НОВОСТИ
Главный судмедэксперт Оренбургской области задержан за незаконный бизнес
sovsekretnoru

ОПЕРАЦИЯ «МОНЕТИЗАЦИЯ»

Автор: Сергей МАКЕЕВ
01.02.2005

 
Галина СИДОРОВА

AP

На стене – черно-белые буквы «ГОЛОДОВКА». В ряд – раскладушки. Среди них полутораспальный матрас. «Это – самого Рогозина», – поясняют корреспонденту телевидения. А вот и лично Дмитрий Олегович: небрит и устало улыбается. Его соратники тем временем сообщают по мобильникам родственникам, что пока еще в состоянии работать на компьютере.

Так сегодня выглядит рабочий кабинет руководителя фракции «Родина» в Думе. И, судя по всему, именно таким образом, в представлении народных избранников, следует демонстрировать близость к народу в годину политических бурь. Карманная партия – карманный Майдан незалежности, да еще под крышей Думы. Кремль не возражает – тем более что с Сурковым, видимо, все согласовано, как это принято у рогозинцев. В общем, все довольны. Разве что злобные единороссы запускают через вентиляционные шахты запахи борща, чем сильно нервируют голодающих. Да еще некие «непонимающие» депутаты некстати разъясняют журналистам, что выходить из голодовки ее участники будут в бюджетных медицинских учреждениях – то есть за счет средств налогоплательщиков.

В отличие от депутатского «постельного бунта», уличные протесты против монетизации льгот Кремлю не понравились. Причем настолько, что президент потребовал от спецслужб немедленно доложить, кто все это устроил. Советским, а затем и российским спецслужбам и раньше приходилось работать «под заказ». А сегодня и умственных-то усилий особых не требуется. То, что хочет услышать заказчик, им хорошо известно: бунт пенсионеров дирижируется из Лондона вездесущим Борисом Абрамовичем – поистине «кумиром» старичков и старушек. После того как более десяти тысяч «стариков-разбойников» перекрыли Московский проспект (питерскую правительственную трассу) аккурат в день отлета президента в Москву, тот просто рвал и метал. Медведеву и Суркову было предложено срочно доказывать свою профессиональную состоятельность путем ликвидации социального всплеска.

Для снятия этого самого всплеска названные чиновники знают единственный рецепт: погнать контрпропагандистскую, как сказали бы в старые добрые времена, волну. И вот уже на телевидении замелькали «правильные» пенсионеры, которые говорят, что все у них хорошо и деньги – это лучше, чем когда их нет. Льготы, мол, вообще были им нужны только для того, чтобы в автобусе лишний раз вызвать к себе уважение сограждан. Даже рогозинский «постельный бунт» пригодился – раз протест опереточный, значит, и повод несерьезный...

Итак, сосредоточившись на привычном вопросе – кто посмел? – в Кремле поначалу как-то выпустили из виду другой вопрос: почему. А он, между прочим, тоже интересный.

Ну, во-первых, трудно себе представить более непопулярное решение, ибо в сухом остатке оно сводится к тому, чтобы сделать бедных еще беднее. Но в экономике приходится порой во имя развития и будущего процветания идти на совершенно непопулярные меры, скажут наши умные экономисты и будут правы. Что ей, однако, явно противопоказано, так это решения непродуманные. Приватизация, к примеру, крайне непопулярная – до сих пор многие не могут успокоиться, – но четко выстроенная концепция. А монетизация? Если уж министры не удосужились даже точно подсчитать, сколько в стране льготников: 12 или 15 миллионов (легко представить разницу в конечной цифре в бюджете), о какой серьезности можно говорить? Министр транспорта мямлит что-то невразумительное в ответ на вопрос о цене на проезд. Его коллеги, обгоняя друг друга, мчатся в трехдневный срок исполнять указания президента, означающие принятие мер, прямо противоположных объявленным.

Вывод напрашивается сам собой: монетизацию надеялись провести «как всегда»: с кондачка, мол, в пылу нежданно свалившихся на страну бесконечных новогодних каникул – народ будет пить, гулять и ничего не заметит.

Переходим к «во-вторых». Почему впервые за последние десять лет народ вновь продемонстрировал власти, что если его разозлить, он может повести себя для нее, власти, совершенно неприятно, выйти, к примеру, на улицу? Да потому что люди, какими бы умиротворенными и погруженными в свои проблемы они ни казались, не любят, когда их держат за дураков, за некую бессловесную массу. И потому что уличные митинги, к сожалению, единственное, что им оставила власть для выражения несогласия с ее решениями. Власть, столь быстро развращенная воистину брежневским «одобрямс». Упивающаяся тем, что может говорить в унисон везде, где в цивилизованном мире принято дискутировать на разные голоса.

Кстати, еще в конце года сограждане преподнесли своему президенту не самый приятный сюрприз. 24 процента опрошенных Левада-центром заявили, что Владимир Путин выражает интересы олигархов (что на 10 процентов больше, чем в декабре 2003-го, и несмотря на активную антиолигархическую кампанию), 22 процента – бюрократии (на 7 процентов больше). 32 процента опрошенных соотечественников считают, что их президент выражает интересы силовиков (на один процент меньше, чем год назад). И только 16 процентов назвали в этой связи средний класс (падение на 8 процентов по сравнению с 2003 годом) и 15 процентов – «простых людей» (падение также на 8 процентов).

Ответный ход президента, скорее всего, последует. Он проведет «рокировочку». Сменит «тех на этих», а «этих на тех». Но не сегодня. И не завтра. Даже в такой ситуации наша власть предпочитает выглядеть нелепо, слегка пожурив своих проваливших реформу чиновников, чем наказать виновных под давлением престарелых сограждан. Впрочем, они в глазах президента бунтовщики, тем более направляемые, как он, судя по всему, себя убеждает, из-за бугра.

Кто на сей раз окажется среди «тех и этих»?

Алексею Кудрину, при всей его «завязанности» на провальную операцию «Монетизация», по нашим данным, мало что грозит. Он слишком «завязан» на другие дела президентского окружения. Герман Греф – этот enfant terrible исполняет роль некоего громоотвода и любимого придворного шута – без него президентское окружение потеряет изюминку.

А вот такие фигуры, как Дмитрий Медведев и Михаил Фрадков, вполне могут оказаться разменными – собственно, их и брали, скорее всего, для того, чтобы при необходимости сдать – таковы уж циничные правила президентских шахмат. На место первого в кремлевских коридорах прочат, по нашим данным, Николая Патрушева. Ну а в премьеры – стойкого оловянного солдатика Сергея Иванова – его для этого как раз отшлифовали на мировом уровне – от Вашингтона до Пекина.

Нельзя исключить и новой кампании по борьбе с олигархами. Для разрядки, так сказать, уличной напряженности. Ее запланировал Сергей Степашин в своем знаменитом неопубликованном докладе по итогам приватизации. Вернее, думал, что запланировал. Он-то хотел сам пронести сей документ как знамя прямо в премьерское кресло. Но президенту эта идея почему-то не понравилась. И он доклад придержал – то ли мудрый Чубайс посоветовал, чтобы страсти не нагнетать. То ли сам решил ценной информацией распорядиться в нужное время и в нужном месте. Неопубликованный доклад, правда, повисел какое-то время в Интернете, предоставив желающим возможность убедиться, что фигуры и события там упоминаются до боли знакомые. И весь вопрос только в том, кого из них извлекут на первый план для публичной порки и «наказания рублем».

В общем, занятие для президентских приближенных на ближайшие месяцы готово. Нас ждут увлекательные закулисные интриги и политические спектакли с наказанием невиновных и награждением непричастных. И вряд ли публичные обсуждения действительно волнующих людей проблем. А их немало. Один только план кремлевских политтехнологов по упразднению национально-территориального деления России чего стоит (читайте об этом ниже в материалах Темы номера). Судя по нынешней реакции на выступление своих стариков, наша власть и впредь намерена воспринимать протесты сограждан как происки либо, на худой конец, как «постельный бунт» господина Рогозина, но никак не право поучаствовать в собственной судьбе.


Авторы:  Сергей МАКЕЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку