НОВОСТИ
Таджикского бойца ММА выдворили из России за опасную езду (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Отсидка по бартеру

Автор: Андрей СУХОМЛИНОВ
01.12.1999

 
Таисия БЕЛОУСОВА,
обозреватель «Совершенно секретно»

Владимир Марковский в Бутырке

В 1993 году, после шестнадцати лет беспорочной службы, майор Владимир Михайлович Марковский был уволен из армии по сокращению. Со специальностью политрука устроиться на гражданке шансов не было. Но Марковскому повезло: отец познакомил его с Аскаром Арыстановым. Марковский-старший жил в Оренбурге и знал Арыстанова еще по советским временам, когда тот брал строительные подряды в их области. Сам Аскар казах, но в бригадах у него работали одни чеченцы. После развала СССР Арыстанов создал в Кокчетаве фирму «Ажар» и занялся поставками зерна из Казахстана в страны СНГ. Чтобы иметь возможность заниматься коммерцией в России, в Москве он открыл филиал «Ажара» – «Русско-Казахский Дом» («РОСКАД»).

В «РОСКАДе» Марковский трудился месяц, а потом Арыстанов предложил ему поехать в Тольятти. У «Ажара» были подписаны контракты на поставку зерна с рядом российских фирм. Оплата за зерно шла по бартеру: фирмы под банковские гарантии получали на «АвтоВАЗе» машины, передавали их Арыстанову, тот сбывал машины, закупал на эти деньги зерно и отправлял его фирмам, а те, продав зерно, расплачивались с «АвтоВАЗом». Марковский должен был помочь в заключении договоров между заводом и фирмами, которые приобретали автомобили для «Ажара».

Из рассказа В.М. Марковского: «В Тольятти меня встретили люди Арыстанова, два чеченца из Самары, его бывшие «шабашники». После 1991 года почти все чеченцы, работавшие в бригадах Арыстанова, перебрались в Россию, создали коммерческие фирмы, и со всеми он поддерживал связь.

В автовазовском магазине «Северное кольцо» провожатые познакомили меня с директором Чухновым и его заместителем, чеченцем Лечо. Те пообещали, что помогут решить все вопросы на заводе и если с заключением договоров возникнут какие-то трудности, то они тут же все «пробьют».

Я сидел на «АвтоВАЗе» с апреля по сентябрь 1994 года. Иногда выезжал в Москву или Кокчетав, но в основном находился в Тольятти. По поручению Арыстанова, ряда других лиц, которые работали с «Ажаром», помогал в заключении договоров: узнал порядок оформления документов, какие требования к ним предъявляются, разобрался в процессе подписания. И работал я как специалист именно в этой области. Я не имел права подписи финансовых документов, не получал лично продукцию, не отправлял ее, не распоряжался финансами. Мое дело было маленькое – вести предварительные переговоры и составлять односторонние договоры: со стороны завода подписывают документ, ставят печать, я везу бумаги на фирму, она заключает договор, прикладывает к нему банковскую гарантию, ее проверяют на заводе и, если все нормально, под эту гарантию получают автомобили. Лишь по сделке фирмы «Сабина» я выступал как доверенное лицо ее директора Азаева, а по остальным сделкам – как консультант. У меня был договор временного найма: я выполняю контракт – мне платят. Но на деле я получил в несколько приемов 5 тысяч долларов (половина ушла на командировки), а основной расчет Арыстанов обещал произвести потом...»

В ту пору заключить договор с «АвтоВАЗом» было несложно. Сложно было получить надежную банковскую гарантию. Этот документ тщательно проверяло заводское финансовое управление: проверку проходили либо те, кто имел гарантии солидных банков («Сбербанка», «Инкомбанка»), либо те, у кого были хорошие связи на заводе. Арыстанов всех знал в финансовом управлении, был в прекрасных отношениях с начальником сбыта. Поэтому на заводе Марковскому не приходилось кого-то уговаривать, там уже знали, что он придет с документами. И все решалось довольно быстро.

Машины для «Ажара» получали на консигнацию, то есть с отсрочкой платежа, по сути дела, брали в кредит. Во всех сделках автомобили получали недоукомплектованными. Не хватало мелочей, которые можно было легко поставить, – зеркал заднего вида, лампочек, электромагнитных пускателей, инструмента. В договорах между «АвтоВАЗом» и фирмами оговаривалось, что завод укомплектует машины в течение сорока дней. А оплата должна была производиться через тридцать дней после укомплектования

Фирмы, получавшие автомобили для «Ажара», не имели лицензии на их продажу. Поэтому на «АвтоВАЗе» Марковского предупреждали: укажите, через кого фирмы собираются продавать (оформлять) автомобили. И тут же предлагали: чтобы ускорить все процедуры, действуйте через наш магазин «Северное кольцо» (он проводил предпродажную подготовку и оставлял себе 4 процента от стоимости товара – за оформление счетов-справок).

Чтобы вывезти машины из Самарской губернии, надо было заплатить еще и бандитам – они получали каждый десятый автомобиль с партии. «Северное кольцо» тогда контролировала группировка Сулеймана, брата замдиректора магазина Лечо. Под Сулейманом в Тольятти ходили сто пятьдесят боевиков. Он был прочно связан с «АвтоВАЗом», где одна линия полностью работала на Чечню. Интересно, что все чеченцы – те, кто контролировал «Северное кольцо», и те, кто работал в Самаре, в «Ажаре», в «РОСКАДе», – были родственниками.

Из рассказа В.М. Марковского: «Арыстанов много времени проводил в Тольятти. Под его присмотром недоукомплектованные машины переправляли в «Северное кольцо». Пятнадцать – двадцать машин с каждой партии он отдавал банкам, оплачивая их гарантии. Примерно половину автомобилей он быстро продавал через кассу магазина: «скидывал» на 20 процентов дешевле от заводской цены. Арыстанов нуждался в «наличке»: надо было покупать недостающие детали, платить за транспортировку машин. Оставшиеся автомобили укомплектовывались, проходили предпродажную подготовку, и на них люди Арыстанова (а он самолетами привозил по пятьдесят – шестьдесят гонщиков) уезжали в Казахстан.

Арыстанов получал машины на заводе и раньше. При мне автомобили для «Ажара» весной и летом 1994 года брали московские фирмы «Сабина» – 73 штуки, «РОСКАД» – 300, «ИНА-1» – 244 и самарский «Коммерсант» – 200. Еще с десяток столичных фирм – все с греческими названиями («Гея», «Крит», «Сократ» и другие) – получили для «Ажара» около тысячи машин осенью 94-го и зимой 95-го года. Арыстанов просил заняться ими, но «греки» у меня (после истории с доверенностью «Крита», о ней расскажу позже) не вызвали доверия, и я отказался.

Глава «Ажара» был своим человеком в директорате завода, он не скрывал, что был близко знаком с людьми Березовского. Хвалился, что может оказать протекцию в получении машин. И слова у него не расходились с делами. Приехал как-то чеченец из Москвы, с помощью Арыстанова получил двести автомобилей, быстро продал их через «Северное кольцо», отстегнул положенное Сулейману, а с остальными деньгами уехал. «АвтоВАЗ» от него не дождался ни копейки. Понятно, что сам Березовский нигде не светился. Когда получали машины для «ИНА-1», замдиректора Николаев наложил резолюцию: выделить из резервного фонда. На заводе всем было известно, что этот фонд – Березовского и Николаев там не хозяин. Отдал Борис Абрамович или его люди распоряжение Николаеву, и тот выписал машины. И получил Арыстанов 218 автомобилей. А случить что – с Березовского какой спрос?»

Фирмы, сотрудничавшие с «Ажаром», мечтали хорошо заработать на перепродаже зерна. Арыстанов предлагал его по цене ниже средней по России. «РОСКАД» намеревался продать зерно белорусскому Министерству хлебопродуктов. Но когда первые вагоны пришли в Минск, белорусы цену снизили вдвое – зерно оказалось некондиционным. На том поставки «Ажара» и закончились. В сентябре 1994 года на совещании с главами фирм «РОСКАД», «Сабина», «ИНА-1», где присутствовал и представитель «АвтоВАЗа» (чеченец, весьма смахивающий на боевиков Сулеймана), Арыстанов заявил, что из-за плохого урожая правительство Казахстана наложило эмбарго на вывоз зерна. И подписал документы, согласно которым «Ажар» обязался выплатить «АвтоВАЗу» деньги за машины, полученные перечисленными выше фирмами.

По словам Марковского, то, что «Ажар» не платил, его не волновало. Во-первых, «АвтоВАЗ» ведь так и не произвел комплектацию машин. Во-вторых, он полагал, что банки, фирмы и Арыстанов сами разберутся с заводом. Задержки с оплатой – обычная «бодяга» для коммерческих структур. Тем более что Арыстанов никуда не убегал, от встреч и переговоров не отказывался...

Из рассказа В.М. Марковского: «В начале декабря 1994 года я приехал в Курган по делам «Ажара». Банк «Зауральский» должен был выступать гарантом фирмы «Крит», та собиралась взять машины на 7,5 миллиарда рублей. По каким-то причинам на заводе гарантию принять отказались. «Крит» получал машины под обязательства другого банка, но уже без меня. В Кургане находился Арыстанов, от которого я узнал, что «Ажар» по договоренности с «АвтоВАЗом» часть своей задолженности покрывает (по взаимозачетам) поставками медикаментов в Чечню. Помогала Арыстанову команда тольяттинских чеченцев. Лекарства покупали на деньги, полученные от реализации машин «АвтоВАЗа». Тогда в Грозный ушли семь здоровенных вагонов.

В Кургане, на квартире, куда меня поселил Арыстанов, жил некий чеченец Ахмед. Как я понял, именно он контролировал отправку медикаментов. У нас с Ахмедом нашлись общие знакомые – его двоюродный брат состоял в штате «РОСКАДа». Причем «коммерсантом» он стал сразу после освобождения из Владимирского централа. Как-то зашел разговор о сделках по машинам. Я посетовал, что «АвтоВАЗ» временно приостановил отпуск машин, а ко мне как раз обратились люди из одной подольской фирмы, которые хотели через Арыстанова взять пятьсот машин. Ахмед заявил, что он может решить все вопросы с «ЛогоВАЗом» через Березовского: «Позвонишь в Москве Султану, он все устроит. Там везде наши люди сидят. Только через «ЛогоВАЗ» будет дороже. Ну и нам за посредничество отстегнуть надо. Если хотят машины с «АвтоВАЗа», тут тоже с Березой можно договориться». В апреле 1995 года Ахмеду устроили автомобильную катастрофу в Москве, и он погиб. На его похоронах присутствовало немало воров в законе. Чеченцы рассказывали, что Ахмед был не только известным криминальным авторитетом, но и доверенным лицом президента Джохара Дудаева».

Тюремные рассказы Марковского (беседовала я с ним в СИЗО) вызывали у меня множество вопросов. Если медикаменты поставляли по взаимозачету, то какая такая задолженность у «АвтоВАЗа» была перед мятежной Чечней? Почему сей эшелон отправили Дудаеву в тот момент, когда он окончательно «расплевался» с Москвой, что привело к штурму Грозного в декабре# 1994 года? И был ли этот «взаимозачет» единственным?

Не меньше меня интересовало и другое. Выдача товара с отсрочкой платежа позволила мошенникам набрать, по самым приблизительным подсчетам, две тысячи машин на приличную сумму (ежели считать по цене 6 тысяч долларов за штуку, получится 12 миллионов) и слинять, оставив «АвтоВАЗ» с носом. Интересно, кто подкинул заводу идею консигнации? Какой умник придумал эту классную схему? По одной версии, авторство приписывается начальнику управления торговли Кучаю, по другой – Березовскому. Говорят, на совете директоров при обсуждении вопроса о выдаче машин на консигнацию звучали голоса протеста: мол, потом трудно будет получить деньги с покупателей. Но ведь большинство-то сказали: одобрям-с! Хотя среди руководства автогиганта, как говаривала моя бабка, «дурних немае»...

Итак, у завода «увели» 12 миллионов долларов. Самое время было призвать к ответственности банки-гаранты и фирмы, получившие машины. Пусть расплачиваются! Но от «АвтоВАЗа» в арбитражный суд почему-то не поступило ни единого иска. Между прочим, у фирмы «Сабина» только оборудования было на 4 миллиарда рублей. И ее долги заводу (800 миллионов рублей) можно было закрыть в судебном порядке. Но, вероятно, кому-то это было невыгодно. За хищения машин на «АвтоВАЗе» кто-то должен был ответить. На роль ответчиков выбрали отставного майора Марковского и коммерсанта Азаева, директора фирм «Сабина» и «ИНА-1». У них не оказалось высокопоставленных защитников и покровителей.

Из рассказа В.М. Марковского: «Каждая фирма мне выдавала доверенность на ведение предварительных переговоров, эта бумага попадала в папку с документами о получении машин. Начали сотрудники ГУОПа раскрывать папочки, а там везде – Марковский. К моменту моего задержания (23 сентября 1995 года) по «АвтоВАЗу» было возбуждено уголовное дело только против самарского «Коммерсанта». ГУОП, взяв тольяттинских чеченцев под контроль, получил информацию о том, что меня задумали убрать. Слишком много я знал. В Оренбурге, куда я собирался вылететь из Москвы, меня уже ждали чеченцы. Потому задержали меня прямо в Домодедове. Самое интересное, что потом они не арестовали ни одного чеченца, проходившего по сделкам с машинами.

Вначале меня пытались «привязать» к делу «Коммерсанта». Там тоже работали чеченцы, а директором был азербайджанец. Он поручил заниматься машинами русскому заместителю. Тому всучили документы, привезенную чеченцами гарантию от «Стокбанка», и он оформил всю сделку на «АвтоВАЗе». А позже выяснилось, что гарантия липовая. Но ведь ее-то на заводе проверяли! К работникам финансового отдела у следствия претензий не было. Директор заявил, что он машинами не занимался. И «русский Ваня», которого использовали как «свадебного генерала», получил срок. С меня обвинение по «Коммерсанту», в сделке которого я выступал как консультант, было снято только через десять месяцев».

Документы в квартирах, в офисе фирмы «Сабина» изымались, когда Марковский и Азаев уже сидели за решеткой. По свидетельству адвокатов, уже по протоколу изъятия можно заметить, что две трети бумаг исчезли во время следствия. И вот что странно – именно по сделке с «Ажаром», в частности, его договоры-обязательства выплатить деньги «АвтоВАЗу». В наличии оказался только договор с «РОСКАДом». И потому фирму объявили банкротом. Что послужило основанием для прекращения преследования филиала «Ажара» и списания его задолженности (а это, между прочим, 4 миллиарда рублей!) «АвтоВАЗу». На просьбы Марковского и Азаева затребовать копии обязательств Арыстанова по фирмам «Сабина» и «ИНА-1» на заводе следователи не реагировали. Эти документы адвокаты пытались затребовать во время суда. Безрезультатно...

Из рассказа В.М. Марковского: «Я понял, что в бухгалтерии завода уже «причесаны» все документы и обязательств Арыстанова там нет. Ведь «АвтоВАЗу» невыгодно их показывать. Кстати, у завода была собственная служба безопасности, разношерстная компания, которая ничем не отличалась от тольяттинских группировок. Они ездили по фирмам и вышибали долги. Но здесь почему-то решили разыграть по-другому. Думается, «Ажар» уже расплатился с кем надо за услуги «черным налом». Эти люди произвели свои взаиморасчеты. По понятиям. И закрыли проблему. Возможно, под «Ажар» и списано было немало.

В ГУОПе на стене висела схема, там этих фирм по делу «АвтоВАЗа» было нарисовано не меньше сотни; под каждой – дата, количество машин, сумма задолженности. Они не все работали на «Ажар». Только вот что-то не слышал я, что кто-то, кроме меня, Азаева и «Вани» из самарского «Коммерсанта», получил срок. Меня заставляли взять на себя «Гею» и другие «греческие» фирмы. По ним арестовали одного осетина, затем его выпустили под подписку, а он сбежал. Но ничего у следователей с «греками» не вышло».

Здесь хотелось бы вспомнить «хождение во власть» г-на Каданникова. В январе 1996 года Владимир Васильевич становится вице-премьером, в феврале – председателем правительственной комиссии по экономической реформе. Но уже в августе при формировании нового правительства он не входит в его состав и вскоре возвращается на «АвтоВАЗ», где его снова избирают председателем совета директоров. Чего ради г-н Каданников совершил эту «пробежку» по властным коридорам?

Из рассказа В.М. Марковского: «Я не склонен думать, что с криминалом был связан Каданников. Его имени ни Арыстанов, ни чеченцы никогда не упоминали. Но дела по «АвтоВАЗу» начали возбуждать, когда Каданников стал вице-премьером. Он вполне мог обратиться к Катышеву в Генпрокуратуру, а тот отдал дела МВД. Работал по «АвтоВАЗу» первый отдел следственного комитета. У него специализация узкая – разработка организованных преступных групп. Почему не расследовали спецы по экономическим преступлениям? Да те прекрасно знают, что проворачивать подобные сделки можно только на пару: люди из руководства «АвтоВАЗа» плюс очень серьезная криминальная структура».

О грубейших «ляпах» следствия можно писать роман. Так, в материалах дела имеются два тома с объяснениями автовладельцев (больше ста человек): деньги за машины они сдавали в кассу магазина «Северное кольцо». На следствии директор магазина Чухнов показал, что по фирме «ИНА-1» Арыстанов продал через кассу машин на 1,5 миллиона долларов. Эти деньги, по утверждению Чухнова, забрало у него руководство фирмы «ИНА-1» (то есть Азаев). Но у директора никаких документов о передаче денег нет, хотя магазин имеет кассовые приходно-расходные ордера, есть годовой баланс... А следователю, вероятно, бумажки и не нужны, он верит директору на слово! И под это слово заводу списали полтора миллиона долларов!

«Был ли при передаче денег Марковский?» – спрашивает следователь Чухнова. Тот отвечает: «Я не помню». В обвинительном заключении и приговоре эти показания беззастенчиво исказят – и получится, что деньги директор отдал Азаеву и Марковскому. Просьбы обвиняемых об очной ставке с Чухновым были отвергнуты. К концу следствия и Марковскому, и Азаеву было уже ясно, что их сдали на заклание.

Из рассказа адвоката Марковского, В.В. Чурсина: «Я был уведомлен судьей о своем назначении защитником за три дня до процесса. Понятно, что ознакомиться с девятнадцатью томами материалов я не мог. Подал ходатайство об объявлении перерыва во время судебного следствия, в чем мне было отказано. По сути, мне приходилось лишь озвучивать вопросы, сформулированные моим подзащитным. Все ходатайства о вызове в суд дополнительных свидетелей по делу и истребование дополнительных доказательств, подтверждающих невиновность Марковского, в нарушение УПК были отклонены без каких-либо мотивов. Из ста двадцати свидетелей допрошено только двадцать. Допросы носили инквизиторский характер. Судья Н.Л. Зятева задавала свидетелям вопросы в форме прямого утверждения ее умозаключений. В протокол же заносились ответы, сформулированные лично ею. Зятева неоднократно допускала в адрес подзащитных и адвокатов уничижительные, хамские высказывания, что несовместимо со статусом судьи».

От «АвтоВАЗа» на суд никто не приехал, будто это дело их не касается. Не странно ли? Попытался адвокат вызвать в качестве свидетеля начальника управления торговли «АвтоВАЗа» Кучая, а он по указанному адресу... не проживает. И найти его не смогли! Директор «Северного кольца» Чухнов, по причине визита к антиподам в Австралию, также не прибыл на судебное разбирательство. Исчезла г-жа Котова – руководитель фирмы «Экорес». Это она добыла гарантию «Бонус-банка» для фирмы «Сабина», за что получила двадцать машин, а заплатить за них заводу «позабыла». Следователи рассказывали Марковскому, что она, как и Соловьева из «Властелины», собрала деньги под эти машины – вроде бы 3,5 миллиона долларов – и скрылась. Ее разыскивали полгода, посадили в тюрьму. Г-жа Котова дала нужные показания: во всем виноват Марковский с Азаевым, и ее выпустили под подписку. После чего дама вновь исчезла. И этот случай не единичный. Исчезли также свидетели Караманец и Облезлов, сбежал из Москвы Зардинов, чудом оставшийся в живых после поджога его квартиры.

Из рассказа адвоката Азаева, Н.Б. Маркиной: «Я работала в суде в самые страшные застойные годы, когда было так сильно телефонное право. Но такого мерзкого судилища не упомню. С правовой точки зрения доказательств вины подсудимых представлено не было. В нормальном правовом государстве судом присяжных они были бы оправданы. Но Азаева и Марковского судили предвзято, с нарушением закона. Судья вела себя крайне безобразно. Дело дошло до того, что Марковский, которого даже грубияном не назовешь, не выдержав ее оскорблений, подтасовок и наплевательского отношения, крыл ее в последнем слове матом...»

Из рассказа В.М. Марковского: «Вначале на меня хотели «навесить» 83 миллиарда рублей. А по приговору я похитил всего восемь с половиной. Правда, никаких ценностей найдено не было. Господи, да имей я такие деньги, сидел бы на Канарах, а не на нарах! А у меня даже адвокат был по назначению. Меня признали «организатором преступной группировки»! Наверное, те, кто стоял за мошенником Арыстановым, – люди из руководства «АвтоВАЗа», чеченские бандиты – со смеху животы надорвали... Будь я такой «крутой» организатор, задумай провернуть подобную аферу, неужели работал бы сам, под своей фамилией, везде ходил, маячил?»

Марковский получил восемь с половиной лет, Азаев – шесть с половиной. Мужиков, которые хотели заработать и не были разборчивы в деловых знакомствах, элементарно подставили. Азаева «кинули» еще и кагэбэшники из банка «Атлант». Правда, один из них лил слезы перед адвокатом: какой хороший и щедрый человек Руслан Азаев, выручил банк деньгами, много помогал инвалидам-афганцам... Но Азаеву, как понимаете, от этого ни холодно, ни жарко.

«Бонус-банк», банк «Атлант», «Стокбанк», которые давали гарантии, получали за них машины, в этой заварухе не пострадали и в дальнейшем благополучно самоликвидировались.

Судьба Арыстанова – одного из главных виновников – сложилась счастливо. Правда, в России против него было возбуждено несколько уголовных дел. Из Генпрокуратуры в Казахстан даже послали запрос с просьбой выдать директора «Ажара». Но, как говаривал один мой знакомый: попросить-то вы можете, а вот получить – вряд ли... Так и с Арыстановым. Из Казахстана ответили: пришлите бумаги, мы его сами осудим. Послали. Но у казахской Фемиды, видно, руки коротки. Единственное, чем пришлось поступиться Арыстанову, так это своим скандально известным «Ажаром». Добра у фирмы только в Кокчетаве было завались: автобаза с парком машин, два ресторана, спорткомплекс – а «Ажар» осенью 1995 года признали банкротом. Был слух, что в 1996 году Арыстанов даже баллотировался в мэры Кокчетава. Пришлось России объявить этого мошенника в федеральный розыск. Что, однако, не помешало Арыстанову спокойно приезжать в Москву для устройства своих делишек.

Почти два года пятнадцать человек из следственного отдела МВД занимались Марковским и Азаевым. Кое-кто получил повышение по службе и награды. За операцию «Циклон», то бишь за героическое вытеснение чеченцев с «АвтоВАЗа»... Хорошенькое «вытеснение» получилось! Сулеймана и других чеченцев сколько ни пытались арестовать, привлечь к уголовной ответственности, не сумели – они по-прежнему на свободе.

Имя Березовского на суде не прозвучало ни разу. «Он специалист, как украсть деньги и не сесть», – утверждал генерал Коржаков. Не дело ли «АвтоВАЗа» имел в виду Александр Васильевич? И вот что еще интересно. По свидетельству Коржакова, Березовский и Каданников дали по 250 тысяч долларов на издание книги Ельцина в Финляндии. Лично мне как-то не верится, что господа достали эти деньги из собственного кармана...


Авторы:  Андрей СУХОМЛИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку