От слова – к делу!

От слова – к делу!

ФОТО: АНТОН НОВОДЕРЕЖКИН/ТАСС

Автор: Ирина ДОРОНИНА
07.04.2020

«Слово – великое оружие жизни», – говорил прославленный российский историк Василий Ключевский в то время, когда это оружие еще не стало оружием массового поражения. В эпоху, где высказывание одного человека может быть донесено до многомиллионной аудитории за долю секунды, оценка окраски и контекста одной лексической единицы может стать предметом работы для целой гильдии экспертов-лингвистов. Когда нас могут привлечь к ответственности за слова? Кто будет эти слова оценивать, и почему лингвистическая экспертиза, как и решение судьи, не может быть до конца объективной? На эти и другие вопросы искал ответы специальный корреспондент «Совершенно секретно».

На день написания статьи, которую вы сейчас читаете, к Instagram-посту блогерши, телеведущей и бывшей участницы «Дома-2» Алены Водонаевой о рожающих «богачах» и «быдле», наставили уже почти 61 тыс. лайков. Сколько разнокалиберных комментариев под этим пессимистичным текстом – сходу и не посчитаешь. Точно также и не вычислишь процент согласных с ее мнением и тех, кто воспринял его близко к сердцу. Нам остается только факт, что последних было немало: оскорбленные постом граждане пожаловались на публикацию в правоохранительные органы, и в итоге полиция начала проверку по статье 282 УК «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства».

«НЕОБРАЗОВАННОЕ БЫДЛО»

В ответ на действие возмущенной нации Алена Водонаева заказала в Государственном институте русского языка имени А.С. Пушкина лингвистическую экспертизу и также опубликовала ее результаты в своем Instagram. Согласно документу, в посте «содержится унижение человеческого достоинства неопределенной группы лиц на основании совершенного действия – рождение ребенка при отсутствии материальных условий и желания отцовства», но данное действие не может рассматриваться «как устойчивый социально-значимый признак, образующий группу» (что требуется для нарушения статьи 282 УК). «Возбуждения вражды, ненависти (розни) по аналогичным признакам, выражений, содержащих негативные оценки в отношении какой-либо национальной, религиозной, социальной группы», согласно экспертизе, в публикации также нет.

Для большего понимания, а также для тех, кто с ситуацией не знаком, приведем здесь часть текста поста Водонаевой (орфография и пунктуация автора сохранены): «В России рожают либо богачи, либо необразованное быдло, в большинстве своем. Первые заботятся о том, чтобы было кому потратить их состояния в ближайшие века. А вторым не хватает ума и ответственности осознать, что воспитать ребенка в России – это не просто идти по накатанной и покупать кроме привычных сырков в «Пятерочке», баночку детского питания и подгузники. К сожалению, многие дети в России появляются не от жажды отцовства и материнства, а от банального желания потрахаться. Я презираю семьи, которые живут в нищите и рожают по три-четыре ребенка. <…>».

Заметим, что автор данного опуса никак не комментирует, кого он считает «богачами», а кого все-таки «необразованным быдлом». Мы же для смыслового равновесия все-таки заглянули в «Словарь модных слов» профессора МГУ Владимира Новикова, чтобы выяснить современное значение для слова «быдло». Итак, «быдло» по-польски – «крупный рогатый скот». «Бранным, – напоминает Новиков, – было переносное значение слова. Так польские паны презрительно называли эксплуатируемых ими крестьян. Русский язык вобрал в себя новую лексическую единицу, и в 1935 году в Толковом словаре Д. Н. Ушакова «быдло» появилось с таким объяснением: ”О тупых, безвольных людях, покорных насилию„. Правящая элита и самодовольные богатеи не скрывают, что считают быдлом всех, кто живет на скромную зарплату, ездит в метро, не швыряется деньгами в ресторанах и на заграничных курортах».

Доктор филологических наук, профессор кафедры общего и русского языкознания Государственного института русского языка имени А. С. Пушкина Михаил Осадчий, который, собственно и проводил экспертизу поста Водонаевой, отмечает, что унижение человеческого достоинства неопределенной группы лиц в посте есть, но, так как группа не определена, оно не может рассматриваться как «устойчивый социально-значимый признак». Однако «неопределенная группа лиц» все-таки узнала свой собственный «социально-значимый признак» и четко поняла, к кому приклеился «водонаевский» ярлык «быдло».

НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ

Как же так получается, что согласно лингвистическим экспертизам, можно неоднозначно, но оскорбительно высказываться о людях известного социального статуса и при этом быть защищенным фразой, что речь идет о «неопределенной группе»?

За ответом на этот вопрос мы обратились к юристам, которые пояснили, что по первой части ст. 282 привлечь к уголовной ответственности за слова можно только в том случае, если ранее человек уже был привлечен за аналогичные действия к административной ответственности. Конкретно Алена Водонаева никогда не привлекалась к таковой, и поэтому пунктом первым следствие руководствоваться не может. Вторая часть этой статьи предполагает, что посты или оскорбления были совершены с применением насилия или угрозой применения насилия, с использованием служебного положения или организованной группой. Всего этого, видимо, тоже нет. Однако, если Алена надумает повторно оскорбить «неопределенную группу лиц» и будет привлечена за это к административной ответственности, то следующая проверка для нее может стать гораздо неприятнее, чем текущая.

«В данном случае максимум, что грозит Водонаевой, это статья КоАП 20.3.1 ”Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства, – прокомментировал ситуацию кандидат юридических наук, доцент кафедры право НИУ МИЭТ Генрих Девяткин. – В принципе, это то же самое, что и статья 282 (Ч. I), но по ней предусмотрен только административный штраф до 20 тыс. рублей. Или может быть назначен административный арест на срок до 15 суток».

Впрочем, отмечает эксперт, не так давно в КоАП появилась еще одна статья 20.1 (Ч. 3), которая предусматривает административную ответственность за распространение в Интернете информации, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность. «Здесь есть очень важный пункт о распространении информации, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность. И вот тут слова, подобные тем, которые писала в своем посте Алена, могут расцениваться как нарушение. Правда, за это ее тоже могут лишь оштрафовать на сумму от 30 до 100 тыс. рублей», – говорит Девяткин.

Если смотреть на цифры, то, например, за 6 месяцев 2019 года – с января по июнь, было заведено лишь 29 уголовных дел по статье 282 на территории всей России. Для сравнения, в аналогичный период 2018 года их было больше 500, но при этом почти каждое дело вызывало сильные волнения в обществе: в колонии сажали даже не за слова, а за мемы и за лайки. После поправок Владимира Путина в декабре 2018 года подобные деяния были переведены в разряд административных, что ярко отразилось на статистике и прямоте высказываний тех, кто мечтал высказаться, но боялся сесть.

Лингвисты-эксперты, говоря о делах, связанных с нарушением вышеупомянутых статей напоминают, что в их работе на первом плане должна быть беспристрастность, потому что определение конкретного значения слов и личные эмоции смешивать нельзя. Комментируя общественную реакцию на проведенную экспертизу, Михаил Осадчий отметил, что Водонаева выражает свое негативное отношение к тем людям, которые решают рожать детей, не имея на это средств: «Как эксперт-лингвист я отвечал на вопрос, есть ли здесь признаки экстремизма. И, конечно, как профессионал отвечаю: признаков экстремизма нет. Как человек я, возможно, с Аленой не согласен, но не каждый глупый поступок содержит в себе признаки преступления. В этом случае это тот самый глупый поступок, но преступлением он не является».

Михаил Горбаневский, профессор, доктор филологических наук, академик РАЕН, председатель правления Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС) отмечает, что ему с коллегами тоже часто приходилось иметь дело с текстами, которые на первый взгляд казались откровенно неофашистского или антисемитского содержания. «Понятно, что любой нормальный человек будет испытывать неприятные чувства и эмоции, читая, например, тексты педофилов и сексуальных маньяков (кстати, именно поэтому судебные процессы по таким делам всегда носят закрытый характер). Но после первого прочтения таких документов я… мою руки и сажусь вместе с коллегами за работу. Базовый принцип лингвиста Sine ira et studio (Без гнева и пристрастия!). Так же – без гнева и пристрастия – мы работали, рецензируя «лингвистическое творение» кандидата физико-математических наук, эксперта ФСБ А. Коршикова по известному и резонансному делу студента НИУ ВШЭ Егора Жукова, получившему от суда три года (хорошо, что хоть условно) только на основании заключения этого эксперта-чекиста».

Справедливости ради надо отметить, что всего по Коршикову было три рецензии: от академиков РАН, профессоров НИУ ВШЭ и ГЛЭДИС. «Суд над Егором был не судом, а судилищем, – говорит Горбаневский. – Ни одно из этих трех исследований «экспертизы» Коршикова суд, несмотря на настойчивые ходатайства трех отличных адвокатов Е. Жукова, к делу не приобщили. Но, повторю, все честные и профессиональные лингвисты-эксперты в прах раздолбали творение Коршикова».

Чем закончится лингвистическая история Алены Водонаевой, пока не ясно, но как сообщила «Совершенно секретно» адвокат блогерши Екатерина Гордон, проверка пока не завершена. Ожидается, что будет озвучено мнение еще одного независимого эксперта-лингвиста. «По ходатайству стороны, пока идет проверка, можно приложить свой вариант (лингвистической экспертизы), – сказала адвокат. – Мы его приложили, а чем закончится их проверка, еще неизвестно. Там срок 30 дней: думаю, что на следующей неделе должны обнародовать, если не будет коррективов в связи с коронавирусом. У следственного комитета и в МВД есть свои эксперты».

ПРАВО СЛОВО

Юристы говорят, что в вопросах, связанных с оскорблениями или клеветой, каждая деталь имеет значение, поэтому следователь не может принять решение самостоятельно. В противном случае любой адвокат на суде может предъявить претензию: следователь – юрист, а не филолог. А вот ученое звание доктора филологических наук является веским подтверждением высокой компетенции для суда. Ему могут назначить проведение исследования или производство экспертизы, что, впрочем, не подразумевает единой процедуры по анализу сомнительного текста.

У каждого лингвиста, который делает экспертизу, имеется индивидуальный набор инструментов, которыми он пользуется в конкретном случае. Это и толковые словари, и пособия по филологии, и его личные практические и теоретические навыки. «Важно понимать, что экспертиза в отличие от исследования имеет форму доказательства особого вида, что повышает статус эксперта, отличает его от специалиста, – говорит профессор РАО, академик РАЕН, член Палаты судебных экспертов г. Москвы, сертифицированный судебный эксперт по специальностям «Исследование продуктов речевой деятельности», «Исследование психологии и психофизиологии человека» Марина Желтухина. – Если это, как в нашем случае, лингвистическая экспертиза или исследование, то теоретически им может быть любой дипломированный филолог. Другое дело, что, когда в суде сталкиваются две стороны, то будут смотреть на опыт: кто более компетентен – девочка, которая только что окончила университет, или доктор наук. Если на рассмотрении дела, сталкиваются экспертизы двух докторов наук, то учитывают дополнительные параметры, например, сертификацию эксперта. Если эксперт работает в госструктурах как лингвист-эксперт, то его воспринимают как эксперта по должности при ведомственном экспертном учреждении, степень достоверности результатов увеличивается благодаря ведомственной принадлежности по сравнению с заключением независимого эксперта без экспертной сертификации. Но и здесь не все однозначно, так как окончательное восприятие заключения зависит от применяемых методик анализа и аргументации».

Напомним, что официально лингвистическая экспертиза закрепилась в законодательстве лишь в 2005 году, однако и, по сей день, не все понимают ее значимость. Раньше все подобные исследования продуктов речевой деятельности делали официально психологи с юридически незакрепленным участием филологов либо их консультациями; заключения, произведенные вне ведомственного учреждения, часто были некорректно оформлены, носили характер научного исследования, а не юридического документа. «Считаю более корректным производство психолингвистической экспертизы, поскольку речь и мышление – это взаимосвязанный и взаимообусловленный процесс, – говорит Марина Желтухина. – Но пока такая экспертиза законодательно не зафиксирована, в лучшем случае назначается комплексная психолого-лингвистическая экспертиза, минусом которой видится разделение поставленных вопросов на вопросы для психологов и лингвистов. Нужно отметить и сложность выполнения психолингвистической работы, поскольку эксперт должен обладать специальными знаниями в области филологии и психологии».

 Фото_17_06.JPG

ПРОРЕКТОР ПО НАУКЕ ИНСТИТУТА РУССКОГО ЯЗЫКА ИМ. А.С.ПУШКИНА МИХАИЛ ОСАДЧИЙ. ФОТО: ASTRAKHAN-24.RU

Как уже отметила Екатерина Гордон, пока идет проверка по факту совершения какого-либо деяния, ответчик может присоединить к документации свою независимую экспертизу, которую следствие может, как проигнорировать, так и взять за основу. Однако Генрих Девяткин отмечает, что практически следствие редко опирается на результаты экспертизы, полученные от сторонних экспертов: «Дела по статье 282 подследственны СК РФ. Они обязаны проводить проверку. Но только следователь может решить, какую экспертизу приобщать к материалам дела. Может случиться и так, что экспертиза, которую приложили Екатерина и Алена, никакую роль и не сыграет, потому что следователь просто поставит на ней штамп отнестись критично».

ВЫЛЕТИТ – ПОЙМАЮТ

Наверное, я не ошибусь, если скажу, что одно из самых громких и резонансных дел за последние полгода стало дело Владислава Синицы, который после волны митингов летом 2019 года включился в дискуссию о целесообразности деанонимизации силовиков. Блогер Синица в ответ на реплику пользователя «Голос Мордора» написал: «Посмотрят на милые счастливые семейные фото, изучат геолокацию, а дальше ребенок доблестного защитника правопорядка просто однажды не приходит из школы. Вместо ребенка по почте приходит компакт-диск со снафф-видео». Этот твит получил широкое распространение из-за активности СМИ, а через месяц после его опубликования суд уже вынес приговор: Синица разжигал ненависть к сотрудникам правоохранительных органов и их родственникам с угрозой применения насилия (пункт «а» части 2 статьи 282 УК). Заключение было сделано на основании психолого-лингвистической экспертизы сотрудников «Центра социокультурных экспертиз» Александра Тарасова и Наталии Крюковой; Синицу же посадили на 5 лет.

О стремительном развитии этого дела и о самой экспертизе, а также о квалификации лингвистов-экспертов в Сети уже написано сотни статей. Кто хочет ознакомиться – погуглите. Мы же закончим тем, с чего начали – словами Ключевского: «Вся разница между умным и глупым в одном: первый всегда подумает и редко скажет, второй всегда скажет и никогда не подумает». Будьте умнее: прежде, чем выпускать из грудной клетки слово, доверьте его сначала собственной, независимой, лингвистической экспертизе.


Авторы:  Ирина ДОРОНИНА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку