От кого закрывается Россия

От кого закрывается Россия
Автор: Елена ВЛАСЕНКО
25.02.2014

Новое миграционное законодательство: продуманная жестокость или бессмысленная истерика?

Журналист Михаил Скрыльников, гражданин Украины, готовил для «Совершенно секретно» сюжет о том, как жители Крыма относятся к Евромайдану. 27 января российские пограничники сняли его с поезда № 18 Севастополь – Москва, заявив, что въезд в Россию ему закрыт до 2016 года. Причина – якобы совершенное им административное правонарушение на территории Брянской области, где Михаил ни разу в жизни не был. В российских областях, где Михаилу все же приходилось бывать, он, по его словам, тоже ничего не нарушал. Скрыльников возвращался в Подмосковье к жене и сыну, которые там живут.

Человек против базы

Почти за месяц Федеральная миграционная служба никак не отреагировала ни на обращения супруги Михаила, ни на запросы редакции «Совершенно секретно».
Сначала были заняты сотрудники пресс-центра ФМС России, затем не успевала поставить свою подпись под якобы подготовленным ими ответом глава пресс-службы ведомства Залина Корнилова. Потом в ФМС сломался сервер. Факс, которым предлагал воспользоваться сотрудникам ФМС корреспондент «Совершенно секретно», тоже, видимо, пришел в негодность. Затем наступила очередь электронной почты на других серверах.

Следом произошла другая трагедия: заболел сотрудник ФМС, ответственный за составление ответа. К сожалению, данных о его здоровье и о том, может (и смеет) ли кто-нибудь в ФМС заменить его хотя бы на время, у редакции до сих пор нет.

По крайней мере, сообщение корреспондента «Совершенно секретно» о том, что столь длительное отсутствие ответа на официальный запрос нарушает статью 40 закона о СМИ, не произвело никакого впечатления на сотрудников ФМС. Газета по-прежнему ждет комментарий от этого ведомства.

– Процедура так называемой депортации, которую ко мне применили при пересечении границы на поезде, ничего общего не имела с законом, – утверждает Михаил Скрыльников. – В помещении, куда меня привели белгородские пограничники, мне подсунули документ и потребовали: «Подписывайте вашу депортацию на три года». Как только они услышали, что я отказываюсь ставить подпись, депортационный лист вырвали у меня из рук – я его видел не более десяти секунд. Даже не успел заметить точную дату, до которой мне якобы запрещен въезд. Так же быстро мне сунули под нос текст статьи 26, по которой я якобы был депортирован, – ни один пункт этой статьи я не нарушал (речь идет о Федеральном законе N 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию». – Ред.). На мои требования предъявить мне конкретные документы, на основании которых мне закрыли въезд, или показать отметку о запрете в базе капитан Федорцов Алексей Викторович и лейтенант Заикин Юрий Константинович отвечали: все вопросы к УФМС в Брянской области, которая выставила запрет.

На фото: Капитан погранвойск России Алексей Федорцов: «Все вопросы – к ФМС»

Моим словам, что я никогда в жизни не был в Брянской области и не привлекался к административной ответственности ни там, ни в другом регионе России, они не поверили. Заявляли: вы сами знаете, какое правонарушение вы совершили, а мы не имеем права его называть – это секретная информация. Могли, возможно, нарушить ПДД – за это часто ставят запрет. Значит, я, не имея водительских прав и не умея водить машину, нарушил ПДД в регионе, в котором никогда не был, – и это все секретная информация! Получается, людям приписывают липовые правонарушения – а какие именно, остается тайной. Прямо на границе узнать истинную причину своей высылки человек вообще не может.

Предлагают потом внести данные своего паспорта на сайт ФМС, и там якобы можно будет получить всю искомую информацию. (Кстати, в моем случае это сделать невозможно, так как одно из обязательных полей для заполнения – дата окончания действия документа, а после 45 лет внутренний паспорт становится бессрочным, в нем нет даты окончания срока действия.) То, что у меня в России жена и сын, граждане РФ, пограничников тоже не интересовало. На вопрос, как обжаловать это сфабрикованное обвинение, пограничники отвечали – «где-то в Харькове».

Кроме того, человеку, снятому с поезда по надуманному обвинению или ошибке, не возвращают деньги, потраченные на билет, не интересуются, есть ли у него средства, чтобы доехать обратно или, например, поесть. Его также не предупреждают при выезде из России, что в отношении него действует запрет и что въехать обратно он не сможет. Стоит добавить, что последний раз я въезжал в Россию 27 октября 2013-го и никаких запретов по моему поводу никто в базе данных не обнаружил.

Но самое главное – у украинского гражданина нет возможности обжаловать все эти действия пограничников и ФМС, находясь на территории своей страны. Я обошел в Севастополе украинскую прокуратуру, представительство российской военной прокуратуры, местную миграционную службу – они такими проблемами не занимаются. Я обратился в консульство РФ в Симферополе – там ответили, что подобные жалобы они тоже не принимают. Еще одна очень важная проблема (это подтвердили сами российские пограничники) – если запрет поставлен ошибочно, трудно узнать, когда именно информация об ошибке попадет в базу и когда человек сможет въехать в Россию.

Абсурдно и то, что я русский, родился и жил в городе с российской историей Севастополе, отслужил в ВМФ СССР, окончил факультет журналистики МГУ, а меня беспричинно не пускают в Россию к собственной семье, – говорит Михаил Скрыльников.

Ни мигрантов, ни соотечественников

Тем временем растет количество жалоб людей, которые, так же как и вне-штатный корреспондент «Совершенно секретно», оказались жертвами миграционной политики.

О предпосылках и последствиях подобных инцидентов и о том, почему они носят системный характер, в интервью «Совершенно секретно» рассказала Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие» и программы «Миграция и право» правозащитного центра «Мемориал».

– Почему полмиллиона человек – именно стольким людям, по данным официального сайта ФМС, сейчас запрещен въезд на территорию России – не могут въехать в страну?

– Эта проблема, затронувшая массу людей, возникла из-за того, что изменилось миграционное законодательство. В конце 2012 года в него внесли поправки, большинство из которых репрессивны. Вот лишь некоторые из них.

Летом 2013-го была принята поправка в статью 18.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях. В этой статье говорится о том, как наказывают за нарушение порядка пребывания на территории России. Она была отвратительна, на наш взгляд, и до внесения поправок: нарушение порядка пребывания в стране каралось штрафом с «выдворением или без такового». Такой нечеткой формулировкой пользовались правоохранительные органы, когда, например, вместо запуска сложного экстрадиционного процесса по запросу страны вроде Узбекистана, где возможны пытки и смертная казнь, они использовали относительно простой процесс выдворения.

И ситуация после нововведений вовсе не улучшилась. Теперь в большинстве случаев всякое нарушение карается и штрафом, и выдворением. Более того, если нарушение происходит в Москве, Московской области, Петербурге или Ленинградской области, то выдворение применяется в обязательном порядке.
Представьте, что все правонарушение сводится к тому, что человек встал на миграционный учет на два дня позже, чем положено. Или он, имея работу, семью и вид на жительство, забыл вовремя направить уведомление в УФМС о том, что он живет в РФ. При этом он регулярно там появляется и пытается подать документы на гражданство РФ, а у него их никак не принимают из-за всяких придирок. Его везут в суд, и тот немедленно принимает решение о выдворении. Теперь он в течение пяти лет не может въехать в Россию, семья потеряла кормильца.

30 декабря 2012 года была принята поправка в статью 26 закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», согласно которой иностранный гражданин, который не покинул РФ в течение тридцати дней после того, как потерял на это право, лишается права въезда в Россию на три года.

В 2013 году внесли еще одно дополнение в ту же 26-ю статью этого закона. Теперь, если человек два или более раза в течение трех лет привлекался к административной ответственности, он автоматически лишается права въезда до тех пор, пока после последнего нарушения не пройдет три года. Пример – история с художественным руководителем Театра им. Маяковского Миндаугасом Карбаускисом, который нарушил всего лишь правила уличного движения и заплатил все положенные штрафы.

Затем с начала 2014 года начал действовать так называемый закон «о резиновых квартирах». Он запрещает «фиктивную регистрацию», то есть регистрацию без проживания. Наказание за нее вводится огромное: штрафы в сотни тысяч и даже уголовное преследование… Этот закон ударил и по гражданам России. Им разрешается жить без регистрации у близких родственников и в том же субъекте РФ, где имеется регистрация, но в другом помещении. При этом в России много людей, которые живут в одном месте, а зарегистрированы в другом. Одна из причин – ксенофобия: кавказцам, например, сдавать квартиры не хотят, и те регистрируются у знакомых, а снимают жилье у других людей.

Главное, против чего направлен закон, – «резиновые квартиры», где на маленькой площади регистрируется огромное число людей. Как они возникают? Приведем пример. В России действует Государственная программа добровольного переселения проживающих за рубежом соотечественников, которая фактически проваливается, но ее всячески реанимируют. Кто-то придумал, что если начать осуществлять эту программу, то к нам поедут исключительно высокие голубоглазые блондины славянского происхождения, хорошо образованные и, как сказал президент Владимир Путин, в «репродуктивном возрасте». Однако хорошо образованные славяне предпочитают России другие страны. Программа привлекает тех немногих, кто хочет приехать в Россию, в первую очередь тем, что дает возможность в упрощенном порядке получить российское гражданство. Но это возможно только при наличии регистрации по месту жительства. А как это может произойти? Им дают общежитие, но постоянной регистрации там не полагается. Если же они обеспеченные люди и сняли квартиру, ее хозяева зарегистрируют их только на срок договора аренды.

Отмените в законе о гражданстве для участников госпрограммы требование иметь регистрацию по месту жительства, замените его постоянным проживанием – и не станет половины «резиновых» квартир.

– Согласно одной из новых поправок, которые вы перечислили, человеку, который в течение трех лет дважды нарушил административный кодекс, автоматически грозит запрет на въезд в Россию. Что значит «автоматически»?

– Есть база, в которую несколько организаций, включая ФМС, ФСБ, МВД, могут вносить информацию. Нарушил один раз правила движения, второй раз – попал в базу. Эта база таинственна, информации о ней крайне мало.

Автоматизм заключается в том, что государство не рассматривает ваш конкретный случай. Одно из ведомств, которые имеют доступ к базе, заносит в нее второе ваше правонарушение, и это значит, что без всякого решения суда или решения конкретного должностного лица в Россию вы не въедете в течение трех лет.

База, по некоторым данным, уже несколько месяцев не обновлялась. Как ускорить процесс  изъятия из нее вашего имени – неизвестно. Как правило, это занимает пару месяцев.

Один высокий чиновник с гордостью объяснял мне, что такая база исключает коррупцию. По моему мнению, она, наоборот, коррупцию стимулирует: иностранный гражданин будет умолять сотрудника ГИБДД принять у него взятку, но не согласится на оформление протокола, который впоследствии не позволит ему въехать в Россию.

Кроме того, применение этой базы, на мой взгляд, нарушает Конституцию.

Во-первых, речь идет о двойном наказании. Если штраф заплачен, зачем запрещать человеку въезд в РФ?

Во-вторых, отсутствует информация о внесении в базу. Человек узнает об этом, лишь выехав из России и пытаясь в нее вернуться. Часть 2 статьи 24 Российской Конституции гласит, что органы государственной власти и органы самоуправления обязаны обеспечить каждому возможность ознакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы.

В-третьих, отсутствует возможность обжалования. На таинственную базу в суд не подашь, а должностное лицо, принявшее решение, остается неизвестным.

– Как, не имея возможности жаловаться в российские суды, обратиться по этому поводу в Европейский суд по правам человека?

– В российском суде жертва запрета не может обжаловать его, потому что не знает, кто и в каком ведомстве запретил ему въезд. В Страсбурге же человек жалуется на Россию, а не на конкретное ведомство или чиновника.

Если бы жалоба на конкретное решение рассматривалась в суде, то судье пришлось бы не ограничиваться информацией о правонарушении, а рассмотреть все обстоятельства дела. Если у человека здесь дети и жена, то запрет на въезд – это нарушение 8-й статьи Европейской конвенции по правам человека, в которой говорится о праве на уважение частной и семейной жизни. Именно по этой статье можно было бы обратиться в ЕСПЧ по срочной процедуре. Кроме того, использование базы создает предпосылки к нарушению 3-й статьи Европейской конвенции, которая запрещает унижающее человеческое достоинство обращение с людьми.

Не стоит забывать и о Конституционном суде, куда мы сейчас готовим обращение. Мы просим проверить на соответствие Конституции статью 18.8 Кодекса об административных правонарушениях, которая предусматривает разные наказания за правонарушения, совершенные в Москве, Московской области, Петербурге, Ленинградской области и других субъектах Российской Федерации.

– Насколько часты неоправданные случаи применения нового миграционного законодательства?

– Их нельзя назвать неоправданными, скорее само законодательство неправильное, поскольку нарушает Конституцию и основные принципы права. Таких случаев очень много. За прошлый год 500 тысячам человек был запрещен въезд в Россию, это в семь раз больше, чем за 2012-й. А в этом году, если не одумаются законодатели, таких случаев будет еще больше.

Заместитель директора миграционной службы утверждает, что из существующих случаев запрета на въезд, возможно, таких травмирующих случаев, разрушающих семьи и судьбы, было всего 20–50. Но к нам уже поступило больше обращений, да и в аппарат Уполномоченного по правам человека при Президенте РФ тоже поступают жалобы почти ежедневно.

Но и пятьдесят разбитых судеб – это не то, что можно перечеркнуть словами «это всего лишь 10 процентов».

– Зачем эти запреты государству?

– Умысла в поправках в миграционное законодательство намного меньше, чем непродуманности. Наши власти не анализируют проблемы, а борются с ними репрессивными методами, которые только усугубляют ситуацию и порождают не порядок, а хаос.

– Как вам удается вести диалог с ФМС? На наши запросы это ведомство, к сожалению, не отреагировало.

– У нас нет другого выхода, кроме как взаимодействовать с этой службой. Сотрудники ФМС до сих пор нам всегда очень аккуратно отвечали, часто были даже благодарны за наше вмешательство. Среди них много неплохих людей. Они тоже чувствуют последствия принятия бредовых законов.

– При этом представители ФМС не спешат вместе с вами жаловаться президенту Путину на существующие абсурдные порядки?

– Люди боятся своего начальства, исторически так сложилось, что большинство наших людей привыкли докладывать об успехах и выполнении планов, а не критиковать вышестоящих чиновников.

– К гражданам Украины у представителей российской государственной власти сейчас более настороженное отношение, чем прежде?

– Да, и на границе им порой открыто заявляют: вас не пускают из-за Майдана (даже не из-за того,  что вы могли в нем участвовать).

– Люди, жертвы новой миграционной политики, способны на какое-то сопротивление?

– На российский Майдан они не выйдут. А если бы и вышли, то, скорее всего, повторилась бы ситуация Бирюлева: тогда люди пошли высказывать свое недовольство властью, но позволили националистам возглавить свой протест и направить по совершенно другому вектору. Власть это вполне устроило.

– Вам не кажется, что жесткие меры в отношении иностранцев вполне адекватны жестким мерам в отношении граждан России – той же прописке, например?

– Да. Государство не соблюдает права и свободы человека и ему неважно, иммигрант он или гражданин России. Но еще раз скажу: это не жесткие меры, а нервные, почти истерические и бессистемные. Попытки их реализовать приводят не к жесткому порядку, а к бессмысленной жестокости.
 

ДОСЬЕ

Выдворение и депортация:

2012 год: более 33 тысяч человек
2013 год: 84,5 тысячи человек

Закрыт въезд:

2013 год: около 500 тысяч человек
2012 год: 73,5 тысячи человек

Соотечественников принято в Россию:

2012 год: 56 тысяч человек
2013 год: 34 тысячи человек

(По данным ФМС и организации «Гражданское содействие»)
 


Авторы:  Елена ВЛАСЕНКО

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку