НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Overnight success, или Проснуться знаменитым

Автор: Мумин ШАКИРОВ
04.12.2011

 
Илья Баскин с одной из гостей на премьере фильма «Дом дураков», 2003 год  
   
   
Илья Волох на кинофестивале CineVegas в Лас-Вегасе в 2008 году  
   
 
Илья Волох с Джиной Дэвис в телесериале «Главнокомандующий»  
   
 
Олег Видов выглядит слишком прилично, чтобы играть «голливудских» русских  
 
   
 
Актер и режиссер Евгений Лазарев преподает в Америке методику Михаила Чехова. Лазарев с Николасом Кейджем в фильме «Оружейный барон»  
 
   
 
Олег Тактаров (вверху) и Александр Невский (внизу, с актером Стивеном Брэндом) – одни из немногих русских актеров, сделавших карьеру в Голливуде  
 
   

Современные коллеги Высоцкого, среди которых, впрочем, немало его сверстников и добрых знакомых, добились того, о чём он всю жизнь только мечтал: не просто путешествовать, но работать – сниматься, играть, выступать – по всему миру. В том числе в заветном Голливуде

Лос-Анджелес похож на гигантский праздничный пирог, разрезанный на множество кусочков. Многие улицы, бульвары и перекрёстки вошли в историю американского кино, по ним целыми днями петляют туристические автобусы: Родео-драйв, Беверли-Хиллз, Олвера-стрит и, конечно же, Голливудский бульвар с Аллеей звёзд. Кино в Лос-Анджелесе снимают круглые сутки – перекрываются дороги, арендуются офисы, магазины и рестораны, а вдоль тротуаров вереницами стоят трейлеры, операторские краны и другая спецтехника. Вокруг всегда много зевак, жаждущих увидеть живого Брэда Питта или Джорджа Клуни.
Хотя Голливуд не жалует «чужаков», это не останавливает тех, у кого есть амбиции и воля. Русские артисты тоже пытались покорить «фабрику грёз». Достаточно вспомнить такие имена, как Савелий Крамаров, Борис Сичкин, Олег Видов… Из постоянно проживающих ныне в США больше всех в американском кино сыграли Илья Баскин и Илья Волох. Во втором ряду стоят герой-романтик Олег Видов, цирковой артист Игорь Жижикин, кулачный боец Олег Тактаров и известнейший в своё время актер Театра имени Маяковского Евгений Лазарев. Они изображают в голливудских лентах «плохих парней» из России: коррумпированных кремлёвских политиков, бывших агентов КГБ, жестоких мафиози и «новых русских».
Конечно, каждый мечтает расширить границы своего амплуа; сильный хочет сыграть слабого, весёлый – грустного, умный – глупого. Игорь Жижикин, русский злодей из последней версии «Индианы Джонс», как-то пожаловался на судьбу Квентину Тарантино (они познакомились на съёмках сериала «Шпионка», где Тарантино был приглашённой звездой). «Я однажды говорю Квентину, что давно хочу сыграть в комедии, в какой-нибудь музыкальной драме, но все режиссёры во мне видят исключительно плохого парня, – рассказывает Игорь. – Что же с этим делать? Он так смотрел, смотрел на меня и говорит: «Ты глянь на свою рожу!» Я спрашиваю: «А что такое?» Он говорит: «У тебя такой хороший типаж! Ну, видят тебя плохим парнем – будь плохим парнем, зато таким плохим парнем, чтобы тебя запомнили на всю жизнь!»

«Факов ин Америка»
Лос-Анджелес – город бесконечного ожидания. Каждый второй житель – актёр, каждый третий мечтает им стать. А жизнь голливудского артиста состоит из кинопроб и надежд. На «фабрике грёз» есть выражение overnight success, аналог русского «проснуться знаменитым». И этой самой ночи актёры ждут годами, иногда десятилетиями. Звонок от агента может раздаться в любую минуту. Илью Волоха он застал на Малхолланд-драйв, узкой дороге, петляющей по Голливудским холмам. Обычная горная трасса с видом на Лос-Анджелес. Но благодаря одноименному фильму Дэвида Линча это место стало знаковым, если не мистическим: Малхолланд-драйв ведет в Голливуд, куда в надежде стать кинозвездой приезжает восторженная провинциалка Бетти в исполнении Наоми Уотс. Мы с Волохом мчимся на серебристом «Мерседесе» по тому же маршруту, что и героиня Линча. Илья, не прерывая телефонного разговора, сворачивает на Хиллпарк-драйв, слева от дороги – утопающая в зелени отвесная стена, справа – многоступенчатый трёхэтажный дом-кондоминиум, где он живёт последние пять лет. Подземный гараж, подъезд, коридор – и мы в уютной трёхкомнатной квартире. В зале – абстрактные картины, плакаты из фильмов и семейные фото, налево кабинет, направо спальня, гостей Илья принимает на балконе, по-местному пати, он просторный, там есть мягкий диванчик и кофейный столик. Волох всё делает одновременно: включает телевизор, чайник, компьютер и продолжает говорить с агентом. Он явно в приподнятом настроении, хорошие новости от кастинг-директора: последние кинопробы прошли удачно, его взяли в картину с участием Брэда Питта, Кейт Бланшетт и Тильды Суинтон.
– Роль эпизодическая, но занятость на три недели, а это неплохие деньги, – подсчитывает выгоду Илья. – Буду играть русского переводчика.
Выпускник Школы-студии МХАТ, Илья Волох приехал в США в начале 90-х, женившись на начинающей американской актрисе Кайе Левер. Будущая невеста приезжала в Москву по обмену между студентами театральных вузов. Оказавшись в Лос-Анджелесе, Волох стал обивать пороги крупнейших голливудских студий. Но прежде чем получить первые роли в кино, Илье пришлось освоить другие профессии. Ученик Александра Калягина резал бутерброды в кафе, переворачивал на гриле цыплят, разносил пиццу и даже продавал землю на кладбище в Глендейле, северном пригороде Лос-Анджелеса. «Самое неприятное занятие – это звонить потенциальным «клиентам», – вспоминает Волох свои трудодни на еврейском кладбище. – Звонишь родственникам покойного и предлагаешь застолбить место рядом с ним. Кто-то сразу посылает, кто-то, наоборот, торгуется до последнего. Я продал много земли и даже получил поощрительную путёвку на Гавайи».
Английский язык Илья выучил за два года, но от акцента избавиться не удалось. Первоначально снимался бесплатно в студенческих работах, но постепенно появились эпизоды и даже роли в голливудских проектах. Сегодня за плечами у 45-летнего актёра несколько десятков картин, где он играет в основном «плохих парней» из Восточной Европы и России. Есть опыт работы и со звёздами первой величины. К примеру, в фильме «Самолёт президента» он играл рядом с Харрисоном Фордом, в блокбастере «Рыба-меч» – с Джоном Траволтой, в картине Оливера Стоуна «Поворот» – с Шоном Пенном и Дженнифер Лопес.
– В «Президентском самолёте» у меня не психологическая роль, – признаётся Илья. – Там я играю русского террориста с крепкими кулаками, бью морду президенту США, то есть Харрисону Форду. Интересно было работать с Оливером Стоуном, роль острохарактерная, но играл я не Гамлета и не короля Лира. Опять же – русского бандита в паре с Валерием Николаевым.
Удачный фильм с мегазвёздами – это приличная касса и бонусы. Деньги капают годами, и это солидная прибавка к гонорарам. Голливудская арифметика проста, как таблица умножения. К примеру, если вы тридцать лет назад сыграли в эпизоде в фильме «Крестный отец», сказали всего лишь одну фразу: «Кушать подано!», получили за эту реплику пятьсот долларов, то спустя годы ваши доходы от этой работы могут составить десятки тысяч долларов. Вам будут капать роялти с телепоказов по всему миру, с многомиллионных тиражей на видео, DVD и других носителей. За отчислениями жёстко следит Актёрская гильдия США, и голливудские продюсеры боятся её не меньше, чем налоговую инспекцию. Легко себе представить, сколько потиражных получают мегазвёзды, снявшиеся в суперхитах. Успешная работа в Голливуде актёра среднего звена (именно к этой категории себя причисляет Илья Волох) даёт возможность крепко стоять на ногах. За годы работы в Калифорнии выпускник Школы-студии МХАТ приобрёл недвижимость, пентхаус в Беверли-Хиллз, несколько апартаментов в самых престижных районах Лос-Анджелеса и теперь сдаёт их в аренду. Правда, с женой-американкой ему пришлось расстаться, с актёрской карьерой у неё не сложилось, как следствие – депрессия, безработица и алкоголь.
День Волоха расписан по минутам. Днём он должен навестить маму, которая живёт на берегу океана, в районе знаменитых калифорнийских пляжей Винис-бич, а вечером у него спектакль-антреприза в Санта-Монике, где он играет русского парня из глубинки, приехавшего в Америку на заработки, без языка и связей. В Лос-Анджелесе, где почти каждый второй житель работает в киноиндустрии, есть место и театру. Правда, эти площадки рассчитаны исключительно на энтузиастов, которые в перерывах между съёмками экспериментируют с собой и немногочисленными калифорнийскими театралами. По дороге к матери Илья, выкроив часок из своего графика, заглядывает на пляж, в качалку, где под палящим солнцем наращивают бицепсы десятки загорелых мачо. Когда-то на Винис-бич тренировался сам Арнольд Шварценеггер, плакат с его изображением висит на рекламном щите.
– Голливудскому актёру надо быть в форме, – берёт в руки гантели Волох и, поигрывая мускулами, произносит: – Это и есть актёрское мастерство, вот оно, растёт и опухает не по дням, а по часам. Под этим Станиславский и подразумевал работу актёра над собой.
Если серьёзно, то в Голливуде спортивная фигура помогла русскому артисту не меньше системы Станиславского – здесь почти все приезжие начинают с ролей мафиози или тупых парней, и упругие мышцы в этом случае – дополнительный аргумент. Волох широк в плечах, под два метра ростом, в прошлом профессиональный гребец, великолепно двигается на сцене, в чём я убедился, когда посмотрел спектакль «Fakov in America». Там он поёт, танцует и даже изображает женщину.

Голливудские холмы вместо палестинских
– Сансет-бульвар! – восклицает Волох, сворачивая на самую знаменитую улицу Лос-Анджелеса. – Эта улица стала легендарной во многом благодаря одноимённому фильму Билли Уайлдера. Классик американского кино снял эту драму в 50-м году и очень точно передал атмосферу закулисья Голливуда с его интригами и неизбежной расплатой за короткий миг славы, – произносит заученный текст штатного гида Илья Волох. – В роли угасающей звезды Великого Немого – Нормы Дезмонд – снялась несравненная Глория Свенсон, а циничного молодого сценариста Джо сыграл красавчик Уильям Холден. Тщеславие, безумие, убийство, извращённая одержимость – вот что стоит за яркими декорациями под названием «Голливуд»!
Бульвар Сансет – улица по-американски длинная, километров тридцать. Так что Сансет, можно считать, идёт от заходящего солнца, оправдывая своё название, до восходящего и много чего видит на своём протяжении: ночные клубы, рестораны, гостиницы, бутики и т.д. Но вся слава бульвара сосредоточена в последних кварталах, известных под названием Сансет-стрип. Именно там гуляет местная богема и вершатся судьбы мирового кинематографа. По вечерам в ночных клубах потягивает пивко или балуется лёгкими наркотиками с десяток мировых знаменитостей.
Илья Волох везёт меня в гости к ещё одному баловню судьбы, актёру Илье Баскину. Но Баскин живёт не на шумном Сансет, а в одном из тихих кварталов долины Сан-Фернандо – Вудленд-Хиллз. Здесь обитает немало кинозвёзд, среди которых Ким Бейсингер и Уилл Смит. Баскин – рекордсмен среди русских артистов в Голливуде: около восьмидесяти проектов в американском кино. В начале 1970-х он окончил театральное училище и, получив диплом артиста разговорного жанра, устроился в Московский театр миниатюр. В Советском Союзе Баскин снимался редко, зрителям он известен по фильмам «Большая перемена» и «Телеграмма». Для выходца из Риги Ильи Баскина шансом перевернуть судьбу стала неожиданно появившаяся у советских евреев возможность выехать из СССР. Когда в середине 70-х «железный занавес» приоткрылся, Илья отправился не к палестинским холмам, а прямо к Голливудским.
– Я сразу хотел ехать в Лос-Анджелес, потому что знал, что без языка в театре работать не смогу, а в кино, не зная, как здесь снимают кино, думал, что смогу, – вспоминает молодые годы Илья Баскин. С ходу Голливуд взять не удалось, и начинающему артисту пришлось подрабатывать в ресторане, потом в страховой компании и параллельно издавать русскоязычную газету «Панорама» на Западном побережье США. «Это был совместный проект с журналистом Александром Половцом, – рассказывает Баскин. – И долгое время мы были единственными на Западном побережье, и это был успешный бизнес».
Мы пьём кофе в его уютном доме с бассейном и площадкой для барбекю. Баскин, закурив кубинскую сигару и удобно расположившись в плетёном кресле, демонстрирует нам домашние альбомы. В них вся его жизнь – от эксцентрика и клоуна в оркестре Утёсова до долговязого весельчака из «Большой перемены», от шейха на лошади из американской комедии «Самый большой любовник в мире» до мистера Дитковича из «Человека-паука».
Тридцать лет назад попасть на «фабрику грёз» Баскину помог случай. Знаменитый голливудский режиссёр Пол Мазурски решил снять историю о советском артисте цирка, эмигрировавшем в Америку. Ассистенты Мазурского собирали русских актёров по всей Калифорнии. Так Баскин в 1984 году оказался в картине «Москва на Гудзоне» с Робином Уильямсом в главной роли. В этом же фильме снялся и другой эмигрант из СССР – Савелий Крамаров. Лента произвела фурор и заработала кучу денег. Баскина, удачно сыгравшего циркового артиста, заметили и стали приглашать на кинопробы. Герои Баскина – преимущественно русские, разных характеров и профессий. Бандитов и террористов Илья также переиграл немало. Он снялся более чем в 70 фильмах, его партнёрами были Шон Коннери, Хеллен Мирен и другие звёзды Голливуда. За 30 лет Америка стала для Ильи Баскина даже не второй, а первой родиной. Живя на Голливудских холмах, он уже Россию воспринимает как чужое государство.
– Актёры здесь счастливые люди, – не без гордости говорит Баскин. – Ты сам не ищешь работу, её находит агент, он бьётся головой об стенку, чтобы добыть тебе роль, и, естественно, получает комиссионные. Ну, а когда ты попадёшь на съёмочную площадку, о тебе уже заботятся профсоюзы, они следят, чтобы ты работал определённое количество часов, не больше – если больше, то двойная оплата, если съёмки задерживаются на полчаса, то студии платят большие штрафы, еда должна быть разнообразная, трейлер соразмерно твоему статусу и т.д.

«О чём вы говорите,
он снимался у Спилберга!»
Офис Виктора Круглова находится на Беверли-бульвар в доме номер 7461. Это самый известный в Лос-Анджелесе агент, работающий с русскими артистами. Выходец из Одессы, он эмигрировал в США в конце 70-х, поменял десяток профессий и городов, последние двадцать лет живёт в Лос-Анджелесе. Его агентство Victor Kruglov TMA небольшое, и актёры, если им начинает сопутствовать удача, неизбежно уходят от него в более солидные конторы. В Голливуде каждый сверчок знает свой шесток. В крупных агентствах типа United Talent или ICM – International Creative Management пасутся все знаменитости первого эшелона. Виктор работает преимущественно с выходцами из бывшего СССР и Восточной Европы, как агент-менеджер получает комиссионные 10–15 процентов – но только по результату. Его двухкомнатный офис напоминает типичный актёрский отдел «Ленфильма» или Студии Горького. На стенах календари, плакаты и фотографии артистов, здесь и юные красавицы, и солидные дамы не первой молодости, и суровые мачо. Некоторые из них знакомы российским зрителям: к примеру Олег Тактаров, Александр Невский и Олег Стефан. Звёзды Голливуда – Клинт Иствуд, Джек Николсон, Роберт де Ниро и Джулия Робертс – висят отдельно на стене славы в позолоченных подрамниках.
Телефоны Круглова звонят беспрерывно, говорит он громко, с очень сильным одесским акцентом, что по-русски, что по-английски, этакий персонаж из миниатюр Карцева и Ильченко, но в Голливуде. «Что за проект? Кто режиссёр? «Парамаунт» или «Уорнер Бразерс»? О'кей! Я знаю, кто вам нужен! – вдруг взрывается Круглов. – Я вам вышлю его снимки и дам ссылку в Интернете! В базе IMDB есть его фильмография! О чём ты говоришь, он снимался у Спилберга!»
Круглов, как и многие русские, давно осевшие в США, легко переходит с одного языка на другой и часто заменяет русские слова английскими, произнося их на американский манер. «Мне часто звонят сами директора, – Круглов явно хочет произвести впечатление. – Сегодня говорил с Клинтом Иствудом, он описал мне образ русского гангстера для своей новой картины, я предложил ему Игоря Жижикина, думаю, что Иствуд его возьмёт и не пожалеет, там интересная роль и месяц съёмок». В картотеке Виктора около двухсот актёров, и это неудивительно, русских и украинцев в Лос-Анджелесе пруд пруди, есть даже целый город – Западный Голливуд, где обитает многочисленная община из бывшего СССР, и опытный агент Круглов знает, как подбирать кадры.
– Стандартная внешность не годится, – говорит Виктор. – Обычных лиц миллионы, они не остановят взгляд человека со студии. Должна быть в лице изюминка, что-то самобытное. Это касается в первую очередь мужчин. А женщины? Если она красива, пусть даже банально, отказа ей не будет. Такой товар, как красота, всегда востребован.
Как только Виктор произносит эти слова, дверь офиса открывается и на пороге появляется она – настоящая русская красавица, шикарная блондинка, сошедшая с рекламных билбордов бульвара Сансет.
– Наташа Алам, – представляет её нам Виктор. – Одна из моих больших надежд.
Приход Наташи в офис не был случайным, Круглов сообщил ей приятную новость. Голубоглазая дива модельной внешности утверждена на одну из ролей в фильме «Женщины», где её партнёрами будут Мэг Райан, Аннетт Бенинг, Ева Мендес и Бэтт Мидлер. Эти имена с придыханием перечисляет Виктор Круглов.
– Это комедия в лучших традициях «Секса в большом городе»! Бюджет 16 миллионов долларов. Ты будешь играть одну из подруг героини Мэг Райан.
Наташа от радости бросается на шею Виктору Круглову. Ей повезло, она играет не очередную русскую красавицу с криминальным прошлым, а американку!
– Я очень долго работала над своим английским, чтобы избавиться от русского акцента, – рассказывает Алам. Нам трудно оценить её английский, но русский девушке даётся уже с трудом, проблемы с окончаниями, да и словарный запас почти на исходе. Наташа (девичья фамилия Шеманчук) родилась в Ташкенте, после школы переехала в Москву, карьеру модели сделала в Доме моды Зайцева, затем отправилась искать счастье в Лондон, вышла замуж за внука иранского шаха Резы Пехлеви – Амира, стёлаёпринцессой, спустя пару лет развелась и рванула в Лос-Анджелес. Позади был богатый опыт работы в рекламе и на подиумах Парижа, Милана и Нью-Йорка. Пять лет назад за её карьеру взялся сам Виктор Круглов. В её актёрском багаже десяток ролей в сериалах и малобюджетных картинах. Играет она преимущественно смазливых красоток из России и Европы, но на этот раз, кажется, Виктор нашёл ей что-то поинтереснее. Ведь русским актрисам, как и актёрам, обычно достаются карикатурные персонажи: вульгарные проститутки, подруги мафиози и коварные соблазнительные шпионки.

Шестерить не надо!
Ничего не поделаешь, со стереотипами Голливуда бороться бесполезно. Русский на экране не должен быть похож на американца, зритель не должен ломать голову, где свой, а где чужой. Такова годами выстроенная модель восприятия героев. Космонавт Лев Андропов из фильма «Армагеддон», казалось, положительный герой, но без смеха и слёз смотреть на него невозможно. Русский исследователь космоса бегает по станции «Мир» в шапке-ушанке и с гаечным ключом в руках, как слесарь в котельной.  
Забавная история произошла много лет назад с Олегом Видовым. Его пригласили на съемки «Рэмбо-3», но роль сорвалась. Олег должен был сыграть роль какого-то наивного русского солдата. А потом ему сказали: «Солдата не будет! Будет свирепый и жестокий русский полковник». Видов рассказывает: «Я увидел Сталлоне и подумал: а если полковника сделать по-другому? Что такое Афганистан для меня? И начал петь перед своим текстом: «Тёмная ночь, только пули свистят по степи, только ветер гудит в проводах...» И мне сказали: «Не надо». Я понял по глазам Сталлоне, что этой роли мне не играть».
Так Видов попал в категорию русских актёров, которые выглядели слишком прилично для того, чтобы играть «голливудских» русских.
– К сожалению, приходится считаться со стереотипами, – говорит актёр и режиссёр Евгений Лазарев. Сегодня он преподаёт актёрское мастерство в одной из калифорнийских школ – обучает студентов методике Михаила Чехова. – Но даже в этой, казалось бы, безысходной ситуации, когда получаешь русскую роль, изволь отстаивать, не шестери, хотя ты играешь по законам Голливуда. Я на пробах всегда говорю: «Лазарев, Russian actor». Всякая проба обоюдоостра, они меня пробуют, а я их пробую. Если они способны меня понять и оценить, я принимаю правила игры, если нет – до свидания, мы расстанемся, так сказать, в хороших отношениях. Но шестерить – не надо!
Евгений Лазарев не раз играл в американских картинах русских офицеров. В картине «Оружейный барон» с Николасом Кейджем в главной роли из героя Лазарева сделали генерала-алкоголика, а в фильме «Цена страха», где снимались Бен Аффлек и Морган Фримен, персонаж Евгения, генерал Дубинов, водку в кадре не пил, но государственными секретами торговал налево и направо. И на съёмках произошёл неприятный инцидент, связанный не с режиссёром и не с продюсерами, а с обычной костюмершей.
– Костюмерша мне принесла костюмы. Это было что-то страшное: какой-то грубый плащ, какая-то шапка, жёваный галстук, мятые туфли – я не знаю, в каком магазине всё это она приобрела. Я спрашиваю: «Что это такое?» Она говорит: «Это ваш костюм». Я говорю: «А почему вы это подобрали?» «Но вы же русский генерал», – сказала она. Была пауза, и она покраснела. Затем всё сгребла в охапку и унесла. На следующий день принесла мне отличную генеральскую форму: китель из хорошего драпа, кожаные ботинки, офицерскую фуражку.
Илья Волох в сериале «Главнокомандующий» сыграл русского президента, симпатичного и даже слегка демократичного.
– Это было везение, сценарий не был плоским, – с удовольствием вспоминает Илья. – Я старался идти от себя, хотя передо мной иногда возникал образ Виктора Ющенко, это был 2005 год, но играл я российского президента, и по драматургии была конфликтная ситуация между русским и американским президентами, но мы, то есть наши герои, разрулили её дипломатично. Но это редчайший случай, когда сталкиваешься с таким тонким материалом.
– Вообще, стереотип русской мафии постепенно уходит в прошлое, – считает Виктор Круглов. – Лет восемь-десять назад русским актёрам предлагали исключительно роли бандитов, а актрисам – роли проституток. Сегодня несколько иной спрос, на экране уже появляются русские врачи, учёные и журналисты.
Виктор явно выдаёт желаемое за действительное. Как бы ни хотелось Круглову, в американских боевиках никто русскую мафию не отменял. Даже великий Спилберг в своей последней картине «Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа» вновь объявил врагами Америки русских. Ничего личного. 


Авторы:  Мумин ШАКИРОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку