Оружие самого ближнего боя

Оружие самого ближнего боя
Автор: Владимир СВЕРЖИН
28.05.2019

За свою историю человечество использовало неисчислимое множество видов холодного оружия. Здесь были и примитивные дубины, и булатные клинки, требовавшие высочайших познаний в металлургии. И было непритязательное оружие для лютого боя накоротке, когда ни спрятаться, ни убежать, и весь мир умещается в горящих ненавистью глазах врага.

Высокое искусство фехтования, давно ставшее не только набором прикладных техник, но и своего рода философией, системой миропонимания, всегда исходило из наличия поединка, некоего состязания, как основы основ. Всякого рода самооборона с оружием в руках предполагала высокую ситуативность, когда нечто, предназначенное для хозяйственных нужд, могло применяться для защиты жизни, чести и имущества. Но между этими двумя «границами» располагался бескомпромиссный рукопашный бой, когда необходимость уничтожить врага подсказывала варианты превентивной атаки и максимального избегания поединка. Нет смысла бросать вызов часовому и соблюдать условия честного боя. Его нужно уничтожить быстро и однозначно, не дав поднять тревогу. Нет смысла обороняться от наседающего врага в окопе – его нужно ликвидировать. По возможности, одним ударом. И размышлять о том, насколько это бесчеловечно и негуманно, можно очень недолго – пока сам противник не прикончит тебя. Крайне жесткая ситуация, требующая как психологической готовности, так и оружия, наиболее подходящего к решению таких специфических задач. Оружия – не предназначенного для боя. В лучшем случае – «бей и беги».

С древнейших времен человек старался копировать манеру боя крупных животных, и, по возможности, пользоваться их оружием. Мощные клыки, острые рога, тяжелые копыта – все шло в дело, изначально непосредственно «изъятые» у прежних хозяев, затем специально изготовленные для боя. Очень впечатлили древнего человека когти. Тигриные, львиные, волчьи – они грозили человеку тяжелыми ранами и смертью. Но, что, вероятно, особо злило отдаленных предков, собственные человеческие когти не шли ни в какое сравнение со звериными. Однако людской разум всегда подсказывал интересные решения. Причем довольно разнообразные. Но даже если внешне они были сходны, манера применения их зачастую сильно отличалась.

КОГТИ НА ЛАДОНИ

Так, например, всякий любитель фильмов о воинах-тенях – ниндзя, помнит железные когти, с помощью которых те взбирались по отвесным стенам, наносили врагу чудовищные рваные раны или же блокировали мечи противника. Именовались эти рукотворные когти сюко (или текаги). Их можно было носить как по-звериному, крепя на ладони, или же снаружи, превращая в своеобразный кастет. Японцы здесь не были «первопроходцами». Задолго до них подобные «медвежьи» когти использовались в древнейшей «кузнице» народов – Индии. Здесь подобное оружие именовалось багнак.

Скорее всего, именно отсюда оно начало свое распространение. Можно вспомнить легендарного «царя обезьян» Ханумана, у которого по поверью на ладонях росли волшебные шипы. Предназначенное для внезапной стремительной атаки, такое оружие внушало ужас одним видом, а уж рваные раны, оставляемые железной лапой, и вовсе заставляли противника трижды подумать, прежде чем связываться с таким врагом. Но недостатки продолжение достоинств. Мощный рассекающий удар требовал размаха, к тому же когти, удерживавшие ловкого воина на стене, могли намертво застрять в теле врага, врубившись в кость. В этот момент ниндзя оставался практически безоружным и рисковал сложить голову.

ТИГРИНЫЙ КОГОТЬ В УМЕЛЫХ РУКАХ

Однако, если исключить чисто психологический эффект от страшных ран, для уничтожения противника достаточно было и одного когтя. При этом шанс самообезоруживания значительно сокращался, а боевая составляющая практически не уменьшалась. На Востоке таким одиночным когтем стал знакомый сегодня многим, воспетый рекламой, малазийский керамбит (в переводе с малайского – коготь тигра – Прим. ред.). Металлический коготь с рукоятью из твердого дерева или рога имел дополнительное кольцо для более прочного удержания. Керамбитом можно было поражать врага как ударами сверху вниз, так и снизу вверх, быстро меняя хват. Длина такого «когтя» обычно не превышает 10 см, но встречаются и более длинные образцы – куку макан, серповидные кинжалы с обоюдоострой заточкой. Длина их достигала 30 см и манера использования напоминала работу с серпом. При этом керамбиты были своего рода священным оружием. Согласно господствовавшему в этих местах культу тигра, здешние цари не умирали безвозвратно, их души переселялись в великих тигров. По легенде, в память об этом и носились такие ножи.

СЕРП И …ЦЕПЬ

Однако, вполне вероятно, что это всего лишь переосмысленный и переделанный местный серп, и кольцо на нем – лишь развитие обычной рукояти. Надо сказать, что случаи боевого использования серпа известны не только в Малайзии. Так, скажем, грозное окинавское оружие кама – лишь крестьянский серп, переделанный для боевых нужд. Камы обычно использовались в парном варианте. Но иногда к рукояти их крепилась цепочка с грузиком (кусари-кама). В этом случае воин ловким броском должен был разоружить и опутать противника, а клинок боевого серпа уже довершал начатое дело.

ЗАВЕТНЫЕ ПЕРСТЕНЬКИ

В случае же, если любой нож (клинок малого керамбита имел в длину всего 3 см) был заметен и подозрителен, оставалась возможность использовать кольцо само по себе. В Японии такие боевые перстни именовались какутэ – рогатые кольца. Имелся еще ряд названий сходных видов этого скрытого оружия: «цунодэ» – «рогатая рука», «какусю» – «драгоценный камень с рогом», «какуси» – «потайное оружие», «таконо цумэ» – «соколиный коготь». Каждый из какутэ имел по три острых шипа. С помощью таких перстней (обычно их надевали сразу три штуки) можно было нанести внезапные секущие удары по лицу противника или, повернув шипами внутрь, порвать сонную артерию, повредить глаза, захватить и ранить его конечности.

В это же время, за тысячи километров от Японии, в горах Кавказа использовались перстни, чрезвычайно похожие на какутэ – хевсурские боевые кольца. Этого наступательного оружия существует несколько видов. Более всего похожи на описанные выше кольца ниндзя – сатитени. Они также имеют по ободу несколько шипов, однако носятся только на указательном пальце, шипами наружу. Используются такие перстни в местных потасовках безо всякой жалости. Наряду с ними применяются иные боевые кольца – сацимни. Они не имеют шипов, но обладают выраженным утолщением, характерной ударной поверхностью. Иногда такие специфические виды оружия имеют отверстия под два пальца, что роднит их с кастетами. Третьим видом этих горских мужских «украшений» (их носят не только хевсуры, но и сваны, и ряд других народностей Кавказа) являются сасерни. Они похожи на предыдущие, только вместо кастетных утолщений у них режущая кромка. И наконец сачхутни – похожие на небольшую пилу на указательном пальце. Стоит ли говорить, что оставляемые такими перстнями раны несказанно украшают мужчину. Если тот остается жив, а не умирает от заражения и потери крови.

НАСТОЯЩИЕ ГОЛОВОЛОМКИ

Как уже говорилось, эти кольца имеют много общего с широко известным в Европе и Америке кастетом. В переводе с французского это слово означало «ломатель голов». Обычно различают европейские кастеты с Т-образным упором и американские – с упором в виде замкнутой подковы. Впрочем, разделение это довольно условное. Сегодня трудно поверить, но это грозное оружие полицейских облав и темных подворотен – наследник рыцарской перчатки. Да и специфически бандитским оно стало отнюдь не сразу. Мастера доспешники постоянно экспериментировали, стараясь придать своим изделиям максимальные защитные свойства. Были среди них те, кто полагал, что нападение само по себе отличный вид защиты. Исходя из этой простой мысли, они начали превращать латные рукавицы в грозное оружие. Те приобретали отчетливые выступы (изначально, простые головки заклепок), а, порою, и настоящие шипы на костяшках пальцев. Так что мощный кулак иного сэра в отсутствие иного оружия вполне становился грозным доводом в схватке. Однако и рыцарская перчатка хендель имела вполне боеспособного предка.

Назывался он цест или цестус. Изначально это были ремни, усиленные свинцовыми или бронзовыми накладками. Такие в Древней Греции использовали поединщики грозного боевого искусства панкратиона, весьма популярного в этих местах, входившего даже в программу Олимпийских игр. В дальнейшем цестусы использовались и в Риме. Они считались одним из видов гладиаторского оружия. Но вместе с тем, уже там, в Древнем Риме, во II веке нашей эры местные авторы как самостоятельный вид оружия упоминали бронзовые пластины с отверстиями для пальцев, во время схватки крепко сжимаемые в кулаке бойцами. В первой четверти XX века при раскопках цирка в Лионе была обнаружена пара как раз таких описанных пластин.

ЯВАРА — ЯПОНСКИЙ КАСТЕТ, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫЙ ДЛЯ НАНЕСЕНИЯ ТЫЧКОВЫХ УДАРОВ. ФОТО: WIKIPEDIA.ORG

Независимо от Европы такое эффективное оружие максимально ближнего боя использовалось по всему миру. Так на островах Океании кастеты делались из твердых пород дерева и для большей «поражающей мощности» усиливались зубами акул. В той же Японии использовалось «приспособление для массажа» тэкко – вполне достаточное, чтобы «промассировать» дырку в черепе или сломать кости. Обычно тэкко использовались парами и зачастую имели железные шипы, лезвия или пирамидки, усиливавшие боевую эффективность этого оружия. Имелся свой кастет и в Индии. Именовался он хора и традиционно имел 7 ударных выступов (пять впереди и по одному сверху и снизу). Обычно такое оружие вырезалось из кости буйвола или твердых пород дерева и было популярным в школе боевых искусств Алмазный кулак.

ПОГОВОРИМ КАК ДЖЕНТЛЬМЕН С ДЖЕНТЛЬМЕНОМ

Еще в середине XIX века кастет считался оружием не столько разбойника, сколько джентльмена. Порою, арсенал порядочного человека довершала еще и трость. В свое время она успешно заменила шпагу и долгое время служила не столько палкой для опоры, сколько эффективным средством обороны против собак и людей. Даже сегодня бой на тростях-бастонах является одним из видов исторических единоборств, популярных во Франции. Порой внутри трости прятался клинок, но в умелых руках и сама по себе трость с увесистым латунным, бронзовым или серебряным набалдашником и заостренной пятой, была весьма грозным оружием. К тому же, не привлекавшим внимания блюстителей закона.

Однако по ту сторону Атлантики джентльмен был величиной отвлеченной и кастет усиливали иначе. Первым делом американцы скрестили кастет и нож. Идея оказалась настолько удачной, что в годы Первой мировой войны был налажен выпуск окопных ножей такого рода, служивших для бескомпромиссной рукопашной схватки. Тем же, кому и такого усиления показалось мало, взяли на вооружение однозарядный кастет, ладонный упор которого представлял собой небольшой заранее снаряженный для выстрела стволик. Появились даже устрашающие гибриды кастета-револьвера и кинжала-штыка. Однако столь экзотичное оружие все же не прижилось.

Еще одним близким родственником кастета, достойным представителем семейства оружия самого ближнего боя являлся тычковый нож – пуш-дэггер. Считается, что он был изобретен индейцами, однако громкая слава к нему пришла во время «золотой лихорадки» на Диком Западе. И если герои Конан Дойла (включая Шерлока Холмса) зачастую пользовались кастетами, то персонажи Фенимора Купера несомненно применяли пуш-дэггеры. Эти ножи, имевшие, как и кастеты, Т-образные (реже Г-образные) ладонные упоры вместо обычной рукояти и короткий (от 3 до 10 см) клинок, считались оружием «последнего шанса». Его часто использовали в столь любимых Голливудом драках в салунах. В отличие от любимой авторами вестернов бестолковой пальбы (во времена фронтира использовался дымный порох, и после нескольких выстрелов в помещении сложно было что-либо разглядеть – Прим. ред.), пуш-дэггеры применялись чрезвычайно активно. В стремительном поединке он сразу был готов к бою, его не нужно было взводить, целиться. Да и прятать в рукав, потайной карман, за подвязку для чулок у прекрасных дам или в специальное крепление на широком поясе его было значительно проще, чем Кольт или Смит-Вессон. С началом Первой мировой войны от карточного стола пуш-дэггер отправился прямиком на фронт. Здесь он подрос и зачастую срастался с кастетом, но все же оставался собой.

В ОКОПАХ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Окопная война породила множество разнообразных оружейных монстров, столь же ситуативных, сколь и случайных. Армии зарывались в землю, линия фронта обретала настоящий смысл. Линии траншей и проволочных заграждений было отлично видно с воздуха. Скорострельное оружие и артиллерия убрали разноцветные полки с полей сражений. Да и сами «поля» встречались все реже. Бой все чаще протекал в траншеях и ходах сообщения. Винтовка и даже карабин со штыком в такой схватке великоват, не развернешься, шашкой и саблей не помашешь. Револьвер хорош, но патроны заканчиваются быстро, а перезарядить его в суматохе боя нет ни малейшей возможности. Потому в ход пошли всевозможные изделия народных умельцев. Чего здесь только не было: дубины с гвоздями, с надетыми увесистыми шестернями или хвостовым оперением минометных мин, и немецкие гранаты на длинной ручке. В дело шли доведенные до ума обломки сабель, переделанные штык-ножи, саперные лопатки – словом, все то, что в начале XX века уже считалось давно отжившим свой век «боевым антиквариатом».

ИЗ ОКОПА В ПОДВОРОТНЮ

Окончание войны для кастета оказалось «судьбоносным». Для нужд фронта изготовлено их было огромное количество, и вчерашние солдаты научились ловко орудовать «сокрушителями черепов» в окопной свалке. А поскольку времена были лихие, возвращаясь к условно мирной жизни они не спешили расставаться с «боевыми сувенирами». Оружие джентльменов и частных детективов, побывавшее весомым аргументом в окопных рукопашных схватках, превратилось в любимый козырь «махача» городской шпаны.

Но если «классический» кастет при обнаружении тяжело было выдать за что-либо иное, то всякого рода ладонные палочки, служившие для тех же целей, легко было закамуфлировать под множество разнообразных вещей. По сути, любой твердый стержень, торчащий на несколько сантиметров из кулака, можно было использовать как тычковый кастет. Специалисты знают множество видов «экзотического» оружия вроде явары и кубатона (последний – суть та же явара, но приспособленная в качестве брелока для ключей – Прим. ред.). Явара, подручное средство простых японских крестьян, перенятое у них воинами-ниндзя, легко было выдать за талисман, массажную палочку, кисточку для писания тушью, а то и за изящную заколку – джифа (этим оружием активно пользовались женщины-ниндзя – кунаити). В ловких руках воинов-теней она уже годилась не только для тычковых ударов, но и для захватов, заломов и ущемлений. Но все же основной задачей оставалось поражение неприятеля в уязвимые точки. Для более жесткого хвата и вариативности удара ниндзя начали снабжать явару боковым отростком, иногда и двумя, или же «боевым перстнем», создав таким образом новое оружие тесшу. Если же палочка заострялась к концам, была из стали и имела посредине кольцо, она превращалось в убийственное оружие габиси – эмейские спицы. Такой спицей легко можно пробить тело, а то и проткнуть кожаный доспех противника.

Однако в наших краях тоже не дожидались, пока заморская экзотика проникнет в широкие народные массы. В драках в ход шли пробойники, метчики, сверла. Хотя до уровня использования этих подручных средств, как специализированного оружия скрытого ношения дело все же не доходило.

Сегодня индустрия гражданского вооружения предлагает желающим приобрести средства жесткой самообороны весьма различного свойства. Здесь и тактические ручки из авиационного алюминия, по сути, являющиеся развитием уже знакомых явар, и разнообразные кастеты, замаскированные под металлические пряжки для ремня или же под забавные брелоки из твердого пластика и многие другие предметы двойного назначения. Было бы желание! Но все же остается надежда, что даже при желании иметь этакий арсенал под рукой у читателя не будет необходимости подобными средствами пользоваться. Да и противозаконно это.


Авторы:  Владимир СВЕРЖИН

Комментарии


  •  Алексей суббота, 06 сентября 2019 в 01:28:29 #55192

    Перезвоните мне пожалуйста 8(904) 332-62-08 Алексей.



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку