ОСЛАВИЛИ

ОСЛАВИЛИ
Автор: Андрей КОШИК
19.12.2014
 
Ни суд, ни чиновники не извинились перед 93-летним ветераном из Крымска за надуманное обвинение в мошенничестве.
 
Участница Великой Отечественной войны, ветеран труда, инвалид Александра Давыдова уже привыкла к вниманию СМИ – о пенсионерке из Крымска (Краснодарский край), на старости лет ставшей фигурантом уголовного дела, несколько раз писали федеральные газеты. На днях районный суд поставил окончательную точку: Александра Ефремовна, баба Саша (так энергичную не по возрасту старушку называют знакомые), официально признана невиновной. Ни следствие, ни прокуратура, ни Министерство социального развития администрации Краснодарского края перед нею, конечно же, не извинились.
 
Александра Давыдова полвека прожила в стареньком саманном доме по улице Ленина в Крымске. Здесь вместе с мужем вырастила дочерей, встретила старость. В хате без удобств женщине, разменявшей восьмой десяток, приходилось несладко – канализации нет, по утрам, опираясь на два костыля, выносила ведро на улицу… Как ветерану войны Александре Ефремовне в 2010 году выдали по президентской программе сертификат на улучшение жилищных условий – покупку новой благоустроенной квартиры.
 
НАВОДНЕНИЕ И МОШЕННИКИ
 
Полученной суммы, 1 096 млн рублей, не хватило ни на новое, ни уж тем более благоустроенное жилище. Посовещавшись с родными, решила взять однокомнатную квартиру на вторичном рынке. Комната оказалась в очень запущенном состоянии, пришлось менять окна и делать основательный ремонт. Зато с теплым туалетом и водой. Баба Саша признается, что старшая дочь и внук очень помогали ей, даже взяли кредиты на ремонт.
 
Саманный дом пенсионерка планировала продать, чтобы помочь семье рассчитаться с долгами. Но в роковую ночь с 6 на 7 июля 2012 года в Крымск пришла большая вода.
 
– В пятиэтажке, где купили квартиру, подтопило только первый этаж. А в хате под потолком вода стояла, осталась бы жить там – точно бы погибла, – с волнением говорит пенсионерка. И тут же добавляет: – Не пришлось бы этот позор терпеть.
 
26 июля 2012 года районный суд по заявлению Давыдовой признал факт ее проживания по адресу разрушенной наводнением хаты. За утраченный саманный дом и имущество крымчанка получила положенную компенсацию – сертификат на новую квартиру (36 квадратных метров стоимостью 1,2 млн рублей) и 150 тысяч за утраченное имущество.
 
От многочисленных комиссий Александра Ефремовна не скрывала правды, показывала все документы. Трудно поверить, что в мэрии, за два года до этого выдавшей сертификат на улучшение жилищных условий, не знали об этом факте.
 
Однако в январе уже этого года тот же районный суд признал женщину виновной по части 4 статьи 159 УК РФ – мошенничество в особо крупном размере – и осудил на три года условно. Следствие и суд сочли пенсионерку мошенницей лишь потому, что однажды она уже воспользовалась социальной поддержкой государства, получив квартиру в 2010 году. Поэтому компенсация за размытый саманный дом ей якобы была не положена.
 
Теперь 93-летняя женщина-инвалид должна каждый месяц отмечаться в уголовно-исполнительной инспекции. Если бы не преклонный возраст, на который сделал скидку федеральный судья Сергей Серомицкий, то ее бы вообще отправили в колонию!
 
– Грубо говоря, обвинили в том, что Александра Ефремовна дважды – в 2010 и 2012 году – получила сертификат на жилье и 150 тысяч компенсации, – пояснила «Совершенно секретно» адвокат Давыдовой Алла Ситникова. – Следствие сочло, причем абсолютно бездоказательно, что в 2010 году она получила сертификат за аварийный дом. На самом деле деньги были выделены на улучшение жилищных условий ветерана, тот дом аварийным официально никто не признавал.
 
КРУЖКУ-ЛОЖКУ И ДОБРОТНУЮ ОБУВЬ
 
– Родилась я в Астрахани, но, когда корейцев выселяли с Дальнего Востока, туда агитировали переселяться русских, и моя мама завербовалась, – охотно делится судьбой с «Совершенно секретно» баба Саша. – Была активисткой, комсомолкой. Тогда обязательными четыре класса были, большинство имели только такое образование. А я семь классов окончила, поэтому взяли счетоводом в Доме отдыха Тихоокеанского флота.
 
Как и миллионы ее сверстников, навсегда запомнила роковое 22 июня. Уже на следующий день в семьи пришли первые повестки, а за ними и похоронки…
 
– На весь поселок один радиоприемник – в нашем доме отдыха, – вспоминает ветеран. – Ходила слушать сводки Совинформбюро, записывала их, а уже на перекрестке меня с нетерпением ждали люди с единственным вопросом – как там, на фронте?
 
В апреле 1942 года прошла комиссию в военкомате, уже в августе была призвана в армию.
– Как сейчас помню, написали: взять с собой кружку-ложку и добротную обувь, – улыбается пенсионерка.
 
Служила на 13-й базе, снабжавшей авиационный полк. По штату числилась писарем, но людей не хватало, поэтому бланками и отчетами занималась уже глубокой ночью, а весь день разгружали подводы, даже в караульные наряды ходили.
 
– Мы прошли курс молодого бойца. Когда выпадала смена, с винтовкой охраняли склады, кричали: «Стой! Кто идет?» – описывает службу Александра Ефремовна. – В общем, всю мужскую работу делали. Каждое 9 Мая поздравляют фронтовиков. Но почти не говорят о миллионах девчонок и женщин, которые в тылу помогали армии, чтобы она защитила Москву, отстояла Сталинград, кто дожил – дошел до Берлина. Про нас, кто в тылу был и на свои плечи взял всю тяжесть заботы об армии, не вспоминают.
 
О службе в авиабазе Александра Давыдова готова рассказывать долго и в подробностях. Это удивительное свойство многих ветеранов – с мельчайшими деталями, такими как название небольших поселков и станций, точные даты 70-летней давности, – помнить о фронтовых годах и запамятовать недавние события.
 
Например, Александре вместе с другими девушками приходилось зимовать в нетопленных комнатах – прижимались друг к другу, сверху накрывались уже двумя одеялами и шинелями. Однажды, в 1943 году, ей вместе с еще одной женщиной и солдатом («зеленым еще, тогда как раз 1924 год призвали») поручили доставить во Владивосток несколько 20-килограммовых фляг с бензином. Хрупкая девчушка взвалила на плечи две фляги, так пару километров шли до железной дороги. Тогда светомаскировка была везде, на фонарях локомотива сделали колпаки, чтобы свет только на рельсы попадал. Проводница чуть не выставила командировочных из вагона – бензин в поезде провозить было нельзя, еле уговорили. А во Владивостоке никак не могли протиснуться в переполненный трамвай. Вагоновожатая сжалилась: второй круг делаю, а вы все стоите. Притормозила перед остановкой, запустила их в салон, а затем остальных пассажиров взяла. С такими приключениями фляги доставили к месту назначения – на шестой причал.
 
В начале 1950-х годов Александра Ефремовна с мужем переехала в Крымск. Купили старенький саманный дом, сами его благоустроили, провели газ.
 
ПРИЗНАТЬСЯ СОСЕДКАМ БЫЛО СТЫДНО
 
– Знаете, проблема даже не в том, правильно получила бабушка вторую квартиру или нет. Куда возмутительнее, что десятки человек – сотрудники администрации и аппарата суда, судьи, прокуратура, следствие – беззастенчиво обвиняли 93-летнего ветерана Великой Отечественной войны и никто даже не попытался это остановить, никто не сказал – что же вы делаете? – возмущается адвокат.
 
Защитник уточнила, что после первого суда, когда приговор еще не вступил в законную силу, заместитель межрайонного прокурора Денис Кабанов опубликовал в районной газете заметку, где указал адрес разрушенной хаты и фамилию Давыдовой, написал, что мошенница. Естественно, возраст «преступницы» и ее былые заслуги указаны не были. Так об уголовном преследовании пенсионерки узнал весь Крымск.
 
– Страшно жить в обществе, где рапортуют победами почти над столетними женщинами, – признается Алла Ситникова.
 
После того как апелляцию оставили без удовлетворения, адвокат составила письма председателю Краснодарского краевого суда Александру Чернову и вице-губернатору Краснодарского края Галине Золиной, которые подписали десятки хорошо знающих бабу Сашу жителей пострадавшего от наводнения города.
 
– Уверена на 99 %, что эти письма повлияли на исход дела. Что ж, пришлось «бомбить» краевой суд, как в войну, – продолжает защитник. – Прокурор Краснодарского края Леонид Коржинек поддержал кассацию, сам вынес кассационное представление. На нее специально привезла в Краснодар бабушку, чтобы судьи увидели, кого судят. В итоге даже слушать меня не стали, сразу отменили приговор.
 
– Когда сказали, что отменили приговор, признаюсь, словно ничего не слышала, – со слезами вспоминает бабушка. – Потом адвокат уже говорит – уходить нужно. Я взяла костыли, до середины дошла и вспомнила – поблагодарить-то надо! Повернулась, спасибо судьям сказала, что по-человечески, по-справедливому отнеслись.
 
Адвокат Ситникова сообщила «Совершенно секретно», что планирует подать документы на реабилитацию, чтобы надзорное ведомство официально извинилось перед Александрой Давыдовой, а государство выплатило ей компенсацию.
 
Но Александру Ефремовну в покое не оставили. С иском о взыскании с ветерана войны единовременной компенсации в 150 тысяч рублей обратилось министерство социального развития и семейной политики администрации Краснодарского края. Ведомство, которое по закону обязано опекать 93-летнюю пенсионерку и заботиться о ней, принялось с нею судиться. И только в начале декабря иск краевого министерства был отозван.
 
– Каждый год на 9 Мая такие открытки и Путин, и Ткачёв присылают, такие слова пишут – и мы перед вами в долгу, и вы победили…  А мне дали квартиру и тут же мошенницей на весь город выставили, – подытожила Александра Давыдова. – Не столько жалко, сколько стыдно было – я здесь больше полувека прожила, многие меня знают. Про суд и повестки, если честно, говорить соседкам было стыдно. Сколько ночей не спала, переживала – осрамили на старости лет…
 
А вот в Министерстве социального развития и семейной политики администрации Краснодарского края теплых слов для 93-летнего ветерана не нашлось. В приемной министра Елены Ильченко «Совершенно секретно» сообщили, что оперативно прокомментировать историю с иском никто не сможет. Да и вообще, уточнили там же, ни пресс-службы, ни сотрудника по связям со СМИ в ведомстве нет. Зато, гласит официальный сайт социального министерства, у госпожи Ильченко сразу семь заместителей, из них два – первых.
 

Авторы:  Андрей КОШИК

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку