Осторожно, Россия закрывается

Осторожно, Россия закрывается
Автор: Сергей НЕКРАСОВ
02.04.2019

К 2025 году в России должно появиться 14 макрорегионов – распоряжение об их формировании в рамках «Стратегии пространственного развития Российской Федерации» уже подписано и опубликовано на сайте Правительства РФ. Специальный корреспондент «Совершенно секретно» попытался разобраться, в чем конечная цель грядущих преобразований и какие сюрпризы нас могут ожидать в обозримом будущем.  

ВСЕ НА АЛТАРЬ ОТЕЧЕСТВА!

Справедливости ради следует сказать, что это будет не первый (и тоже неконституционный) передел страны: в 2000-м году Указом Президента России № 849 были сформированы т. н. федеральные округа, которые в своих географических границах почти в точности повторили военные. Чем занимаются на местах аппараты полномочных представителей президента? Для рядового россиянина сие тайна великая есть, однако деньги на свое содержание (немалые) они получают исправно, без задержек. Через шесть лет к ним добавятся 14 макрорегионов, которые, как говорится в пояснительной записке «Стратегии…», должны «ускорить темпы экономического и технического роста, а также обеспечить национальную безопасность страны». Добавим, что этот документ разрабатывался по территориальному принципу, с оглядкой на общемировые тенденции пространственного развития, для которых в начале XXI века характерны концентрация населения и экономики в крупнейших формах расселения. Кроме этого констатируется, что в России уже сформировалось около 40 крупных и крупнейших городских агломераций, в большинстве из которых численность населения с начала 2000-х годов устойчиво растёт и уже превышает 73 млн человек. Также в преамбуле отмечается, что к настоящему времени в стране уже сформировалось несколько крупных центров экономического роста, каждый из которых обеспечивает более одного процента суммарно го прироста валового регионального продукта субъектов Российской Федерации. В их состав входят 19 значительных городских агломераций, а также 4 минерально-сырьевых центра, которые расположены в Республике Саха (Якутия), Сахалинской области, Ямало-Ненецком автономном округе, Ханты-Мансийском автономном округе – Югре. Макрорегионы должны стать точками роста для российской провинции, которая в последние годы стремительно деградирует. Например, Санкт-Петербург превратится в столицу Северо-Западной агломерации, куда войдут Карелия, Калининградская, Мурманская, Вологодская, Ленинградская, Новгородская и Псковская области. Кроме этого на экономической карте страны появятся Центральный, Центрально-Черноземный, Северный, Южный, Северо-Кавказский, Волго-Камский, Волго-Уральский, Уральско-Сибирский, Южно-Сибирский, Ангаро-Енисейский и Дальневосточный макрорегионы. Сохранятся ли при этом субъекты федерации и в каком качестве? Ответов на эти вопросы пока нет, что вполне естественно вызывает опасения на местах.

В ПОИСКАХ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ

Реакция экспертов на предлагаемые нововведения, как водится, оказалась неоднозначной. Например, уральский полномочный представитель Президента РФ Николай Цуканов заявил, что поддерживает объединения субъектов РФ в макрорегионы. При этом он тут же предложил включить Пермский край и Омскую область в состав Урало-Сибирского новообразования. Иного мнения придерживается его коллега – полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло, который свои предложения по корректировке «Стратегии…» уже направил заместителю председателя Правительства РФ Виталию Мутко, подчеркнув, что в случае принятия предлагаемой модели формирования макрорегионов Сибирь окончательно превратится в сырьевой придаток. Помимо этого полпред вновь озвучил инициативу о «рациональном территориальном использовании ренты». По его мнению, в Москве и Санкт-Петербурге происходит сверхконцентрация капитала «в ущерб провозглашаемой политике равномерного развития регионов», и с этим надо что-то делать. Есть и вовсе парадоксальные отклики на инициативу правительства. Касаются они, например, создания Волго-Камского макрорегиона, формирование которого, как пишет газета «Версия» со ссылкой на социальные сети, поддержали башкирские и татарские сепаратисты – в создании экономических агломераций они усматривают предпосылки грядущего политического передела страны. Между тем, многие эксперты с немалой долей скепсиса подходят к стратегическим разработкам Минэкономразвития. Так, экс-губернатор Псковской области (1996-2004), политолог Евгений Михайлов не видит в предлагаемом объединении ни политической, ни экономической целесообразности:

«Всегда говорил и сейчас повторю: из нескольких больных регионов один здоровый не получится, даже если их присоединить к богатому краю-донору, – продолжает собеседник корреспондента «Совершенно секретно». – К тому же предлагаемое перетряхивание субъектов федерации может нарушить управляемость территориями. Не получится ли как в хрущёвской истории с совнархозами, которые, по сути, дублировали работу промышленных отделов обкомов партии? Во-вторых, для руководства макрорегионами потребуются управленческие структуры, а это не только деньги (и деньги немалые), но еще и людские ресурсы. Где взять, если у нас даже в правительстве явный дефицит эффективных менеджеров. Есть и еще один щепетильный вопрос: как макрорегионы будут соотноситься с ныне действующими аппаратами полномочных представителей президента и областными администрациями? Ответов на эти вопросы пока нет, что вызывает глубокое и тяжелое недоумение»

Скептически оценивает инициативу Минэкономразвития доктор экономических наук, профессор Марина Махотаева, которая убеждена, что «любое стратегическое решение следует подтверждать ресурсам, в противном случае оно теряет всякий рациональный смысл, превращаясь в обычную перестановку». Более решительно ставит вопрос известный экономист Михаил Хазин, «не для того ли передел затеяли, чтобы растащить страну по кускам?»  

«СЛИТЬ В ОДНУ ПОСУДУ»

Напомним, что попытки перекроить карту России продолжаются последние 20 лет. Впервые эта идея была озвучена еще в 2001 году, когда полномочный представитель Президента РФ по Северо-Западному федеральному округу Виктор Черкесов в интервью «АиФ» неожиданно заявил, что «неплохо бы к сильному и успешному Новгороду присоединить слабый и безрезультативный Псков», обосновав этот шаг необходимостью «способствовать улучшению жизни населения обоих регионов». Практически одновременно в СМИ была вброшена идея, что количество субъектов федерации может сократиться с 89 до 40. Планы по объединению вводили региональную элиту в ступор и, право слово, было от чего. Кроме присоединения к Ленинградской области Псковской и Новгородской, якобы, планировалось в Ярославскую включить Костромскую и Ивановскую, в Вологодскую влить Тверскую и Архангельскую, а к Липецкой области присоединить Курскую, Воронежскую и Тамбовскую. По словам того же г-на Черкесова, «история страны знает, что у нас было куда меньше губерний, республик и достаточно хорошо всё складывалось, и можно было в этих условиях работать». Вскоре полпред потерял и свой пост, и влияние, тем не менее, идея продолжала жить. Спустя годы к ней возвращался спикер нижней палаты российского парламента г-н Грызлов. Не обошла эту тему стороной и Валентина Матвиенко, которая в 2016 году не по-женски прямолинейно заявила, что она «сторонник перекройки карты».

«Есть субъекты Федерации, которые нежизнеспособны в силу объективных причин, и не потому что там плохие губернаторы, а потому что надо укрупнять регионы, – заявила в эфире одного из телеканалов председатель Совета Федерации. – И не просто по чьей-то воле, а имея под этим экономические, инвестиционные и иные обоснования».  

«ОТ МОСКВЫ ДО САМЫХ ДО ОКРАИН»

Может действительно пора закрывать депрессивные области, как поступали в 70-ых годах прошлого века с отстающими колхозами, присоединяя их к более богатым соседям? Тогда небольшие деревни объявлялись неперспективными, их жителям предлагалось перебраться на центральные усадьбы крупных хозяйств, однако рабочих рук там не прибавлялось. Селяне, собрав пожитки, сразу без пересадки ехали в крупные города, потому что жизнь там была богаче и комфортнее, или отправляли туда своих детей. При этом идеологические кричалки типа «Нечерноземье – ударный фронт!», «Всем классом – на село!» не работали. К чему это привело, хорошо известно: заброшенные деревни, как «памятники» тому великому переселению, до сих пор пугают каждого, кто ненароком оказывается в российской глубинке. В новейшую историю, когда Госплан приказал долго жить, центростремительные процессы стали просто неуправляемыми, что видно на примере «не резиновой» Москвы. Между тем, работы в глубинке по-прежнему нет («Совершенно секретно» писала об этом в статье «Россия «ожидаемо» вымирает и беднеет», №1 (417), январь 2019. – Прим. ред.), поэтому трудовые ресурсы устремляются в города-миллионники. Сворачивают свою деятельность на местах и бюджетные структуры. Поясним ситуацию на примере Псковской области – первой в России по нищете и первой по вымиранию населения. В самом областном центре все меньше остается государственных структур федерального подчинения. Несколько лет назад было главное управление Центробанка России по Псковской области, теперь оно стало отделением со всеми вытекающими последствиями: сокращением штатов, переездом перспективных работников в Северную столицу и препровождением на пенсию всех, кто выслужил свое. То же можно сказать и про коммерческие банки, чьи головные структуры давно располагаются в Санкт-Петербурге. Квитанции об оплате транспортного налога местным автомобилистам исправно приходят в конвертах с обратным адресом: Санкт-Петербург. Таможенники, транспортная прокуратура уже давно отчитываются перед питерским начальством. Изменился статус и областного Россельхознадзора, который теперь входит в состав управления по Ленинградской области. Ползучая оптимизация (вслед за медициной и образованием) отмечается и в самом регионе, где несколько лет назад был взят курс на полномасштабное уничтожение местного самоуправления. По области прокатилась волна сокращения волостей: было 149, осталось 90. Теперь очередь за районами. Первый акт этого «марлезонского балета» был исполнен в 1958 году, когда была «закрыта» Великолукская область – ее по-братски разделили между собой Псковская и Калининская области. Тогда из 48 районов была закрыта практически половина – сейчас этот «аттракцион» может повториться. Увы, но похожий процесс уже идет «от Москвы до самых до окраин». Например, в Свердловской области многие действующие мэры малых городов уже получили уведомления о скорой ликвидации своих должностей, что делается в рамках проекта новой редакции закона «Об общих принципах организации местного самоуправления», который содержит скорректированную формулировку понятия «городской округ». Не является ли создание макрорегионов своего рода попыткой подвести некий экономический базис под уже сложившиеся жизненные реалии? Как считает Лев Шлосберг, известный российский политик, член федерального Политического комитета партии «Яблоко», «попытки административного укрупнения регионов, то есть изменения в первой главе Конституции, из этой предлагаемой «Стратегии…» не вытекают»

ЗАБРОШЕННЫЙ ДОМ В ДЕРЕВНЕ КРИВОЙ НАВОЛОК РЕСПУБЛИКИ КОМИ. ФОТО: ИЛЬЯ ПИТАЛЕВ/«РИА НОВОСТИ»

«Однако это не значит, что они не будут предприниматься, но для их реализации властям потребуются совершенно другие правовые документы, а не стратегии пространственного развития, – комментирует эксперт ситуацию газете «Совершенно секретно». – Такого рода стратегии в России уже разрабатывались, в том числе на Северо-Западе, но ни одна из них ранее не была реализована, потому что не носила характера обязательной государственной программы и, кроме того, не сопровождалась ни реформой государственного управления, ни привлечением инвестиций. Все заканчивалось на том, что разработчики получали деньги, чиновники-кураторы делали презентации, отчитываясь о «проделанной работе», но в плоскость практической реализации ни одна такая стратегия не перешла. Кроме отсутствия необходимых вышеперечисленных действий со стороны государства, для их реализации региональные и федеральные власти должны мыслить не только электоральными циклами, а на десятилетия вперед, далеко за рамками собственной карьеры в регионе. Таких чиновников (в первую очередь, среди губернаторов) сейчас нет».

Между тем Владимир Никитин, руководитель координационного совета Всероссийского созидательного движения «Русский лад», негативно оценивает цели и задачи «Стратегии…»:

«Если раньше объявлялись неперспективными деревни, то теперь под нож оптимизации идут малые города. Там уже сейчас есть серьезные проблемы с развитием, трудоустройством, но с появлением экономических агломераций на них России будет поставлен крест, – сокрушается собеседник «Совершенно секретно». – На мой взгляд, это делается для того, чтобы окончательно высосать из русской провинции ресурсы, подчинив жизнь людей голой экономике в ущерб духовному развитию. Нравится это кому-то или не нравится, но провинция всегда была хранительницей нравственных традиций русского народа. Сейчас в городах-миллионниках они планомерно уничтожаются, что непременно скажется на состоянии общества».

И все-таки, что ожидает страну в обозримом будущем? Молчат великие умы. Приходится только гадать, надеясь на то, что стратегия пространственного развития Российской Федерации, как считает Лев Шлосберг, так и остается экономическим, а не конституционным (!) документом, в котором речь идет об экономической интеграции территорий. Между тем, что-то мешает поверить в чистоту намерений либеральных стратегов. Если верить сенатору Елене Мизулиной, то страну ждет повальное объединение. Например, Омской, Тюменской и Новосибирской областей. При этом государственная дама еще раз подчеркивает, что речь идет не об административном, а об экономическом слиянии субъектов федерации, на «разжив» которым будут выделены деньги на дороги, создание единого (!) медицинского центра, общего промышленного парка и т. д. По такому же сценарию может произойти слияние остальных неперспективных регионов России, коих у нас большинство. Зато, когда в провинции почти никого не останется, не надо проводить референдумы, ломать административные границы – достаточно будет лишь передать экономические рычаги управления более сильному соседу, и «оптимизация» исконно русских земель, где еще продолжают жить люди, на что-то надеяться, окончательно пройдет точку невозврата. Этот шаг вполне укладывается в формат мышления того же г-на Собянина, который убежден, что сейчас на территории России проживает 15 млн условно «лишних людей». Их переселение в мегаполисы под давлением экономических обстоятельств сэкономит российскому бюджету не один миллиард рублей, а дальше – хоть трава не расти.


Авторы:  Сергей НЕКРАСОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку