быка за рога.

– Герр Стурстен, друзья в Москве предлагают ШП сотрудничество в деле смягчения последствий войны в Афганистане.
– Даже так! О чем идет речь?
– Вы сможете направить гуманитарный груз через СССР – в Панджшер, контролируемый Масудом. Вы знакомы с лидером моджахедов?
– Да, мы виделись однажды. Идея неожиданная. Давайте обсудим.

МОСКВА

Адмирал ликовал, входя к начальнику разведки: «Григ зацепил шведа!»
– Неплохо. Готовь «пакет» и «приложение». Санкция Политбюро будет со дня на день.

19.09.1988
МОСКВА

«Адмиралу.
Объект принял предложение, добивается поддержки со стороны МИД Швеции, готовит груз на два грузовика, согласился передать послание руководства СССР.
Он настаивает на моем личном участии в миссии, интересуется логистикой.
Григ».
Зам. нач. разведки отложил шифровку: «Операция, похоже, продвигается успешно.
«Тов. Григу.
Доставка груза возможна шведским автотранспортом до Москвы, далее военным самолетом на авиабазу Баграм и автоконвоем в район, который Масуд укажет объекту.
Адмирал».

Комиссия по Афганистану, созданная Политбюро ЦК КПСС, заседала в закрытом режиме. Начальник разведки выразил тревогу в связи с попытками моджахедов затруднить эвакуацию, отметил неопределенную позицию Масуда.
– Вы ведете работу по Масуду? – спросил председатель.
– Да.
– Проблема будет решена?
– Наши сотрудники над ней работают. Им требуется помощь.
– Какая?
– По заказу Кабула афгани печатаются в СССР. При их перевозке в афганские провинции вероятна частичная утрата в результате… э… нападений душманов.
– Утрата должна быть минимальной. Нельзя терять лицо перед президентом Наджибуллой. Он считает Масуда главной угрозой после нашего ухода, требует ее устранения.
– Готовим и радикальный вариант. Требуется санкция Политбюро на привлечение секретного НИИ. Не хочу обременять подробностями…  
– Интересуют не детали, а результат. Используйте возможности науки

23.09.1988
МОСКВА

Из Шереметьево Алехин быстро добрался до загородного Центра. Обсуждение операции «Пакет» у Адмирала затянулось до вечера. Последний вопрос задал Матвей.
– Кто будет обеспечивать прикрытие в Афгане?
– Спецназ КГБ – отряд «Каскад». Командир группы – Серый – сейчас в Москве. 

Дверь квартирки Алехину открыл невыразительный человек, выгоревший под солнцем. Кожа туго натянута на каркас из костей и почти таких же твердых мышц. Совершенный боец, способный убить голыми руками или тем, что попадется.  
На кухне выпили и закусили тем, что можно было купить в полупустых магазинах Москвы.
– Серый, как понимаешь задачи спецназа?
– Проникновение в тыл противника с целью …
– Можешь сказать по-человечески?
– Тихо прийти, нагадить и тихо уйти.
– Каких бойцов предпочитаешь?
– Есть два типа: осторожные и мертвые. Предпочитаю первых. А ваша задача в Афгане?
– Спокойно приехать, спокойно уехать.
– Что, и гадить не станете?
– Встречаешь меня в Баграме через пять дней. «Пассажиров» двое. Отвечаешь, чтобы нас не убили до точки входа. Дальше – как получится.

24.09.1988
МОСКВА

Посреди ангара находилась кювета из просвинцованного стекла, внутри – пачки бумаги в коробках. Адмирал кивнул майору из оперативно-технического отдела.
– Требовался метод, делающий бумажные носители непригодными для обычного использования в течение трех месяцев. По истечении срока носители должны становиться вновь пригодными к бытовому использованию без дополнительной обработки. Мы выбрали радиоактивный изотоп скандий-46.
– В результате?
– Человеку нельзя трогать бумагу без специальной защиты.
– То есть субъект, взявший носитель в руки… – Адмирал не договорил.
– Умрет, если носитель свежеобработан.
– А через три месяца?
– Период полураспада – 83,83 суток. Затем бумага не представляет серьезной угрозы для жизни. Лучше выждать еще месяц-два. Того, кто поторопится, ждет грустный конец. Ведь в среднем человек трогает свое лицо раз в три минуты, то есть потащит радиоактивную пыль в нос, рот, глаза, к мозгу.
– Изолирующее обмундирование спасает? – спросил Алехин.
– Костюм радиационной защиты обезопасит от радиоактивной пыли, но от вторичного излучения слабо поможет.
Выйдя на воздух, Матвей уточнил:
– Какая валюта?
– Афгани, естественно. Приказ такой: уговариваете Масуда не мешать проходу колонн по шоссе и полетам с аэродромов. Тот соглашается и получает «пакет». Затем ему придется потерпеть 3–4 месяца, прежде чем сорить деньгами.
– Сколько ему предложить?
– Партия банкнот на пути из Баграма в провинцию может быть «захвачена» боевиками. Торгуйся: Восток – это базар, где продается всё и все. Готовы два грузовика, это 250 миллионов афгани. Начни с одного, потом повысь цену в обмен на встречные уступки.
– А если Масуд согласится на перемирие, возьмет деньги, чтобы затем ударить нам в спину? И, выждав до весны, использует деньги?
– К «пакету» есть «приложение». О нем позже.

СТОКГОЛЬМ

МИД Швеции поручил посольству в Пакистане связаться с представителем Масуда, сообщить о гуманитарной миссии ШП во главе со Стурстеном, запросить пункт входа в Панджшер и пароль.

На Стурстена произвела впечатление полученная от Алехина справка.

«Ахмад Шах Масуд (Счастливый) родился в 1953 году в Панджшере, в семье полковника королевской армии. Учился в привилегированном кабульском лицее с преподаванием на французском языке, затем в Кабульском политехническом институте. После свержения короля бежал в Пакистан, сблизился с исламистами из организации «Братья-мусульмане», обучался в лагерях террористов в Ливии и Ираке. Вернулся на родину, пройдя подготовку в Пакистане под началом американских инструкторов.

Лидер Исламского общества Афганистана (ИОА) – крупной группировки мятежников из этнических таджиков. Она насчитывает 10 000 боевиков и 25 000 резервистов. Вооружение: «катюши», ПЗРК, ПТУРС, горные пушки, гранатометы и стрелковое оружие. Зона контроля – Панджшер, шоссе Кабул – Хайратон и районы в 11 провинциях.

Масуд – националист исламской ориентации. Имеет связи с исламскими государствами, получая материальную помощь и оружие. Создает «Северный Альянс», призванный уравновесить влияние Талибана и пуштунских племен, а также Пакистана. Энергичный и смелый главарь. Осторожен, скрытен и жесток. Умный, хитрый и коварный враг. Непреклонен в достижении поставленных целей, непререкаемый авторитет среди боевиков и мирного населения. При надобности обходителен и обаятелен. Держит данное слово, но – до изменения обстановки

Тщеславен. Обладает широким кругозором. Кроме языков Афганистана, владеет французским, английским и немного русским. Религиозен, соблюдает мусульманский образ жизни и законы шариата. Неприхотлив.

Отец и три брата проживают в Пакистане и участвуют в ИОА, четвертый брат – Ахмад Зия находится в Панджшере и выполняет ответственные поручения. Три сестры проживают в Кабуле, одна – в Пакистане. О матери данных нет. Месяц назад женился. Детей нет.
Пережил несколько покушений и спецопераций. Озабочен личной безопасностью. Регулярно меняет командиров и телохранителей. Вооружен автоматом АКС-74у и пистолетом Глок-17.

Скрывается в пещерах. В кишлаках появляется после разведки. Распространяет дезинформацию о своем местонахождении. Базируется к юго-востоку от Саланга».

30.09.1988
МОСКВА

Адмирал обсуждал с Алехиным план командировки.

– Транспортировка согласована, «Каскад» готов.
– Нужная мне сумма чистых денег?
– Уже на базе. Планируешь передать Гаишнику?
– Он женился недавно – мой свадебный презент. Как со вторым «подарком»?
– Ждет в приемной. Костюм радиационной защиты прилетит вместе с «пакетом».
Вошедший сотрудник  оперативно-технического отдела (ОТО) объяснил, как и что.
– Зеркальная камера Nikon.
– Ее модернизировали?
– Как вы и просили. Используйте изделие в крайнем случае, очень осторожно.

02.10.1988
МОСКВА

Вечером Адмирал неожиданно приехал на квартиру Матвея.

– К «пакету» есть биологическое «приложение». Прилетит особая машина со спецом, который на месте обработает афгани. Эпидемия начнется, как только афганцы вскроют грузовики-термосы с деньгами. По идее – весной, после эвакуации наших. Если душманы распатронят «пакет» зимой, то болезнь охватит только Панджшер, отрезанный горными перевалами. Замысел сомнительный, но дело контролируется с самого верха. Я отсюда ничего не могу поделать.
– Это же геноцид!
– Вопрос решишь ты, в Афгане. Серый знает, что я тебе доверяю полностью.
– Не знаю, поможет ли. Попробую.

03.10.1988
БАГРАМ

Двигатели наконец умолкли. В люк влез Серый и крикнул: «Добро пожаловать на родную афганскую землю! В Баграме все спокойно!»
Авиабаза занимала равнину, заселенную тысячами солдат, стоянками автомашин и бронетехники, складами продовольствия, боеприпасов, амуниции, топлива. Здесь размещались электростанции, госпиталь, банно-прачечный городок, парикмахерская, ремонтные мастерские, штабы, радиоцентр, военторг и еще масса военных объектов. Летательных аппаратов насчитывалось не менее сотни.

Солнце на западе клонилось к горизонту. На востоке – лабиринт черных ущелий и красно-охристых хребтов. Вдали белели заснеженные вершины. Закатное небо смотрело на Баграм сверху вниз. На ужин приготовили макароны по-флотски и местные овощи, наливали компот и чай, к ним давали печенье «Юбилейное» и конфеты «Южные». Миски, вилки и ложки из алюминия, стаканы граненые. Потом два спецназовца достали гитары. В качестве бэкграунда тарахтел дизельный электрогенератор. Похолодало. Лагерь заснул моментально.

04.10.1988
ПАНДЖШЕР

На шоссе к Салангу сразу понятно отличие Афганистана от благополучных стран. Тут дикость окружала цивилизацию, теснила дорогу. На границе между ними, то есть по обочине, виднелись следы их войны. Тут – напали на колонну и сожгли десяток машин, там – засаду боевиков обнаружили и уничтожили танки с ближайшего блокпоста. Слева стоял кишлак, и на беду моджахеды выбрали его в качестве укрытия, справа, в реке, под восстановленным мостом лежат остатки его взорванного предшественника. Всюду воронки и ямы. От мин, от артогня, от тяжелой техники, от дождя, от камнепада – от дикости и от цивилизации.
Показалось серое пятно – Джабаль-ус-Сарадж. К машине приблизился местный житель с серебряным пистолетом в портупее.
– Ассолом алейкум, рохнамо! (Здравствуйте, руководитель! – тадж.) – поздоровался и перешел на русский. – Властелин приглашает в свои владения.
– Ассолом алейкум, – Уве попросил Матвея переводить. – Куда нам ехать дальше?
– Через город, затем километров пятнадцать по грунтовке, там ваш отряд разобьет стоянку. Завтра шведские гости поедут на наших внедорожниках. Оружие и рации с собой не брать. Я – Верный, начальник охраны.

05.10.1988
ПАНДЖШЕР

Машина, раскачиваясь и постанывая, ползла вдоль реки, в глубь горного края. Узкая долина или широкое ущелье? Попадались пещеры. Водитель рассказал, что там добывают драгоценные камни

За километр до очередного кишлака появились мужчины с автоматами. Домишки лепились к склону, в середине бежала речка. Верный подвел гостей к невысокому человеку с элегантной бородкой и красивым лицом. Ахмад Шах Масуд приветливо улыбался.

– Дорогой шведский друг Стурстен, рад видеть вас и вашего друга.
– Спасибо, что Ахмад Шах Масуд любезно согласился принять гуманитарную миссию «Шведской помощи», – Уве испытывал облегчение, если не радость. – Мы давно мечтали помочь жителям Панджшера. Привезенный груз – капля в море, однако надеемся, что за ним последуют новые поставки.
Молчаливый мальчик Али с темными глазами провел в хижину. Как догадался Матвей, паренек – наложник Верного. Жертвы сексуального насилия либо считают самих себя виноватыми, либо хотят отомстить. Этот относится ко вторым, а значит, может стать источником оперативной информации. «Надо с ним поработать», – решил разведчик.

Позже гостей позвали к Масуду, с ним был брат Ахмад Зия. Дастархан накрыт к чаю – сладости, фрукты. Стурстен рассказал про организацию миссии. Алехин изложил маршрут, указал на содействие Кремля. Чуть позже Уве, как и планировалось, сослался на головокружение: «Пойду прилягу, высокогорье». Матвей проводил его.
– Спасибо, – поблагодарил шведа на улице, – дальше я один.
– Уверен? Не рано?
– Мой выход, – захватив коробку с купюрами, отрезал разведчик.
Два телохранителя у двери, но внутри Панджшерский лев сидел в одиночестве.
– Я узнал, что вы недавно женились, и привез скромный подарок.
– Что это? – удивился таджик, увидев пачки банкнот.
– Малая толика афгани, что поступают из Москвы в Кабул. Мои друзья в Кремле хотят оказать финансовую поддержку Панджшеру.
– Расскажите подробнее, – произнес хозяин.
– Я – сотрудник разведки, выполняющий задание высшего руководства Советского Союза. Москва предлагает вам воздержаться от действий против наших сил и объектов. В ответ мы прекратим подобные действия и предоставим материальную помощь.
– Дерзкий поступок. Ценю вашу смелость и откровенность. Приехать – поступок. Глупца или мудреца.
– Так или иначе, раз мы сидим друг против друга, используем уникальную возможность максимально продуктивно.
– Какие гарантии, что вы действуете от имени Кремля?
– Москва организовала и доставила шведскую гуманитарную помощь, чтобы подтвердить мою серьезность.
– Что вы предлагаете в практическом плане?
– В перспективе – сотрудничество в экономической и иных областях. Сегодня – деньги.
– В какой форме?
– Банковский аккредитив, который раскроется при двух условиях: отсутствие нападений с вашей стороны и наступление 15 февраля 1989 года – объявленной даты завершения вывода войск, – пустил в ход блеф Алехин.
– Для нас, горцев, иметь дела с банками неприемлемо, – Масуд, как и ожидалось, отверг идею.
– Деньги могут быть и в физической форме, с такими же условиями, подкрепленными специальными техническими мерами.
– Конкретно?
– КамАЗ, загруженный афгани, отпечатанными в СССР по заказу кабульского правительства.
– Поддельные?
– Вы получили образец – коробку с банкнотами. Настоящие купюры, обращающиеся в Афганистане.     
– Когда сможете доставить?
– Через сутки после заключения нашего договора груз будет в лагере моего отряда.
– Какую сумму перевозит грузовик?
– 125 миллионов афгани. Полноприводный КамАЗ останется в качестве бонуса.
– Сумму нужно увеличить.
– Тогда следует расширить и ваши обязательства. Отпустите советских военнопленных и воздержитесь от действий против президента Наджибуллы.
– Про Наджибуллу обсудим. А пленных я уже отпустил из Панджшера.
– Прикажите вашим командирам и в других провинциях немедленно освободить пленников. Такого сигнала ждут в Кремле. После нашего ухода здесь будет столь ожесточенная схватка за власть, что вам потребуется мощный союзник на севере.
Торг закончился глубоко ночью. Масуд ждал денег, но не догадывался про скандий-46. Матвей ждал свободы для пленных, но не представлял их числа.

06.10.1988
ПАНДЖШЕР

Али прошептал в ухо спящего Алехина:
– Верный тебя ненавидит.
– За что?
– Не хочет мира. Сейчас тебя ждет Властелин.
Входя в дом, где расположились Масуд и его приближенные, разведчик чуял успех.
– Потрясающие рассветы в вашем краю, господа.
– Мы обсудили предложение Москвы. Оно в принципе приемлемо.
– Мудрое решение, высокоуважаемый Ахмад Шах Масуд. Позвольте суммировать условия соглашения, которое является обменом обязательствами:
«Советское правительство передает под ваш контроль два специально оборудованных КамАЗа, загруженных подлинными  афгани. С учетом специальных технических мер вы сможете свободно распоряжаться деньгами в сумме 250 миллионов афгани не ранее 15 февраля 1989 года.
Ахмад Шах Масуд сегодня отдает приказ, а его командиры освобождают всех советских заключенных – военных и гражданских – и доставляют их советским постам. Ваши отряды прекращают враждебные действия против советских и кабульских лиц и объектов, чтобы СССР мог осуществить полный и бескровный вывод войск из Афганистана до 15 февраля 1989 года».
– Где и когда будут переданы грузовики?
– В лагере моего сопровождения. Завтра утром, если позволите мне воспользоваться вашими радиоканалами и отправите меня со Стурстеном для организации передачи

По цепочке таджикских постов до Серого дошел заранее согласованный радиосигнал. Из Баграма стартовали два КамАЗа и один «Урал». Все с закрытыми металлическими кузовами. «Пакет» пришел в движение вместе с «приложением» и сопровождавшим его спецом. Охраняли колонну два БТР и пара боевых вертолетов. Навстречу двигался Алехин. Его сопровождал Ахмад Зия с письмом Масуда о ненападении и с дюжиной боевиков.
На подъезде к стоянке «Каскада» Ахмад Зия получил сообщение о прибытии конвоя.
– Поехали забирать товар, – потребовал моджахед от Матвея.
– В лагере много солдат. Может случиться недоразумение. Переночуйте в кишлаке. Завтра утром укажу место встречи. Высади меня здесь.
Оперработника, вышедшего к лагерю, встретил Серый.
– Слава богу, вы в порядке. Где Стурстен?
– Остался заложником у Масуда.
– Может, с дороги умоетесь, перекусите?
– Потом. Пещеры подобрали?
– Есть шахтные выработки в пяти километрах выше по ущелью. Видели по пути сюда?
– Недалеко от поста душманов?
– Точно.
– Хорошо. Чуть дальше есть вертикальная скала с прожилками. Еще охрой что-то написано. После того как я с «духами» уеду, выдвигайся с парой ребят туда.

08.10.1988
ПАНДЖШЕР

Первым полз УАЗ с Серым и Алехиным, сзади «Урал» с «приложением» и спецом. Остальные подтянутся позже. У пещер авангард остановился. Серый приставил ствол к голове спеца.
– Что за дрянь в «Урале»?
– Yersinia pestis mutatio, – ошеломленно произнес тот.
– А по-русски?
– Чума, модифицированная в биологическое оружие.
– И зачем оно?
– Приказано обработать пачки бумаги.
– Взявшие их в руки люди заразятся?
– Не люди – афганцы. Смертность 90 процентов, – ученый ожил, затронув любимую тему.
– Не жалко?
– Гады застрелили моего брата – врачом работал в Джелалабаде, лечил местных. Неужели вы меня убьете? 
– Делай, что скажу, и молчи, тогда вернешься отсюда живым, – пообещал Алехин.

Прибывшие КамАЗы поставили возле пещер. БТРы и спецназ изготовились к приему гостей или к бою – кто ж знает!
– Срежьте пломбы и откройте кузова. Всем отойти, – скомандовал Серый.
Спец достал из «Урала» чемодан с надписью «Опасно. Не вскрывать» и стал бросать пробирки с какой-то жидкостью внутрь машин. Дверцы закрыли.
Появившийся Ахмад Зия хотел сразу увидеть деньги. Разведчик осадил его и рассказал о специальных технических мерах.
Услышав про скандий-46, моджахед был поражен и разгневан. Дальнейшее повергло его в шок. Спец в защитном костюме подошел к КамАЗу – радиометр в его руке показал повышенный уровень излучения, приоткрыл кузов – стрелку зашкалило. Зия Ахмад велел облачить в костюм одного из боевиков, тот залез в машины и подтвердил, что они забиты деньгами. Матвей подвел итог.
– Уважаемый Ахмад Зия, пока будете ехать к Масуду, уровень радиации немного снизится и будет понижаться каждый день, чтобы через три месяца достичь безопасного значения. Я оставлю вам радиометр и костюм. Помните: кто тронет деньги до середины февраля, погибнет сам и убьет людей вокруг.
– Дьявольский план!
– Грузовики при закрытых дверцах кузова безопасны. Передайте мне, пожалуйста, письмо Ахмад Шаха и отправьте сюда Стурстена.
– Ты поедешь со мной и сам все расскажешь брату. Он решит, как поступить.
– Если настаиваете, поеду. Так мы меняем КамАЗы на документ или нет?
– Меняем!
– Серый, забери письмо. Если 12-го не вернусь, уводи отряд. Командование начнет ковровые бомбардировки Панджшера и карательную операцию, – Матвей говорил громко, чтобы боевики слышали.
«Каскад» и спец уехали первыми. Затем моджахеды забрали КамАЗы с «пакетом». Серый и «Урал» с «приложением» задержались. Первый – на полчаса, второй надолго. Загнав «Урал» в пещеру, спецназовец взорвал ее вход. «Урал» исчез: «каскадовцы» считали, что грузовик уехал с душманами; те полагали, что вернулся к спецназу.
Когда Али увидел, что Ахмад Зия возвращается не один, его охватила тревога. Верный пришел в возбуждение: глаза набухли, казалось, вот-вот лопнут. 
Разведчик с дороги успел умыться, прежде чем «младший брат» позвал его к Масуду. Пересекая кишлак, подросток в темноте вновь предупредил, что начальник охраны опасен.
– С возвращением, – панджшерский лев урчал, вплетая угрозу в бархатный баритон. – Ахмад Зия под впечатлением от случившегося. Хочу услышать вашу версию.
– Москва приняла спецмеры, исключающие использование денег до 15 февраля. Скажу откровенно: следует выждать даже дольше, чтобы банкноты стали безопасными. Кстати, мой свадебный подарок безвреден. Хотя я мог бы подарить и отравленные деньги. Но Кремль не желает вам зла.
– Мой русский гость очень хитер. Жаль, что мы не союзники.
– Однако действуем заодно в деле примирения. Возможно, нам предстоит стать союзниками в полном смысле слова.
– Хотелось бы верить, хотя последние события настораживают.
– Вы сомневаетесь, что деньги станут безвредны в указанный срок? Давайте проверим прямо сейчас. Я привез защитный костюм и радиометр.
– Отличная мысль. Сами будете измерять?
– Для чистоты эксперимента пусть Ахмад Зия займется или Верный. Приобретут опыт, полезный для вашей безопасности и в дальнейшем, когда вместо русских к вам полезут американцы с союзниками. Ведь враги могут применить и долгоживущие радиоактивные изотопы.
– Что ж, господин Алехин, если прибор покажет падение радиоактивности нужными темпами, то договор вступает в силу. Сегодня мои командиры в провинциях отпустили часть пленных. Прослежу, чтобы освободили всех. Нападений с нашей стороны не будет. Надеюсь, СССР выполнит встречные обязательства.
– Спасибо за мудрые слова, передам их руководству. Благодарен судьбе за наше знакомство. Желаю Афганистану найти мирный путь. Спокойной ночи

09.10.1988
МОСКВА

Начальник разведки ехал в Барвиху-4, к генсеку для доклада. «Итак, «пакет» доставлен, письмо Масуда получено, «приложение» пущено в ход. Удастся ли Григу выбраться живым? С точки зрения национальной безопасности его судьба не имеет значения. Успех?!» На даче разговор вращался вокруг положения в Афганистане.

– Вы нашли решение проблемы Масуда? – спросил партийный лидер.
– Вчера операция вступила в завершающую стадию. Масуд письменно обещал до 15 февраля не применять силу против наших граждан и учреждений, а также против кабульского правительства. Фактически пошел на перемирие. Наши гарантии даны устно.
– Кем? На каком уровне?
– Нашим сотрудником, на уровне исполнителя.
– Насколько велика цена вопроса?
– Из госбюджета не потрачено ни копейки.
– Отлично, но Наджибулла настаивал на более радикальном решении, как вы помните.
– Операция переходит в необратимую стадию. Ожидаем, что результат скоро проявится в полную силу.
– Кабул следует информировать?
– Нет. Там узнают новости раньше нас.

 

ПАНДЖШЕР

Тройка томилась в засаде. Ночью, обойдя пост моджахедов, спецназовцы вышли к стене с прожилками, указанной Григом, и замаскировались.

В пути Алехин, предупрежденный Али, окончательно уверился, что Верный слетел с катушек. Видимо, расстреляет группу, свалив убийство на русских солдат. Моджахедом двигала не просто ненависть к Матвею, а желание сорвать перемирие, чтобы сохранить свое особое положение в раздираемой конфликтом стране. Для продолжения войны требовалась знаковая жертва. Смерть советского шпиона – рядовой случай, гибель шведа – международный скандал. Оставалось надеяться, что начальник охраны планирует совершить черное дело недалеко от лагеря спецназа. Надежда оправдывалась: колонна ползла и ползла вниз по ущелью.
– Красотища! – Матвей наконец увидел подходящее место казни. – Остановимся и сделаем пару снимков на память.
Задником для фотосессии разведчик выбрал скалу с надписью арабской вязью, метрах в пятнадцати от группы сопровождавших боевиков.
– Верный, что там написано?
– «Аллах властвует над небесами и землей». Так гласит Коран, – с улыбкой гиены ответил бандит и незаметно для себя, но очевидно для русского погладил портупею с серебряным пистолетом. – Подходящее изречение, особенно для вас, здесь и сейчас.
– Возьмите мой Nikon, щелкните нас, – попросил Матвей и, поколдовав с настройками, протянул врагу.
Тот, приложив аппарат к глазу, сделал несколько шагов вперед, навел на резкость и гаркнул: «Smile!» Гости изобразили улыбки, и палец нажал на кнопку. Алехин повернулся спиной к объективу и, прикрыв шведа телом, повалил наземь. Фотокамера взорвалась на сотни осколков, разнесших голову Верного и ранивших душманов. Выстрелы спецназовцев добили выживших моджахедов. Али, сидевший в машине, не пострадал.
«Каскадовцы» были готовы ликвидировать бандитов по сигналу разведчика – стоило тому поднять руку. Засада планировалась на крайний случай: ожидалось, что гостей просто доставят в лагерь. Что-то пошло не так, и фотокамера почему-то взорвалась.
Убедившись, что «духи» мертвы, Серый связался с парой Ми-24, дежуривших на «аэродроме подскока» около шоссе. Ведущая вертушка совершила виртуозную посадку, ведомая барражировала, контролируя обстановку сверху. Взяв на борт потерявшего сознание Алехина, Серого и Стурстена, вертолет устремился к Баграму. Пара спецназовцев осталась зачистить местность


– Как тебя звать, мальчик? – спросил один из них. – Я – Равшан из Таджикистана.
– Али.
– Ты в безопасности, хочешь уйти с нами в Кабул?
– Мне надо вернуться и доложить Масуду о случившемся, иначе тот может отказаться от перемирия.
– Уверен? Машиной управлять умеешь?
– Уверен, я справлюсь.
– Тогда сделаем так…
Бойцы имитировали совершенно иную ситуацию. Моджахедов собрали в кучу и взорвали гранатой, затем труп Верного затащили в японский внедорожник, оставив остальных на корм стервятникам. Али получил инструкции: со слезами поведать Масуду о гибели «любимого хозяина» в результате несчастья. Мол, Верный хотел бросить гранату в гостей, а один боевик пытался удержать его от убийства гостей, схватив за руку. Тут граната и рванула. Гости ушли в русский лагерь.
Али сел за руль и повез останки своего мучителя к Властелину. Себе за пояс заткнул серебряный пистолет. В памяти увозил полученный от Алехина пароль для связи в будущем. Верил, что они еще встретятся.
Спецназовцы гадали, от чего погиб Верный. Не знали, что, передавая фотоаппарат в Москве, представитель ОТО поведал разведчику его секрет.
– Встроена бомба, выбираете вот такую комбинацию выдержки и диафрагмы, выставляете время на таймере и включаете автоспуск затвора. Решите использовать – не стойте ближе 10 метров от взрыва. Можно и вручную подорвать, но это смерть для нажавшего на спуск.
– Бомба безоболочная, поразит только взрывной волной. Не слабовата?
– Взрывчатка экспериментальная, кратно мощнее гексогена. Корпус камеры при взрыве даст облако осколков. Объектив превратится в поток стекляшек, которые в человеческом теле даже рентген не обнаруживает. Подрыв на уровне шея – грудь обеспечивает максимальный эффект.

Ситуация в вертолете подтверждала прогноз ОТО. Решив сделать крупный план, Верный пересек границу разлета осколков, и теперь Алехин истекал кровью. Серый пытался перекрыть кровопотерю, вколол раненому промедол против болевого шока. Уве горевал: его новый друг и его старый мир умирали на глазах.
Когда до Баграма оставались минуты полета, с земли по вертушке хлестко ударила пулеметная  очередь. Пули прошили насквозь десантный отсек. Кроме одной: пятьдесят граммов свинца пробили не только днище машины, но и грудь спецназовца. Ведомая вертушка полыхнула залпом НУРСов (неуправляемые реактивные снаряды. – Ред.) по вершине холма – огневой позиции боевиков.
Санитары на авиабазе вынули два тела, опытный военврач-сортировщик уловил признаки жизни в одном. «В операционную. Срочно!»

10.10.1988
МОСКВА

Первая шифровка из штаба «Каскада» не отличалась обстоятельностью: операция «Пакет» завершилась неудачно – убит командир спецназа, тяжело ранен тов. Григ, уничтожена часть охраны Масуда во главе с ее начальником. Следовало ожидать возобновления боевых действий. «Проклятье! – Адмирал схватился за сердце. – Удача изменила Алехину в последний день».
Вторая депеша исправила картину: Григ жив, ликвидацию охраны Масуда удалось обставить как несчастный случай, не отмечается активизации банд в Панджшере, перемирие сохраняется.

ПАНДЖШЕР

Затуманившимися глазами Властелин смотрел в лицо Али. Рассказ мальчика его поразил: безумный Верный пал жертвой собственных интриг и глупости.
– Сколько тебе лет?
– Пятнадцать, – соврал пацан.
– Можешь остаться в моем отряде.
– Благодарю, Властелин. Буду верным воином

МОСКВА

Адмирал молча взирал на начальника разведки, поражаясь его реакции.
– На «троечку» закончили операцию. Расслабились, не сумели довести дело до конца. Результат не полностью удовлетворяет Политбюро. Твой опер напортачил на финише, не оправдал ожиданий руководства. Наказывать, раз уж ранен, не станем, но и награждать не за что. А ты Звезду Героя Советского Союза для него просишь.
– Понимаю, что еще нет полной картины, – осторожно начал готовить возражения Адмирал. – Например, сработает ли «приложение» к «пакету».
– Какое «приложение»? Не было никакого «приложения», и «пакета» не было. Операция закончена, тема закрыта. Доложишь, если наметится… э… прогресс в Панджшере.

12.10.1988
МОСКВА

Транспортники спешили покинуть Баграм до наступления темноты. Последним стартовал санитарный Ил-76 «Скальпель». Среди эвакуируемых на родину – Алехин, ему предстояло долгое восстановление в центральном госпитале КГБ.

Утром, после обхода, Матвей полулежа-полусидя глотал жидкую овсянку. Медленно отступала пелена слабости и отупения. А тут еще пришедший Адмирал начал с сюсюканья, обычно используемого при обращении к младенцам и больным.
– С возвращением, дорогой Матвей Александрович! Как самочувствие?
– Сил нет, отключаюсь часто. Мне доложить?
– Ну, не так официально. Все прошло хорошо, ты жив и почти здоров. Расскажи вкратце, что можешь.
– Сделка заключена.
– Знаю, нам переслали письмо Гаишника. Его командиры воздерживаются от нападений, отпускают пленных.
– «Пакет» передан и хранится в «холодильниках». Скандий произвел сильное впечатление. Оставил «духам» РЗК и радиометр. Пришлось ликвидировать Верного, тот пытался убить меня со Стурстеном, чтобы сорвать договоренность с Масудом. Взорвал его команду заминированной камерой.
– Нет слов. Высший пилотаж! Чудо, что ты остался жив!
– Серый погиб? А то мне не говорят…
– Шальная пуля с земли. Прямо в сердце. Умер еще в вертолете. Что с «приложением»?
– Обработали «пакет» по инструкции. На глазах у бойцов «Каскада». Только сомнительно, что препарат сработает.
– Сомнительно?
– То есть невероятно. Биоматериал мы с Серым заменили речной водой.
– А зараза и «Урал»?
– Исчезли с лица Земли.
– Конкретнее?
– Вам лучше не знать. Никому лучше не знать. Я и то забыл уже.
– Вот это правильно. Я и не сомневался в тебе. Почти.


Новые фрагменты из книги «Исповедь шпиона. Пакет из Стокгольма», вышедшей первым изданием в 2012 году. Дополненное издание выйдет в свет в издательстве ОЛМА.
 


Авторы:  Александр ПОЛЮХИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку