НОВОСТИ
На Урале прошли акции протеста против QR-кодов
sovsekretnoru

Олигархиада-2

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.04.2001

 
Михаил ДЕЛЯГИН,
директор Института проблем

Борис Березовский

ПОСЛЕ КРАХА Коржакова и Лебедя политическая жизнь на федеральном уровне определяется противостоянием групп Чубайса и Березовского. Каждая сила вынуждена определяться в магнитном поле этого противостояния – не личностей, а групп капиталов и, соответственно, моделей развития.

Стиль работы «группы Чубайса» (о которой говорят, что самый честный ее представитель – прославленный А.Кох) – продажа преимущественно портфельным инвестором. Это определяет ее прозападническую ориентацию (точнее, на спекулятивный капитал, то есть на США) и пренебрежение к интересам России: надо, чтобы ее покупали, а что в ней происходит – неважно.

Стиль работы «группы Березовского» (после изгнания последнего так называемой «Семьей») – финансовое «высасывание» контролируемых предприятий. Ему приписывают фразу: «Зачем покупать завод, когда можно купить директора». Для него западные инвесторы – нежелательные конкуренты, а требование финансовой прозрачности – идеологическая диверсия. Поэтому идеология этой группы – изоляционизм, «опора на собственные силы».

Обе группы в принципе не занимаются развитием производства и отрицают ответственность государства за что-либо – ведь такая ответственность автоматически распространится и на них, контролирующих государство.

Придя к власти, президент Путин, как и любой другой политик, также должен был занять определенную позицию в магнитном поле интересов двух противостоящих групп.

Насколько можно понять, курс Путина в отношении олигархов заключался в их отказе от явного участия в политической деятельности в обмен на предоставление полной свободы в экономической экспансии (в первую очередь в регионы) и, соответственно, в наращивании хозяйственного влияния. Это объективно вело к масштабному переделу собственности с молчаливого согласия государства – достаточно указать, что оно, государство, систематически закрывало глаза на методы этого передела.

Позитивным содержанием этой политики (автоматически распространившейся на весь крупный бизнес) стало объединение относительно развитой части регионов страны в единое целое технологическими цепочками. В условиях продолжающегося разложения государственной вертикали власти это было исключительно важно для сохранения целостности страны.

Но главный результат такого курса заключался в том, что экономическая экспансия (пусть даже проводимая при условии отказа от явной политической деятельности) вела к наращиванию политического влияния олигархических групп, которое носило уже новый, качественно более опасный для федерального центра характер, ибо основывалось уже не на личном расположении президента или других высокопоставленных чиновников, но на не зависящей от них прочной хозяйственной базе.

Свобода экспансии для двух групп быстро стала свободой экспансии для всех, создав условия для выращивания до олигархического уровня новых корпораций, относившихся к категории «крупного бизнеса». Таким образом, предоставление Путиным свободы экономической экспансии в обмен на временный отказ от политической деятельности чревато не только укреплением олигархических групп и повышением их мощи по сравнению с государственной, но и увеличением их числа.

Поэтому политологи поторопились, объявив эру Путина свободной от олигархов, а их самих – «равноудаленными» от президента.

Анатолий Чубайс

ПЕРВЫМ ПРИЗНАКОМ возвращения олигархов на политическую арену стала энергетическая катастрофа в Приморье, приведшая к отставке Наздратенко.

Но в полной мере «новая олигархия» проявила себя при обсуждении в Госдуме поправок в бюджет-2001, необходимых для выплат по долгам Парижскому клубу и компенсации нереальных внешних кредитов, заложенных в бюджет (изыскиваемая сумма составила 6,1 миллиарда долларов). Одним из направлений «затыкания» этой «дыры» была приватизация, от которой хотели получить лишь 15 миллиардов рублей (менее 9 процентов величины изыскиваемых средств). Вероятность того, что Госдума будет протестовать именно против этой статьи, была велика не только по идеологическим причинам, но и потому, что правительство так и не разработало обещанную депутатам программу приватизации на 2001 год. В связи с этим премьер-министр Касьянов дал строжайшие указания первому вице-премьеру, министру финансов Кудрину, снять статью о приватизации, если депутаты будут против нее возражать. Как выяснилось в ходе прений, аналогичную позицию занимал и президент Путин

Однако Кудрин фактически проигнорировал эти указания, отчаянно сражаясь за сохранение статьи о приватизации, вызвав грандиозный скандал, едва не приведя к срыву обсуждения этой проблемы и, как следствие, к техническому дефолту России по долгам Парижскому клубу.

Можно только гадать, что заставило министра финансов нарушить прямые указания премьера и президента. Наиболее внятное предположение вытекает из списка предприятий, предложенных к приватизации: АО «Челябинскэнерго» – сфера интересов группы Чубайса, к которой относят и самого Кудрина, – и образующие единый технологический комплекс «Кузбассуголь» и Западно-Сибирский металлургический комбинат – по имеющейся информации, сфера интересов «Альфа-групп».

Последнее особенно интригует, так как кульминационным моментом обсуждения проблемы стал визит в Госдуму заместителя руководителя администрации президента Суркова, ранее работавшего именно в «Альфе». Он провел совещание с руководителями фракций, которые принято считать «пропрезидентскими», после чего те предложили исключить из списка приватизируемых объектов АО «Челябинскэнерго», оставив в нем только предприятия, по мнению многих депутатов, представляющие интерес именно для «Альфы».

Кудрин и Сурков бились за это предложение как львы и отступили в последний момент, поставив Госдуму на грань срыва договоренности с правительством, а страну – на грань технического дефолта.

Таким образом, если это предположение верно, руководители администрации президента и правительства едва не поставили интересы двух корпораций выше интересов страны и ради этих интересов едва не устроили технический дефолт, а значит, и глубочайший внешне- и внутриполитический кризис.

На этот раз России повезло, но никому не может везти бесконечно, и рано или поздно, просто по теории вероятностей, одна из таких эскапад неминуемо окончится полномасштабной катастрофой.

БЕЗРАССУДНЫЕ ДЕЙСТВИЯ разного рода официальных лиц, порой противоречащие здравому смыслу, часто нельзя понять, если не соотнести их со стихийно сложившимися на свободном «административном рынке» расценками лоббистской деятельности.

Так, в случае внесения в основную часть федерального бюджета финансирования капитальных вложений в тот или иной объект группе лоббистов, осуществивших эту операцию, в момент принятия бюджета выплачивается 5 процентов от суммы капиталовложений. Если же они не торопятся и ждут поступления средств «заказчику»-бюджетополучателю, сумма может вырасти до 10 процентов.

Владислав Сурков

Если капвложения включаются в перечень дополнительных доходов бюджета, сумма выплат в момент принятия соответствующего решения Госдумой составляет лишь 2 процента. Однако если группа лоббистов согласна ждать до прихода средств на счета бюджетополучателя, она, как и в прошлом случае, получает «за качество» около 10 процентов.

Эксклюзивная услуга – «сопровождение» проекта внутри Минфина, плата за получение бюджетных капиталовложений точно по графику, нужному «заказчику» (а, например, не в декабре месяце, когда строить что-либо уже поздно), может обойтись ему в 30 процентов.

Стоимость лоббистской деятельности по включению того или иного объекта в законодательно утвержденный список приватизируемых объектов составляет около 1 процента от ожидаемых поступлений от приватизации сразу же после принятия решения. Если лоббисты согласны ждать до момента приватизации, оплата их услуг возрастает до 2–3 процентов.

Цена законов, утверждающих Соглашения о разделе продукции (это выгодно, так как СРП означает фактически освобождение от части налогов), существенно изменяется в зависимости от характера задачи. Если заключение СРП проводится без конкурса (это делается, если инвестор уже давно имеет лицензию на разработку рассматриваемого месторождения или если в закон о конкретном соглашении внесена специальная запись), лоббисты совместно с инвестором проводят экспертную оценку (проще говоря, торг) стоимости участия в конкурсе и получают 10 процентов от нее

Если же заключение СРП предполагается проводить с конкурсом и роль лоббистов ограничивается просто «проталкиванием» закона, стоимость их услуг оценивается примерно в 5 процентов стоимости участия в конкурсе, устанавливаемой опять-таки на основе экспертного торга.

Конечно, все это не означает, что по госучреждениям бегают подозрительные личности с чемоданами или коробками из-под ксерокса. Те романтические времена прошли, уже сформировались эффективные лоббистские машины, не подвергающие ни малейшей опасности ни депутатов, ни лоббистов, ни их работодателей и надежно скрытые от общественности. Многие депутаты, подчиняясь фракционной дисциплине, увещеваниям старших товарищей или разъяснениям пользующихся их доверием экспертов, даже не подозревают, что подчиняются тем самым работе громадного и бесшумно функционирующего лоббистского механизма.

Именно благодаря ему через Госдуму проходит в конечном итоге практически любой бюджет, даже подобный бюджету 2001 года – с арифметическими ошибками и одновременным использованием в расчетах двух кардинально отличающихся друг от друга прогнозов. Цена самого акта принятия бюджета для части депутатов настолько велика, что полностью заслоняет собой его содержание и качество его проработки.

Лоббисты, работающие в Госдуме, в один голос утверждают, что в последние годы не то что государственные капиталовложения ни в один объект, но и ни один закон экономического характера не проходил без соответствующего финансирования «работы по связям со властной общественностью».

Вместе с тем следует подчеркнуть, что мы ни в коем случае не хотим бросить тень или усомниться в высоких профессиональных качествах лоббистов, осуществляющих сделки по иным тарифам. Приведенные данные усреднены без учета условий конкретных операций и потому не могут быть использованы в качестве прейскуранта при анализе или подготовке конкретных сделок.

Так, например, плата, как правило, не взимается «дружескими» фракциями со структур (если такие действительно существуют), ведущих их систематическое финансирование. Действительно: если та или иная фракция «сидит на зарплате» у той или иной корпоративной или политической группы, она просто не может рассчитывать на дополнительную оплату отдельных операций со стороны своего работодателя.

Алексей Кудрин

ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ такого механизма в Госдуме подозревалось многими, однако выступления первого вице-премьера – министра финансов Кудрина и действия заместителя руководителя администрации президента Суркова весьма существенно расширили сферу этих подозрений. Кудрин и Сурков выглядят сегодня как своего рода знаменосцы «новой олигархии», выходящей на авансцену российской политики так же решительно и последовательно, как и в начале 1996 года.

Следует отметить, что, как и пять лет назад, это выдвижение крайне своевременно для действующего президента.

Уже ставший живой легендой, президент Ельцин мог плевать на мнение населения и выигрывать президентские выборы, имея рейтинг, не превышающий 6 процентов, так как он опирался на поддержку двух могучих систем: олигархов и региональных властей.

В отличие от него президент Путин пока так и не озаботился институционализацией своей поддержки и руководит страной, опираясь непосредственно на такую шаткую, переменчивую (что убедительно показывают примеры Горбачева и того же Ельцина) и политически опасную субстанцию, как прямая поддержка народа. Вторая опора президента – чиновничество, которое получило право творить все, что угодно, в обмен на отказ от политических амбиций и политическую лояльность (пример этого дает судьба Наздратенко).

Президент Путин, похоже, уже стал заложником своей популярности. Между тем политика, проводимая исключительно в целях повышения рейтинга, в конце концов обрушивает его, выродившись в популизм. Политическая опора на бюрократию также бесперспективна: она резко сокращает возможность использования ее для решения содержательных проблем и делает государство неуправляемым.

Неспособность правительства решать назревшие экономические проблемы и проведение реформ без оглядки на действительность уже породили антипрезидентские лозунги (по первой причине – в Приморье, по второй – в Калининграде). Третий виток либеральных реформ способен быстро сократить популярность президента до угрожающе низкого уровня, породив новый политический кризис.

В этих условиях президент испытывает сильнейшую потребность в расширении своей социальной базы, в опоре на тех, кто не бросит его даже после потери им доверия большинства граждан страны.

Этой опорой, как и в случае с президентом Ельциным, может стать олигархия. Косвенными свидетельствами этого служат и тон второй встречи с крупными бизнесменами, значительно более уважительный и конструктивный, чем тон первой, и вероятная безнаказанность Кудрина и Суркова. Оба они – опытные политики, и ни один из них не стал бы рисковать своим положением, если бы не был уверен, что ему сойдут с рук действия, которые могут быть расценены как демонстрация приверженности не государственным, но корпоративным интересам.


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку