ОТМЕТКА «68»

ОТМЕТКА «68»
Автор: Егор ВЕРЕЩАГИН
04.12.2014
 
ПОДЪЕМ УРОВНЯ ЧЕБОКСАРСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА ДОБЬЕТ СРЕДНЮЮ ВОЛГУ
 
Газета «Совершенно секретно» продолжает специальный проект «Россия без Волги», посвященный современным проблемам главной водной артерии страны и состояния рек и водоемов в регионах. В этом спецрепортаже мы расследуем экологическое состояние в бассейне Средней Волги. Горьковское море – именно так его называют все нижегородцы – постепенно превращается в болото, на горе тем, кто купил здесь землю по цене курортной. Виной всему – пресловутый антропогенный фактор, плотина ГЭС, превратившая участок великой русской реки в отстойник. Собственно говоря, из таких отстойников состоит сегодня вся Средняя Волга, скованная гидроэлектростанциями.
 
Люди, впервые приезжающие на Горьковское водохранилище в летнее время, испытывают тихий ужас: берега усеяны дохлой рыбой, вода же – мутно-зеленая от цветения – кишит тысячами лещей, которые не могут уйти на глубину, а посему обречены на скорую смерть. Купаться в такой обстановке – не самое приятное занятие, особенно если учесть запах разлагающейся рыбы. Исключение – участок от Городца до Балахны (Нижегородская область), где есть пока нормальное течение и нет массово дохнущей рыбы, а берега сохраняют «классическую» растительность, воспетую Островским. Но и последний волжский оплот пытаются сегодня взять приступом энергетики: ради увеличения мощностей они жаждут поднять уровень Чебоксарского водохранилища до 68-й отметки. Если это произойдет, реки как таковой у нас больше не будет: оставшийся отрезок с более-менее естественной экосистемой также превратится в болото.
 
В ПОРАЖЕНИИ ЭКОСИСТЕМЫ ВИНОВНЫ ЛЮДИ
 
Непосредственная причина происходящего заключается в поражении экосистемы так называемой лигулой (или ремнецом), называемой в простонародье солитером. Личинки этого червя-паразита проглатываются рачками, которых, в свою очередь, поедает нехищная рыба: плотва, густера, чехонь, в подавляющем большинстве – лещ. Оказавшись в рыбе, эти личинки становятся длинными белыми червями, активно поедая все внутренности – в том числе и органы, отвечающие за уход на глубину. Именно поэтому большие лещи беспомощно «болтаются» на поверхности – их или расклевывают чайки, или прибивает волной к берегу, где рыба дохнет. Следующий этап жизненного цикла лигулы проходит в брюхе птиц, питающихся рыбой. Там черви достигают половозрелой стадии и откладывают яйца, которые с чаячьим пометом попадают в воду, где становятся личинками – и так далее. Круг замыкается.
 
К счастью, человек не подвержен лигулезу, наши внутренности ремнецу (в отличие от лентеца, у которого иной цикл и иная среда обитания) неинтересны. Ихтиологи и паразитологи объясняют, что ремнец вполне традиционен для наших водоемов, но в естественных условиях он не становится причиной апокалиптических картин. В районе Нижнего Новгорода, к примеру, плавающую на поверхности рыбу днем с огнем не найдешь, но в водохранилище паразит «отрывается». Причина – в бурном размножении носителя личинки, то есть рачка, для которого здесь созданы все условия: гниение водорослей и животных, отсутствие проточной воды и так далее.
 
«В естественных водоемах эти черви немногочисленны, но в искусственных они часто дают высокую вспышку, – комментирует ситуацию специалист-паразитолог, доцент кафедры зоологии Нижегородского госуниверситета Галина Фадеева. – Чем меньше проточность, тем больше лигулеза. Ситуация по этому заболеванию в Горьковском водохранилище очень серьезная, причем уже давно. Здесь создаются благоприятные условия для развития лигул, и они повышают свою численность».
 
Заместитель директора Нижегородской лаборатории ГОСНИОРХ (Государственного научно-исследовательского института озерного и речного рыбного хозяйства) Валентина Вандышева подтверждает: массовая гибель рыбы, описанная выше, – прямое следствие строительства на данном участке плотины и создания водохранилища. Человек сильно изменил естественные условия – и природа начинает «отвечать». Когда Горьковское море только-только образовалось, многие обрадовались обилию воды и рыбы… Но с годами акватория, лишенная течения, начала гнить. Как результат – исчезновение ценных представителей ихтиофауны и массовая гибель тех видов, которые остались.
 
Как же изменить данную ситуацию, как обуздать злополучных рачков, а с ними и лигул? Опрошенные нами специалисты разводят руками: никак. Единственный и довольно фантастичный (но чаемый многими нижегородскими рыбаками) рецепт – демонтаж плотины гидроэлектростанции. По словам Валентины Вандышевой, точно такая же ситуация, как и на Горьковском море, возникнет на «золотом», проточном участке Волги от Городца до Работок, если будет принято решение о поднятии уровня Чебоксарского водохранилища. Течение пропадет, и участок этот со временем превратится в болото, кишащее сине-зелеными водорослями и подыхающими лещами.
 
СУДАК, СОМ, СТЕРЛЯДЬ И ВЫХУХОЛЬ ПОЛНОСТЬЮ ИСЧЕЗНУТ
 
Это только маленький штрих общей трагической картины, которая может предстать перед нашими глазами в случае реализации идеи 68-й отметки. Перечислим остальные последствия.
 
Несколько тысяч человек будут вынуждены покинуть обжитые территории – и вряд ли они при этом скажут спасибо федеральным властям. Подтопление грозит значительной части Нижнего Новгорода: она более значительна, чем предусмотрено проектом, в силу отсутствия во многих местах ливневой канализации. Куда переместить всех этих людей? В областном центре для них нет построенного жилья.
 
Если горожане теоретически более мобильны, то что делать с жителями раскинувшихся по волжским берегам сел? Как объяснить им необходимость переезда? Особо стоит отметить, что многие из этих сел – старообрядческие, с действующими до сих пор молельными домами, с добротными избами (каменный низ – резной деревянный верх), с небольшими кладбищами на окраинах, где почти все кресты по старой традиции накрыты «коньком»… Если все это объявить зоной затопления, здесь развернутся драматические события.
 
«Не пора ли остановиться и вдуматься, осознать всю чудовищность и аморальность предлагаемого злодеяния по уничтожению последнего проточного участка Средней Волги – нашей жемчужины, достойной охраны со статусом ЮНЕСКО?» – пишет главный эксперт Инженерно-экологической службы города Дзержинска Владимир Орехов в статье «Прыжок с разбега на гигантские грабли».
 
Целый ряд памятников природы будет уничтожен – и это, кстати, одна из реальных юридических причин, которые мешают энергетикам осуществить задуманное: законодательство запрещает менять режим особо охраняемых природных территорий.
 
Уникальные волжские дубравы, которые остались только на этом, проточном пока что участке, погибнут в результате подтопления.
 
– Всё, волжские пойменные дубравы на этом закончатся, – прогнозирует нижегородский эколог Асхат Каюмов. – Их нигде больше нет, кроме как в Нижегородской области. Волга – это наше достояние. Всё, что выше и ниже ее – это водохранилища. Это – последний кусок Средней Волги.
 
Популяция ряда животных – в том числе и краснокнижных – серьезно пострадает. Скорее всего, совсем исчезнет русская выхухоль – очень редкий для этих мест вид, который редко, но встречается на берегах Оки и Волги.
 
Рыбы, любящие течение – такие, как судак, сом, стерлядь, – полностью исчезнут на данном участке.
 
Уйдет под воду большое количество пойменных лугов с озерами, где народ косит траву, охотится, рыбачит, любуется видами, в конце концов, где гнездится бесчисленное множество всяческих птиц, в том числе и редких, – все превратится в огромные отмели, сплошь покрытые водой, которые через несколько лет станут болотом.
 
НА САМОМ ДЕЛЕ ГРУЗОПОТОК СНИЗИТСЯ НА 55%
 
Энергетики заявляют о том, что поднятие уровня не только увеличит их прибыли, но еще и решит проблему с речным транспортом. Дескать, обмелевшие участки Волги наполнятся водой, и суда беспрепятственно будут фланировать по акватории, не опасаясь сесть на мель. Так-то оно так, но сторонники поднятия уровня забывают о том, что расстояние между поверхностью воды и мостами уменьшится – настолько, что некоторые корабли не способны будут проходить фарватер, не задевая переправы. В результате грузопоток, как пишет в официальном ответе Росморречфлот, будет снижен на 55%.
 
Еще одна проблема – не учтенные официально захоронения крайне опасных химических отходов в районе города Дзержинска Нижегородской области, где в советское время производили в том числе и химическое оружие. Люди показывают места, куда долгие годы сваливали отходы химпроизводства, но официально это просто лес. Защита этих территорий от подтопления ни в каком проекте официально не может быть отражена.
 
Подтопление спровоцирует негативные геологические процессы, в частности увеличится риск карстовых провалов.
 
Несмотря на очевидность негативных последствий, энергетики от поднятия уровня с 63-й до 68-й отметки не отказываются. Более того, они добились государственных решений о разработке проекта завершения строительства Чебоксарской ГЭС – данный документ как раз предусматривает непопулярную меру.
 
Этим решениям предшествовало заключение Института водных проблем РАН о «предпочтительности подъема до 68-й отметки», появившееся в 2008 году. Оно создано докторами и кандидатами физико-математических наук (ни одного академика и ни одного биолога в этом не участвовало) за три дня и преподносится сегодня сторонниками проекта как «заключение РАН».
 
Надо сказать, что сразу же после опубликования на этот документ обрушилась такая критика, что Академия наук подготовила также экспертизу Института географии РАН, в котором честно отмечено: «Для аргументированного заключения в настоящее время в проектных документах явно недостаточно материалов о масштабах и последствиях для природы, хозяйства и населения…»
 
В 2013 году состоялась расширенная научная конференция по проблемам водохранилищ, в которой приняли участие представители нескольких институтов РАН – там проект поднятия уровня до 68-й отметки поддержки, мягко говоря, не получил.
 
– Было отмечено, что строительство и эксплуатация равнинных водохранилищ, в частности связанных с ГЭС Волжско-Камского каскада, явились источником масштабных экологических проблем чрезвычайной сложности, – рассказывает Владимир Орехов, присутствовавший на конференции. – Водохранилища значительно меняют направленность экологических и геологических процессов, резко активизируя их негативное воздействие на окружающую природную среду.
 
В подавляющем большинстве докладов звучала мысль о недопустимости эксплуатации Чебоксарского водохранилища на отметке 68 метров.
 
Что касается проекта поднятия уровня, который уже разработан энергетиками, то он на сегодняшний день не одобрен государственной экспертизой. При этом некоторые замечания экспертов можно устранить при желании, но некоторые – просто неустранимы: чего стоит только наличие памятников природы, которым в случае положительного решения грозит неминуемая гибель.
 
Казалось бы, попытки «поднять уровень Чебоксар» после такого заключения можно оставить в прошлом… Но не тут-то было! Этой весной на одном специализированном сайте появился проект поправок в закон о водохранилищах. В частности, предполагается ввести статью о том, что в целях энергетической безопасности Правительство РФ может принять решение о строительстве плотины при наличии замечаний по проекту, которые не устранены.  В сентябре эти поправки были проанонсированы компанией «РусГидро», но в Госдуму они, насколько нам известно, еще не внесены. Таким образом, сражения за 68-ю отметку еще предстоят.
 
НУЖНО МЕНЯТЬ РЕЖИМ РАБОТЫ ГЭС
 
Вернемся между тем к такому аргументу сторонников поднятия уровня, как обмеление рек, и зададимся вопросом: а из-за чего оно вообще произошло? Опрошенные нами эксперты в один голос утверждают: главная причина – массовая вырубка вдоль берегов взрослых деревьев, которые выполняют функцию удержания воды и постепенного насыщения ею водоемов. Виновны в этом не только «частники», но и чиновники, закрывающие глаза на нарушения (а подчас и санкционирующие их), а также вопиющие изменения в законодательстве.
 
Такое ощущение, что лица, жаждущие застроить берега коттеджами, или имеют прямые выходы на депутатов Госдумы, или ими же и являются. За последние несколько лет были приняты две вопиющие поправки в Водный кодекс РФ: одна разрешила строительство в водоохранных зонах (оставив в общем доступе граждан только 20-метровую береговую полосу), вторая уменьшила водоохранную зону Волги с 500 до 200 метров, фактически санкционировав рубку там, где лес выполнял функцию удержания воды. 
 
– А ведь эта зона – 500 метров – не с потолка была в советское время установлена, – говорит эколог Асхат Каюмов. – Этому предшествовали скрупулезные расчеты.
 
Надо ли говорить о том, что эта 200-метровая полоса, лишившаяся статуса, была немедленно вырублена! А теперь те же парламентарии разводят руками и недоумевают, почему это некоторые суда не могут проходить по Волге в связи с обмелением…
 
Однако и в урезанной депутатами водоохранной зоне здоровый лес активно пилят. Один из рядовых и относительно свежих примеров: весной этого года рядом с памятником природы «Урочище Слуда» (город Нижний Новгород), в непосредственной близости от берега Оки было вырублено более 2 тысяч (!) деревьев, львиная доля – вековые дубы. Выехавший на место действительный член Русского ботанического общества Илья Мининзон исследовал спилы и констатировал: деревья были здоровыми и выполняли водоохранную функцию. Впоследствии стало известно, что виновник инцидента – известный нижегородский предприниматель, купивший здесь земельку и решивший пустить ее под строительство. Городской комитет экологии рубку санкционировал как санитарную, проведя по бумажкам все эти деревья как аварийные и сухостойные.
 
Не стоит думать, что данный случай – исключение. Скорее это правило, благодаря которому водоохранная зона русских рек продолжает уничтожаться.
 
В данной ситуации поднятие уровня Чебоксарского водохранилища не может рассматриваться как панацея: те деревья, которые сегодня еще не вырублены и которые продолжают удерживать воду, будут затоплены и погибнут. Экологи предлагают более реалистичный вариант решения проблемы обмеления: вернуть водоохранной зоне отрезанные метры и наложить строгий мораторий на рубку в этой полосе – чтобы не было таких вот «санитарных» инцидентов.
 
Еще одна серьезная причина обмеления Волги в навигационный период – режим работы гидроэлектростанций: в зимнее время они активно вырабатывают энергию и спускают воду в водохранилищах – в расчете на весенний паводок. Но паводок этот не всегда сильный. В частности, прошлой зимой снега было мало, и Гидрометцентр предупреждал о том, что талых вод будет, соответственно, немного. Несмотря на это, то же Горьковское водохранилище зимой было «выработано» – и это привело к тому, что в весенний период нижегородский участок Волги вообще не разливался. То есть паводка фактически никакого не было, что негативно повлияло на нерест рыбы. Летом же проблема с судоходством обострилась как никогда – как раз в связи с тем, что спущенный за зиму каскад нечем наполнить. По словам Владимира Орехова, режим работы ГЭС давно пора менять: зимой разумно оставлять запас на случай низкого паводка – и тогда навигационный период будет обеспечен.
 
Что же касается нехватки электроэнергии – на равнинной части России разумно развивать иные направления. В свете того ущерба, который наносят ГЭС экосистемам, даже атомный вариант выглядит не столь пугающим (хотя нижегородские экологи выступают и против него). В идеале необходимо строить газовые ТЭЦ, которые дают большое количество энергии при минимальном воздействии на окружающую среду. В советское время мы уже достаточно изуродовали Волгу, перегородив ее плотинами и фактически лишив течения. Пора остановиться.
 
СПРАВКА
 
Сброс недоочищенных и вообще неочищенных сточных вод на территории Нижегородской области носит систематический характер. Обмеление усугубляет данную ситуацию: токсины существуют в реках в более концентрированном виде. По данным экологического центра «Дронт», в 2013 году в акваториях региона оказалось 524 млн куб. м загрязненных сточных вод – это больше, чем в других субъектах РФ.
 
За последние пять лет нижегородским природоохранным прокурором направлено 162 иска в суды с требованием обеспечить нормативную очистку сточных вод. Большинство этих требований на сегодняшний день удовлетворено. Так, по требованию суда:
 
– в 2013 году Борский водоканал провел необходимую реконструкцию очистных сооружений (сбросы в реку Везлома – 16 тыс. куб. м в год);
 
– в 2012 году ОАО «Вимм-Билль-Данн» построило новую ливневую канализацию и подключилось к системе Нижегородского водоканала – в результате были прекращены сбросы неочищенных вод в реку Рахма (более 8 тыс. куб. м в год);
 
– Нижегородский аэропорт разработал проект очистных сооружений и прекратил сброс в реку Гниличка (объем загрязненных сточных вод составлял 110 тыс. куб. м в год).
 
Министерство экологии Нижегородской области активно подключается к этим судебным процессам, доказывая вместе с прокуратурой необходимость соблюдать правила по нормативной очистке. Кроме того, в этом году Минэкологии провело 62 рейда по акваториям региона, в результате которых выявлено 8 фактов несанкционированного сброса сточных вод. По 7 фактам на нарушителей наложен штраф, по восьмому дело передано в департамент Росприроднадзора.
 
При этом довольно большой процент сбросов в воды Нижегородского региона, по словам эколога Асхата Каюмова, вообще не проходит никакой очистки. «Существующая система не позволяет толком осуществлять контроль. По плановой проверке, за полгода до этого согласованной с прокуратурой, с предупреждением нарушителя за 3 дня – ну чего они наловят? Наловят дураков, которые не поглядели план проверок этого года, которые проигнорировали предупреждение… Но таких дураков мало осталось, – отмечает Асхат Каюмов. – С нового года начнется позитивный, на мой взгляд, процесс: предприятия будут обязывать ставить автоматические системы контроля в местах сбросов, с выходом сигнала не на предприятие, а на контролирующие структуры. Это может кардинально улучшить ситуацию».
 

Авторы:  Егор ВЕРЕЩАГИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку