НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Особенности предвыборной охоты

Автор: Елена СВЕТЛОВА
01.10.2000

 
Марат БОГОУТДИНОВ

Александр Волков

Президентский марафон в Удмуртской Республике набирает темп. В истории региона это первые подобные выборы. Чего не скажешь о формах и методах борьбы, которые используют некоторые претенденты в президенты. Впрочем, для республиканской политики охота на оппонентов занятие привычное. Не сегодня и даже не вчера в высших эшелонах власти стал насаждаться авторитарный режим, который позволил одному человеку практически безраздельно управлять целой республикой, и сегодня ему требуется лишь формально закрепить этот статус. Имя этого человека Александр Александрович Волков, ныне действующий председатель Государственного Совета, проще говоря, спикер республиканского парламента. Правда, сам он так не считает, поскольку однажды (сегодня трудно точно вспомнить когда) к должности обычного распорядителя на сессиях депутатов была сделана небольшая приписка: высшее должностное лицо. Не больше и не меньше. Но желание называться президентом у Александра Александровича столь велико, что ради этого он потратил долгих пять лет на отчаянную борьбу за лучшее место под солнцем.

Сегодня мало кто знает, как строитель Волков попал во власть. Из биографии его хорошо видно, что строить Саша любил с детства, о чем с нежностью любит вспоминать каждый раз, когда его спрашивают, что он построил своими руками. Ну, домик в деревне, роскошный коттедж в пригороде Ижевска, садовый домик близ ижевского аэропорта, на который любуется весь дачный массив. И не потому, что архитектурный замысел велик, а потому, что строительный материал отменный, по социалистическим меркам стоил он огромных денег. Но на то и строитель – материал всегда под рукой.

Так вот, трудился Александр Александрович и мастером, и инженером, и начальником управления строительства Чепецкого механического завода в городе Глазове, был и первым заместителем председателя Госплана тогда еще Удмуртской АССР, и даже председателем Госкомитета республики по архитектуре и строительству. А в 1993 году по не зависящим от Александра Александровича причинам освобождается должность председателя Совета Министров Удмуртской Республики. И председатель Верховного Совета республики Валентин Кузьмич Тубылов исключительно силой своего авторитета убеждает депутатов утвердить на эту должность Александра Волкова. Но уже спустя год Тубылову об этом придется пожалеть. Молодой премьер очень полюбил себя во власти и власть в себе и, разругавшись с большинством депутатских комиссий, которые весьма справедливо стали требовать исполнения принятых парламентом законов, посчитал, что он и есть власть. Именно с этого времени в республике начинает разрастаться политический кризис.

Для того чтобы понять суть момента и ответить на вопрос, что же происходило все последние годы, почему так долго и так мучительно регион выбирался из кризиса, необходимо приоткрыть завесу политических интриг, помешавших республике уже в 1995 году стать президентской.

Истекал срок депутатских полномочий первого демократического парламента. В Верховном Совете вовсю шла работа над двумя основными документами: новой Конституцией и Договором о разграничении полномочий между Российской Федерацией и Удмуртской Республикой. Эти два закона должны были стать лебединой песней депутатов, а для кого-то и индульгенцией на новых парламентских выборах. Стали же они камнем преткновения для всей экономики республики, что не замедлило сказаться и на социальных проблемах региона.

Все денежные потоки отныне были сосредоточены в руках главы исполнительной власти, который не только невзлюбил законодателей, но и частенько стал перекрывать им финансовый кислород. Из Белого дома на площади пошли слухи, что Волков уже весной готов взять всю полноту власти в республике. В Верховном Совете заволновались. И срочно стали вносить изменения и дополнения в практически уже готовый проект Конституции, где статья о президенте была, но бесследно исчезла на одной из сессий... Это была первая и последняя пиррова победа уходящего в историю Верховного Совета. Республика останется парламентской, бороться же за кресло спикера совсем иная перспектива, чем за скипетр президента.

Но все оказалось не так просто, как виделось парламентариям. Волков пошел на выборы не один, он тщательно подобрал себе сторонников и попутчиков, бросил на их поддержку максимум возможных сил и средств. В марте 1995 года ему удается – с минимальным перевесом в два голоса (и со второй попытки) – выиграть кресло спикера у своего оппонента, прежнего председателя Верховного Совета Валентина Тубылова. И уже в первые месяцы депутаты нового созыва ощутят мощный прессинг нового председателя. Он не терпит возражений, способен оборвать коллегу на полуслове и просто агрессивен к критике в свой адрес.

Николай Ганза

Семь первых месяцев уйдут у спикера на бесконечную войну с оппозицией: он понимает, что сорок девять голосов из ста против – не плюс в его пользу. С такой базой выходить с предложением о внесении изменений в недавно принятую Конституцию весьма опрометчиво. Начинается период коридорных игр и рапортов мнимых побед. За выдающееся достижение председателя Госсовета Волкова выдается подписание с Россией Договора о разграничении полномочий, который, чисто по техническим соображениям, не успел заключить его предшественник. Да и, по правде сказать, этот документ мало что значил для республики, ее оборонной промышленности, экономики и социальной сферы.

Оценивая законотворческую деятельность Государственного Совета образца 1995 – 1999 годов, Виктор Михайлович Походин, семнадцать лет проработавший прокурором республики, в одном из своих интервью скажет следующее: «Казалось бы, Государственный Совет должен закону следовать строго. Нет. То руководство захлестывает какая-то политическая игра, то отстаивают какие-то корпоративные, а то и личные интересы. И принимаются законы с грубейшими нарушениями ныне действующей Конституции. И я иначе как правовым цинизмом подобные действия назвать не могу. Зачем, скажите на милость, принимать закон, если он обсужден и принят на уровне Российской Федерации? Лишь для того, чтобы создать иллюзию активной деятельности. А вот законы о разграничении полномочий между органами местного самоуправления и госвластью, законы о приватизации, о недрах, о госсобственности до сих пор в подвешенном состоянии. То, что должно было регулировать экономические отношения в Удмуртской Республике, или осталось за бортом, или находится в начальном этапе разработки. Пора бы уже всерьез заняться правовыми актами, направленными на защиту граждан, обеспечивающими республику инвестициями, пополняющими бюджет».

Это прокурор произнес в октябре 1998 года. До следующих выборов в Госсовет оставалось всего семь месяцев. Чем же занимался все эти годы парламент? Да кто чем. А председатель Госсовета Александр Волков сначала воевал с местным самоуправлением. Да так, что слава разнеслась по всей России, было принято решение Конституционного Суда и вышел Указ президента России о правовом беспределе, творимом с согласия и по личному указанию председателя Государственного Совета с припиской – высшего должностного лица Удмуртской Республики.

Сегодня даже трудно сосчитать, сколько бюджетных средств утекло, чтобы покрыть гигантские расходы на бесконечные вояжи высоких чиновников в белокаменную для лоббирования пресловутого закона об органах госвласти. Не меньше затрачено и на создание во всех городах и районах республики так называемых объединенных советов с чиновничьим аппаратом. С их машинами и прочей атрибутикой.

А что в это время происходило в экономике? Из последних сил затыкали дыры политического авантюризма. По словам депутата Госсовета первого созыва Аллы Ивановны Чишковской, Госсовет пошел по пути всеобщей неуправляемости: «Экономические вопросы мы практически не решали или решали бессистемно. Но разве мог с таким сокрушительным провалом согласиться Александр Волков? В ход пошла тяжелая артиллерия. Во славу дел великих зарядили государственные, и не только, средства массовой информации. Не за горами очередные выборы, а республика как была на задворках в экономическом рейтинге регионов, так там и осталась. Тут уж Александр Александрович постарался. Писать и показывать всякую лабуду согласится не всякий журналист, отважится не всякий руководитель СМИ. Тихо, без скандала, по собственному желанию, но не хотению «уходят» в отставку председателя ГТРК «Удмуртия» Олега Шибанова, с почетом на пенсию отправляют редактора «Удмуртской правды» Любовь Каткову, на «повышение» забирают редактора «Известий Удмуртской Республики» Герасима Иванцова. А дальше как в сказке: солнце всходит и заходит по велению твоему. Оказывается, спикер парламента занимается исключительно хозяйственными делами. Стоит Александру Александровичу навестить с рабочим визитом какое-нибудь предприятие, сельский район или медицинское учреждение, как тут же в газетах, по телевидению и радио раздается радостная весть: мол, увеличилась яйценоскость кур, повысились надои, меняется в лучшую сторону демографическая ситуация.

Особняком в перечне славных дел председателя стоит Ижевский автозавод. История с его возрождением заслуживает особого внимания. С кем только не обещал Александр Александрович повенчать ижевский «Москвич». «Готово к подписанию стратегическое соглашение между АО «Ижмаш» и южнокорейской корпорацией «Хендэ», – торжественно рапортовала местная пресса. – Партнеры намереваются развивать сотрудничество». Речь идет об инвестициях в 250 миллионов долларов и доведении производства автомобилей до 170 тысяч в год. А дальше? Молчок и зубы на крючок. Спустя месяц, но уже из центральной прессы, счастливые автозаводцы узнают: «...в ходе визита делегации Удмуртии в Сеул стороны ограничились соглашением об отверточной сборке трех тысяч машин и поставке десяти тысяч двигателей для автомобиля «Иж-2126» («Орбита»), явно устаревшего еще в процессе многолетнего внедрения в производство. Входящий в АО «Ижмаш» автозавод практически не работает. В прошлом году объем производства упал по сравнению с 1991 годом до 8,6 процента. При этом большее число выпускаемых «Москвичей» не продавалось, а расходилось по бартеру».

Это было в апреле 1998 года. А в мае 1999-го на одной из рабочих встреч Александр Александрович рассказывает собравшимся еще об одном чуде, которое вот-вот свершится на автозаводе: «В июле этого года регистрируется совместное предприятие «Шкода-авто-Удмуртия». Для нашей республики это локомотив в экономике. Примем постановление о налоговых льготах, начнем выпускать «шкоды», подключим к проекту другие наши заводы. Наши рабочие будут получать по 500 долларов в месяц...»

Эту программу должны были лично курировать Гродецкий и Волков. Да, видно, чего-то мы и со «Шкодой» нашкодили. По сей день продолжаем выпускать старенькую «Орбиту», правда с ВАЗовской начинкой, которую получили совсем недавно, и не благодаря личным усилиям председателя Госсовета Волкова, а в результате достигнутой договоренности председателя правительства Николая Ганзы с руководством «АвтоВАЗа».

Вообще выдавать желаемое за действительное в стиле Александра Волкова. Ну не получилось что – он как бы и ни при чем, исполнительная власть виновата. А он так старался! Если же удалось – не ему самому и далеко не одному, – то тогда это исключительно личный вклад.

Я что-то не припомню, где, в какой стране работу спикера парламента оценивали по росту экономических показателей региона, а не по эффективности действия принятых законов. Насколько мне известно, разработанные критерии оценки работы исполнительной власти, утвержденные депутатами, как раз и подразумевают наличие экономического роста производства. Так и давайте оценивать тех и за то, что каждый действительно сделал.

Меньше года потребовалось правительству Ганзы, чтобы рассчитаться с долгами по зарплате и пенсиям, доставшимися в наследство. Впервые за долгие годы бюджет республики 2000 года был сверстан вовремя. Рост объемов промышленного производства в первом полугодии составил 132 (!) процента, а доходная часть бюджета превысила 883 миллиона рублей. Вот это действительно рывок в экономике. И не за красивые глаза глава республиканского правительства в числе первых получил Национальную премию Петра Великого, а за искусство управлять в сложной экономической ситуации.

Но в который уж раз в развитие нормальной экономической ситуации вмешивается политическая интрига. И все белое пытаются представить в черном цвете. Вот и пущена в предвыборной борьбе очередная утка о Ганзе и ядерных отходах. Хоть и ложь, а заставляет человека оправдываться. На это и рассчитаны грязные предвыборные технологии. Как и весь информационный шум, поднятый подконтрольными Александру Волкову СМИ вокруг исключительных качеств и личных достоинств председателя Госсовета. Разве что из утюга мы не слышим о его заслугах перед республикой. Неужели нам всем не достаточно уроков истории?


Авторы:  Елена СВЕТЛОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку